Новости раздела

Как сотрудники ТФБ соглашались на участие в левых схемах Мусина за премию в две тысячи

В Казани продолжаются допросы трудового коллектива «Татфондбанка» по делу о многомиллиардных хищениях

Как сотрудники ТФБ соглашались на участие в левых схемах Мусина за премию в две тысячи
Фото: Роман Хасаев

Сегодня Вахитовский суд Казани заслушал очередных свидетелей по делу о хищениях в «Татфондбанке» — «утекающих» из банка под видом кредитов миллиардов, которые, по версии следствия, выдавались номинальным юрлицам, подконтрольным экс-председателю правления ТФБ. Четверо бывших подопечных Роберта Мусина раскрыли суду новые подробности практики выдачи необеспеченных займов «дружественным» ТФБ компаниям, завязанным на руководстве банка, а также трудоустройства сотрудников в фиктивные компании, регулярно получавшие, но не погашавшие кредиты. Подробнее — в материале «Реального времени».

Память исправно продолжает подводить экс-сотрудников ТФБ

Первой свидетельницей, допрошенной на сегодняшнем заседании, стала ведущий специалист ООО «Созидание и развитие» Гузель Галимзянова, с 2013-го по май 2017 года занимавшая должность начальника отдела клиентских отношений «Татфондбанка». Среди клиентов подконтрольного ей отдела был и сам Роберт Мусин, державший в своем банке вклады и оформлявший кредиты. Правда, суммы, хранившиеся на счетах бывшего шефа, как и нюансы операций по его счетам, Галимзянова вспомнить не смогла, отметив лишь, что основные поступления формировались из заработной платы Мусина, размера которой она также не помнит.

Сегодня обвинение особенно интересовала сомнительная, по версии следствия, сделка ТФБ с ООО «Московская инжиниринговая группа». В декабре 2016 года ТФБ был подписан договор переуступки прав требований, в соответствии с которым кредитные обязательства ООО «Автомакияж», «Сувар Отель», «Сувар Девелопмент» и «Краснодар Девелопмент» были реализованы ООО «Московская инжиниринговая группа» (МИГ). Что получил «Татфондбанк» взамен своих прав на долги «Сувара» — так и осталось неясным. Правда, и этот вопрос Гузель Галимзянова суду прояснить не смогла, сославшись, что не помнит.

Суммы, хранившиеся на счетах бывшего шефа, как и нюансы операций по его счетам, Галимзянова вспомнить не смогла, отметив лишь, что основные поступления формировались из заработной платы Мусина

Не смог припомнить обстоятельств договора с МИГом и второй свидетель, ныне безработный Ильнар Абдулманов, который с 2003-го по 2017-й работал в ТФБ, в последние годы занимая кресло руководителя управления операций на рынке ценных бумаг. Зато хорошая память оказалась у гособвинения, представители которого напомнили суду, что на предварительном следствии Абдулманов давал показания о подготовке проекта договора с МИГом в 2,7 млрд рублей как раз в декабре 2016 года.

Третий заслушанный сегодня свидетель — Лилия Давлетшина с 1999-го по 2018 год, вплоть до самого отзыва лицензии у банка, руководила управлением кредитных рисков в ТФБ. Подразделение занималось перепроверкой оценки и анализа финансового состояния заемщиков ТФБ (андеррайтинг), ранее проведенными другими отделами. Итоги своей работы в формате рекомендаций специалисты отдела озвучивали на заседаниях кредитного комитета, на которых и принималось решение: стоит ли банку кредитовать ту или иную организацию. Но, по словам Давлетшиной, компаниями из ГК «DOMO», интересующими гособвинителей, ее отдел не занимался.

По словам Давлетшиной, компаниями из ГК «DOMO», интересующими гособвинителей, ее отдел не занимался

Как ТФБ в спешке уступал долги ГК «Сувар» перед «началом конца»

Самым информативным и продолжительным на сегодняшнем судебном заседании был допрос четвертого по счету свидетеля, экс-сотрудницы ТФБ, а ныне — штатного экономиста крупной строительной компании Екатерины Волокитиной, с мая 2015-го по 2018 год занимавшей должность специалиста отдела кредитования юридических лиц ПАО «Татфондбанк». Она и пролила свет на сделку ТФБ с ООО «Московская инжиниринговая группа» от 2016 года.

— Начальник моего отдела Регина Шамилевна Латыпова попросила меня подготовить протокол кредитного комитета, вбить в него все параметры сделки о том, что обязательства Группы компаний «Сувар Девелопмент» передаются «Бинбанку». Мы подготовили это, отдали. Параллельно кто-то готовил договор цессии, я не знаю кто. И потом я подготовила весь пакет документов — досье этих четырех компаний, и мы повезли в банк, по акту приема-передачи передавали каждый документ, — пояснила свидетель.

При этом «сделка», по словам Волокитиной, по требованию руководства оформлялась в максимально короткие сроки, а изначально во всех подготовленных документах фигурировал не МИГ, а «Бинбанк», и только уже в ходе подготовки документации по прямому указанию Латыповой Волокитина переделывала договоры, в качестве цессионера указывая «Московскую инжиниринговую группу». Что получил «Татфондбанк» взамен уступленных обязательств, Волокитина объяснить затруднилась, отметив, что подобные «сделки» в принципе нетипичны и на ее памяти проводились первый и единственный раз.

Напомним, что как раз в середине декабря 2016 года из-за «сложностей с ликвидностью» «Татфондбанк» приостановил расчетно-кассовое обслуживание клиентов, как сообщала тогда пресс-служба ТФБ, с целью «разработки и реализации комплекса мер по восстановлению ликвидности».

Волокитина также еще раз подтвердила предположение гособвинения о существовании целой «империи» фиктивных фирм Мусина

«Руководители были в курсе схем»: как фирмы ГК «DOMO» стали «дружественными» ТФБ

В ходе дачи показаний Волокитина также еще раз подтвердила предположение гособвинения о существовании целой «империи» фиктивных фирм Мусина, созданных только для того, чтобы брать кредиты в ТФБ, «выкачивая» деньги из банка.

Должностные обязанности Волокитиной заключались в анализе платежеспособности и финансовой отчетности потенциальных заемщиков, в частности, она сопровождала выдачу кредитов нескольких компаний, в том числе и ГК «DOMO».

Компании, входящие в DOMO, в банке считались «дружественными», их кредитный портфель в ТФБ исчислялся сотнями миллионов рублей, новые займы ими получались регулярно и тратились по большей части на погашение процентов по ранее взятым кредитам. При этом основной долг фирм DOMO не погашался и только рос, и, несмотря на это, каждый новый кредит всякий раз одобрялся руководством «Татфондбанка», кредитным комитетом, а затем соответствующие распоряжения «спускались сверху» кредитным специалистам, пояснила Екатерина Волокитина, отвечая на вопросы гособвинения.

— Руководители были в курсе схем. Я пришла в мае 2015-го, и это уже существовало. Наступал момент погашения процентов, и придумывали схемы, как можно ввести деньги в эти компании. Для этого выдавался кредит на одну компанию, потом распределялся далее, — уточняла Екатерина Волокитина.

Компании, входящие в DOMO, в банке считались «дружественными», их кредитный портфель в ТФБ исчислялся сотнями миллионов рублей. Фото Дамиры Хайруллиной

«Компания деятельности не вела, а кредиты ей выдавались»

Почти под конец часового допроса Екатерины Волокитиной вскрылась еще одна интересная деталь — номинальное трудоустройство экс-сотрудницы ТФБ в одну из фиктивных, по ее же словам, «дружественных» банку Мусина компаний — в ООО «УК Татинк» она числилась в должности экономиста, взамен ежемесячно получая прибавку к заработной плате в две тысячи рублей.

— Были созданные компании, инициатором был «Татфондбанк», в чьем лице — не знаю. Компания деятельности не вела, а кредиты ей выдавались, — по просьбе гособвинителя охарактеризовала понятие «дружественной ТФБ компании» свидетель.

По словам Волокитиной, банк явно был заинтересован в повторном кредитовании таких номинальных фирм, на полученные средства погашающих проценты по старым займам. Предложение о фиктивном трудоустройстве свидетель получила от своего непосредственного руководителя в ответ на ее просьбу повысить заработную плату. Свидетель рассказала, что фактически никаких обязанностей в «УК Татинк» у нее не было, как не было и записи в трудовой книжке. Не знает Волокитина ни имени директора фирмы, в которой получила должность, ни положения дел в ней.

Ольга Голыжбина, фото автора
ПроисшествияОбщество Татарстан
комментарии 15

комментарии

  • Анонимно 16 дек
    Деньги - в трубу.
    Ответить
  • Анонимно 16 дек
    Труба у кого?
    Ответить
  • Анонимно 16 дек
    Из ТФБ в трубу, оттуда в ТФБ, чтобы получить кредит в ЦБ. Так они говорят, врут, наверное.
    Ответить
  • Анонимно 16 дек
    Такое чувство, что в Тфб работали лживые и продажные людишки, которые за дополнительную плату просто обворовывали простых вкладчиков!!! Такие молодые, а души все уже в грязи окунулись! Все слезы людей к ним непременно вернется бумерангом!!!
    Ответить
  • Анонимно 16 дек
    Все как один договорились и врут. Разворовали деньги вкладчиков на миллиарды, растащили по фирмам однодневкам. Вор должен сидеть в тюрьме. Всех привлечь к уголовной ответственности от касссиров операционистов, начальников охраны банков и т. д... Мы кредиторы 1 очереди ПАО Интехбанк и Татфондбанк третий год подряд ходим в суды ТАТАРСТАНА и видим, что суды выносят удобные решения. Мы требуем возврата своих вкладов в полном объёме.
    Ответить
  • Анонимно 16 дек
    И все это чистой воды мошенничество на десятки миллиардов, совершенное группой лиц (которых «доблестный» СК РТ не захотел установить), происходило в банке с государственным участием???!!! Просто уму не постижимо!!!
    Ответить
  • Анонимно 16 дек
    эта схема выгодна банку, дает 100р и начисляет 20. дает 20 и забирает, а кредитор должен уже 120. дает 24 и забирает..... в итоге потерял 100р
    Ответить
  • Анонимно 16 дек
    А работников Татфондбанка (которые все с высшим образованием и понимали противозаконность мошеннических схем) под дулом пистолета что ли заставляли готовить документы для выдачи кредитов на огромные суммы фирмам-пустышкам и рисовать их красивую отчетность??!!
    Ответить
  • Анонимно 16 дек
    Абсолютно не информативная статья!!!! Свидетели прямо указывали на Якушкину,Ионову,Насырова,Мерзлякова. У сми тоже задача чтобы у Мусина 201 ненароком не отскочила? 210 там! Опс!!!! Зачем так криво освещать?
    Ответить
  • Анонимно 16 дек
    И все, о чем рассказывают на судах свидетели —этр разве не мошенничество???!!! Неужели они не понимали противозаконность всех этих схематозов и своих действий ? И это же происходило систематически на протяжении нескольких лет! А в результате образовалась финансовая дыра на 120млрд! Это же настоящее ОПС ! СК РТ, неужели вы этого не видите???!!!
    Ответить
    Анонимно 17 дек
    Налицо организованное преступное сообщество, которое грабило Татфондбанк на протяжении нескольких лет через фирмы-прокладки и в конце концов довело Татфондбанк до банкротства! Это ст.210 УК РФ ! СК РТ, вы серьезно этого не видите???!!!
    Ответить
  • Анонимно 16 дек
    Если понимали поотивозаконность всех схематозов, то должны были немедленно уволняться из этого карманного банка. И все! Жить после этого спокойно и по совести!
    Ответить
  • Анонимно 16 дек
    Свидетель прямо сказала что схемы придумывали и давали указания Якушкина и Ионова! Ни одна не допрошена до сих пор! Хотя во всех эпизодах кредиты! Почему?
    Ответить
  • Анонимно 16 дек
    Простр нам(кредиторам 1очереди) морочат голову.допрашивая не тех. Вы допросите вышестоящих начальников и неустановленных лиц. Мы думаем что это просто "показуха" затягивание времени.
    Ответить
  • Анонимно 17 дек
    Если работники ТФБ соглашались на участие в левых схемах (как глосит заголовок статьи), значит они понимали их незаконность, и значит они — соучастники в этом мошенничестве ! И следоввтельно также нести ответственность за содеянное ! Ведь в результате всех этих мошеннических схем тысячи ни в чем не повинных людей лишились своих средств, и они до сих пор не могут их вернуть!
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров