Новости раздела

Как подлость Алачачяна помогла Гомельскому, а Хосе Бирюков покидал родину со слезами на глазах

Развенчиваем миф о том, как тяжело было уехать из СССР

Как подлость Алачачяна помогла Гомельскому, а Хосе Бирюков покидал родину со слезами на глазах
Фото: vpk-news.ru

Пандемия коронавируса вернула в обиход такое полузабытое понятие, как ограничение в передвижении. Отдельные сторонники теории всемирного заговора уже успели сравнить нынешнее положение с «железным занавесом» времен СССР. Но был ли занавес? Год назад «Реальное время» уже публиковало текст о советских хоккеистах, игравших и работавших в капиталистических странах. В нашу страну приезжали из королевской Греции и франкистской Испании, а отсюда разъезжались по всему миру. О том, как во времена Союза взаимодействовали с капиталистическими государствами, — в материале «Реального времени».

Ехали родители с детьми. Уезжали дети от родителей

Существовал ли «железный занавес»? Все больше и больше разных фактов убеждают нас в том, что это всего лишь клише антисоветской пропаганды. С одной стороны, в Союз достаточно спокойно могли приезжать учиться иностранцы. Началось все с тренеров футбольного «Спартака». До Второй мировой войны в нем работал чех Антонин Фивебр, ранее гражданин Австро-Венгерской империи, затем капиталистической Чехословакии, который прибыл в нашу страну из буржуазной Испании, где проработал 12 лет. И ничего, возглавлял последовательно и «Спартак», и ленинградское «Динамо».

А уже после войны «красно-белыми» руководил Альберт Вольрат, бывший гражданин Эстонии. Но работал он в футболе все в той же Венгрии, осколке Австро-Венгерской империи, с которой мы воевали в Первую мировую, в той же Испании, как Фивебр, во времена, когда страной правил диктатор Примо де Ривера (20-е годы XX века), а потом в английском «Арсенале». То есть карьера такая, что человеку надо было не в «Спартак», а в застенки МГБ.

Венгр Дьюла Вашш развивал в Казани фехтование, еврей из Чехословакии Сало (Саломон) Флор стал известным шахматным арбитром, американский боксер Сидней Джексон был знаменитым тренером в Узбекистане.

— Я видел его только пару раз, помню, он уже был совсем седым старичком. Потом еще книгу читал — «Джексон остается в России», — вспоминал знаменитый баскетболист Алжан Жармухамедов в своем прошлогоднем интервью «Реальному времени».

Американский боксер Сидней Джексон был знаменитым тренером в Узбекистане. Фото jewish.ru

А как не вспомнить об уроженце Ирака и подданном Великобритании Хусаме Аль-Халиди, первом спортивном олигархе еще советского разлива. Вместе с сестрой его перевезли из Ливана в Москву, где он последовательно учился в интернате и МГУ и начал зарабатывать в кооперативном движении. Когда денег стало много, Аль-Халиди создал сеть футбольных команд. Московский «Асмарал» был перекуплен у автопарка, владевшего командой «Красная Пресня», а в Кисловодске, Лермонтове и Петрозаводске предприниматель создал команды с нуля. У него заканчивал Юрий Гаврилов, перезагружал тренерскую карьеру Константин Бесков и начинал юный Сергей Семак, приехавший из Украины.

Нынешний британско-украинский миллионер Мохаммад Захур с 1974 года учился в Донецком политехническом институте (ныне Донецкий национальный технический университет). Юный Мохаммад был спортивным парнем, занимался крикетом и теннисом, баскетболом и хоккеем на траве, гимнастикой и легкой атлетикой. Женат на украинской певице Наталье Шмаренковой, продал часть своего украинского бизнеса сирийско-украинскому миллионеру, обладателю титула «Меценат спорта Украины 2003» Аднану Кивану, также учившемуся в СССР.

Репатрианты Греции…

В СССР было очень много греков, и целые группы их играли в футбол. В 20-е годы — за команду Новороссийска (среди них был и знаменитый в будущем летчик Владимир Коккинаки), в послевоенные годы за «Динамо» Сухуми, кстати, как раз в то время, когда Иосиф Сталин организовал депортацию греков в Казахстан. Тем не менее в том же сухумском «Динамо» в это время играли сразу шестеро греков, включая трех братьев Вардиамиди. Один из них — Николай Вардиамиди — легендарный человек, совмещавший футбол с работой врача.

Играли греки в футбол и в брежневские «застойные» времена — наиболее массово за одесский «Черноморец» и команды Казахстана. Один из них, Александр Хапсалис, вспоминал: «Мне было 18 лет, и мы с киевским «Динамо» поехали в Грецию. Я мог подписать миллионный контракт с «Панатинаикосом», греческий вербовщик принес в гостиницу уже готовый контракт. Мне оставалось только его подписать и остаться на родине предков. Я этого не сделал — понимал, что в Казахстане отцу-коммунисту после такого голову оторвут».

Александр Хапсалис вспоминал: «Я мог подписать миллионный контракт с «Панатинаикосом». Я этого не сделал — понимал, что в Казахстане отцу-коммунисту после такого голову оторвут». Фото terrikon.com

Речь идет о событиях 1975 года, в это же время Василис Хадзипанагис, футболист «Пахтакора» из Ташкента, весной сыграл за олимпийскую сборную СССР, а осенью того же года уехал в Грецию.

— В ОВИРе мне советовали: отдохни в Греции месяц, повидайся с бабушкой, дядей и тетей (по маминой линии), посмотри, понравится ли, ты ж там не был ни разу, — вспоминал Хадзипанагис. — С середины семидесятых до конца восьмидесятых мы раз десять — после моего сезона — ездили в Ташкент. Скучали, хотелось вернуться. Проблем с возвращением в СССР не было — за четыре года в Ташкенте меня сильно полюбили. По соглашению между СССР и Грецией о политических эмигрантах родителям сохранили советскую пенсию.

Когда грекам разрешили возвращаться на родину, то это сделала и семья алмаатинца Саввы Кофидиса, будущего участника ЧМ-1994, и семья ташкентца Димитриса Маврогенидиса, вице-чемпиона Европы среди молодежных команд. В Казахстане, кстати, обитало много этнических немцев, и страна пережила три волны эмиграции, которыми их «смыло» в Германию. Одна из них прошла еще во времена СССР, в рамках программы возвращения немцев на историческую родину. Среди уехавших было немало детей, которые в будущем профессионально занялись спортом.

...и Испании

Еще одним возвращенцем оказался испано-русский баскетболист Хосе Бирюков. Папа русский, мама испанка, по фамилии Агирегавирия. Она была из тех детей, кого в 1937 году теплоходом из Испании эвакуировали в СССР.

Еще одним возвращенцем оказался испано-русский баскетболист Хосе Бирюков. Фото Евгения Дзичковского (sport-express.ru)

По воспоминаниям Владимира Гомельского, Хосе обладал фантастической скоростью и очень мягкой правой рукой. Он шестнадцатилетним играл за дубль ЦСКА, где моложе 18лет никого не было, и при этом был самым сильным, а дебютировал в команде мастеров, уже защищая цвета московского «Динамо». Ну а в 1983 году уехал в Испанию, где стал легендой мадридского «Реала».

— Однажды московское «Динамо», встречаясь с командой «Хувентуд» из Бадалоны, раскрыло карты, — писал Гомельский в своей книге «Папа. Великий тренер». — Испанцы ведь не знали, что Бирюков наполовину испанец! И началось давление на маму. Оттуда стали приезжать скауты разных клубов, которые объясняли ей, сколько он сможет зарабатывать. В общем-то, в простой советской семье, где папа работал водителем рейсового автобуса, видимо, именно это и послужило основным решающим фактором. Мама начала собирать семью к так называемой реэмиграции. Уезжал Хосе со слезами на глазах. Правда, через несколько лет, когда Хосе уже получил испанский паспорт и стал игроком стартовой пятерки «Реала», он уже не говорил, что сожалеет, что не остался в СССР.

Как навсегда уезжали тренеры

В 70-е годы в Канаду уехал Яков Смушкин. Его отец пропал в ГУЛАГе, мама вышла замуж за другого, и в детстве Яков был предоставлен сам себе. Пережив войну, познакомился с фигурным катанием, стал заниматься и уже в 16 лет попробовал тренировать. Одной из учениц Смушкина, работавшего на катке «Ждановского парка», ныне «Таганский парк», стала 6-летняя Ирина Роднина. В дальнейшем он так или иначе поработал с танцором Александром Горшковым, парниками Григорием Проскуриным, Людмилой Белоусовой, одиночником Сергеем Четверухиным, будучи научным консультантом сборной СССР. В 1973 году 43-летний Смушкин переехал в Канаду, где не обнаружил серьезного интереса к своему виду спорта, а потому открыл… собственную школу хоккея. В ней было подготовлено более 20 игроков НХЛ.

В 1973 году Виктор Зильберман из Молдавии стал серебряным призером чемпионата Европы, а год спустя завоевал бронзу чемпионата мира. Только в 1973 году он выступал за СССР, а через год — за Израиль. А спустя еще три года он переехал уже в Канаду и стартовал на чемпионате мира. Как и 23-летний дзюдоист Марк Бергер, который защищал цвета сборной Канады на международных соревнованиях с 1978-го.

В 1973 году в Америку перебрался фронтовик Владимир Рейсон, подготовивший «Невесту Мехико» Наталью Кучинскую, знаменитую гимнастку семидесятых. Другой наставник Рэм Корчемный, тренируя в Украине, воспитал несколько неплохих легкоатлетов, но еще более серьезных успехов он добился, начав работу в США с 1974 года.

В 1973 году в Америку перебрался фронтовик Владимир Рейсон, подготовивший «Невесту Мехико» Наталью Кучинскую. Фото vlad-dolohov.livejournal.com

Когда заходит речь о летней Олимпиаде 1984 года в Лос-Анджелесе, всегда высказывается сожаление, что там не было советских спортсменов. Таки нет, были. Во-первых, на этой Олимпиаде работал Тимир Пинегин, который пребывал там в статусе члена международного жюри. Во-вторых, в Лос-Анджелесе был Борис Гитман, советский тренер, который, работая в Магадане, подготовил таких звезд бокса, как Игорь Высоцкий и Виктор Рыбаков. Он эмигрировал в Канаду в 1980 году, а на Олимпиаду приехал как тренер сборной Ямайки. Через четыре года подготовил Пак Си Хуна, того самого, что в Сеуле-1988 еле устоял на ногах в финале против Роя Джонса, но судьи дали ему победу.

Проиграл поединок на Олимпиаде, поскольку он пришелся на религиозный праздник

Ефим Драбкин, сын известного в советской Белоруссии тренера по классической борьбе и спортивной гимнастике Евеля и чемпионки БССР в барьерном беге Рахили Драбкиных, перебрался с родителями в Израиль, где Рахиль в 1972 году покончила с собой. В 1977 году Ефим, уже в одиночку, перебрался в США, где стал всемирно известным писателем и кинорежиссером Эфраимом Севелой.

В 1977 году в Минске трагически погиб футболист местного «Динамо» Леонард Адамов. Он то ли сам выбросился из окна, то ли выпал, будучи в нетрезвом состоянии. Вскоре его бывшая жена, ушедшая от Адамова с маленьким ребенком, вышла замуж за стоматолога, еврея по национальности, и улетела с ним… в Америку.

Израильский спортсмен Арон Якобашвили был вывезен родителями в восьмилетнем возрасте из Тбилиси, стал на Земле обетованной боксером и выступал на Олимпиаде-1988 под именем Арон Якоби. Увы, там он выиграл свой первый бой, но на второй не вышел, поскольку тот пришелся на религиозный праздник Йом-кипур. В той же Олимпиаде участвовал борец Дон Гроверман, через четыре года — стрелок Эдуард Алаев, которых вывезли в Израиль детьми, так же как известную фигуристку Галит Хаит, родившуюся в Молдавии, и малоизвестного хоккеиста Льва Генина, уроженца Москвы. Будущий футболист сборной Израиля Ян Талесников покинул родной Краснодар в 1979 году, когда ему было семь лет.

Армянский «интернационал» в СССР

Еще одним футболистом из бывшего СССР можно считать Мишеля Тер-Закаряна, которого родители увезли в середине 60-х годов во Францию. Там он дорос до молодежной сборной страны.

Мишеля Тер-Закаряна родители увезли в середине 60-х годов во Францию. Фото vbetnews.com

Армянский футбол, кстати, в свою очередь, существенно пополнялся уроженцами других стран. Родители Роберта Анторяна, Саркиса Овивяна бежали из Турции в советскую Грузию, и со временем Овивян, транзитом через команду в Кутаиси, оказался на родине предков, поиграв за «Арарат». Там же выступали Жак Суприкян и Левон Иштоян, переехавшие в Армению из Ливана, в баскетболе запомнился уроженец Египта Арменак Алачачян.

Футболисты ереванского «Арарата» Арутюн Кегеян, Акоп Чаликян и Оганес и Левон Заназаняны родились в Афинах, на момент, когда Греция была королевством. У братьев Заназанян отец играл в футбол в местном «Аполлоне», после чего они стали одной из многих семей послевоенных репатриантов, переехавших в советскую Армению. В Ереване Арутюн Заназанян играл за заводскую команду, а 13-летнего сына Оганеса отправил в футбольную школу «Спартака».

Через годы удивительной представляется история голкипера Аветиса Овсепяна. Начать с того, что он родился в 1953 году в Тегеране, приехал в Армению, сыграл за «Арарат» и в 24 года уехал с семьей в США, где сыграл за местную команду «Лос-Анджелес Скайхокс». Через год, в 1978-м, вернулся и снова стал играть за «Арарат», а потом за «Котайк» из Абовяна, две ведущие команды республики.

В Иране родился и Левон Акопян, который в СССР стал знаменитым тренером по гандболу, отцом волгоградской женской команды «Ротор». Тут все просто — несмотря на то, что страной правил шах, до 1946 года Советский Союз держал там свои войска, опасаясь возможной агрессии со стороны Турции.

В Иране родился Левон Акопян, который в СССР стал знаменитым тренером по гандболу, отцом волгоградской женской команды «Ротор». Фото rushandball.ru

«Разборки» на высоком уровне

Уроженец Египта Арменак Алачачян приехал в СССР в 1947 году в 17-летнем возрасте. Маленький для баскетбола (174 сантиметра), он стал знаменитым в 50—60-е годы разыгрывающим команды Алма-Аты, где составлял любопытную связку с центровым Увайсом Ахтаевым (236 см). Затем перешел в ЦСКА. Серебряный призер Олимпиады-1964, 4-кратный чемпион Европы — все эти медали он завоевал под руководством Степана Спандаряна. Это просто разрыв шаблона для нынешнего времени, когда армяне заправляли советским баскетболом! По завершении карьеры Алачачян возглавил ЦСКА. Но в 1970 году его сняли с должности, а в 1971-м Арменак с женой, сыном и дочерью эмигрировали в Канаду, где жила старшая сестра Алачачяна.

— Я понял, что работать не дадут, и обратился с просьбой выехать в Канаду для воссоединения с семьей. Указал, что в Советском Союзе живу хорошо, нормально зарабатываю, и никаких проблем у меня нет. Меня и семью отпустили легко, — вспоминал Алачачян годы спустя в интервью.

Владимир Гомельский в той же книге изложил свой взгляд на произошедшее: «После того как Алачачяна освободили от работы с командой ЦСКА, он написал рапорт об увольнении из армии. Это было достаточно сложно сделать, ведь он был майором и членом КПСС, но Арменак нашел изумительный выход. Он перестал платить членские партийные взносы, и через год его автоматически исключили из партии. А беспартийных офицеров в нашей армии не держали».

Внезапно проснувшееся желание покинуть СССР у Алачачяна объясняется очень просто. Будучи главным тренером в ЦСКА, он захотел стать главным еще и в сборной СССР и написал донос на Александра Гомельского, рассказав о том, что тот «балуется» контрабандой. Гомельского поймали на таможне с парочкой золотых изделий, сделали невыездным, отстранили от сборной, но…

Гомельского поставили рулить ЦСКА. Фото cska.ru

Алачачяну это не принесло моментальной выгоды, поскольку Гомельского поставили рулить ЦСКА, а на сборную назначили Владимира Кондрашина. Отсюда и слова Алачачяна «Я понял, что работать не дадут». Но в его случае сыграла роль поговорка: не было бы счастья… Кондрашин со сборной СССР выиграл Олимпиаду-1972, Гомельский побеждал с ЦСКА, а Алачачян сделал отличный бизнес в Канаде, став миллионером. И, встретившись в 1994 году с Гомельским во время чемпионата мира в Канаде, два участника этой трагикомедии очень тепло пообщались. Делить им было уже нечего…

Джаудат Абдуллин
СпортОбществоИстория
комментарии 9

комментарии

  • Анонимно 06 апр
    Очень интересный материал. Я не думал, что раньше было настолько строго с выездом наших спортсменов за границу
    Ответить
  • Анонимно 06 апр
    Интересные факты.
    Спасибо.
    Вспомнил советскую жизнь.
    И хорошее, и плохое.
    Как и везде.
    Ответить
  • Анонимно 06 апр
    Раньше наверно если ушел в американский или любой другой клуб, то можно было забыть дорогу домой
    Ответить
    Анонимно 06 апр
    Нет, Почему? Знаменитый Вячеслав Старшинов, после Японии ("Одзи Сейси", 1975-1978) провел еще год за московский "Спартак". А Аркадий Рудаков после Австрии ("Штадлау", 1981-1982) играл два сезона за "Торпедо" из Ярославля. Помню, соперничал с нашим СК им Урицкого, тренером которого был Владимир Васильев после "Клагенфурта", Австрия, 1973-1975) он также работал в Казани. В советском хоккее вообще много подобных случаев. Джаудат Абдуллин
    Ответить
  • Анонимно 06 апр
    Всё как в в песне - каждый выбирает по себе.... каждый выбирает для себя... Это жизнь
    Ответить
  • Анонимно 06 апр
    Эх, вернуть бы СССР...
    Ответить
    Анонимно 06 апр
    Бизнесмены с вами не согласятся
    Ответить
  • Анонимно 06 апр
    Насчет советских армян, как приезжавших в СССР, так и уехавших отсюда.
    Турция была родиной предков хоккеиста Андрея Алтыбармакяна, недавно заключившего контракт с «Чикаго Блек Хоукс». Более того, оттуда у Алтыбармакяна его странная фамилия, которая с турецкого, как, кстати, и с татарского языков переводится, как шесть (алты) пальцев (бармак). На самом деле, это было прозвище прапрадеда Андрея, у которого на руках отсутствовали сразу четыре фаланги. Прапрадед переехал в Советскую Абхазию в 1935 году, и взял там прозвище в качестве фамилии.
    Ветеран войны Юрий Саркисян родился 22 февраля 1922 года в Константинополе (ныне Стамбул). Семья перевезла молодого человека в советскую Грузию. Он там вырос, и, даже будучи уроженцем другой страны (Турции) с 1942 года участвовал в Великой Отечественной войне, был награждён медалями «За отвагу» и «За победу над Германией».
    После ВОВ развивал тяжелую атлетику в Краснодарском Крае.

    За сборную Англии выступал фигурист (!) Хейг Унджян, родители которого уехали из СССР.
    Футболист Овсепян играл в АСЛ, Американ Соккер Лиг. В отличие от более профессиональной НАСЛ, где играли реальные звезды футбола, АСЛ больше напоминала футбольные землячества. Достаточно привести названия двух команд «Newark Ukrainian Sitch», «Ukrainian Lions» или «Ukrainian Nationals». Составы их были сформированы из украинских эмигрантов со всего мира.

    Но это отдельная тема, а что касается уроженцев СССР, то в командах США играли уже Дов Маркус, родившийся после второй мировой на советском Донбассе, выросший в звезду местного футбола Джерри Казарян из Еревана, и львовянин Михаил Лащев, который уехал в Баффало еще в 1982 году, уже, будучи, 29-летним молодым человеком. Джаудат Абдуллин
    Ответить
  • Анонимно 20 апр
    да интересный материал...спасибо!!!!!!!!!!
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии