Новости раздела

Усадьба Бухартовских в Уфе: замурованный вход и героическая история полицмейстера

«Городская усадьба Бухартовских»: помпезное прошлое и печальное настоящее

Недавно «Башкультнаследие» обнаружило нарушения в содержании исторического памятника «Городская усадьба Бухартовских» в Уфе. Городской администрации как собственнику объекта внесли предостережение. Уфимский историк и краевед Павел Егоров в сегодняшней авторской колонке, написанной для «Реального времени», рассказывает об этом архитектурном комплексе. Наш колумнист также останавливается на биографии одного из жильцов дома — полицмейстера Генриха Бухартовского, который внес огромный вклад в развитие нынешней столицы Башкирии.

От русской солдатки — польским дворянам

Архитектурный облик перекрестка улиц Аксаковской и Успенской сложился через 70 лет со времени его заселения — в конце XIX — начале XX веков. В 1890-е годы состоятельные домовладельцы на этом перекрестке строят один напротив другого через Успенскую улицу два больших двухэтажных здания, оштукатуренные, побеленные, со светлыми большими окнами, в некоторых местах сдвоенными ради лучшего проникновения солнечного света. Карниз, подзор, фриз и наличники окон этих домов были богато украшены деревянной резьбой. Домом на северо-восточном углу перекрестка владели Бухартовские, на юго-восточном углу — Раевские. Самое удивительное, что оба здания внутри суть бревенчатые, но этого не видно нигде. Оба дома удачно сформировали угол улиц, создали его неповторимый архитектурный образ. В довершение на северо-западном углу в 1903—1909 годах строится здание Реального училища в «кирпичном стиле» с некоторым приливом готики в деталях.

А за 20 лет до изучаемых событий угловой усадьбой на северо-восточном углу Успенской (тогда Сенной) и Аксаковской (тогда Каретной) улиц в квартале №33 второй городской части, по сведениям 1879 года, владела уфимка Вера Бельская. По раскладочной ведомости 1897 года, Вера Бельская названа солдаткой, на усадьбе стоят деревянный дом, флигель, сарай с амбаром, конюшня, погреб, навес. Недвижимое имущество оценено в 450 рублей.

По данным 1904 года, угловое место принадлежит мещанину Антону Федоровичу Каткову, состоящему в цеху ремесленников. В первом этаже находился пивной зал, во втором этаже — «Уральские номера». С 1906 года в угловом доме с башенками уже проживало семейство дворян Бухартовских, уроженцев Белой Руси, но имевших польское происхождение. Я не оговорился: именно с башенками, как видно на старой мутной открытке, их было минимум три. Как это часто бывало в Уфе, официально дом был записан на супругу хозяина — Марию Александровну Бухартовскую, она являлась председательницей Уфимского Общества скорой помощи, членом «Дамского благотворительного отдела Уфимского попечительного комитета о бедных».

Полицмейстер Г.Г. Бухартовский — второй слева. Фото ufa-trakt.ru

Более всего в истории Уфы известен Генрих Иосиф Генрихович Бухартовский — полицеймейстер города Уфы (глава городской полиции) в 1903—1912 годах. При рождении как католик он получил двойное имя, по-русски же именовался просто Генрихом Генриховичем. Родился он в Витебске 18 ноября 1870 года. Служил в Екатеринбурге, Москве, Оренбурге Орске и Семипалатинске. В Уфу он прибыл в связке с семипалатинским губернатором И.Н. Соколовским. Бухартовский уже прославился в Уфе тем, что сразу же занялся укреплением материальной базы и кадрового состава городской полиции. Он впервые организовал в Уфе антропометрическое бюро, фотолабораторию для скорейшего раскрытия запутанных преступлений. По инициативе Г.Г. Бухартовского Уфа стала одним из первых губернских городов, где были созданы Паспортный стол и Сыскное отделение. А в 1909 году Бухартовский стал председателем учрежденного Уфимского отдела Российского Общества поощрения применения собак к полицейской и сторожевой службе. Этими для того времени европейскими новшествами мы естественно и с успехом пользуемся и по сей день.

Большое внимание Бухартовский уделял профилактике преступлений. После возглавления Генрихом Бухартовским уфимской полиции пошла на убыль активность всевозможных социалистов, революционеров и террористов. Вспомним, что время было тревожное: в ответ на «златоустовскую бойню» в мае 1903-го в уфимском Ушаковском парке убили губернатора Н.М. Богдановича, в 1905 году в Видинеевском летнем театре ранили губернатора И.Н. Соколовского; в уфимских железнодорожных мастерских действовало революционное подполье во главе с И.С. Якутовым, Война с японцами переросла в очередную русскую смуту. Летом 1906-го произошла знаменитая «Дёмская экспроприация».

По предположению уфимских краеведов А.Л. Чечухи и Т.В. Тарасовой, в дополнение к служебной квартире, которая размещалась в здании Главного полицейского управлении на улице Казанской, 14, Бухартовские приобрели изучаемую усадьбу на углу Аксаковской и Успенской 6 июля 1906 года, когда смута уже подходила к концу.

Правая рука губернатора

В 1903—1904 годах Генрих Генрихович Бухартовский принял самое непосредственное личное участие в основании и обустройстве четвертого по счету из уфимских парков — сада Попечительства общества о народной трезвости, или как просто именовали его уфимцы, парк Трезвости. Бухартовский предложил комитету Попечительства о народной трезвости создать сквер для народных гуляний на рабочей окраине города, дабы каким-то образом оздоровить образ жизни «третьего сословия», проживающих здесь пролетариев — железнодорожников и речников. Городская Дума распорядилась выделить под сквер землю между Иоанно-Предтеченским кладбищем и Солдатским озером. Здесь были организованы аллеи, скамейки, качели-карусели, оранжереи, построили чайную и шахматный павильон. Здесь бегали наперегонки, стреляли в цель, лазали на мачту, играли в кегельбан и детские игры, танцевали. В том же 1903 году Бухартовский как член Уфимского Комитета вольно-пожарного общества распорядился организовать в Уфе духовой оркестр, который играл на парадах, учениях, в театрах и клубах. По злой насмешке судьбы, парк переименован в 1920-е годы в честь одного из тех, с кем боролся наш полицеймейстер, деятельность коих во благо родного города выжигал каленым железом — в парк имени террориста-бомбиста Ивана Якутова.

Парк на Солдатском озере. Фото ufa-trakt.ru

После падения несостоятельного безвольного губернатора Б.П. Цехановецкого в конце 1905 года в Уфимской губернии появился последний выдающийся в ее истории губернатор Александр Степанович Ключарев, и Генрих Бухартовский стал его «правой рукой». Был создан Аксаковский комитет для осуществления, как бы ныне выразились, широкомасштабной патриотической акции — увековечивания памяти выдающегося русского писателя; ведь до этого имя Сергея Тимофеевича Аксакова почти ничего не говорило большинству россиян царского времени, более известными были его сыновья — теоретики и практики идей славянофильства.

Для строительства Аксаковского народного дома (ныне Оперный театр), личной задумки и блажи (как тогда считали) губернатора Ключарева, Г.Г. Бухартовский как активный член упомянутого комитета прилагал невероятные усилия и применял порой курьезные методы по «выбиванию» денег из уфимских «толстосумов». Генрих Генрихович лично объезжал всех состоятельных уфимцев и всеми правдами и неправдами собрал значительную часть требуемой суммы средств. Возведение Аксаковского дома, заложенного в мае 1909 года в день 50-летия кончины Аксакова и посвященного 300-летию царствующего дома Романовых, из блажи стало делом жизни и чести как губернатора А.С. Ключарева, так и полицеймейстера Г.Г. Бухартовского. Но несмотря на все старания, к сроку — 1913 году — Аксаковский народный дом был достроен только в парадной театральной части, а западная половина, где должна была разместиться картинная галерея и культурно-просветительские общества по интересам, так и не была завершена строительством. Позже, в советское время, оная была изуродована надстройкой.

Очевидно, Уфу Генрих Генрихович Бухартовский покинул не сразу. В 1913 году он был все еще членом правления Уфимского пожарного общества; а в 1914 году в чине надворного советника он служит уже в Симбирской губернии уездным исправником полицейского управления города Сенгилея и одноименного уезда. Затем он 3 года служит полицмейстером в городе Новониколаевске (Новосибирске). И здесь герой наш проявляет себя как организатор и общественник: в июле 1915 года создается Новониколаевское отделение «Общества увековечения памяти героев великой мировой войны, возникшей в 1914 году»; председателем правления был избран, естественно, Г.Г. Бухартовский.

После февральской революции он был разжалован в солдаты и направлен в действующую армию. В августе 1920 года Бухартовский был арестован Иркутской губЧК, разыскивавшей деятелей белого движения, но едва ли он таковым успел побывать, слишком маленький срок дали нашему герою. В ноябре его арестовали вторично и препроводили в Уфу, где в январе 1921 года осудили на 3 года и 4 месяца. По некоторым сведениям, помещался он в большевистском концлагере, что разместили в разгромленном уфимском Успенском монастыре (ныне УЮИ — юридический институт, бывшая школа МВД). В 1924 году Г.Г. Бухартовского, отмотавшего почти весь срок, из тюрьмы выпустили по болезни. Конец его жизни неизвестен. Так сгинул еще один яркий уфимец, сохранивший сотни человеческих жизней, подаривший городу детский парк и оперный театр.

Возведение Аксаковского дома стало делом жизни и чести как губернатора А.С. Ключарева, так и полицеймейстера Г.Г. Бухартовского. Фото kulturarb.ru

Вспомним также и брата полицеймейстера В.Г. Бухартовского, который проживал по тому же адресу на углу Аксаковской и Успенской. Как можно проследить из жизненного пути, он тянулся везде и следом за братом, бывши несколько в его тени. При рождении его также двуимянно звали Генрих Владислав, в Уфимской губернии он звался Владиславом Генриховичем, он был агентом «Севернаго страхового общества». Именно ему принадлежало Торгово-аптечное хозяйство в угловом главном доме усадьбы Бухартовских. Здесь же вели прием врач глазных и внутренних болезней Николай Иванович Килюшко и зубной врач Елизавета Георгиевна Никитина.

Интересно, что в январе 1917 года Мария Александровна Бухартовская продала усадьбу чулочнице Р.Г. Шкурко, но, видимо, продавала она уфимскую усадьбу на расстоянии, из Новониколаевска.

Срезанный угол

Даже при беглом осмотре особняка Бухартовских внимательный глаз сразу отметит срезанный угол — архитектурный прием, более 30 раз применявшийся в Уфе для угловых домов, смотрящих на перекрестки. И здесь парадный вход первого этажа, находившийся под угловым балконом, вел не в жилые покои, а в аптекарский и парфюмерный магазин, которому Бухартовские отдали часть комнат первого этажа своего дома. По именованию улицы она стала называться «Аксаковской аптекой». Почему? Дело в том, что незадолго перед этим Аксаковской в честь писателя была названа сама улица, поэтому топографическое означивание улицы в имени магазина — традиция, родившаяся в Уфе не вчера (следом за Аксаковской аптекой вспомним Александровский пассаж, Богородский магазин, Красинский рынок, Гурьевский рынок и т. п.). Угловой вход был изысканным, парадные двухстворчатые распашные двери окружала серия оконцев в сложной размежовке. По воспоминаниям старожилов, в первом этаже работала парикмахерская. В эпоху «позднего совка» (примерно в 1960—1970-е годы) срезанный угловой вход в аптеку был замурован, аптечное помещение разгородили на квартиры, исчезли парадные двери, утонули в асфальте широкие ступени.

В довершение статистики любопытные подробности: по переписи населения 1926 года усадьба Бухартовских уже несколько лет как муниципализированная у Шкурок, она носит №46 по улице Аксаковской. Здесь кроме двух главных домов перечислены сторожка жилая кирпичная и надворные деревянные постройки. В главном доме большую часть площади все еще занимает аптека, появилась и лудильная мастерская. На усадьбе проживают 66 душ (27 мужчин и 39 женщин). В 1929 году произошла сдвижка номеров в Уфе, и с этого времени усадьба носит №48.

В эпоху «позднего совка» срезанный угловой вход в аптеку был замурован. Фото Ааре Оландера (transphoto.ru). 1994 год

В композиционном построении особняка угловой акцент подчеркнут несколькими приемами: ориентацией балкона на угол Успенской и Аксаковской, декоративным шатровым башнеобразным верхом с необычным фронтоном, получившим в архитектуре термин «бочка». В тимпане этой бочки — славянский языческий образ солнца, на ее коньке смотрит вверх стилизованное копье. Все это — модная тогда ропетовская стилизация под Древнюю Русь. Завершается угловая башенка правильной равнобедренной пирамидой со шпилем и флюгером, навсегда застывшим на северо-западный ветер. Металлические буквы флюгера (возможно, инициалы?) полуутрачены и надпись уже нечитаема. Над флюгером виден металлический шарик, называемый «горошиной», венчает который в продолжение шпиля острая игла.

Уличные фасады украшены резными наличниками с фронтонами и подоконными досками, покрытыми богатой деревянной резьбой. По краям фронтонов наличников идут попарно симметричные точеные шишечки (сохранились лишь на втором этаже). Балкон, поддерживаемый фигурными металлическими кронштейнами, имеет металлическую решетку ограждения, затейливый ажурный рисунок которой является продолжением рисунка консолей. 10—12 мая 2012 года балкон был варварски уничтожен, спилен домоуправлением, но под давлением общественности (народное движение «Архзащита Уфы») восстановлен.

И еще одна броскся деталь: угловая башенка теперь стоит одиноко, не поддерживаемая соседними. Между тем на старой фотографии по крыше видны еще две стройные пирамидки, но уже другого вида, со многочисленными шпилями, они были расположены попарно — со стороны Успенской и со стороны Аксаковской. Чем-то они напоминают также уничтоженные пирамидки со шпилями гостиницы «Астория-Уфа» и завершения отреставрированных корпусов у Гостиного двора по бывшей Верхнеторговой площади, но гораздо соразмернее, тоньше, изящнее. Под пирамидками и на завершающих краях обоих фасадов красовались такие же «бочки», что и над срезанным углом.

Работа варваров

Пользуясь своим угловым расположением, имея небольшие размеры, дом-особняк удивительно масштабен в своем пространственно-планировочном расположении, господствуя над перекрестком, он не давит, а возвышает. Четкая осевая симметрия, проходящая через срезанный угол, подхватывает взор и возносит ввысь через роскошное парадное, балкон, бочку, солнце, копье, башню, пирамидку, шпиль, горошину и иглу.

Уличные фасады украшены резными наличниками с фронтонами и подоконными досками, покрытыми богатой деревянной резьбой. Фото gtrk.tv

В своем сочетании дом Бухартовских и стоящий напротив дом Раевских образуют единый архитектурный ансамбль, гармонично дополняют друг друга, они трудно представимы один без другого. Оба дома хорошо сохранились, хотя и имеют некоторые утраты в архитектурных деталях, что хорошо видно на старых снимках и что непременно необходимо восполнить при реставрации.

Угловой дом усадьбы Бухартовских запечатлен на многих фотографиях города, он вошел в фотоальбомы и рекламные проспекты. Безусловно, этот оригинальный памятник архитектуры — один из знаковых, легко узнаваемых домов старой части Уфы, он должен быть тщательно реставрирован с восполнением многочисленных резных деталей.

Севернее углового расположено второе здание усадьбы Бухартовских — деревянное, одноэтажное со стороны улицы, с мезонином в дворовой части. Его не совсем правильно именуют флигелем, между тем это самостоятельный дом. Окна украшены деревянными резными наличниками. Время постройки — ориентировочно одновременно с главным домом усадьбы. Здание также изначально использовалось под жилые квартиры. В 2011—2012 годах дом был расселен и покуда пустует. Оба дома усадьбы Бухартовских были соединены между собою резными деревянными воротами, утраченными в советское время.

После долгой подготовки соответствующих документов в январе 2017 года дома усадьбы Бухартовских были официально поставлены на государственную охрану как памятники истории и культуры (объекты культурного наследия).

Но в 2018 году главный угловой дом-памятник был расселен, и варвары незамедлительно стали выдирать полы, окна, двери и т. д. В ответ на это Управление по государственной охране объектов культурного наследия Башкирии направило предостережение администрации Уфы о недопустимости нарушения требований по содержанию объектов культурного наследия. Проверка установила, что собственник оказался нерадивым, он не обеспечивает должное состояние принадлежащих муниципалитету зданий усадьбы Бухартовских. Между тем федеральный закон №73 от июня 2002 года налагает на собственников зданий-памятников обязательства создавать условия, направленные на максимальное сохранение предметов охраны. В противном случае их ждет нарастающая череда штрафов и… все равно неизбежная обязанность реставрировать эти здания.

Павел Егоров
Справка

Павел Владимирович Егоров — историк, краевед, старший научный сотрудник, ГБУ НПЦ по охране недвижимых объектов культурного наследия.

ОбществоИсторияКультураНедвижимость Башкортостан
комментарии 18

комментарии

  • Анонимно 01 авг
    Очень грустно, что довели до такого состояния
    Ответить
  • Анонимно 01 авг
    Ничто не вечно под луной.
    Ответить
  • Анонимно 01 авг
    Тандем главы полиции и его брата из страхового общества -
    просто рэкетиры: знали у кого выколачивать деньги и как запугивать?!
    Ответить
    Анонимно 01 авг
    на благое дело же)
    Ответить
    Анонимно 01 авг
    Да-да. Рэкетиры в этой стране - движущая сила любых преобразований.
    Ответить
    Анонимно 01 авг
    Ну ну. Все так говорят
    Ответить
  • Анонимно 01 авг
    Тут тандем мэра и полицейского
    Ответить
  • Анонимно 01 авг
    Жаль нет фотографий изнутри
    Ответить
    Анонимно 01 авг
    Сходите сами, зайдите)
    Ответить
  • Анонимно 01 авг
    Уважаемый Павел Владимирович!
    Вы с пафосом представили гнилой деревянный домик или строение на века из мореного дуба?
    Избыточные эмоции есть враг разуму.
    Или что? ...
    Ответить
  • Анонимно 01 авг
    Несколько вопросов к автору, справедливости ради:
    1. Последние 100 лет дом относился к жилому фонду?
    2. Жители дома и правообладатели жилого фонда что делали для поддержания сохранности и стойкости жилого фонда?
    3. Как долго жители дома мечтали о внесении здания в фонд ветхого жилья?
    4. Стоит ли махать руками после драки?
    Ответить
  • Анонимно 01 авг
    Интересно,
    Какие смертные грехи пытался замаливать полицемейстер Уфы, занимаясь показушной благотворительностью?
    Сколько жизней погубил, сломал, разрушил?
    Ответить
  • Анонимно 01 авг
    Уважаемый Павел Владимирович!
    Вы представили пафосное повествование о гнилом деревянном ветхом жилье или о строении на века из мореного дуба?
    Избыточные эмоции, знаете ли, есть враг Разуму.
    Или что? :
    - рыночная игра на повышение - ничего уникального в этом здании нет;
    - ностальгия о деспотии, приведшая к кровопролитиям 1917 года;
    - почитание рэкетира?
    Ответить
  • Анонимно 01 авг
    Интересно, есть ли элемент коррупции в этой статье?
    Ответить
    Анонимно 01 авг
    свои грешки хотите обнаружить?
    Ответить
    Анонимно 01 авг
    Я в курсе своих грешков, грехов, шалостей и проказ.
    Но, судя по реакции, в этой статье точно есть элемент коррупции.
    Ответить
  • Люция Камаева 03 авг
    Спасибо, Павел, за глубокие знания истории и архитектуры УФЫ и интересное, не оставляющее равнодушным читателя повествование.
    Ответить
  • Анонимно 05 сент
    Спасибо, Павел! Читаешь и уносишься в прошлое как на экскурсию. Ждём ещё Ваших исторических справок.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии