Новости раздела

Как футболисты «Спартака» и ЦСКА становились легионерами во времена СССР

Мы нашли более ста человек — среди них тренеры Акинфеева и Чалова и экс-футболист «Рубина»

Как футболисты «Спартака» и ЦСКА становились легионерами во времена СССР
Фото: sports.ru

В начале мая 1945 года советские войска полностью заняли столицу нацистской Германии Берлин, после чего остались в восточной части страны, где на постоянной основе находилась большая группа вооруженных сил СССР — по самым скромным подсчетам, порядка миллиона человек одновременно. Там советские люди не только служили, но и занимались спортом, будучи «служивыми» спортсменами. Подробности — в ретро-материале «Реального времени».

Как Чанов-отец начинал в ГСВГ играть в футбол, а Чанов-сын там закончил

Основоположником футбола в Группе советских войск в Германии (ГСВГ) стал известный наставник Григорий Пинаичев, трудившийся в Восточной Германии с 1946 года. Вратарем в его команде стал Виктор Чанов-старший, фронтовик, оставшийся служить в ГДР уже после войны. Он вспоминал: «Когда выписался из госпиталя после операции, был командирован в Потсдам, а там уже создавали команду Оккупационных войск в Германии. Известный армейский тренер Пинаичев просматривал игроков из разных частей, я ему приглянулся и оказался в одной команде с будущими игроками ЦДКА и других московских клубов Андреем Крушенком, Юрием Нырковым, Анатолием Родионовым». Вскоре Чанов-старший вернулся в Москву, где попал в ЦСКА, а оттуда в ГСВГ отправился экс-армеец Борис Коверзнев, вначале игравший, а потом тренировавший команду ГСВГ.

В свою очередь Крушенок вспоминал в своем интервью: «После взятия Берлина больше половины нашей роты осталось в Германии. Уходить оттуда было нельзя. Всякое могло произойти — и провокации разные, да и американцы побольше хотели захватить. Собрали из нас команду Оккупационных войск. Формы никакой не было — бегали в гимнастерках, сапогах. И вот однажды к нам приехала команда ЦДКА — и военных повеселить, и усиление себе присмотреть. Сначала забрали Ныркова с Чановым, потом меня».

Фронтовики Коверзнев, Крушенок, Попилов, Родионов, Чанов, участники взятия Берлина Нырков и Николай Сенюков, как бы странно это ни звучало, на первых порах исполняли роль некоего дубля ЦСКА, позволявшего адаптироваться в футболе бывшим фронтовикам.

Вслед за этой плеядой первопроходцев в 60-е годы в ГДР уехал работать Владимир Меньшиков, который в СССР последовательно играл в хоккей с мячом, футбол и хоккей с шайбой. Начал трудиться на родине тренером по хоккею с мячом в ЦСКА и, будучи военнослужащим, отправился в ГСВГ работать с футбольной командой. Извилины судьбы привели к тому, что, вернувшись в СССР, он начал работать здесь в хоккее на траве.

Говоря о Чанове, любопытно проследить хитросплетения футбола и ГДР в судьбе отца и сына вратарской династии Чановых. Виктор Чанов-старший, начав в ГСВГ и затем в ЦСКА, стал голкипером донецкого «Шахтера», а его старший сын Вячеслав Чанов заканчивал игровую карьеру в ГДР, играя за клуб «Мотор» из города Ратенов.

«Выиграете первое место — гуляйте весь год»

Юрий Аджем, двукратный чемпион Европы среди молодежных команд, в одном из своих интервью вспоминал про свою службу в ГСВГ: «Замначальника по политической части нам сказал: «У всех свой бизнес, но прошу вас — без криминала. Валюту не везите. Можно золото, только не килограммами». Покупали в Москве золотые изделия и в Польшу через друзей отвозили. В Польше золото продавали, а тебе — деньги. Через границу спокойно пропускали… Немцев больше интересовали деревообрабатывающие станки или моторы для лодок. Я возил бутсы, баулами по много пар. Плюс зарплата. По военной должности я получал где-то 850 марок в месяц, столько же в рублях клали на книжку как военному».

Что касается спорта, то в ГСВГ было собственное первенство по футболу, в котором принимали участие семь команд — по числу армий, которые базировались в ГДР. Раз в год сборная ГСВГ, составленная из лучших игроков, плюс армейские команды из Союза, а также групп войск за рубежом, в Венгрии, Польше, Чехословакии, собирались в СССР на первенство общества «Вооруженные силы».

Тот же Аджем вспоминал: «Турнир проводился обычно во Львове. Начальник говорил: «Выиграете первое место — гуляйте весь год». В основном мы и побеждали. Я лично — трижды… Плюс за команды третьей лиги ГДР выступали, выше нельзя было. Там платили в два раза больше основного оклада».

Так мы подошли к «темной странице» в истории советского футбола, когда наши спортсмены нелегально принимали участие в чемпионате другой страны. Нет, криминала в этом не было, но «военнослужащие»-футболисты направлялись в ГДР «дослуживать», а не играть. Но они играли вовсю, и не только в третьей, но и во второй лиге, тут Аджем был не совсем прав, плюс соревновались на уровне Кубка ГДР.

Известный футболист и тренер Сергей Морозов, чемпион СССР 1972 года в составе «Зари» из Ворошиловграда, обмолвился как-то о футболистах ГСВГ, что там были как гражданские, так и люди в погонах:

— Вообще, соотношение между служащими и гражданскими в футбольной команде ГСВГ было приблизительно 60 на 40. Возрастные футболисты, которые в ГСВГ уже доигрывали, выступая параллельно еще и за немецкие команды. Они жили в ГДР со своими семьями, и для них эта работа была своего рода поощрением, благодарностью за годы, отданные ЦСКА и другим армейским командам.

Не служба, а «малина»

Морозов, кстати, воспитанник Аркадия Ларионова, того самого, который тренировал в футболе московского мальчишку Зинэтулу Билялетдинова. Закончив с активным футболом в СССР, он начал искать команду для работы на тренерском поприще, и ему предложили ростовский СКА, который на тот момент возглавлял патриарх советского футбола Герман Зонин. Но поскольку уроженец Казани Зонин как раз-таки и сделал «Зарю» чемпионом СССР, то Морозов счел ниже своего достоинства подсиживать своего наставника. И уехал в ГСВГ, где под его началом оказались среди прочих звезды советского футбола тех лет: капитан армии Юрий Чесноков, старший лейтенант Аджем, гражданские Виктор и Владимир Букиевские (отец и дядя экс-футболиста «Рубина»-2001 Виктора Букиевского).

Сам Морозов, кстати, не ограничивался тренерской работой в команде ГСВГ, попутно играя за команды Хенигсдорфа, Нордхаузена и Людвигсфельде. То есть он еще и менял свои футбольные дружины, что, впрочем, было свойственно практически всем советским футбо-солдатам.

Самыми советскими командами тех лет были клубы из Альт-Руппина, Науэна, Нойштрелица, Хенингсдорфа и «Мотор» из Веймара, за который выступал Степан Марусинец. В середине нулевых он проработал помощником тренера Ярослава Гжебика в московском «Динамо» и вспоминал свою службу в ГДР, куда уехал из советской Украины.

— Я три раза становился в составе «Мотора» вице-чемпионом второй лиги. Команда могла шагнуть выше, но отказывалась, потому что в ГДР иностранцам запрещалось играть в классе сильнейших. Между тем советских футболистов было в «Моторе» полсостава, так что команду (в случае выхода в высшую лигу, — прим. авт.) пришлось бы кардинально перестраивать.

Сказав про «полсостава советских футболистов», Марусинец еще поскромничал. В разные годы за «Мотор» играли полтора десятка наших. И не только ветеранов, ехавших туда доигрывать, как сам Марусинец. За Веймар играли срочники Бахтияр Абдулгалимов и Владислав Хан, которые, вернувшись в СССР, выступали за команды второй лиги из Махачкалы и Белгорода, как Абдулгалимов, и за узбекский «Каршистрой» из Карши, как Хан.

Звезду крымского футбола Владимира Науменко («Атлантика Севастополь», «Таврия Симферополь») также распределили в ГСВГ. В интервью он вспоминал: «На «вертушке» попал в ракетчики. Это означало, что моя часть была секретной, и о таких вещах, как увольнения, я мог забыть. Самое обидное было в том, что наша часть по причине своего секретного статуса не участвовала ни в каких мероприятиях. Варились, так сказать, в своем котле.

Рядом располагался мотострелковый полк. Они часто проводили соревнования по футболу, и я уговорил их допустить меня к участию в них. А потом командир их части переговорил с командиром моей, и мне стали разрешать играть за «пехтуру» в первенстве дивизии. Затем уже в составе сборной дивизии выступал на первенстве армии. Смог хорошо себя зарекомендовать, и на меня обратили внимание представители спортроты ГСВГ. В итоге я и еще пара ребят из срочников оказались в Олимпишесдорф, где располагалась эта спортивная часть. Название городка переводилось как Олимпийская деревня.

Когда я увидел, с кем буду тренироваться и играть, то, скажу честно, немного оробел. Да вы сами посудите: Валентин Афонин, Марьян Плахетко, Григорий Янец. Звезды! К тому же мы были мальчишками — солдатами срочной службы, а они взрослыми людьми, и к тому же контрактниками. Но на наших отношениях это не сказывалось. Наверное, потому, что все мы были прежде всего футболистами.

Первый футболист «Рубина», поигравший за рубежом

В 1979—1980-е годы за казанский «Рубин» играл Владимир Цыбин, приехавший в Казань 22-летним «дембелем» после службы в ГСВГ, где он играл за команду Нойштрелица. Иными словами, в командах была и резвость «салаг», и опыт тех, кому за 30. К примеру, за Веймар играли Владимир Редин, вице-чемпион СССР, который сыграл пять лет за московский «Спартак», чемпионом СССР в составе ЦСКА становился Владимир Жигунов, Анатолий Козлов из «Локомотива» был вторым бомбардиром первой лиги 1971 года, плюс его одноклубники Виктор Давыдов, Александр Семин и т.д. В Кубке ГДР команда дошла до четвертьфинала, уступив там команде из Карл-Маркс-Штадта, во времена объединенной Германии переименованного в Хемниц.

Кстати, в советские времена «Хемниц» был центром фигурного катания — тренер Ютта Мюллер, лучшие ученицы Габи Зейферт, Аннет Петч, Катарина Витт, плюс Ян Хофман… А сейчас город потихоньку хиреет.

— Западные немцы и сегодня считают бывшую ГДР «вторым сортом», — констатировал Сергей Морозов. — Говорю так уверенно, потому что был несколько раз в Германии в составе спортивных делегаций и общаюсь с давними знакомыми.

В Сети, кстати, можно найти сайты с фотоматериалами, рассказывающими, в каком плачевном состоянии находится сейчас олимпийская деревня Эльсталь, о пребывании в которой советских солдат и спортсменов можно догадаться по обрывкам советских газет «Правды», «Комсомолки», «Труда», выглядывающим из-под обрывков обоев.

В ГСВГ играл и Виктор Камарзаев, который, уже вернувшись в СССР, вошел в число легенд харьковского «Металлиста». Его судьба, как никакая другая, позволяет понять, чем руководствовались советские люди того времени.

— Когда мне исполнилось 18 лет, я играл в «Спартаке» (Нальчик). Мне давали отсрочку на год, но я сам пошел в военкомат, — рассказывал Камарзаев. — …Прошло время, и я понял, что надо «соскакивать» с действующей армии и переходить в спортивную роту. Мне повезло, что я перед армией занимался практически всеми игровыми видами спорта. И вот было первенство дивизии по гандболу. А потом первенство по баскетболу. Попал я в сборную дивизии, потом в сборную армии. Та же картина получилась с волейболом. А меня к тому времени уже взяли каптерщиком. Ну, думаю, все, остаток службы буду как сыр в масле кататься. И тут начфиз дивизии узнал, что я в Нальчике играл. А мне так хотелось каптерщиком остаться!...

Пришлось играть в футбол. Попал в сборную дивизии, потом в сборную армии. В команде все были офицеры, я один рядовой. Выступали в Риге, в Одессе, в первенстве Вооруженных сил СССР. Так протекала срочная служба, а потом остался сверхсрочником. Стал сержантом, числился музыкантом дивизионного оркестра. Получал уже 350 марок. В это же время я играл за немецкую команду в Галле в первом дивизионе. Меня вообще очень хотели оставить в ГДР, даже дом обещали построить. Об армии еще могу сказать: у нас дедовщина была еще та, из шестнадцати ребят домой одиннадцать вернулось. Пятеро не выдержали.

«Мамыкина снимают. За разврат его, за пьянство, за дебош!»

Так что настоящая служба в ГСВГ выглядела привлекательной только для спортсменов. Кстати, играл Камарзаев за воинскую часть, которая базировалась в городе Эльсталь, того самого, где располагалась база олимпийской сборной Германии 1976 года. А тренировал там легендарный Алексей Мамыкин, воспетый самим Высоцким: «А вы знаете? Мамыкина снимают! За разврат его, за пьянство, за дебош!». Владимир Семенович написал эту «Песенку о слухах» в 1969 году, когда 33-летний Мамыкин входил в тренерский штаб ЦСКА. Не поддаваясь слухам, его не сняли вплоть до 1970 года, когда ЦСКА в последний раз стал чемпионом страны. После чего он «от греха» уехал в ГДР, начал работать в ГСВГ. А вернувшись в СССР, стал уже главным тренером ЦСКА.

В Германии служил и Павел Коваль. Он подавал большие надежды, в 1975 году был признан лучшим игроком первенства СССР среди юношеских команд, но большим футболистом, в отличие от товарищей по команде, среди которых был и будущий тренер «Рубина» Ринат Билялетдинов, не стал. Зато поиграл в ГДР, начиная в команде «Шталь», Мерзебург, где играл также чемпион СССР в составе «Зари» Юрий Елисеев, а заканчивал в «Фельтене».

Вернувшись в СССР, Коваль стал детским тренером в родном ЦСКА, где вырастил Игоря Акинфеева, Павла Мамаева, Федора Чалова.

В Германии «служили» и известный футболист и тренер Валерий Петраков («Нордхаузен»), обладатель Кубка СССР в составе ростовского СКА Виктор Радаев («Кабельверк Обершпрее»), чемпион мира среди молодежи Игорь Бычков («Шмеквиц») и т.д. Анатолий Коробочка («Шталь», Тале, и еще три немецкие команды низших лиг) даже подружился с президентом местного клуба, который в советском плену строил Ленинградский проспект. Другими словами, офицер советской армии подружился с бывшим солдатом вермахта…

Джаудат Абдуллин
СпортФутболОбществоИстория
комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 03 май
    Джоди - ты лучший!!!
    Ответить
  • Анонимно 03 май
    Солидаризируюсь с предыдущим оратором: "Да я хорош!" Ну, а если серьезно.... По моим подсчетам в ГСВГ играли более 100 советских футболистов. За разные команды, поэтому в своем списке я указывал только один клуб для одного футболиста. Итак.


    3(трое) Кабельверк Обершпрее – Андрей Бочков, Виктор Радаев, Григорий Цыркунов

    12 Мотор Веймар – Бахтияр Абдулгалимов, Фахрудин Алиев, Сапар Аубакиров, Сергей Гришин, Виктор Давыдов, Владимир Жигунов, Юрий Иванов, Анатолий Козлов, Степан Марусинец, Владимир Редин, Александр Семин, Владислав Хан

    4 Людвигсфельде – Юрий Аджем, Сергей Морозов, Анатолий Самсонов, Юрий Чесноков

    4 Мерзебург – Андрей Абжинов, Юрий Елисеев, Анатолий Каснер, Борис Русанов

    11 Науэн – Владимир Агапов, Брайчев, Виктор Каплацкий, Сергей Комлев, Олег Кулаков, Нестеров, Марьян Плахетко, Владимир Сиверин, Селезнев, Владимир Сергеев, Вячеслав Солохо

    7 Нойбранденбург – Анядин, Сергей Кибеко, Минько, П. Михайлов, Валерий Новодворцев, Иван Фляшко, Юрий Юсупов

    15 Нойштрелиц – Юрий Анисимов, Валерий Анохин, Виктор Бабенко, Владимир Белоусов, Юрий Буленок, Андрей Диман, Михаил Зимин, Анатолий Иванов, Виктор Калинин, Ярослав Лемех, Николай Литвинов, Геннадий Петров, Федор Полищук, Скобцов, Владимир Цыбин

    6 Нордхаузен – Сергей Бондарь, Сергей Новиков, Валерий Петраков, Геннадий Хизун, Владимир Шалашов, Григорий Янец

    1 Мотор Ратенов – Вячеслав Чанов

    1 Рудислебен – Виктор Булахов

    10 Трактор Альт-Руппин – Богданов, Бочарников, Габарашвили, Гарагуля, Горюнов, Деревинский, Карелидзе, Латюк, Владимир Науменко, Петр Пискунов

    4 Фельтен – Игорь Гимро, Юрий Дубровный, Павел Коваль, Анатолий Усатов,

    12 Хенингсдорф – Борис Белоус, Анатолий Бессмертный, Тофик Гаджиев, Николай Долгов, Иван Козорог, Сергей Малыха, Мантай Мантаев, Пешкарин, Владимир Поликарпов, Игорь Ушаков, Григорий Шаламай, Василий Швецов

    1 Херцберг – Виктор Букиевский

    3 Шмеквиц – Владимир Букиевский, Игорь Бычков, Валерий Даниленко,

    4 Шталь Тале – Александр Колповский, Анатолий Коробочка, Анатолий Шелест, Петр Яковлев

    6 Эльсталь - Валентин Афонин, Виктор Камарзаев, Олег Копаев, Алексей Мамыкин, Михаил Форкаш, Анатолий Хрюкин

    И у этих футболистов клубов в чемпионате ГДР я не нашел. Возможно, они играли только за ГСВГ. Юрий Аксенов-Фетискин, Григорий Дуганов, Борис Коверзнев, Андрей Крушенок, Владимир Меньшиков, Валерий Музычук, Юрий Нырков, Григорий Пинаичев, С. Попилов, Алексей Пресняков, Анатолий Родионов, Борис Сафронов, Николай Сенюков, Анатолий Солдатов, Григорий Тучков, Виктор Чанов, Николай Чесноков, Виктор Шиловский.
    Всего 116 человек. Джаудат Абдуллин

    Ответить
  • Анонимно 03 май
    Несколько заметок на полях, которые я обнаружил, пока искал фактуру для статьи. Генеральный секретарь УЕФА Герхард Айгнер не любил русских. У него отец на фронте погиб.
    Главный редактор знаменитого футбольного издания «Киккер» Карл-Хайнц Хайманн воевал, попал в плен и… завел в СССР вторую семью. Это из интервью уже не помню кого. Важна фактура.
    «… К концу войны попал в плен, отправили в лагерь под Тулу. Конвоиры тепло к нему относились, угощали хлебом, картошкой, консервами. Когда бригадиром назначили, отпускали в город за покупками. Там сошелся с женщиной, двоих ребятишек от него родила.
    – Ого.
    – В 1949-м немцев высылали домой. Карл вспоминал: "Я был в полной растерянности. В Нюрнберге ждет Грета, которую люблю. А здесь – Ксения. Которую тоже люблю! Что делать?"
    – Что?
    – Вернулся в Германию, рассказал обо всем Грете. Та не только простила, но и настояла, чтоб ежемесячно отсылал в Тулу какую-то сумму: "Раз у тебя там дети, должен помогать". В Союз он наведывался часто. В 1980-м во время Олимпиады спросил: "Как считаешь, нужно ли мне поехать в Тулу, навестить детей?" – "Обязательно, Карл!" – "Ты уверен, что ни у них, ни у меня проблем не возникнет?" Я ответил: "Есть у меня знакомый, полковник КГБ. Свяжусь с ним, подскажет, как быть".
    Тот пообещал проверить дело Хайманна. На следующий день звонок: "Если Карл хочет съездить в Тулу, мы не возражаем. Даже готовы предоставить автомобиль".
    – Обрадовался?
    – Наоборот! Еще сильнее перепугался! "Анатолий, скажу откровенно – я и ваших комитетчиков опасаюсь, и наших. Вдруг меня больше не пустят в Союз? Или из "Киккера" выгонят?" Я предложил ход конем: "Давай твоей Ксении весточку отправлю, пускай сама в Москву приедет". Хайманн тяжело вздохнул: "Не надо. Боюсь, сердце мое не выдержит…"
    Похоже, у немецких военнопленных жизнь в СССР была не так уж и плоха. Джаудат Абдуллин
    Ответить
  • Анонимно 03 май
    Бывший главный тренер СК им. Урицкого, «Химика» и сборной России по хоккею Владимир Васильев работал в Германии в 90-е и познакомился с жившим там клоуном Олегом Поповым: «…Свел нас немец, побывавший в советском плену. Когда я прилетел, встречали меня трое - президент клуба, вице-президент и этот Густав - в качестве переводчика. И заявляет мне у трапа: "Здорово, х…!"
    - В плену его так выдрессировали?
    - Ну да. Четыре года там провел, старостой был среди немцев. Еще запомнил фразу: "работай, е...й Фриц, а то триста грамм каши не получишь."
    Спасибо за внимание. Джаудат Абдуллин
    Ответить
  • Анонимно 03 май
    про воспитание мамаева ) я бы не особо упоминал - нечем гордиться ...
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии