Новости раздела

«Пытаясь предотвратить революцию, Александр III во многом ее подгонял»

Эпоха «царя-миротворца» — это контрреволюция, а не контрреформы, полагает историк Кирилл Соловьев

«Пытаясь предотвратить революцию, Александр III во многом ее подгонял» Фото: Смерть Александра III в Ливадии 1895, М. Зичи, репродукция wikipedia.org

125 лет назад умер император Всероссийский, царь Польский и великий князь Финляндский Александр III. О том, почему человека, которого некоторые россияне склонны ассоциировать с сильной рукой, нельзя считать успешным монархом, «Реальному времени» рассказал историк Кирилл Соловьев.

«Александру III повезло, что в годы его царствования не произошло большой войны»

— Кирилл Андреевич, в истории России некоторые императоры величаются Великими. Конечно, Александр Третий — не великий (на его фоне великим можно было бы назвать его отца Александра II, освободившего крестьянство от крепостного права). Но как правильно было бы его величать?

— Сложно сказать. Понятно, что история нашей страны на протяжении большей ее части — это история с самодержавным правлением, и естественно, мы начинаем делить ее на периоды, связанные с правлением того или иного государя. Но насколько правилен и корректен такой подход, это большой вопрос, и вот почему Если, скажем, речь идет о средневековом обществе, то думаю, что такой подход правильный, потому что несомненно страной правил исключительно великокняжеский, потом царский и на раннем этапе императорский двор. Именно там была сконцентрирована и делалась вся политика. Применительно же к концу XVIII века и в XIX веке ситуация стала совершенно другой. Да, форма правления осталась самодержавной, но далеко не все происходившее тогда в России описывается формой правления. Весь процесс управления в стране заметно усложнился по сравнению с тем же XVIII веком, и это было связано не только с госаппаратом, который рос, менялся, трансформировался, но и со сложностью тех задач, которые стояли перед государством.

Конечно, центром власти по-прежнему оставался государь император, но вправе ли мы отождествлять все то, что делалось в годы правления Александра III, с царем? Вправе ли мы считать, что успехи, достижения или, наоборот, провалы той эпохи — это его личные успехи или провалы? Мне кажется, что в этом есть сильное упрощение. Даже если мы берем отца Александра III, мы, конечно, признаем, что при Александре II были осуществлены важные преобразования, но вправе ли мы говорить, что именно он осуществил их? Нет, конечно, — просто таковы были общественные настроения того времени, изменения в бюрократической среде и повестке дня, и то же самое касается времени Александра III — он скорее олицетворял тот курс, который имел место в 13 лет его царствования.

Давайте о курсе императора поговорим чуть позже, а пока закончим с первым вопросом. Мы же знаем, что Александра III именовали Миротворцем — соответствовал ли он этому «имени»? Войн при нем не было, но был ли он горячим противником войн? Вряд ли такое можно говорить о человеке, сказавшем фразу о том, что главные союзники России — это армия и флот.

— В каком-то смысле Александру III повезло, что в годы его царствования не произошло большой войны. Прекрасно известно, что Россия в течение XIX века вела войны почти на постоянной основе — будь это войны в Средней Азии, или на Северном Кавказе, или в Закавказье, или большие войны, которые вели почти до 80-х годов века абсолютно все императоры. Большие войны вообще были нормальным состоянием для Российской империи XIX века, а вот Александру III повезло. Да, военные столкновения при нем имели место в той же Средней Азии, но они имели эпизодический характер и, в общем, не предусматривали больших военных усилий со стороны российского государства.

Однако было бы совсем неправильным утверждать, что Александр III был царем-пацифистом. Это не так. Еще при Александре II образовался военный союз с Францией, из которого вскоре вырастет Антанта, а это будет шаг в сторону Первой мировой войны. То есть блоковая система, которая будет вcе предрешать при внешнеполитических кризисах начала XX века, которая приведет к масштабным катаклизмам и Первой мировой войне, складывается в том числе и при внешнеполитических усилиях и контактах с участием Александра III.

Фото 24smi.org
В каком-то смысле Александру III повезло, что в годы его царствования не произошло большой войны. Да, военные столкновения при нем имели место в той же Средней Азии, но они имели эпизодический характер и, в общем, не предусматривали больших военных усилий со стороны российского государства

«Ни сам будущий император, ни его младшие братья к государственной деятельности всерьез не готовились»

Многие историки, да и любители истории понимают, что сын Александра III Николай II не был готов к управлению страной. А был ли готов к этому сам Александр? В какой степени он интересовался политическими и государственными делами?

— Хорошо известно, что до смерти своего старшего брата Николая ни будущий Александр III, ни его младшие братья к государственной деятельности всерьез не готовились, и никто не воспринимал их как будущих серьезных претендентов на престол. Поэтому когда встал вопрос о престолонаследии и о том, что Александр должен готовиться к новой роли, он уже был довольно взрослый и сложившийся человек. Ему было 20 лет, у него сформировались определенные взгляды, он получил базовое образование, и принципиально что-то менять в человеке было поздно. С 1869 года Александра начинают привлекать к работе в высших госучреждениях, он со стороны начинает смотреть, как все происходит в этой системе, высказывает определенные взгляды, и эти взгляды иногда расходятся со взглядами родителя.

К концу 70-х годов, накануне гибели Александра II, уже становится заметно, что наследник человек довольно консервативный и у него не вызывают симпатий разговоры о конституции, которые идут при дворе, наследник не симпатизирует идеям о политических преобразованиях и высказывается на этот счет резко и решительно. Портрет будущего императора к 1881 году уже очевидно был обрисован всеми теми, кто знал цесаревича — тут вопросов не было. Да и факт того, что воспитателем цесаревича был ярый консерватор Константин Победоносцев, тоже о многом говорил. И если кто-то при дворе считал, что новый император положительно отреагирует на проекты политических преобразований от князя Михаила Лорис-Меликова, они, видимо, плохо знали цесаревича. И император повел себя вполне прогнозируемо, в соответствии со своими взглядами.

Значит, консервативный курс, который установился в стране с воцарением Александра III, не был только реакцией на гибель отца от бомб народовольцев?

— Конечно, имел значение фактор психологического стресса, в котором пребывали и сам Александр III, и все столичное общество, но все накладывалось на уже подготовленную почву. Неожиданностей здесь не было.

— Насколько самостоятелен в управлении страной был новый консервативный император? Или он был сильно подвержен влиянию своих консервативных единомышленников? Как он вообще относился к этому управлению?

—То, чем занимался Александр III, он воспринимал как работу, и к этой работе он относился очень ответственно. Царь много работал с бумагами, работал самостоятельно, но иногда у кого-то, конечно, мог спросить совета, потому что реалистично оценивал свои возможности, что делает ему честь. Но это один аспект вопроса.

Другой аспект более важный: что мы понимаем под самостоятельностью Александра III. Если в XVIII веке на троне преимущественно были государыни, а за ними были фавориты, которые вели государственные дела и занимали ключевые позиции в системе управления Россией, то к XIX веку это не относится, ничего подобного в это столетие мы не найдем. Тут выходит уже другое дело: император был отдельной фигурой, кукловодов при императоре не было, но собственные физические возможности не были безграничными, как собственная власть. Да, та модель управления Россией подразумевала, что император отвечает в стране за все, и, таким образом, он должен подписывать такой массив документов, который даже самый трудолюбивый человек и человек выдающихся физических качеств освоить просто не в состоянии. Что неизбежно подразумевает делегирование власти от царя к близким ему министрам, от министров к их заместителям, от заместителей к руководителям департаментов и так до бесконечности.

Таким образом, происходит распыление власти, а те решения, которые принимаются на среднем и низовом уровне, принимаются и подписываются без всяких особых редакций. Пирамида получается сложной, и власть императора сводится не к тому, чтобы принимать ежедневно какие-то решения, а скорее к тому, чтобы легитимировать эту систему управления. Все это происходило не только при Александре III, но и при его отце Александре II и сыне Николае II.

Фото wikipedia.org
Портрет будущего императора к 1881 году уже очевидно был обрисован всеми теми, кто знал цесаревича — тут вопросов не было. Да и факт того, что воспитателем цесаревича был ярый консерватор Константин Победоносцев, тоже о многом говорил

Полномочия императора, таким образом, в некоторых вещах прекращаются. Просто таковой уже стала жизнь, и он становится очень зависимым от ближайших сотрудников, а те от министров, которые делают ему доклады и готовят решения. И у царя не могло быть всех знаний, чтобы компетентно противостоять чиновникам, и он вынужденно подчинялся бюрократии, которая принимала решение — не то что за него, а вместе с ним. И именно бюрократия при Александре III становится той силой, которая определяет вектор развития государства.

При этом были два вопроса, которые вызывали интерес Александра III и которые он решал самостоятельно, что было вообще традиционно для русских царей еще с XVI века: это внешняя политика и кадровая политика.

«В конце 1870-х было ощущение, что революция очень и очень близко»

— Итак, мы знаем, что царь по своим взглядам был консервативен. Во что в итоге вылилось его желание укреплять самодержавие? Что в себе таит название «период контрреформ», которым некоторые историки называли время правления Александра III?

— В литературе по этому поводу много споров и дискуссий. Многие по-прежнему называют период правления Александра III периодом контрреформ, но тут есть аргументы и в одну сторону, и в другую. Да, мы как будто видим новое руководство страны, которое задумалось о ревизии и судебной реформы, и земской реформы, и университетского устава, и много чего другого, введенного Александром II. И, скажем, граф Дмитрий Толстой — министр внутренних дел, человек очень влиятельный, заявляет императору, что не сочувствует тому, что делалось в годы его родителя. И это все вроде бы соответствует словам, которые произносились в окололиберальной среде в конце XIX века и в советской историографии, в которой долгое время утверждалось, что при Александре III реализуется курс контрреформ.

Но мы с вами прекрасно понимаем, что судебная реформа никак не была покорежена, земство, конечно, изменилось, но все равно сохранилось в основных своих чертах во всем, что касалось городского самоуправления, и ни в коем случае при дворе Александра III не покушались на результаты крестьянской реформы. То есть в основе своей то «здание», которое было построено в годы Великих реформ, оставалось и в годы Александра III.

Другие историки говорят, что это были не контрреформы, а политика определенной стабилизации или, если хотите, корректировки того, что было сделано ранее. Но мне это кажется неточным, и вот по какой причине: коллеги не учитывают психологию момента, а именно ситуацию начала 80-х годов, когда произошел резкий разворот общественной мысли вправо.

Что я имею в виду? В конце 70-х годов среди публики очень часто произносились слова о том, что России угрожает революция, и было ощущение, что революция очень и очень близко. В обществе говорили, что страна переживает едва ли не предреволюционный 1787 год в истории Франции и что «российский 1789 год» уже не за горами. В этой связи оценивалась и активность народнических организаций, включая их охоту за Александром II, и попытка реформ Лорис-Меликова, включая так называемую конституцию — все это считалось предвестником будущей грозы.

Прием волостных старшин Александром III во дворе Петровского дворца 1885—1886, И. Репин. Репродукция wikipedia.org
В конце 70-х годов среди публики очень часто произносились слова о том, что России угрожает революция, и было ощущение, что революция очень и очень близко. В обществе говорили, что страна переживает едва ли не предреволюционный 1787 год в истории Франции и что «российский 1789 год» уже не за горами

И когда все закончилось убийством Александра II народовольцами 1 марта 1881 года, то многим при дворе виделось, что нужны меры по предотвращению возможной скорой революции. То есть политика 80-х годов, как ни странно это звучит, была контрреволюционной. Контрреволюционной, а не контрреформаторской. Она была нацелена на то, чтобы введением новых порядков если не предотвратить, то отсрочить надвигающуюся грозу. Наверное, это уникальный случай в мировой истории, когда контрреволюционная политика осуществляется не после революции, а в преддверии ее. И во многом Александр III подгонял революцию. То, что он делал, было скорее ускорением хода исторического процесса, подгоняло 1905 год.

«На практике дворянство стало более оппозиционным, чем можно было рассчитывать»

— Ваши коллеги говорят, что в своем желании укрепить самодержавие Александр III решил опереться на дворянство. Но я лично не слышал о сильном дворянстве той эпохи.

— Да, в окружении Александра III считали, что если дворянство — это главное служилое сословие, то оно должно обрести новую силу. Об этом часто говорили и писали Дмитрий Толстой и его ближайший помощник Пазухин. Для этого был подготовлен указ об учреждении земских начальников, готовилось новое положение о земстве, но результат оказался прямо противоположным.

Как часто бывает в России, реформы проводились исходя из спекулятивных представлений о том, что есть, без учета реалий, которые имели место в стране к этому моменту. Действительно, начиная с 1890 года, земство стало более дворянским, чем было раньше, и дворяне, менее состоятельные, получили большее влияние на формирование тех же земских собраний и земских управ. Но результат не соответствовал ожиданиям окружения царя — это выразилось в том, что на практике дворянство стало более оппозиционным, чем можно было рассчитывать. Более дворянское земство было настроено жестче в отношении власти, как на уровне губерний, так и на уровне страны, чем земство, существовавшее по прежнему положению. И конфликты с таким земством возникают у высшей власти все чаще, и не случайно дворянское земство стремится к тому, чтобы самоорганизовываться и формировать подобие антиправительственных объединений. Яркий пример — кружок «Беседа», который был создан очень близкими к императору людьми (в частности, Павлом Шереметьевым), обладавшими огромными состояниями, возможностями и влиянием, в том числе на ближайшее царское окружение.

Почему у дворянства была такая позиция? Потому что до 80-х годов дворянство испытало довольно сильное давление со стороны правительства. В сущности, политика Александра II способствовала потере дворянами земли, а те дворяне, что сохранили свои земельные угодья, не испытывали больших симпатий к действующей власти. Это лишь одно из объяснений, почему ставка на дворянство не оказалась оправданной, но очень важное.

Кроме того, было большое сопротивление царю и со стороны чиновничества, которое было не готово идти в рамках этого курса. Нам часто кажется, что если чиновник назначен царем, то он обязательно будет выполнять то, что ему поручили. Но чиновник точно такой же представитель общества и читает те же газеты, те же журналы, и он будет скорее мешать проведению тех преобразований, которые не соответствуют его представлению о том, что есть хорошо, а что есть плохо. Поэтому в 80-е годы многие идеи двора Александра III не получили одобрения чиновников самого высокого ранга и статуса. Скажем, в Госсовете его члены многие реформы корректировали, выхолащивали и от изначального курса мало что оставалось.

И получается, что никакого цельного курса в годы Александра III не было. Был лишь набор интенций, желаний правительства и ряд мероприятий, которые не соответствовали изначальному курсу.

Фото wikipedia.org
Вот смотрите: вы преподаете в университете, вы преподаватель, но еще и профессор, и на ваших глазах урезается университетская автономия. То есть вы видите сужение профессиональных свобод

«Власть и общественная жизнь стали развиваться в противоположных направлениях. Этим и объясняется революция 1905—1907 годов»

Если конкретно, чем были недовольны государевы слуги?

— Вот смотрите: вы преподаете в университете, вы преподаватель, но еще и профессор, и на ваших глазах урезается университетская автономия. Ранее ректора университета выбирали, а теперь назначают, раньше декана выбирали, а теперь назначают, полномочия же попечителя учебного округа заметно расширяются, вводится госэкзамен, который ограничивает ваше право контролировать знания учащихся и так далее. То есть вы видите сужение профессиональных свобод.

Или другой пример: вы дворянин-студент, и для вас вводится форма, которую необходимо носить, а это лишние расходы для вашего бюджета, кроме того, увеличивается плата за обучение, появляется много других требований к студенчеству, которых ранее не было. Все это тоже является фактором раздражения и неприятия общества.

Или еще один пример — вы дворянин-землевладелец, у вас есть земля, за которую приходиться биться после реформы 1861 года, чтобы участвовать в органах местного самоуправления, но по положению 1890 года у губернатора расширяется возможность вмешиваться в работу земства, и это тоже вызывает неприятие дворян. Такого рода конфликты продолжают плодиться в результате деятельности правительства Александра III.

Кроме того, проводится своеобразная национальная политика, которая плодит конфликты, политика в отношении крестьянства тоже вызывает дополнительное напряжение. А политика в отношении национальных окраин вообще касалась дворянства напрямую — происходит ограничение прав дворянских собраний в остзейских губерниях (территории современных Латвии и Эстонии), и немецкое дворянство стало ощущать себя не вполне защищенным, чего ранее не было.

Налицо то, что при Александре III накапливаются самые разные кризисные явления, которые объясняются очень просто: власть и общественная жизнь стали развиваться в противоположных направлениях, они почти не ощущали друг друга, и этим самым объясняется революция 1905—1907 годов.

— Можно ли сказать, что необходимость парламента в стране назрела?

— Несомненно. Если в 60-е годы такая мысль только посещала представителей высшей аристократии — тех же Валуева или графа Шувалова, то спустя 20—30 лет эта тема становится более актуальной. И те, кто ранее отрицал возможность представительных учреждений, как тот же Борис Чичерин, меняют свою точку зрения на этот счет. При Александре III уже многие знатные дворяне полагали необходимым создание представительного органа. Таковой, по их мнению, мог быть гарантом социальных прав общества, а потом и политических прав.

Фото wikipedia.org
Те, кто ранее отрицал возможность представительных учреждений, как тот же Борис Чичерин, меняют свою точку зрения на этот счет. При Александре III уже многие знатные дворяне полагали необходимым создание представительного органа

— Александр III, как я читал, называл себя «царем крестьян». Как отразилась на них его политика?

— Понимаете, не было политики, которую проводил лично император Александр III. Он лишь олицетворял ту или иную политику, а проводили ее те, кто входил в правительство и возглавлял ведомства и департаменты. Конечно, сам Александр III не мог не сочувствовать большей части населения страны, которой управлял. Но отношение к крестьянству со стороны власти и правительства было таково, что крестьян как равноценных и равноправных подданных императора никто не воспринимал. Отношение к ним у власти было как к неразумным детям, которых нужно опекать, контролировать и которым нельзя давать избыточных свобод.

Поэтому характерно решение 1893 года, по которому крестьяне не могли пользоваться надельной землей как собственностью даже тогда, когда расплатятся с выкупными платежами. В рамках такого подхода к крестьянам в их жизни никогда не должно было случиться такое явление, как частная собственность. По мнению властей, они должны были всегда оставаться прикрепленными к земле и находиться под контролем общины, которая будет решать, где им жить, где работать и где учиться их детям.

Все это было характерно для России при Александре III и даже вплоть до 1905 года. Кроме того, он учреждает институт земских начальников — некий суррогат помещичьей власти, который мог и судить крестьян, и наказывать их, и выполнять определенные административные функции. И все для одной и той же цели: над крестьянином нужно осуществлять опеку, ибо к самостоятельному управлению землей он не готов.

«Александр III не скрывал личного антисемитизма»

— Вы уже начали говорить о национальной политике Александра III. Что это было?

— Эту политику можно назвать националистической. Вовсю проводится политика русификации на окраинах страны: это касалось уже упомянутых мною остзейских губерний, Царства Польского (образование, делопроизводство и работа госучреждений велись на русском языке. — прим. авт.), ну и, конечно, вполне определенным образом решается еврейский вопрос, вводится антиеврейское законодательство. Ранее ничего подобного и в таких масштабах правительством в отношении инородцев никогда не проводилось.

— А отчего вдруг такой национализм у власти?

— Это отчасти веяние времени, национализм тогда был очень популярен, а в 70—80-е он обретает консервативное обличье, в том числе в Европе. Многие связывают такую политику с тем, что ее успешно проводил Бисмарк в Германии, и вот эта мода дошла до России. Хотя это было странно, тут была все-таки своя специфика — Россия не была мононациональным государством, ее элита всегда была многонациональной, и в этом была особенность организации страны.

Если же говорить о политике в отношении евреев, то ее можно объяснить только личными особенностями Александра III, то есть его личными антипатиями и фобиями, которые он не скрывал. Не скрывал он и личного антисемитизма. А вот почему он у него возник, сказать сложно, такие явления с трудом подлежат какому-либо исследованию. Конечно, когда царю докладывали о еврейских погромах, он говорил, что это не есть хорошо, но в душе он этому фактору был очень рад.

Фото novayagazeta.ru
Если говорить о политике в отношении евреев, то ее можно объяснить только личными особенностями Александра III, то есть его личными антипатиями и фобиями, которые он не скрывал. Не скрывал он и личного антисемитизма. А вот почему он у него возник, сказать сложно

А эта «радость» приводила к массовой эмиграции евреев из России: за вторую половину XIX века и начало XX века из страны уехали почти 2 миллиона евреев. Все это подталкивало немалую часть еврейского населения к оппозиционной деятельности, и не стоит удивляться, что в революционных партиях столь высок был процент евреев.

— Обострение рабочего вопроса, ухудшение положения рабочих — это тоже вина Александра III?

— Вот здесь вы не совсем точны. Начало 80-х годов — это только начало формирования рабочего класса России, начало того, что вообще можно назвать капиталистическим производством. И при Бунге, который был министром финансов страны, создается институт фабричных инспекций, то есть уже на раннем этапе истории «рабочего класса» правительство озаботилось тем, чтобы действительно выстроить взаимоотношения между работниками и работодателями, и выступало в роли арбитра между этими двумя сторонами.

С другой стороны, конечно, не могло быть и речи о том, чтобы это законодательство создало бы какие-то благоприятные условия для рабочих, тем более что это явление только-только зарождалось. Однако говорить, что правительство не замечало проблем рабочих, было бы несправедливо. Оно их замечало, и в этом направлении кое-что делалось: создавался новый временной порог для рабочего дня — 11 с половиной часов, были ограничения для труда детей, женщин и так далее. Да, законодательство было неидеальным, и требования рабочих в начале XX века говорили о том, что тут было к чему стремиться, но, с другой стороны, рабочий вопрос в России был не самым острым при Александре III, его значение в той же советской историографии было сильно преувеличено.

Рабочих к началу XX века в стране было только 3 процента. Да, эти 3 процента расселены плотно, в центре империи и поэтому обращают на себя внимание. Если мы берем профессиональных рабочих, то это были люди благополучные — их доходы были выше, чем у сельских учителей и врачей, и это были люди со стабильным заработком и с определенным статусом в обществе, но конечно, это не отменяло того, что у них были лозунги и экономические требования к власти.

Но очень часто люди начинают что-то дополнительно требовать не от того, что живут плохо. Когда решены ваши личные потребности, у вас непременно возникнут новые желания и интересы. Они вполне оправданы, и вы стремитесь к их достижению. Рабочий вопрос при Александре был, но он был не такой простой и очевидный, как кажется по советским учебникам.

Предпосылки для экономического рывка были заложены при Александре II

Экономическую политику тех лет сравнивают с индустриализацией 30-х. Согласны с таким сопоставлением?

— Экономические достижения той эпохи связаны исключительно с деятельностью Сергея Витте, хотя, конечно, многое было подготовлено раньше, при эпохе Великих реформ Александра II, в том числе строительство железных дорог. В частности, если речь идет о финансовой политике, тарифной политике в отношении провоза по тем же железным дорогам иностранных товаров. Благодаря Витте в 90-е годы Россия сделала мощный промышленный рывок, и так быстро, как тогда, страна в экономическом смысле никогда не развивалась. Многие производства в стране возникали просто с нуля, и происходило это очень быстро.

Фото iz.ru
Экономические достижения той эпохи связаны исключительно с деятельностью Сергея Витте, хотя, конечно, многое было подготовлено раньше, при эпохе Великих реформ Александра II, в том числе строительство железных дорог

Конечно, для такого рывка были мобилизованы и внутренние ресурсы, и внешние инвестиции. Но итог был поразительный, в России сложилась мощная экономика, она выросла в два раза. Но этому, опять же, помогли высвобождение крестьянских сил, новый суд, более-менее свободно чувствующая себя пресса, появление земских служащих, случившееся при Александре II. Если бы всего этого не было, то и экономического рывка при Александре III не случилось.

У нас часто можно услышать, что в крахе монархии виноват Николай II, который не был готов к управлению государством. Но, как понимаю, Александр III тоже для такого исхода «хорошо постарался». Он виноват в том, что монархия рухнула?

— Я бы так далеко не заглядывал и сформулировал иначе. Я считаю, что, несомненно, вина Александра III заключается в том, что в его царствование были подготовлены предпосылки для революции 1905 года. Последняя имела куда более глубокие корни, чем фатальная для монархии революция 1917 года.

Да, режим вышел из первой революции с меньшими потерями, а в 1917-м рухнул, но для событий 1905 года условия были глубокие. Накопилось очень много проблем — социальных, национальных, экономических и, конечно же, политических, и все они при Александре III практически не решались. На мой взгляд, концом эпохи Александра III является не год его кончины — 1894-й, а 1905-й.

Александр III просто не хотел замечать реалии, не видел необходимость парламента?

— Да. России нужна была совершенно другая правовая организация общества, при которой у жителей страны есть права — гражданские и политические. Гражданские нужны были прежде всего — это свобода собраний, печати, слова, совести. И не стоит забывать, что в России дискриминировали не только национальные группы, но и религиозные, как, например, старообрядцев, а выход из православной веры приравнивался к преступлению. И опять же, крестьяне были фактически лишены права собственности на землю, и мало того, до 1904 года они подвергались телесным наказаниям. Представительство, разумеется, вещь важная, но она была вершиной нового правового уклада, который был жизненной необходимостью для большинства населения.

Конечно, такая невеселая ситуация рано или поздно должна была бы сказаться на политическом режиме.

Сергей Кочнев
Справка

Кирилл Соловьев (род. в 1978 году) — российский историк, архивист, археограф, специалист в области политической истории России XIX — начала XX веков. Доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института российской истории РАН, профессор Российского государственного гуманитарного университета, профессор Высшей школы экономики. Профессор РАН. Член экспертного совета Высшей аттестационной комиссии РФ по истории. Автор свыше 450 научных работ. Один из авторов «Большой Российской энциклопедии».

ОбществоИстория
комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 23 ноя
    Очень тенденциозный текст.
    Пропаганда какая-то, а не научный текст.

    А если сравнить правление императора Александра III и диктатора Ленина?

    Кто больше уничтожил людей?
    Император "пионерка не целованая" по сравнению с людоедом, вождём "мирового пролетариата".
    Ответить
  • Тахир Давлетшин 23 ноя
    Похоже, автор задался целью обрисовать сегодняшнюю политическую ситуацию
    Ответить
    Анонимно 23 ноя
    "— Да. России нужна была совершенно другая правовая организация общества, при которой у жителей страны есть права — гражданские и политические. Гражданские нужны были прежде всего — это свобода собраний, печати, слова, совести. И не стоит забывать, что в России дискриминировали не только национальные группы, но и религиозные, как, например, старообрядцев, а выход из православной веры приравнивался к преступлению. И опять же, крестьяне были фактически лишены права собственности на землю, и мало того, до 1904 года они подвергались телесным наказаниям".
    Источник : https://realnoevremya.ru/articles/158499-kirill-solovev-o-periode-carstvovaniya-aleksandra-iii

    После вооруженного захвата власти международными марксистами-террористами во главе с Лениным и Троцким в октябре 1917 года в уже Демократической Российской Республике (в которой все свободы, о которых мечтает профессор ВШЭ и член ВАКа по истории, уже были) в России установилась жесточайшая диктатура Ленина и Троцкого.

    Диктаторами Лениным и Троцким уничтожались физически (и морально) целые классы и социальные группы, терроризировались многие десятки миллионов людей, создавались конц.лагеря для инакомыслящих (первые в Свияжске и Казани осенью 1918 года), брались и убивались заложники, искусственно создавался голод, от которого только в Красной Татарии мучительной смертью, погибло около 1 миллиона человек, народы и этносы России разделялись по национальному и конфессиональному признаку, разрушалась промышленность, наука, культура, сельское хозяйство и т.д. ....

    И такую "систему" Ленин и Троцкий мечтали установить с помощью Мировой марксистской революции на всем Земном шаре...

    Российские императоры и цари действительно "пионерки не целованные" по сравнению с диктаторами Лениным и Троцким, убивших и погубивших судьбы многих десятков миллионов ни в чём не повинных людей.
    Ответить
  • Анонимно 23 ноя
    При Александре III Россия прошла точку невозврата - распада империи.
    Ответить
  • Анонимно 23 ноя
    Точка невозврата была в 1269 году, когда распалась Монгольская империя, частью которой была и современная Россия, и образовалась небольшая Золотая Орда, которая также распалась на ещё более "миниатюрные" ханства.

    Но с середины 16 века началось постепенное восстановление Москвой (являющейся правопреемницей наследия Великого Монгола Чингизхана) территориальной целостности сперва Золотой Орды, а затем и Монгольской империи.
    Но процесс не завершён до сих пор.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров