Новости раздела

«У нас на уроках истории татаро-монгол часто ругали, и вдруг понимаю, что все не так»

Живописец Фиринат Халиков о любви к чердакам, подпитке в Булгаре и знакомстве со знаменитым однофамильцем

«У нас на уроках истории татаро-монгол часто ругали, и вдруг понимаю, что все не так»
Фото: Максим Платонов

В эти дни в галерее «Хазинэ» проходит персональная выставка живописца Фирината Халикова, посвященная 60-летию мастера. О том, как рождаются его полотна, в материале «Реального времени».

«Любил лазить по чердакам»

В экспозиции около 60 работ, как отметил сам художник, «столько, сколько поместилось в залах». В экспозиции работы, разные по жанру, роднит их приверженность реалистической школе, а наибольшее внимание обращают на себя исторические полотна. Халиков — признанный мастер исторического полотна, именно с подобными работами в середине 90-х годов прошлого века он ворвался в татарстанскую живопись.

Разумеется, исторические полотна были и до Халикова, но отличала их некая приглаженность, а у некоторых мастеров даже налет гламурности. Фиринат Халиков привнес в историческую живопись нотку трагизма, что тогда, в 90-е, совпало с большим интересом к прошлому татарского народа.

«Я с детства любил старинные вещи, собирал их, лазил по чердакам. Мы жили в то время в Уржумском районе, в селе Лазарево. Это между Лопьялом и Шурмой. В Шурме в свое время в школе преподавал брат художника Виктора Васнецова, Васнецовы из тех мест. До этого мы недолго жили в Донецке, там родители работали на шахте. Однажды, когда папа был в отпуске, произошла авария, вся смена погибла. После этого родители приняли решение уехать, мы перебрались в Татарстан, в Балтасинский район. Но там с работой было сложно, в результате семья оказалась в Вятке. Особых развлечений не было, вот лазил по чердакам, какие только интересные вещи не находил! Это тягу к истории и воспитало», — рассказывает Фиринат Халиков.

Когда он окончил художественное училище в Кирове, дипломную работу тоже написал на историческую тему — «Свадьба 1945 года». После училища приехал в Казань, учиться в творческие мастерские Академии художеств РФ, к Харису Якупову. Приехал уже с желанием писать исторические полотна.

«Однофамилец помог»

В это время ему в руки попала книга выдающегося ученого-историка Альфреда Халикова о татарах и булгарах. Это было для Фирината открытием. «У нас на уроках истории татаро-монгол часто ругали, косо на меня смотрели. И вдруг читаю эту книгу и понимаю, что все не так», — говорит художник. Он вспоминает, как разыскал в Казани Халикова, познакомился с ним, ученый пригласил его бывать на его лекциях, что Фиринат с интересом их посещать.

Однажды Халиков попросил художника-однофамильца сделать иллюстрации к его будущей книге, предупредив, что никаких визуальных материалов ему предоставить не может, их нет. Но проводил художника в Булгары. Фиринат Халиков прожил там месяц, словно подпитываясь энергетикой этого священного для мусульман места. В результате привез две работы — знаменитую «Черную палату» и «Весенний Иерусалимский овраг».

После этой поездки он словно укрепился в своем желании писать исторические полотна. Дальше последовало тщательное изучение исторической темы, когда художник часами просиживал в библиотеке, изучая летописи.

Часть этих работ представлена на выставке в «Хазинэ». Гибель имама Кул Шарифа, где в лице священника нет страха, только решимость биться до конца. Прощание народа с любимой царицей Сююмбике — возок, где она едет с сыном, окружила толпа плачущего народа. Но сама Сююмбике спокойна, мужественная женщина не может показать слабость. Кстати, работа, посвященная казанской царице, есть в Юсуповском дворце в Санкт-Петербурге: как известно, Юсуповы и царица Сююмбике — родные по крови.

Одна из самых трагических работ на выставке на первый взгляд кажется благостной — зимняя Казань, заваленная сверкающим снегом и залитая солнцем, под которым блистают минареты. Сказочный город, как из восточной сказки. Но чуть позже понимаешь, что это — последняя мирная зима Казанского ханства, и уже через несколько месяцев над этими минаретами поднимется зарево пожаров.

Исторические полотна Халикова пронизаны тревогой. Вот работа, на которой женщина укачивает ребенка, на заднем плане пасутся кони. Вроде бы мирная картинка, но тревожное небо, красно-черная цветовая гамма вызывает беспокойство. «А как не чувствовать эту тревогу, тревогу того времени? Это же не веселые картинки. Когда пишу, переживаю так, будто все со мной происходит. Если не переживать, плотно не получится», — размышляет художник.

Кстати, даже в начале 90-х его рисунки не всегда публиковали, находя их излишне трагичными. В это время ушел из жизни Альфред Халиков, и национальная тема на какое-то время стала «менее популярна», хотя официально под запретом не была.

Наташа и дети

Кроме исторической картины, в экспозиции есть и жанровые полотна, интерьеры родного дома в селе Лазарево, выписанные с тщательной любовью. Замечательные портреты семьи — жены Наташи, сыновей и дочери.

Особняком — две работы, на которых православные храмы. Общий вид Богоявленской церкви и вид с колокольни. Последняя работа предназначается автором в дар митрополиту Казанскому и Татарстанскому Феофану.

Сейчас в работе у Фирината Халикова грандиозное многофигурное полотно, которое пока условно называется «Из глубины веков», оно посвящено истории Татарстана — от принятия ислама до наших дней.

Кроме этого, он руководит творческими мастерскими при Академии художеств РФ, которые когда-то окончил. И лелеет мечту создать в Казани диораму, посвященную истории города.

1/31
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
Татьяна Мамаева, фото Максима Платонова
ОбществоКультура УдмуртияТатарстан

Новости партнеров

комментарии 7

комментарии

  • Анонимно 16 мар
    Картины очень интересные,но башню Сююмбике не было в 16 веке,она построена в середине 17 века....
    Ответить
    Анонимно 16 мар
    Фантазии творческого человека способны изменять прошлое, настоящее и будущее.

    Главное чтобы это были "добрые" фантазии.
    Ответить
    Анонимно 16 мар
    Башни Сююмбике, как и московского кремля, и сейчас нет - это ваши галлюцинации. Спросите у соседей - видят ли они эту башню и тот кремль?
    Ответить
  • Анонимно 16 мар
    Вот работа, на которой женщина укачивает ребенка, на заднем плане пасутся кони.
    А на заднем плане современная панорама Волги со стороны Болгар. Конечно вид потрясающий, но он образовался только в середине прошлого века, после запуска Куйбышевской ГЭС....
    Ответить
  • Анонимно 16 мар
    А, что за значок на лацкане пиджака дяди Фирината?
    Ответить
  • Анонимно 16 мар
    Значок
    Академии художеств РФ
    Ответить
  • Анонимно 17 мар
    Прекрасно, что с помощью художника реконструируется прошлое. Очень хотелось бы, чтобы кто-то из писателей взялся бы написать захватывающий бестселлер, например, о строительстве Кремля, или Свияжска и т.п. Пусть в бестселлере будут вымышленные имена людей, но люди же были! Вот это была бы пропаганда героической истории обязательно с оптимистическим завершением, которую бы читали на досуге все, а не заучивали бы отдельные события и даты в школе без всякого душевного переживания. Где таланты!?
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии