Новости раздела

Талгат Абдуллин: «Досрочное расторжение сделки было вызвано потребностью ГЖФ, Мусин не возражал»

Суд заслушал показания свидетелей о сделке Госжилфонда с банком Роберта Мусина

Талгат Абдуллин: «Досрочное расторжение сделки было вызвано потребностью ГЖФ, Мусин не возражал»
Фото: Олег Тихонов

В Вахитовском суде Казани в рамках уголовного дела «Татфондбанка» заслушали показания свидетелей, допрошенных ранее в ходе следствия. Экс-глава Госжилфонда при президенте РТ Талгат Абдуллин и член попечительского совета ГЖФ, глава Торгово-промышленной палаты РТ Шамиль Агеев привели обстоятельства сделки, по которой ГЖФ передал «Татфондбанку» 20,4% акций «Ак Барс» Банка стоимостью около 10 млрд рублей в качестве залога по кредитам мусинских компаний. Подробнее — в материале «Реального времени».

Госжилфонд рассчитывал на премию

Среди свидетелей по делу о хищениях в «Татфондбанке» оказался бывший исполнительный директор Госжилфонда при президенте РТ Талгат Абдуллин. Сам он лично в суд не пришел, и следователь зачитал его показания в рамках допроса:

— Весной 2016 года позвонил председатель правления «Татфондбанка» Мусин, попросил встретиться и обсудить заключение договора залога, чтобы освободить резервы активов банка и направить их в оборот банка. Так как в прошлом я был председателем правления «Ак Барс» Банка и в настоящее время вхожу в его совет директоров, хорошо понимаю необходимость освобождения резервов банка, — зачитывал представитель гособвинения ответ Абдуллина на допросе в сентябре 2017 года.

По показанию экс-руководителя ГЖФ, Мусин и его первый зам Насыров сообщили о выдаче крупных кредитов и попросили в качестве обеспечения кредитных договоров заключить между банком и ГЖФ договор залога: «Также объяснили, что ГЖФ будет получать вознаграждение от заемщиков в размере 1% от стоимости залогового имущества, о чем будет составлен договор с организациями — заемщиками». Через некоторое время для оформления договора залога Абдуллин поручил главному специалисту финотдела Гумерову подобрать имущество, свободное от прав третьих лиц. У ГЖФ имелись не обремененные никакими обязательствами акции «Ак барс» Банка (20,4% акций ценой 9,8 млрд рублей, — прим. ред.) и земельные участки в Приволжском районе. Спустя несколько дней «Татфондбанк» передал Госжилфонду для подписания договор залога между фондом и банком, а также соглашение о предоставлении залога между ГЖФ и организациями-заемщиками. По замечанию Абдуллина, указанные документы были подписаны уже другими сторонами сделки.

Далее Абдуллин рассказал, что 21 октября 2016 года банк направил в Госжилфонд письмо, указав, что кредитная история всех девяти заемщиков положительная. Договор залога на земельные участки был зарегистрирован в Управлении Росреестра по РТ, на земельные участки наложено обременение. Из СМИ Талгату Абдуллину стало известно, что ТФБ намеревается осуществить дополнительную эмиссию акций на сумму более 2 млрд рублей, и Центробанк ее одобрил.

Абдуллин рассказал, что 21 октября 2016 года банк направил в Госжилфонд письмо, указав, что кредитная история всех девяти заемщиков положительная. Фото Романа Хасаева

— Заемщики выполняли обязательства «Татфондбанка», получили от своих акционеров более 2 млрд рублей. Досрочное расторжение было вызвано потребностью Госжилфонда привлечения денежных средств на финансирование программ, на что Мусин не возражал. Подписали соглашение в ноябре. Исполнили обоюдно. 13 декабря 2010 года обратились в Россреестр за снятием обременения с земельных участков, зачитывали пояснения главы ГЖФ.

После погашения кредитов заемщики должны были выплатить госструктуре вознаграждение в объеме 120 млн рублей. Однако при досрочном расторжении сумма уменьшилась до 50 млн рублей за период действия залога. И только одна из организаций частично перевела премию ГЖФ в размере около 1 млн рублей. В связи с этим Госжилфонд обратился в арбитражный суд РТ с заявлением о требованиях к заемщикам.

«Действовали в обход закона с противоправной целью»

Следом зачитали показания еще одного не явившегося свидетеля — председателя правления Торгово-промышленной палаты РТ, члена Попечительского совета ГЖФ при президенте РТ Шамиля Агеева, данные им в ходе допроса в 2018 году. Глава ТПП разъяснил следствию, как выводилось залоговое обеспечение Госжилфонда в декабре 2016 года. Он перечислил договоры о залоге акций по соглашению с ТФБ в апреле — мае 2016 года.

— О том, что Абдуллин предоставил в 2016 году в обеспечение имущество Госжилфонда при президенте РТ, я не знал. Считаю данные сделки недействительными на основании статьи 168 Гражданского Кодекса РФ, согласно части 1 статьи 7 федерального закона о некоммерческой организации, — заявил Агеев.

По утверждению Агеева, Госжилфонд «вступил в гражданский оборот как участник предпринимательской деятельности, ограничение на ведение которой для ГЖФ установлено законодательно». Фото Максима Платонова

Глава ТПП пояснял, что, согласно закону, некоммерческие организации могут создаваться для достижения социальных, благотворительных, культурных, образовательных, медицинских, научных целей, удовлетворения духовных и иных потребностей граждан. В соответствии с Уставом Госжилфонда предмет его деятельности — обеспечение развития жилищного строительства в Татарстане, в том числе реализация жилья по принципу социальной ипотеки. ГЖФ может инвестировать в строительство, финансировать приобретение, реализацию, реконструкцию жилья. Член попечительского Совета напомнил, что в соответствии с постановлением Кабмина РТ Госжилфонд создает благоприятные условия для реализации конституционного права россиян на жилье, формирует эффективный рынок жилья в республике, определяет порядок его резерва, принимает в систему соципотеки от муниципальных органов перечень граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий. Эта специализированная организация вправе заниматься любой разрешенной ей предпринимательской деятельностью. По утверждению Агеева, Госжилфонд «вступил в гражданский оборот как участник предпринимательской деятельности, ограничение на ведение которой для ГЖФ установлено законодательно. Согласно пункту 2 статьи 168 Гражданского кодекса РФ, сделка, нарушающая требования закона, ничтожна как посягающая на публичные интересы. Принятие обязательств по договорам залога ГЖФ противоречит ее целевым способностям и учредительными документам».

Агеев считает, что «в соответствии со ст. 174 ГК РФ сделка, совершенная представителем от имени юрлица без доверенности юрлица в ущерб определенным интересам, может быть признана судом недействительной». Он подчеркивает, что «оспариваемая сделка совершена безвозмездно в интересах третьих лиц заемщиков, обеспечивая их обязательства за счет имущества ГЖФ, что нарушает интересы неопределенного круга лиц». Член попечительского совета не исключает, что в данном случае имело место «действие в обход закона с противоправной целью». Он предполагает также, что «Татфондбанк» должен был знать, что предоставление некоммерческой организацией своего имущества является заведомо невыгодной для ГЖФ сделкой, поскольку в случае обращения взыскания на предмет залога, ГЖФ теряет часть своего имущества без какого-либо встречного исполнения».

«МИГ» — «Бинбанку», «Бинбанк» — «Татфондбанку»

О взаимодействии с ТФБ поведал следствию и бывший генеральный директор ООО «Московская инжиниринговая группа» Умар Цуров (по данным системы «СПАРК-Интерфакс», экс-совладелец ООО «МИГ», которое ныне является недействующим). Его допросили в январе прошлого года. Руководитель компании, ознакомившись с документами, которые появились в распоряжении следствия, сообщил, что подпись на копии договора уступки права требования, договора купли-продажи ценных бумаг от 2016 года похожа на его собственную, а также печать похожа на печать его организации. «Если бы были предоставлены оригиналы, мог бы сказать утвердительно о подлинности подписи и печати организации», — отметил Цуров.

В начале декабря 2016 года руководитель «МИГ» подписал несколько документов с представителями «Бинбанка» в Москве и Казани. Фото cod36.ru

«В декабре 2016 года ко мне обратился мой знакомый Константин, который работал в ПАО «Бинбанк» на руководящей должности. Он иногда консультирует меня по экономическим вопросам моей коммерческой деятельности. Он попросил поучаствовать в ряде сделок, финансово выгодных для «Бинбанка». При этом Константин заверил меня, что финансовых рисков и потерь для нашей организации не наступит», — привело следствие показания Цурова.

В начале декабря 2016 года руководитель «МИГ» подписал несколько документов с представителями «Бинбанка» в Москве и Казани, оставив их в Татарстане. Кто при этом присутствовал, Цуров не помнит. По его словам, в соответствии с подписанными документами на счет «МИГ» никакие средства не поступали.

Два года назад о подписании этих документов следствию в свою очередь рассказал и тот самый консультант Цурова — Константин Калагин, руководитель блока крупного корпоративного бизнеса «Бинбанка». Как выяснилось, облигации «Бинбанку» реализовали вместе с «МИГ» несколько организаций, среди которых аффилированные Мусину компании, на общую сумму 2,7 млрд рублей. Калагин также сообщил, что указание о продаже облигаций «Татфондбанку» он получил в конце 2016 года от председателя правления «Бинбанка» Шишханова.

«В связи со сложившейся практикой необходимо было провести сделку с участием третьего юрлица. Я попросил знакомого Цурова принять участие в ней. Далее я связался с заместителем председателя правления «Татфондбанка», которому подтвердил данную сделку. Затем попросил сотрудников подготовить документы по данному решению: договор уступки права требования на определенных условиях. При этом оплатить данную уступку необходимо было путем взаимозачета, встречных требований по договору купли-продажи ценных бумаг. Позже узнал, что сделка была реализована в соответствии с принятым решением», — свидетельствовал Калагин.

Екатерина Аблаева
Общество Татарстан
комментарии 4

комментарии

  • Анонимно 11 мар
    Работают как могут. Скорее бы разобрались в этой ситуации
    Ответить
  • Анонимно 11 мар
    Сначала банк Мусина (депутата Госсовета РТ пятого созыва) дает кредит аффилированной фирме- однодневке. Без залога и поручительства.
    Его доверчивый коллега – Абдуллин (тоже депутат на тот момент), поручается за дебиторов так, что внешне все выглядит вполне пристойно. Есть кредит, есть поручитель, залогодатель. Все в порядке. Кроме того, что кредиты никто возвращать не собирался. А когда конкурсный управляющий банка обращается с иском к поручителю, по причине полной неплатежеспособности должника, то тут выясняется, что наш депутат-поручитель сам жертва введения в заблуждение. Оказывается, банк не сообщил о своем тяжелом финансовом положении, а также о тяжелом положении фирм, через которые собственно и уплывали активы, то есть деньги кредиторов. Поэтому суд, не заморачиваясь доказательствами, признает договора залогов и поручительства недействительными. Вообще-то тяжелое положение у банка как раз и создалось из-за заведомо невозвратных кредитов. А в заблуждение в первую очередь банк ввел своих кредиторов…

    Ответить
  • Анонимно 11 мар
    А вот кредиторам физ лицам не давали возможность снять свои деньги накануне сделки, так и погорели все деньги, собранные годами на квартиру. 4 год пошел и кредиторы первой очереди не могут получить свои деньги в полном обьеме из за таких как Гжф и Безвозвратных кредитов.
    Ответить
  • Анонимно 11 мар
    не могу спокойно читать эти новости
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии