Новости раздела

Испанец, уехав из СССР на родину, был посажен в тюрьму

Из Союза невозможно было уехать? Вы серьезно?

Испанец, уехав из СССР на родину, был посажен в тюрьму
Фото: fc-tm.ru

Пандемия коронавируса вернула в обиход такое полузабытое понятие, как ограничение передвижения. Отдельные сторонники теории всемирного заговора уже успели сравнить нынешнее положение с «железным занавесом» времен СССР. О мифе о невозможности уехать из Советского Союза — в материале «Реального времени».

Репатрианты Испании…

В 30-е годы в Союз привезли множество испанских детей, чьи родители спасались от режима генерала Франко. Среди них были будущие футболисты советской высшей лиги Хесус Варела, Агустин Гомес, Немесио (Михаил) Посуэло, Руперто Сагасти, Хуан Усаторре. Вернуться на родину испанцы могли с 1956 года, после смерти Сталина. Но из 3,5 тысячи человек это сделали только 1 500.

Так, к примеру, поступила Бегония Харламова, уехавшая в Бильбао с двумя маленькими детьми. Этот эпизод есть в фильме «Легенда №17», поскольку одним из ее детей был юный Валерий Харламов, будущая звезда советского и мирового хоккея.

Возвращался Агустин Гомес, которого поначалу посадили в тюрьму Сан-Себастьяна, а затем перевели в тюрьму Мадрида. Справедливости ради, Гомес возвращался для того, чтобы руководить антифранкистским движением.

Посуэло вспоминал в недавнем интервью: «Я стал одним из лучших бомбардиров высшей лиги (речь идет о сезоне 1962 года, — прим. авт.). Я тогда встречался с испанской девушкой, которая потом стала моей первой женой. Уехав в Мадрид, она сообщила мне, что «Атлетико» зовет на просмотр... Многие друзья жалуются, что нас душили, а я этого не чувствовал. Как перед Богом тебе скажу: в Советском Союзе чувствовал себя нормальным, свободным человеком. Даже в Сибири. Задержался я там на семь лет и считаю себя счастливым человеком. Увидел Сибирь, мужиков-работяг, шахтеров, геологов».

В результате из всего квинтета советских испанцев на родину в 70-е годы захотел вернуться только Усаторре. Вторая волна репатриации пришлась уже на 70—80-е годы, после смерти Франко. В эту волну уехал и племянник Неменсио Посуэло — Хуан, который занимался в спортшколе «Трудовые резервы» у знаменитого Николая Дементьева и играл против Федора Черенкова.

1966 год. Кандидаты в сборную СССР для участия в чемпионате мира в Англии. Слева направо: Йожеф Сабо, Альберт Шестернев, Виктор Понедельник, Хуан Усаторре, Игорь Численко. Фото torpedo.ru

Наши специалисты работали в Иране и при шахе, и при шахиншахе

Сразу после Второй мировой войны советские тренеры поднимали футбол Албании. Первым представителем спортивной отрасли, уехавшим на работу за границу, стал футбольный тренер Борис Апухтин. В 1948 году его пригласили на роль тренера-консультанта сборной Албании. Тут надо оговориться, что сразу после окончания войны в Восточной Германии была создана сборная оккупационных войск, в которой играли советские футболисты, но они не принимали участия в международных матчах. Год спустя, в 1949-м, в Албанию приехал тренер по легкой атлетике Григорий Никифоров, в будущем тренер легендарного Владимира Куца.

Что касается Апухтина, то он 3 года совмещал должность тренера-консультанта сборной Албании — выезжал на место для проведения учебно-тренировочных сборов, а сам в это время работал в Союзе: с «Локомотивом», ереванским «Динамо» и командой «Красная знамя» из Иваново. А вот последний год своей работы с Албанией, 1952-й, Апухтин был уже в качестве освобожденного.

Спустя 4 года его сменит у руля сборной Николай Люкшинов. Фронтовик, в футбольном плане он был менее значим, чем «практик» Апухтин, но зато у него была хорошая теоретическая база, которую он применял, опять же будучи совместителем, работая и в ведущем клубе страны «Партизани». К сожалению, после XX съезда КПСС отношения между хрущевским СССР и Албанией Энвера Ходжи разладились, и страны стали отдаляться. Тем не менее Люкшинов отработал два с половиной года, положенные по контракту.

Степан Спандарян был человеком удивительной судьбы. Сын известного революционера, сподвижника Иосифа Сталина, воевал в Великую Отечественную, после чего стал баскетбольным тренером. Причем настолько востребованным, что 15 лет руководил сборной СССР, а после ухода оттуда переехал в Чили. Любопытно, что провел он там два года, 1965—1966, а чрезвычайным и полномочным послом СССР в то время работал Владимир Аникин, заслуженный мастер спорта, бывший тренер нашей сборной. Но по волейболу…

Экс-тренер «Пахтакора» Александр Абрамов покинул Ташкент в 1966 году. Именно тогда столица Узбекистана пережила страшное землетрясение, а он отправился на работу в Финляндию, став наставником команды «Инто» из города Кеми. В другой финской команде с того же 1966 года начал трудиться Александр Пономарев, куда более известный футболист, а затем тренер.

Экс-тренер «Пахтакора» Александр Абрамов покинул Ташкент в 1966 году. Фото koryo-saram.ru

Футбольный наставник Юрий Ильичев поначалу уехал за границу, чтобы тренировать сборную Ирака, а вернулся в Европу, где стал работать в 1973 году с сильнейшим клубом Исландии «Валюр». Затем перешел в «Викингур» и своими успехами добился назначения в сборную страны, которую возглавлял с 1978 по 1979 год. Покинувшего Исландию Ильичева сменил соотечественник Юрий Седов, который с 1980 по 1982 год возглавлял «Викингур», после чего еще не раз возвращался в Исландию уже при Горбачеве, а затем и при Ельцине.

Но самый громкий отъезд был связан с экс-капитаном сборной СССР Игорем Нетто, который в 1967 году тренировал кипрскую «Омонию», и это притом что в его семье был судимый брат Лев Нетто.

Любопытно развивалось взаимодействие со странами Ближнего Востока: — Афганистаном и Ираном. На момент, когда в эти страны поехали работать советские специалисты, там правили король Мухаммед Захир-шах в Афганистане и шахиншах Мохаммед Реза Пехлеви в Персии. Тем не менее экс-спартаковец Сергей Сальников (дедушка греческого теннисиста Стефаноса Циципаса) возглавил в 1971 году сборную Афганистана, вслед за ним там работал вышеназванный Седов. В Иран в 1974 году поехал футбольный тренер Евгений Лядин, работавший с местным клубом «Зоб Ахан», а фехтование в стране развивал Юрий Бычков.

Внук революционера, чемпион трех стран — СССР, Израиля и Исландии

У Бориса Акбашева, колоритного тренера по гандболу, в роду были революционеры: дед боролся с царским режимом, живя в Бухаре. Его внук отправился в 1980 году в Исландию.

— Мои команды были чемпионами трех стран — СССР, Израиля и Исландии, — вспоминал Акбашев. — И я нигде не гнался за деньгами. Хотя спорткомитет, когда меня в Рейкьявик отправлял, ничего и не спрашивал. Шестьдесят процентов зарплаты туда уходило. Начал с исландцами работать, так у меня потом восемь человек из команды 1964 года рождения в сборную страны попали.

Большое количество наставников работало в социалистических странах — членах Варшавского договора, помимо этого, уезжали на работу в Азию или Африку, в так называемые неприсоединившиеся страны, которые, по мнению нашего политического руководства, можно было считать союзниками. Перечислять этих функционеров нет смысла, поскольку «имя им легион». А вот следующих тренеров необходимо назвать. Дзюдоист Эдуард Агафонов работал в Боливии, легкоатлет Станислав Возняк трудился в Чили, гребец Владимир Кирсанов развивал академическую греблю в Перу. Страны Южной Америки никак нельзя назвать «неприсоединившимися».

«Мои команды были чемпионами трех стран — СССР, Израиля и Исландии», — вспоминал Борис Акбашев. Фото handballfast.com

Первым футболистом из СССР, которого официально делегировали для выступления в иностранный чемпионат, стал 31-летний игрок ленинградского «Зенита» Анатолий Зинченко. В 1980 году советские футбольные функционеры посчитали, что его отъезд в австрийский «Рапид» послужит укреплению дружбы и взаимопонимания между нашими народами и странами.

А следующая история вообще не вписывается в какие-либо советские или антисоветские клише. Она какая-то внеполитическая. Ее герой Андрей Потанин родился в 1940 году и в 18 лет вместе со знаменитой Анной Дмитриевой стал первым из СССР, кто сыграл на знаменитом Уимблдоне. Стал чемпионом СССР в 1962 году, но руководство федерации игнорировало его, не давая больше играть за рубежом. В итоге Потанин в 23 года поступил в ЛГУ и в 30 лет стал кандидатом физико-математических наук. Его послали в командировку за границу, но уже как физика. Отметим как нелишний факт — уже изрядно потолстевшего. К 1976 году 36-летний Потанин похудел на 13 килограммов и вошел в десятку сильнейших теннисистов Швеции, которую возглавляла суперзвезда мирового тенниса Бьорн Борг. Но он был звездой мира, а Потанин стал звездой Уппсалы, защищая цвета местного университета на командных соревнованиях. Оттуда он в 1978 году поехал на турнир в Узбекистане, где в финале уступил 25-летнему Рамизу Ахмерову, одному из сильнейших теннисистов СССР того времени. Притом что Потанину было уже 38.

Шахматные «многоходовки»

В своих изысканиях мы расскажем об отъезде из СССР не только сложившихся профессиональных спортсменов, поскольку еще в 60—80-е годы Союз покинули несколько десятков будущих чемпионов.

К примеру, в 1973-м родители увезли из Риги будущего шашиста Михаила Пасмана. Экс-шахматист сборной Израиля Гад Рехлис родился в Молдавии, двухлетний Йона Косашвили был увезен из Тбилиси в 1972 году. В Израиле он стал видным врачом, доктором ортопедии, нашел свое семейное счастье вместе с экс-венгерской шахматисткой Софией Полгар. Впрочем, таких же успехов он мог бы добиться и на родине в Грузии, где были сильные шахматы и медицина, хотя не было Полгар. Кстати, мама сестер Полгар Клара родилась в советском Закарпатье, откуда переехала в Венгрию в середине 60-х годов. Родители Ильи Гуревича уехали в США из Киева, уже в 12 лет он стал там гроссмейстером, но по окончании университета решил, что на бирже можно заработать больше, чем за шахматной доской. Максима Длуги родители-диссиденты увезли в 1977 году в Америку в 11-летнем возрасте, а уже в 20 он играл за сборную США на шахматной Олимпиаде. А после занятий спортом стал олигархом.

Почти все ближайшее окружение экс-чемпиона мира Михаила Таля было в эмиграции. Отец, тетя, бывшая подруга Галя, первая жена Салли Таль, в девичестве Суламифь Ландау. Еще один персонаж из его окружения, Израэль Зильбер, в 41 год переехал из Риги на Землю обетованную в 1974-м. Через Израиль он перебрался в США, где стал одним из второстепенных персонажей американского фильма «В поисках Бобби Фишера». Там один из персонажей — русский, который ходил с табличкой: «За пять долларов — фото или партия с человеком, который побеждал Таля». Почти все это правда, Зильбер побеждал самого Михаила Таля, делил с ним первое место в чемпионате Советской Латвии, только это был не русский, а еврей, и не из СССР, а из Израиля, зарабатывавший тем, что играл в шахматы со случайными посетителями Центрального парка в Нью-Йорке.

Почти все ближайшее окружение экс-чемпиона мира Михаила Таля было в эмиграции. Фото chessmateok.com

Экс-чемпион мира Борис Спасский вспоминал о турнире в ФРГ: «Перед началом партии Таль повернулся вокруг своей оси: «А где мои евреи?» У него там была куча приятелей из эмигрантов».

Казалось бы, Михаил Нехемьевич должен был стать невыездным, учитывая его эмигрантские связи плюс его пристрастие к алкоголю и свободолюбивый нрав. Отнюдь…

Сын известного грузинского шахматиста Эдуарда Гуфельда жил в Англии, будучи женатым на подданной королевы. Мешало это самому Гуфельду разъезжать по капстранам, будучи советским журналистом? Нет! Помешало один раз, в 1987 году, в начале перестроечных процессов, и инициатором запрета выступил не кто иной, как Гарри Каспаров.

На ниве спортивной журналистики подвизались и другие эмигранты: Артур Вернер, работающий в Германии и пишущий на темы фигурного катания, Серж Левин (Серж Ханли), живший в США и работавший и журналистом, и агентом российских хоккеистов. Киевлянин Виталий Шевченко переехал в Канаду, женившись на местной студентке. За океаном Шевченко начинал как чистильщик ковров. Затем он пытался проявить себя на стезе продажи подержанных автомобилей, потом решил посвятить себя хоккею, а конкретнее — перевозке советских талантов в Северную Америку. Взялся он за дело весьма рьяно и организовал бегство защитника киевского «Сокола» Александра Годынюка в «Торонто Мейпл Лифс».

В шахматах было то ли сито, то ли решето

В 1972 году эмигрировал 27-летний Геннадий Сосонко, уехавший из Ленинграда в Израиль, а оттуда в Голландию, где стал выступать за местную сборную под именем Генна Сосонко. Какими были основания для его эмиграции, мы не знаем.

В том же 1972-м москвичка Татьяна Лемачко перебралась в Болгарию. Ей было 24 года, она вышла замуж за болгарина, уехала на родину мужа и выступала на четырех Олимпиадах. В 1982 году она попросила политического убежища в Швейцарии, когда защищала цвета сборной Болгарии. За Швейцарию Лемачко сыграла на 11 Олимпиадах, соревнуясь до 62 лет. По словам украинского шахматиста Адриана Михальчишина, Лемачко некоторое время зарабатывала на жизнь кассиром в супермаркете.

Татьяна Лемачко вышла замуж за болгарина, уехала на родину мужа и выступала на четырех Олимпиадах. Фото izmail.es

«Еврейская тема» прослеживается и в канадских шахматах — за сборную Страны кленового листа выступали уроженка Риги Нава Гордон (Штеренберг) и экс-одессит Роман Пельц, который эмигрировал туда после трех лет работы на Камчатке. Прослеживается она и в Германии, поскольку уроженец Риги Лев Гутман уехал в 1980 году в Израиль, в составе сборной дважды выступил на шахматных Олимпиадах, а затем перебрался в Дойчланд. И, наконец, в Новой Зеландии, куда перебрался киевлянин Лев Аптекарь в середине 70-х, сыгравший за сборную этой страны на двух Олимпиадах.

Роман Джинджихашвили, «еврей грузинский», как его называл Рустам Камский, сына которого Гату он и тренировал, поначалу перебрался в Израиль, а уже оттуда в США. Всего лишь два года прожил на Земле обетованной уроженец Ростова Леонид Шамкович, также использовавший Израиль как перевалочный пункт на пути в Америку.

За олимпийскую сборную США в 1984 и 1988 годах играла Инна Корен (Израилов), плюс супруги Борис Гулько и Анна Ахшарумова из Москвы. Их также позвала в дорогу тяга на родину предков, но, покинув СССР, они поняли, что и в Америке тоже можно жить. Уехавшие в США Анатолий Лейн (в 1976-м), Сергей Кудрин (в 1978-м), Дмитрий Гуревич (в 1980-м) — это точно про «железный занавес»?

Как уехать из СССР и стать хозяйкой «Марселя»

Нынешняя Украина щедро платит своему гражданину, родители которого уехали из Советской Литвы. Имеется в виду тележурналист Савик Шустер, ранее, в 90-е годы, одна из главных телезвезд российского телевидения. Он же Шевелис Шустерис, сын литовского футболиста и тренера Михаила Шустера. Отец играл за «Спартак» из Вильнюса в 1950—1951 годах, в 1952-м родился сын, названный Шевелисом. Он также играл за юношескую сборную Литовской ССР, пока в 1971 году вся семья не эмигрировала в Канаду.

Маргарита Луи-Дрейфус — вдова и владелица футбольного клуба «Олимпик Марсель». Фото foottime.net

А сейчас речь пойдет о будущих олигархах. Уроженка Ленинграда Маргарита Богданова покинула родной город в начале 80-х, выйдя замуж за швейцарца. Затем развелась и вышла замуж за француза Робера Луи-Дрейфуса. Теперь она, Маргарита Луи-Дрейфус, вдова и владелица футбольного клуба «Олимпик Марсель». Из Одессы в США уехали Питерманы, там у них вырос сын Дмитрий, который в составе сборной Америки едва не отобрался на старты Олимпиады-1992 в тройном прыжке. Ушел из легкой атлетики, разбогател и купил в Испании футбольную команду «Расинг Сантандер».

Среди уехавших были Аркадий Гайдамак с Украины, Шабтай Калманович из Литвы, Александр Шнайдер из Ленинграда… Которые, покинув СССР, разбогатели настолько, что стали впоследствии владельцами спортивных клубов. Гайдамак и Шнайдер купили футбольные команды в Израиле, а Калманович приобрел женскую баскетбольную дружину в России.

Джаудат Абдуллин
СпортОбществоИстория
комментарии 0

комментарии

Пока никто не оставил комментарий, будьте первым

Войти через соцсети
Свернуть комментарии