Новости раздела

Евсеев — лучшее, что случилось с российским футболом на карантине

Наглядно показываем, почему

Российский футбол ушел на перерыв в середине марта, а уже сегодня может быть официально объявлено о том, когда он из него выйдет. Но даже без официальных матчей весной было не скучно. Настоящим откровением футбольного карантина стал Instagram главного тренера ФК «Уфа» Вадима Евсеева. Обычно в общении с представителями СМИ он угрюм и невесел, однако в соцсетях раскрылся совершенно по-новому. 16 апреля Вадим Валентинович анонсировал новую рубрику в своем аккаунте под названием «Алфавит Евсеева» и добросовестно вел ее на протяжении почти месяца вынужденной паузы. Накануне тренер закончил публикацию своего «словаря» буквой «Я», и дата 14 мая для этого была выбрана не случайно. Все буквы из жизни главного тренера «Уфы» — в материале «Реального времени».

«А»: «Амкар»

Клуб, который мне очень много дал. Я пришел туда совершенно неопытным тренером. Полтора года помогал во второй лиге Парфенову, и тут — предложение из РПЛ, от Гаджиева. Это был аванс. Поначалу было очень тяжело. Но втянулся в работу и понял, как это интересно. Хороший город, хорошая команда. Тренеры и футболисты жили на базе, и мы были как одна семья. Потом жизнь сложилась так, что началась смена поколений. Опытные игроки уходили, появлялись молодые, еще без имени в футболе...

Шел постоянный просмотр. Надо было отсеивать новичков. Мы: Гаджиев. Каряка, я работали без выходных. И получилось: «Амкар» дал нашему чемпионату новых игроков. Джикия и Селихов, например, ушли в «Спартак». За приличные деньги.

Как главный тренер я дебютировал именно в «Амкаре». Это многое значит для меня. «Амкар» навсегда остался в моей душе. Считаю, что в Перми у меня все получилось. Когда меня назначили главным тренером, мы заиграли очень качественно. Набрали много очков. Жизнь сложилась так, что 35 очков в том сезоне нам не хватило, чтобы сохранить прописку в лиге. Мы играли в стыках, это были два отличных матча. По качеству, по настрою. Клуб остался в Премьер-лиге.

Но руководство Пермского края не захотело видеть команду в числе сильнейших клубов страны. До губернатора было доведено мнение, что за команду играет мало коренных пермяков, и «Амкара» в РПЛ сегодня нет. А для меня он по-прежнему есть. И всегда будет!

«Б»: Бышовец

Он убрал меня и Лоськова из «Локомотива», потому что мы были слишком неудобны ему и слишком сильная была ассоциация с Семиным и недавними большими победами клуба. Уход помог мне лучше понять, как ценят болельщики «Локо» тех, кто был частью клуба. Я не здоровался с ним после этого. Жизнь расставила все по своим местам. Футбольная жизнь в первую очередь.

«В»: Вино

Вроде бы не совсем футбольное слово. Но футбол это в том числе и отпуск после сезона. У профессионального игрока, тренера ритм жизни такой, что батарейки к концу чемпионата пустые. И обязательно надо хорошо отдохнуть, зарядиться эмоциями. У нас в семье не любят отпуск на пляже. Мы путешествуем. Стараемся узнать что-то новое. Получить удовольствие от смены мест. От знакомства с другой культурой. Никогда не думал, что к 40 годам начну интересоваться вином. Но когда впервые приехали в Тоскану, конечно, поехали на экскурсию по винодельням. И вдруг зацепило: стало интересно сравнивать вина, пробовать, запоминать. Виноградники всегда очень красивы. Таня любит в них фотографироваться. А мне просто нравится эта медленная жизнь. Когда не спеша ходишь по старым улицам. Смотришь на виноград. На то, как живут там люди. Заряжаешься силами.

Гави и Монтепульчано — мои любимые вина. И еще рислинг, хотя это уже не Италия. Может быть, странно, но белые мне нравятся больше красных. Даже зимой, в холода. И я не против бокала красного вина за обедом или ужином для игроков. Снимает усталость, эмоциональную прежде всего. Здоровому тренированному молодому человеку это полезнее чем бутылка сладкой газировки.

«Г»: Гиггз

Искал другое слово на букву «Г» — и никак. Только это. Райан Гиггз. Самая моя памятная дуэль в футболе. Мы оба и так были как звери. Путевка на Евро-2004: на кону амбиции, престиж. А тут еще мой подкат. Шипами в икру. Сбоку, ниже колена. Шли на мяч. Видел, что он успевает чуть раньше. Но я не стал тормозить. Хотя бил в него так, чтобы не сломать. Все-таки это футбол, не драка.

Гиггз после этого завелся. Так против него, наверное, давно не играли. Если играли вообще. Он ответил тоже грязно. Сначала ударил головой в бровь. Потом локтем в лицо, когда судьи не видели. Но при этом тоже ломать меня не хотел. Бил на грани травмы. Зла на него не держал. Как и он на меня. Перед игрой в Уэльсе руки мы друг другу пожали. Хотя был эпизод, когда он мяч, ушедший за бровку, нарочно в меня ударил. Звал Гиггза на свой прощальный матч, он обещал приехать, но в последний момент не смог. А еще у меня была дуэль с Зиданом. Когда я зубами ему в лысину вцепился и кровь пустил.

«Д»: «Динамо»

Мой путь в футболе начался именно там. В 9 лет я попал в динамовскую школу, и главное, чему меня научили там, кроме азов футбола, это принципу: сила в движении. Легендарный динамовский девиз запомнил на всю жизнь. Нельзя останавливаться. Никогда. Ни на поле, ни за его пределами.

В «Динамо» я провел четыре счастливых года. Зимой занимались в манеже, летом на Речном вокзале. Ездил из моих Мытищ на тренировки на электричке, потом на метро, так было два первых года. Уставал. А потом перешел в спортивную 210-ю школу. Был на хорошем счету, но однажды без объяснения причин меня не взяли на турнир во Францию. Обиделся на тренера и ушел в «Локомотив». Ездить было ближе, тренировались тогда в Лосинке. Совсем близко к Мытищам.

За основную команду «Динамо» не сыграл ни одного матча, но свои «динамовские» 4 года всегда вспоминаю с теплотой. Мой футбольный фундамент был заложен именно там. И, наверное, не случайно больше всего голов в карьере я забил именно «Динамо», — пять. Причем забивал и в Петровском парке, и в Раменском, и в «Лужниках», и в Черкизово.

«Е»: Еврокубки

Обожаю осень. Было очень приятное время для игроков: мы меньше тренировались, больше играли. Сезон тогда заканчивался в середине ноября, но клубы, которые участвовали в еврокубках, играли до 10 декабря. Зимы тогда были не чета нынешним. Мы уезжали тренироваться заграницу, в теплые края. Продлевали футбольный год. Да и начинали его раньше. Немало было случаев, когда мои «Спартак» и «Локомотив» проходили сильные клубы, выходили из сильных групп в весеннюю стадию. Что приводило к скомканному началу сезона: еврокубки стартовали раньше чемпионата, и мы готовились по укороченной программе.

Лига чемпионов всегда дарила незабываемые эмоции. Особенно когда ты выходишь на матч с топ-клубом, против топ-игроков. Таких игр в карьере было немало, но лучшим для себя считаю матч с «Интером». «Локомотив» разорвал итальянского гранда 3:0. А я отдал две голевых передачи. Мы вышли в плей-офф Лиги чемпионов из группы с «Интером», лондонским «Арсеналом» и киевским «Динамо». Но потом против «Монако» нас засудили. Первую игру дома мы выиграли, но судья не пустил «Локомотив» в четвертьфинал.

«Ж»: Жодино

Уютный белорусский город. Никогда не думал, что завершать карьеру игрока буду там. Но позвал Сергей Гуренко, возглавивший местное «Торпедо», и я сказал себе: почему бы и нет? Чемпионат Белоруссии тогда шел по необычной формуле: 12 команд играли в три круга, БАТЭ был неоспоримым лидером, и для «Торпедо» матчи с ним стали принципиальными вдвойне. До Минска от Жодино километров 70, а Борисов совсем рядом, в 15. Так что это было дерби. Настоящее, бескомпромиссное.

БАТЭ тогда тренировал Виктор Гончаренко, было приятно читать его отзывы о себе. Гуренко брал меня, чтобы заставить бегать молодых, но в итоге больше всего за матч обычно пробегал я. Хотя в Белоруссии я сменил позицию, играл опорного хавбека. И при этом забил за сезон пять голов, отдав столько же голевых передач. Тогда уровень чемпионата был повыше. БАТЭ стабильно играл в еврокубках, завоевывал себе репутацию в Лиге чемпионов, но кроме него хорошо смотрелись «Шахтер», «Гомель», «Неман».

В Жодино было идеальное поле, просто сказочное. Стадион тогда находился на реконструкции, одну из трибун только строили, зато сейчас все в полном порядке. Но больше всего Жодино мне запомнилось не футболом, а экскурсией на знаменитый завод БелАЗ. Учредители клуба пригласили приехать, я поставил условием возможность посидеть за рулем этого монстра. При заводе есть полигон, там я забрался в кабину машины в 220 тонн. Было ощущение, что отправляюсь в космос. Смог разогнаться до 30 км/ч. Впечатления на всю жизнь! Обычно езжу быстрее. Бывало, добирался до Мытищ за 4 часа, но если не спешить, дорога занимала часов 6. По иронии судьбы Мытищи и Жодино — побратимы. Судьба весело шутит иногда. По Белоруссии не скучаю, но то время вспоминаю с удовольствием. Чистые, уютные города и очень приветливые гостеприимные люди.

«З»: Зидан

Большая буква «З», я бы сказал. Играть против такого футболиста это и вызов, и большое напряжение, и огромная ответственность. Когда «Локомотив» попал в Лиге чемпионов на «Реал», нам достался лучший состав в истории мадридцев. А лучшим из лучших был Зидан. Чемпион мира. Чемпион Европы. Обладатель «Золотого мяча». Техника владения мячом у Зидана была запредельная. Не говоря уже о футбольном интеллекте. Иногда казалось, что перед тобой машина. Ошибок он почти не допускал. Любил быть с мячом, но при этом часто играл в одно касание.

Помню, что очень устал в этих двух матчах. Даже не физически, а от огромного напряжения: надо было постоянно держать внимание, пытаться предугадать, как Зинедин сыграет. Держал его буквально зубами. В одном эпизоде боролись за верховой мяч, выпрыгнул пораньше и зубами впился в его знаменитую лысину. До крови. Чистая случайность, Зидан так к этому и отнесся. Врач наклеил ему пластырь, он вернулся на поле. Мне было смешно и неловко, но только несколько секунд. Игра продолжилась, было уже не до смущения. «Локомотив» был тогда очень сыгранной и устойчивой командой. В Мадриде мы сыграли вничью 2:2, в Москве уступили 0:1. Хорошие матчи, вспоминаю их с удовольствием. И с большим интересом слежу за работой Зидана-тренера. Сильная личность. Во всех смыслах.

«И»: Иваново

Замечательный город. Первая ассоциация с ним: город невест. Наверное, так. Но Иваново это еще и очень футбольный город, с большими и давними традициями. Большой стадион, тысяч на 10—12. Любовь болельщиков. Здоровые амбиции. И что важно, умение жить по средствам. В «Текстильщик» меня помощником к себе позвал Парфенов. Благодарен Диме за это приглашение: мы были единомышленниками. Думаю, я помог ему на том этапе. Клуб боролся за выход в ФНЛ, но «Тосно» на финише оказалось удачливее.

В Иваново я приходил дважды: как помощник, а потом как главный тренер. Сергей Зобнин, замгубернатора, уговорил меня с третьей попытки. И когда я уходил в «Амкар», то он был одним из первых, кому я рассказал о своем решении. Интересная деталь, кстати. Из «Текстильщика» я уходил в Пермь работать помощником в клуб Премьер-лиги. Затем вернулся в Иваново главным, потом снова ушел в «Амкар», где дебютировал главным тренером уже в РПЛ. Потом клуб закрыли, и я уехал в «Анжи» помогать Адиеву. Затем был «СКА-Хабаровск» и вот теперь «Уфа». И ни из одной команд меня не увольняли, решение сменить клуб я всегда принимал сам. Либо вмешивались обстоятельства как в Перми.

Иваново вспоминаю с теплом. Удивительно красивый край. Родина Тарковского. Потрясающий Плес, где так любил бывать Левитан. Эта земля всегда была богата на талантливых людей.

«К»: Карточки

На эту букву в моем футбольном алфавите явного фаворита нет. Пусть будут карточки. Желтые и красные. Поскольку большую часть карьеры отыграл на позиции защитника, карточки получал нередко. Красные в том числе. Чаще всего меня удалял Сухина. Кто сейчас работает начальником команды в «Локомотиве».

Грубым игроком не был никогда. Жестким, неуступчивым — да, но ни одному футболисту травму на поле я не нанес. Красная карточка порой складывалась из двух желтых. Мог поспорить с судьями, высказать им свое недовольство. Поводы для этого были. Однажды даже ушел с поля. «Торпедо» выступало в ФНЛ, играло в Екатеринбурге, и такого судейства я не видел ни разу. Арбитр Ключников удалил у нас двух игроков, а когда при счете 2:3 поставил в ворота хозяев пенальти, подбежал боковой и заставил отменить решение. Мяч уже стоял на точке.

Я тогда бушевал. Забил два гола в той игре, заработал пенальти. И тут такое! Снял майку и ушел с поля, протестуя. Ребята уговорили вернуться. Вернулся, а через пару минут Ключников мне желтую показал. Спорную, мягко говоря. Видеть его не мог после этого. Удивительно, что неделей раньше в матче с «Тереком» судья тоже удалил у «Торпедо» двух игроков. Арбитры за работу на этих матчах получили двойки, но очков никто нам, естественно, не вернул.

«Л»: «Локомотив»

Родной мой клуб, я провел в нем много лет. Сначала в детстве, когда 4 года отыграл за «Локо», перейдя из «Динамо». Потом уже был переход из «Спартака» — и первое чемпионство в истории клуба, медали и кубки. Тот «Локомотив» был большой дружной семьей. Спасибо Филатову с Семиным: их тандем давал нам возможность сосредоточиться только на футболе. Любые другие вопросы решались ими оперативно.

Черкизово, Баковка — дорогие слова. Столько с ними связано воспоминаний; когда встречаемся с бывшими одноклубниками, не только игроками, но и тренерами, персоналом, всегда не хватает времени наговориться. Всегда рады друг другу: на поле, за его пределами, в телефонных разговорах. Тот «Локомотив» не только много мне дал, но и многому научил. Прежде всего, что в своих игроков надо верить. Тогда они будут готовы на многое. Против кого бы ты не играл.

В еврокубках у «Локомотива» были победы и поражения, но мы всегда бились на поле до конца. Потому что играли не только за клуб и за свое имя, но и для болельщиков. Трибуны в Черкизово — это еще одна ассоциация с «Локомотивом». Было круто!

«М»: Мытищи

Я здесь родился, вырос и живу до сих пор. Москва рядом, не видел смысла переезжать. Разве что со временем перебрался из квартиры в дом. Мытищи — город с большими спортивными традициями. Помню, как в моем детстве все играли в футбол и хоккей во дворах. Я хотел играть в футбол более профессионально, и когда мама отвела меня 9-летнего в динамовскую школу, был совершенно счастлив.

Ездил в Москву один. В 25-й школе, где я учился с переменным успехом, относились с пониманием к тому, что уходил иногда пораньше, а приходил попозже. Футбол полностью захватил меня. Даже сны футбольные снились. В Мытищах было футбольное «Торпедо», игравшее во 2-й лиге. Потом появился хоккейный «Атлант», для которого построили отличный дворец спорта в самом центре города. Сейчас Мытищи разрослись, строится много домов, облагораживают территорию. Ждем, когда сюда дотянут метро. Участок земли уже под это выделен.

Мытищи дали футболу немало игроков и теперь уже тренеров: Рома Шаронов, Олег Пашинин, Виталий Веселов. Шаронов тренировал «Рубин», Пашинин периодически заменяет ушедших с поста главного тренера «Локомотива». Очень неплохо для не самого большого города в стране. В Мытищах я встретил Таню. Живем с ней душа в душу уже столько лет.

«Н»: Нападающие

Настрадался от них много. Как и они от меня. 20 матчей в сборной России, начну с этих игр. Кого-то удивлю, но вспоминаются первым делом нападающие сборной Болгарии. Сейчас эта команда не на первых ролях, но тогда у нее были форварды топ-уровня: Бербатов и Петров. За счет интеллекта, хитрости и напора они играли в лучших клубах Европы.

А еще совсем молодой Криштиану Роналду. Он только заиграл за национальную команду, но помню, уже тогда все говорили: будущая мировая звезда. Но главные дуэли у меня были в еврокубках. Играя за «Спартак», столкнулся в полуфинале Кубка УЕФА со звездами «Интера». Роналдо тогда было не остановить, бразилец без оговорок считался первым номером в мировом футболе. Играл Роналдо гениально, никогда больше такого нападающего не видел. К тому времени у меня уже накопился опыт игры против звезд. Помню матчи с «Аяксом». Арвеладзе удивил тогда непривычной позицией для форварда. Он играл в подыгрыше, за счет него в зону атаки вырывались братья де Буры и Овермарс. Было против кого играть. Или последняя игра за «Спартак» с «Лидсом». Запомнился Алан Смит. Очень резвый, резкий, обученный. Он потом перешел в «Манчестер Юнайтед». Был похож манерой игры на Сашку Ширко. Поменялись с ним майками после финального свистка, причем он подошел сам.

В «Локомотиве» матчи Лиги чемпионов были уже с командами, у них в атаку играли нападающие-убийцы. Им хватало касания, доли секунды для года. Первым назову Рауля. Потрясающий форвард. Всегда играл на опережение, вообще не стоял на месте. Называю «Барселону» и вспоминается Это’О. «Интер» — Вьери и Рекоба. «Арсенал» — Бергкамп и Анри. Самая сыгранная пара, что я видел. Понимали друг друга с полувзгляда. Против них было особенно тяжело. Самый необычный нападающий против кого играл, это — Коллер. Не понимаешь, как подобраться к двухметровому великану. Уверен, что игроки растут только в матчах против сильных соперников. Когда надо вытаскивать из себя все, на что способен. И не эпизодами, а постоянно. Мне в этом смысле повезло. Матчей против звезд было много.

«О»: Операции

У меня их было пять. Все вследствие травм, полученных на футбольном поле. Точной статистики не имею, но, думаю, показатель чуть выше среднего. Редкий игрок не побывал под наркозом. Свою первую травму получил в 2001-м, в матче против одноклубников из Нижнего Новгорода. Порвал крестообразную связку и мениск. И улетел на операцию в Штутгарт.

Туда же отправился через 4 года. Играли с «Динамо», выскочил мениск. Но все замены уже были сделаны, пришлось играть. Дотерпел и полетел в больницу. Другую ногу оперировал, уже перейдя в «Сатурн». Снова передняя крестообразная, но отправился уже в Мюнхен, в знаменитую клинику, куда прилетают многие игроки. Восстанавливаться отправился в Регенсбург, где реабилитацией футболистов занимается доктор сборной Германии. Убедился сам, какого уровня он специалист. Впечатлило. Затем снова был мениск и опять полет в Мюнхен. И там же, пользуясь двухнедельной паузой, сделал свою пятую операцию. Выпрямил носовую перегородку. После перелома носа было тяжелее дышать, сделали все как надо. Операции научили относиться к травмам философски. Как не к проблеме, а задаче, которую надо быстро и правильно решить.

«П»: Палыч

Первая встреча была у нас с Юрием Палычем в конце 1999-го. Он позвонил и предложил встретиться у метро «Сокольники». Сидели в его машине, Семин сказал, что хочет видеть меня в «Локомотиве», как раз заканчивался мой контракт со «Спартаком», никто в клубе ничего о продлении не говорил. Обсудили все вопросы: игровые, финансовые, и я дал согласие.

Работа с Палычем шла волнами. Были и положительные моменты, и отрицательные. Радость была и были ссоры. Но с первого же сбора я стал выходить в основе и в 2000-м пропустил только два матча из-за перебора карточек. Как человек Юрий Палыч мне импонировал. Он всегда говорил игрокам в глаза что думал, поэтому вопросов к нему возникало мало. Всегда был бескомпромиссен, остался таким и сейчас. В 2001-м он вызвал меня к себе и сказал, что недоволен моей игрой в последнем матче. А я ответил, что этот матч как раз отыграл хорошо, а вот предыдущий, после которого вы ничего мне не сказали, плохо. Палыч услышал меня, поняв, что у меня есть свое мнение и я не боюсь его отстаивать. Думаю, ему это понравилось. Семин выращивал лидеров, раскрепощал игроков. Очень точно чувствовал, на кого можно надавить ради результата, на кого нет. На Сенникова, например, можно было орать, Дима стрессоустойчивый. А с Измайловым лучше было не разговаривать вообще. Этот человек для всех был загадкой, никто не знал, как он может отреагировать.

Обычно в перерыве матчей, если игра шла не так, как надо, Палыч задевал меня, Овчинникова, Лоськова. Он понимал, что мы не обидимся, а разозлимся и это даст свои плоды. Семин нам доверял, но на поле всегда требовал многого. Говорил открыто: если кто перестанет соответствовать уровню команды, на его месте будет играть другой.

Палыча я люблю, благодарен ему за то, что раскрыл во мне личность. Но случались и конфликты. В 2002-м всю неделю до матча с «Ротором» он говорил, что я в составе, но на установке моя фамилия не прозвучала. Когда Игнашевич получил травму, я вышел вместо него, забил гол и, пробегая мимо скамейки, крикнул неприличное: «Семин сосать!». История известная — Палыч расхохотался и потом приводил ее в пример команде.

Он знал, что если я разозлюсь на него, то все игроки будут бегать до финального свистка, потому что я стану требовать это от них. Или турнир на сборах в Ла-Манге. Играли с норвежцами, возникла стычка. Я ударил соперника рукой, потом ногой, началась драка. Палыч выбежал на поле и стал орать на меня. Если бы не Игорь Черевченко, я бы Семина затоптал. Если бы догнал. Он увидел мои глаза и быстрым шагом пошел назад. А меня удалили, и я отправился в номер через гольф-поля. Но такие случаи конечно были исключением. С Палычем работалось легко. Я очень тепло вспоминаю о нем, и мы всегда рады друг другу. Именно в «Локомотиве» был мой лучший сезон в карьере. В 2002-м мы стали чемпионами, я забил семь голов в чемпионате и еще два — в Лиге чемпионов!

«Р»: Рекорд

Думал, как и когда рассказать о «золотых» матчах. Я — единственный игрок в чемпионатах России, кто выиграл два из двух: со «Спартаком» у «Алании» и с «Локомотивом» у ЦСКА (Яновский — единственный игрок, кто оба раза в них проиграл). И вспомнил, что ведь у меня есть еще победа за сборную России в стыках с Уэльсом. А уже как тренер я выиграл два переходных матча: с «Амкаром» у «Тамбова» и с «Уфой» у «Томи». Пять побед в пять футбольных плей-офф!

Удивительный рекорд. До алфавита даже не думал о нем. Что это: удача, сопутствующие обстоятельства, воля? Даже не могу описать словами. Надеюсь, что и дальше так будет.

«С»: «Спартак»

Сколько себя помню, всегда любил футбол. И с раннего детства болел за «Спартак». Отец болел за «Спартак», старший брат болел за «Спартак». Вероятно, они мне и привили любовь к футболу и к «Спартаку». Смотрел футбол по телевизору, ездил на стадион с родителями и братом. Не скажу, что часто, но каждый раз поездка становилась событием.

Когда сам начал заниматься футболом, в спартаковскую школу меня не взяли. Были хорошие годы в «Динамо», потом в «Локомотиве», но мечта у меня всегда была играть в «Спартаке». И мне это удалось. В 93-м в 17 лет попал в спартаковский дубль. Провел там 3 года, играли во 2-й и 3-й лиге, по-разному назывались. Выиграли за это время полный комплект медалей. В 96-м меня пригласили на второй сбор основной команды. Воспользовался шансом и стал играть за «Спартак». Близкие были счастливы, а я счастливее всех.

Дебютировал в официальном матче. Сразу в Лиге чемпионов против «Нанта». Для совсем молодого парня это было сродни чуду. Чудом оказался весь сезон: мы стали чемпионами. Тот самый знаменитый пионеротряд Ярцева. Незабываемые эмоции! Особенно когда ты прыгаешь после окончания золотого матча вместе с теми, за кем наблюдал еще недавно в Тарасовке с соседнего поля, где тренировались дублеры. Люди ковали победы «Спартака», их игрой восхищалась страна — и вот ты в этой команде, на равных. Фантастика.

Олег Иванович был очень авторитетным и требовательным тренером. Это воодушевляло: надо было стремиться соответствовать уровню того его «Спартака». Романцев, Ярцев, тренер дубля Зернов были единомышленниками. Создавали такую командную атмосферу, в которой все были заряжены на результат. Второе место тогда считалось неудачей. Любая игра, на любом турнире была только на победу. Это и есть знаменитый спартаковский дух: побеждать всегда и везде. Даже на тренировках, когда есть задача выиграть у партнера единоборство, игровой эпизод, двусторонний матч. Что потом происходило и в играх.

«Спартак» — это огромная армия болельщиков. Это — узнаваемость игроков, их популярность. Надо было преодолеть медные трубы. Романцев тоже этому поспособствовал. Я отыграл 4 года в основной команде. Не считался запасным, но играл недостаточно много. Думал об этом, понимал, что в 23 года футболист должен иметь постоянную игровую практику, чтобы расти и развиваться.

Хотя в тот год здорово сыграл на Кубке Содружества против киевского «Динамо», где блистали Шевченко и Ребров. Романцев вскоре после этого впервые вызвал в сборную. Но пришло время уходить. Я рад, что осуществил свою мечту. Что оставил какой-то след в истории «Спартака».

«Т»: Таня

Буква «Т» в моем алфавите это не «тренер», не «турнир», не «таблица», не «Торпедо». Т — это Таня. Живем с ней 23 года. Увидел, влюбился и женился. Решительный мужчина. Счастливый муж. Хотя и воевали с ней, и ругались. Но смысл семьи по мне в том, чтобы быть вместе, даже когда есть о чем спорить.

Футбольные жены — особая категория. Мы устаем, стрессуем. Хотим понимания, заботы, любви. Многое требуем. Часто говорят, что тренер, прежде чем подпишет игрока, должен познакомиться с его женой, чтобы понять, как она на него влияет. Мне повезло. Хотя, как повезло? Сам выбирал, когда Татьяна Юрьевна еще в школе училась. Она — красивая, умная, успешная и самодостаточная. Высшее экономическое образование. Работа дизайнером интерьеров.

Наш дом от и до придумала она, и я горжусь тем, какой Таня стала — женой, матерью, личностью. Она очень переживает за меня, особенно когда я стал тренером. Не любит говорить об этом, но знаю, что перед каждым матчем Таня ходит в церковь. О чем просит, не спрашиваю. Главное, что мы всегда рядом. Даже когда в разных городах.

«У»: Уфа

Не знал, написать с кавычками или без. Решил без. Потому что в Уфе есть ФК «Уфа» и много всего другого. Стараюсь больше узнать о городе, о его истории, о людях. В том числе чтобы лучше понимать, чего ждут здесь от команды. Дело не только в результатах. За них не стыдно, но хочется, чтобы футбол и клуб становились популярнее в городе, в стране. И пусть мы сейчас играем точно не ниже своих возможностей, надо ставить задачи, которые помогут «Уфе» двигаться вперед. А главное, соответствовать им.

Конечно, мне повезло с «Уфой». Клуб молодой, но у него есть свое лицо, которое не спутаешь ни с одним другим. Он уже играл в еврокубках, и мы стремимся снова вернуться туда. «Уфа» помогла мне получить бесценный опыт работы в РПЛ. Думаю, я оказался в нужное время в нужном месте и тоже помог замечательной команде из замечательного города. Приятно слышать, что мы гроза авторитетов, что нет клуба, у кого «Уфа» не отобрала бы очки. Скажу так: команде этого уже мало.

«Ф»: Филатов

Наш замечательный президент, добрейшей души человек. «Локо» — клуб с многолетними традициями. «Локомотив» еще в советские времена был успешен. За него играли звезды советского футбола. Достаточно двух фамилий, чтобы понять, что за история у «Локомотива»: Валентин Гранаткин и Борис Аркадьев.

Но именно Филатов с Семиным смогли сделать клуб лучшим в стране. Выиграть чемпионат, построить базу и стадион: этим Валерий Николаевич навсегда вошел в историю «Локо». К Филатову любой игрок мог зайти всегда, даже дублер. Без предварительной записи и не обязательно с рабочим вопросом. С ним интересно было просто поговорить. Филатов учил нас, молодых, жизни. Не навязывая свое мнение. Удивительно, сколько лет Валерий Николаевич был вне «Локомотива», вне футбола. Я был очень рад за него, когда он вернулся, став членом совета директоров.

«Х»: ***

Буква «Х» моего алфавита... Без вариантов :)

«Ц»: ЦСКА

Так получилось, что для «Локомотива» главным соперником был «Спартак», который доминировал в российском футболе. «Локомотив» пытался обойти его. Но когда стало ясно, что тот романцевский «Спартак» закончился, главной дуэлью в стране стало противостояние «Локомотива» и ЦСКА.

Для меня в этом вызове не было ничего нового. Играя за «Спартак», я привык к тому, что матчи с ЦСКА особенные. Воздух искрил, особенно когда армейцев возглавил Долматов, и они сразу стали мощнее. Но с 2002-го по 2006-й чемпионат России был противостоянием «Локомотива» и ЦСКА. Мы шли своим путем, соперник — своим: омоложение команды, бразильцы, Газзаев. В 2002-м все решил «золотой» матч. Помню, как Семин сказал нам перед ним, что из 20, кажется, матчей он проиграл Газзаеву только один. И что если мы сыграем так, как в 30 предыдущих встречах сезона, то выиграем. Его уверенность передалась нам. Мы выиграли. И с ЦСКА всегда играли уверенно. Но это был сильный противник, опыт матчей с ним потом помог нам и в Лиге чемпионов.

«Ч»: Черкизово

Приезжал туда еще мальчиком, когда занимался в Лосинке в школе «Локомотива». Периодически ездили туда тренироваться за дубль. Наша раздевалка была на противоположной трибуне от той, где переодевалась главная команда. Всегда задумывались: а как у них? Мечтали оказаться там. На футбол нас пускали бесплатно. Народу тогда приходило немного. Была уютная провинциальная атмосфера.

В «Локо» я оказался, когда заканчивалась реконструкция базы в Баковке. И полгода после моего перехода команда еще играла на старом стадионе. Потом начался его снос. Сначала убрали трибуны за воротами, первый круг мы провели без них. А затем пришла очередь демонтировать центральные, и для нас начался период скитаний. Играли в Раменском, на «Динамо». Искали свое временное пристанище, было тяжело. Новую арену построили быстро. В июле 2002-го клуб и болельщики получили не стадион, а дворец. Чисто футбольная арена, без беговых дорожек. Таких в стране еще не было. Проявил инициативу тогдашний глава РЖД Николай Аксененко. Он любил футбол, очень переживал за нас и однажды спросил у Филатова и Семина: что еще надо для команды? Те сказали: новый стадион. И его слово стадо решающим.

Так совпало, что первое чемпионство клуб выиграл на новом стадионе. Не думаю, что это совпадение. Мы слышали болельщиков, мы ощущали единство с трибунами. Это помогло. В старых «Лужниках», например, от поля до трибун было метров сто. А здесь все рядом. Удовольствие от нового стадиона получали не только мы, но и команды гостей. Это было в диковинку, и новизна ощущений долго не пропадала. Сейчас, благодаря ЧМ-2018, у нас новые большие красивые стадионы. Многие даже не помнят или не знают, как было раньше. Но тогда «Локомотив» опередил время.

«Ш»: Шамиль Газизов

Знаковый в нашем футболе человек. Давно зарекомендовал себя как успешный менеджер. У него удивительное чутье, что почти всегда свойственно сильным бизнесменам и руководителям. Чутье на многое, но прежде всего на людей.

Из ФК «Уфа» уже столько игроков и тренеров перешли в большие клубы, это его заслуга. Газизов создает условия, в которых люди раскрываются. «Уфа» заметна в РПЛ, у клуба свое лицо и свой путь. Второй такой команды в лиге нет. Все работники клуба понимают, что «Уфу» создал он и который год успешно развивает ее. Шамиль Камилович — очень позитивный человек, восприимчивый. Душа компании. С ним очень интересно говорить. И не только о футболе.

«Щ»: Щенок

Не самое футбольное слово, но когда я дома, когда сижу уставший после игры или длинного непростого дня, собака дает те эмоции и ту силу, которых не хватает в этот момент. Я всегда любил немецких овчарок. Наверное, это из детства. Было много отличных фильмов, где овчарки показывали, каким надежным спутником человеку может быть собака. Но с овчарками пока не сложилось. Хотя давно живем в доме, последние годы я провожу в разъездах. А Таня одна крупную собаку не хочет.

Но без собаки мы не остались. Год назад появилось это персиковое смешное чудо. Той-пудель. Совсем как ребенок. И такой же ласковый и смешной. Ничего не знал про эту породу, жена с дочкой показали фото, и я сказал: конечно, давайте заведем. Теперь все как в мультфильме про Простоквашино: приходишь домой, а она тебе радуется. У нас очень интересная и очень сложная профессия. Многое пропускаешь через себя. Не сразу отходишь после матчей, даже победных. А собака дает тебе радость. Любит просто так. Даже сейчас пишу и улыбаюсь. Но овчарку однажды тоже заведу. Собак много не бывает.

«Ь» и «Ъ»: Мягкий и твердый знак

Те самые кнут и пряник, которые должны быть у каждого тренера. В нашей работе это очень важно. Тренеру надо быть психологом. Я сейчас не подменяю одно другим, тренер никогда не станет профессиональным психологом, если только не решит сменить профессию. Но если ты хочешь управлять большим коллективом, где все люди амбициозные, где высока конкуренция, то надо уметь и закрутить гайки, и, наоборот, поощрить игроков.

Самые простые способы — это дать лишний выходной или быть строже, если пошла серия неудачных матчей. Только не перегнуть палку. Отрицательные эмоции конечного результата не дадут. И если будешь говорить игроку, что он плохой, то ничего не получится. Скажи по-другому: не ты плохой, а ты сыграл плохо. Это очень интересно: искать подход к игрокам, видеть, как они воспринимают похвалу и критику.

«Э»: Экипировка

Футбольное обмундирование. Сталкивался со многими фирмами за карьеру. Почти вся форма была добротная, качественная. Но, конечно, они отличаются. Время разное, бренды разные, требования разные.

Первое сильное впечатление произвел Adidas. В 90-х это был знак качества, гарантия, что будет комфортно. Потом в лидеры футбольного рынка вырвался Nike. Затем в Россию стали приходить другие производители, выбор стал шире. ФК «Уфа» одевает Joma. Знал эту компанию еще по Перми, но у «Амкара» не было эксклюзивной формы, как сейчас у «Уфы». Они и цветом попали в точку — фиолетовый смотрится очень красиво. Да и мало у кого в стране из клубов есть отдельная линия от производителя спортивной экипировки. Форма не только красивая, но и удобная. Не линяет, не рвется после стирки. Надевать ее приятно, иногда ловишь себя на мысли, что нравится, как сидит одежда, как выглядит, хотя уже успел к ней привыкнуть.

«Ю»: Южная трибуна Черкизовского стадиона

С фанатами никогда плотно не общался. Не потому что не хотел, просто после игр подходили с расспросами-разговорами болельщики. А голоса фанатов слышал во время игр. Появление фанатов как грозной силы пришлось на первые годы моей карьеры. У каких-то клубов, например, у «Спартака» они уже к этому моменту были. А у «Локомотива» фанатское движение стало расти и крепнуть, когда клуб построил новый стадион, отдав Южную трибуну им. Людям, которые поддерживали команду всегда, при любом счете.

Помню и те матчи против столичных клубов, когда в Черкизово болельщиков соперника было больше. Но это ничего не значило. Юг звучал громче всех. Бывало так, что силы на исходе, а остановиться не можешь. Стыдно перед людьми, которые так болеют. И бежишь только на морально-волевых. Потом сидишь в раздевалке, нет сил до душа дойти. Сейчас, когда у нас стало столько футбольных стадионов, атмосфера игры стала еще ярче. Поддержка трибун ближе.

«Я»: Я, Вадим Евсеев

Так совпало, что мой футбольный алфавит заканчивается 14 мая. Именно в этот день 8 лет назад я поставил точку в карьере игрока. Провел прощальный матч, собрав на него друзей. Когда закончил играть, друзья и знакомые предложили устроить прощальный матч. Было приятно и я понимал, что обратной дороги нет.

36 лет — хороший возраст для того, чтобы уйти. Не из футбола. Уйти от себя-игрока. Задуматься о том, что ты хочешь делать дальше и двигаться вперед. Мы за 2 месяца смогли подготовить матч и провести его на хорошем уровне. Дима Ананко с компаньонами занимался этим как организатор. Я обзванивал игроков, было приятно, что все откликнулись. Но из-за загрузки не все смогли приехать. Иванович тогда играл в «Челси», у него не получилось. Матч провели на следующий день после тура, но люди все равно пришли, хотя погода подкачала. Благодарен всем, кто откликнулся и помог. Клуб дал стадион, телевидение выделило время в эфире, существенная помощь была от Москомспорта. А у нас на следующий день началась новая жизнь. Я — последняя буква моего футбольного алфавита. Я, Вадим Евсеев, теперь уже футбольный тренер!

Андрей Лопата
СпортФутбол БашкортостанТатарстан
комментарии 0

комментарии

Пока никто не оставил комментарий, будьте первым

Войти через соцсети
Свернуть комментарии