Новости раздела

Завершающий аккорд Шаляпинского: три тенора, «Турецкий марш» на татарский лад и родина джаза

Завершающий аккорд Шаляпинского: три тенора, «Турецкий марш» на татарский лад и родина джаза Фото: vk.com/kazan_opera

Одним из основных культурных и светских событий столицы Татарстана стал поистине феерический гала-концерт Шаляпинского фестиваля с участием великолепных исполнителей. Как и приличествует положению престижного международного оперного форума, на вечере в Татарском театре оперы и балета им. М. Джалиля все было статусно. Практически весь местный бомонд — VIP-персоны, сопровождающие своих очаровательных спутниц в вечерних туалетах, известные деятели культуры, вихрь цветов с огромной финальной корзиной. «Реальное время» публикует финальный «Дневник фестиваля» профессора, доктора искусствоведения Улькяр Алиевой.

Единство в многообразии

Жанр гала-концерта на оперном форуме всегда пользуется необычайной популярностью у всех категорий зрителей. Где еще можно услышать, сравнить выступления разных исполнителей из разных стран за один вечер? Тем более что принцип организации яркого во всех отношениях вечера, завершившего XXXVI Международного оперного фестиваля им. Ф.И. Шаляпина и собравшего на сцене театра целое созвездие великолепных исполнителей можно назвать «единство в многообразии»: сочетание вокальной и инструментальной классики, народного мелоса, эффектных сольных инструментальных номеров под сопровождение симфонического оркестра театра и джазовых композиций.

И все же символическим объединяющим началом этого красочного и невероятно притягательного гала-концерта стала сама фигура всемирно известного баса — Федора Шаляпина, юбилей которого — 145 лет со дня рождения — празднует музыкальный мир. Это проявилось и в исполнении a capella (без музыкального сопровождения) мужским хором татарского театра песни волжских бурлаков «Дубинушки», открывшей гала-концерт, которую не раз великий певец исполнял на концертной сцене.

Это проявилось и в «закадровом» тексте Эдуарда Трескина, который под оркестровое звучание проникновенного «Славянского танца» А. Дворжака и под видеоряд архивного фотоальбома великого певца, вел публику «по коридору» времени и памяти, начав свое краткое литературно-музыкальное эссе со знаменитых слов Шекспира: «Весь мир — театр». В целом отметим замечательную конферансную составляющую вечера, порученную деликатному Трескину, чередовавшему свое выступление с заранее подготовленным текстом с чистой импровизацией не без доброго юмора, что вызывало не одну улыбку в зале.

Символическим объединяющим началом этого красочного и невероятно притягательного гала-концерта стала сама фигура всемирно известного баса — Федора Шаляпина, юбилей которого — 145 лет со дня рождения — празднует музыкальный мир. Фото Максима Платонова

Шекспировская линия была продолжена «каскадом» блестящих номеров из произведений великого итальянского оперного классика на сюжет трагедий великого английского поэта — сценой бури и дуэтом Отелло и Яго из оперы «Отелло» в исполнении звезды Мариинки Ахмеда Агади, солиста Екатеринбургского театра Александра Краснова и хора татарского театра, арией Макбета из одноименной оперы в исполнении солиста Большого театра Игоря Головатенко. А представление женского хора театра, который не без удовольствия, с драйвом пропел сцену шабаша ведьм, вносил «нотку» интригующего начала: внутри каждой женщины живет огненная ворожея. И ария Виолетты из оперы «Травиата» в блистательном исполнении солистки Ковент-Гардена Влады Боровко лишь подтверждала преображающую силу любви, способную осветить последние земные дни женщины.

Шаляпинские традиции

И все же большую часть гала-концерта можно вполне назвать чисто шаляпинской. Вокалистами в сопровождении симфонического оркестра театра под замечательным руководством необычно выразительных в жестах двух маэстро — Марко Боэми (Италия) и Арифа Дадашева (Московский театр оперетты) — были исполнены номера из постоянного репертуара Ф.И. Шаляпина. Это и куплеты Мефистофеля из оперы «Фауст» Ш. Гуно в великолепном исполнении солиста Большого театра Михаила Казакова (именно с партии гетевского демона и начался европейский успех Шаляпина). Это и исполнение молодым и артистичным узбекским бас-баритоном Женисбеком Пиязовым арии Лепорелло «Вот извольте — это список красавиц». Хотелось бы отметить, что в последние годы исполнители из Средней Азии постепенно, но верно завоевывают оперное сценическое пространство.

Прозвучали и номера из опер, в которых принимал участие юбиляр: куплеты Тореадора в исполнении импозантного Александра Краснова и хор из заключительного действия из оперы «Кармен»; «Полонез Филины» из оперы «Миньон» А. Тома в исполнении легкого переливчатого колоратуро — солистки Михайловского театра Светланы Москаленко; знаменитая ария Дон Жуана с шампанским в исполнении великолепного баритона Большого театра Игоря Головатенко, прозвучавщая с такими же с подвижными и лучезарными «брызгами»-пассажами; знаменитый дуэт Мими и Рудольфа из оперы Дж. Пуччини «Богема» в исполнении Влады Боровко и Сергея Семишкура (Мариинский театр), сумевшими не только найти, но и подобрать «ключ» к сердцам публики.

В репертуаре Шаляпина были партии из оперетт, поэтому весьма логичным оказалось включение в гала-концерт ярких номеров из известных и столь любимых зрителями спектаклей в исполнении ведущих солистов Большого и Мариинки — Михаила Казакова и Сергея Семишкура, которые и сами были не прочь окунуться в игривый и беззаботный мир Кальмана и Легара.

Это и куплеты Мефистофеля из оперы «Фауст» Ш. Гуно в великолепном исполнении солиста Большого театра Михаила Казакова (именно с партии гетевского демона и начался европейский успех Шаляпина). Фото Максима Платонова

На протяжении долгих лет жизни двух музыкальных гениев — Шаляпина и Рахманинова соединяли узы преданной и бескорыстной дружбы. Шаляпин высоко ценил творчество своего друга и неизменно участвовал во многих постановках его оперы «Алеко» в партии титульного героя. И этот факт не могли обойти стороной организаторы концерта, включив рахманиновские номера — третью часть Второго концерта с пряными восточными оборотами в великолепном исполнении известного российского пианиста, воспитанника Казанской государственной консерватории Евгения Михайлова и романсы «Здесь хорошо» и «Весенние воды» в исполнении молодой, но, бесспорно, талантливой солистки татарского театра Гюльноры Гатиной (в фортепианном сопровождении Алсу Абдуллиной). И, глядя на изящную красавицу Гатину в роскошном бело-серебристом платье, с трудом верилось, что на последнем спектакле «Турандот», предшествующем гала-концерту, молодая вокалистка выступила в образе невзрачной рабыни.

Вне тематической «рамки» вечера, но на радость публике, участниками гала-концерта были исполнены и другие вокальные номера. Глубокий бас Сергея Ковнира мягко утопал в облаках надежды проникновенной украинской народной песни элегического склада «Дивлюсь я на небо», которая входила в репертуар многих известных оперных исполнителей — Ивана Козловского, Муслима Магомаева, Анатолия Соловьяненко. Лирический тенор из московского театра «Новая опера» им. Е. Колобова Нурлан Бекмухамбетов искренне восторгался любимой в арии своего романтического героя Лионеля из оперы Ф. фон Флотова «Марта», вызывая в свою очередь восхищение своим выступление весь зрительный зал.

Мягкий меццовый «аромат» очаровательной солистки «Стасика» Ларисы Андреевой мягко обволакивал зрительный зал в арии Леоноры из оперы «Фаворитка» Г. Доницетти и в «шлягерной» классической арии принцессы де Буйон из оперы Ф. Чилеа «Адриана Лекуврёр». Два роскошных сопрано — Светлана Москаленко и Венера Протасова (татарский театр) заливались роскошными трелями, раскрывая все грани своего блестящего колоратурного вокала в арии «Соловей» И. Стравинского и в одноименном знаменитом романсе А. Алябьева. А эффектные инструментальные номера с солирующим российским виртуозом на скрипке Гайком Казазяном — «Рондо каприччиозо» К. Сен-Санса и столь ожидаемое зрительской аудиторией разных возрастов «Libertango» А. Пьяццоллы, — внесли экспрессивный и чувственный колорит в атмосферу блестящего во всех отношениях вечера.

Одним из самых запоминающихся номеров концерта стало исполнение оркестром театра «Турецкого марша» В. А. Моцарта в обработке А. Луппова, который оказался очаровательным музыкальным кунштюком (забавной проделкой). Звучание столь знакомого классического шлягера в стилистике национальной татарской музыки вызывало улыбки и добрый смех публики на протяжении всего исполнения произведения.

Ахмед Агади стал истинным солнцем и героем вечера, исполнив (среди вокалистов) больше всех из заявленных в программе номеров, завершив свое блистательное выступление столь ожидаемой публикой «Nessun dorma» («Пусть никто не спит») из оперы «Турандот» Дж. Пуччини. Фото Максима Платонова

Казань имеет славу одного из центров российского джаза (первый джем-сейшн в России был сыгран именно в Казани). И поэтому неудивительно, что в рамках оперного форума была исполнена джаз-опера Дж. Гершвина «Порги и Бесс» с участием исполнителей США, Великобритании и России. И, как продолжение «линии джаза» Шаляпинского фестиваля и на радость всем казанским поклонникам этой музыки, во втором отделении вечера был выделен целый джазовый «блок» с участием известного джазового пианиста Даниила Крамера, который представил казанской публике известную композицию Чарли Крисчена и Бенни Гудмена «Seven Come Eleven» с ее оригинальной несимметричной фразировкой и ритмической прихотливостью (в рамках четкой метрической «сетки»), а также джазовую переработку зажигательного рок-н-ролла. Неординарному переосмыслению в импровизациях джазового кудесника подверглись и темы из оперетт И. Кальмана и Ф. Лоу в вокальном исполнении солистки Московского театра оперетты Натальи Мельник.

И все же какой гала-концерт без трех теноров — Ахмеда Агади, Нурлана Бекмухамбетова и Сергея Семишкура — и «хитовых» песен о Гранаде А. Лара, «Вернись в Сорренто» Э. де Куртиса и «Мое солнце» Э. ди Капуа? Любимец татарской публики Ахмед Агади стал истинным солнцем и героем вечера, исполнив (среди вокалистов) больше всех из заявленных в программе номеров, завершив свое блистательное выступление столь ожидаемой публикой «Nessun dorma» («Пусть никто не спит») из оперы «Турандот» Дж. Пуччини. И финальная ария Калафа весьма вписывалась в общую драматургию фестиваля — не финал, а сплошное многоточие. И несмотря на большой временной охват, весь гала-концерт был настолько заряжен внутренней энергией, что воспринимался не как финальный аккорд, перегруженный ферматой, а как своеобразный затакт к новому, предстоящему XXXVII Международному оперному фестивалю им. Ф.И. Шаляпина, который, если верить столь оптимистично звучащим словам знаменитой пуччинивской арии, бесспорно, принесет не менее яркие встречи и открытия.

Улькяр Алиева, доктор искусствоведения, профессор
ОбществоКультура Татарстан
комментарии 7

комментарии

  • Анонимно 23 февр
    Блеск! Улькер ханум, горжусь тем, что я была Вашей студенткой.
    Ответить
  • Анонимно 23 февр
    Шикарный концерт был!
    Ответить
    Анонимно 23 февр
    Даа, я не пожалел что сходил))
    Ответить
  • Анонимно 23 февр
    Спасибо всем, кто был причастен этому фестивалю
    Ответить
  • Анонимно 23 февр
    Надо РВ за неделю до концерта предупреждать об этом) Я даже не знал, к сожалению
    Ответить
    Анонимно 23 февр
    Просто надо интересоваться немножко. Не все же на блюдечке должно преподноситься
    Ответить
  • Анонимно 23 февр
    Вот так и закончился фестиваль Шаляпина. Хорошо ,что проводятся в Казани такие грандиозные праздники.Было очень интересно читать Улькар Алиеву на РВ. Теперь будем жить и ждать следующего года
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии