Новости раздела

«Все, успокоились»: как кредиторы «Татфондбанка» добивались от АСВ прозрачности

Суд обязал Агентство страхования вкладов раскрыть детали сделок между ТФБ и «Ак Барс» Банком за 2016 год

«Все, успокоились»: как кредиторы «Татфондбанка» добивались от АСВ прозрачности Фото: Максим Платонов

Пострадавшие клиенты «Татфондбанка» добились результатов в споре с Агентством по страхованию вкладов: суд велел предоставить им сведения о нескольких сделках между ТФБ и «Ак Барс» Банком за 2016 год. В 2015 году банки уступали друг другу портфели кредитов, в результате чего на балансе «Татфондбанка» остались безнадежные требования к фирмам, связанным с Робертом Мусиным. Подозрительные, по мнению клиентов, договоры, заключались и в последующем, но их содержание АСВ не раскрывало. На заседании побывал корреспондент «Реального времени».

Вместо ипотеки — ссуды DOMO

Арбитражный суд Татарстана 10 января рассмотрел жалобу на действия Агентства по страхованию вкладов (АСВ), конкурсного управляющего «Татфондбанка» (ТФБ). Ее заявителем выступала казанская компания «Гермес», которая представляет интересы пострадавших клиентов. В суд доверенные лица клиентов пришли, чтобы заставить АСВ раскрыть детали сомнительных, по их мнению, сделок между ТФБ и «Ак Барс» Банком (АББ) и, при необходимости, потребовать их оспорить.

Подозрения «Гермеса» пали на ряд договоров цессии, заключенных банками в 2015—2016 годах. По договорам 2015 года «Татфондбанк» переуступил «Ак Барсу» портфель ссуд физических лиц и портфель ипотечных кредитов. В свою очередь АББ уступил «Татфондбанку» права требования к нескольким фирмам — «Умная Электроника», «Современная электроника» и «Бытовая электроника». Все эти компании входили в группу DOMO, связанную с экс-председателем правления ТФБ Робертом Мусиным, и в прошлом году поочередно стали банкротами.

Теперь представители пострадавших клиентов требуют от АСВ выдать им копии договоров между ТФБ и «Ак Барсом» либо признать договоры недействительными. Сейчас речь идет только о сделках 2016 года, поскольку данные по аналогичным сделкам за 2015 год агентство уже предоставило и более того — решило их оспаривать. Так кредиторы узнали, что в 2015 году «Татфондбанк» переуступил «Ак Барсу» ссудный портфель физлиц на 2,44 млрд рублей. АББ же передал «Татфондбанку» права требования к компаниям группы DOMO на 856 млн рублей.

Все эти компании входили в группу DOMO, связанную с экс-председателем правления ТФБ Робертом Мусиным, и в прошлом году поочередно стали банкротами. Фото Дамиры Хайруллиной

По словам адвоката со стороны «Гермеса» Алексея Фиалко, в марте 2016 года ТФБ и АББ заключили еще несколько договоров о «мене активами» — к ним у клиентов и остались вопросы. В отличие от некоторых сделок 2015 года, информации по позапрошлогодним договорам в публичном доступе нет, а конкурсный управляющий ТФБ не нашел оснований, чтобы их оспаривать. АСВ также отказалось раскрыть представителям кредиторов содержание договоров 2016 года, ответив лишь, что они заключались на рыночных условиях. Поэтому Фиалко требовал от конкурсного управляющего «либо обжаловать, либо дать мотивированный ответ, почему делать этого не нужно».

«Немножко телега впереди лошади»

У судьи Наили Гарапшиной были вопросы к формулировке жалобы — предоставить информацию по договорам, либо оспорить: «Чем вы-то аргументируете, что их надо оспорить? Они [представители АСВ] говорят, что [сделки заключались] на рыночных условиях, вы говорите, что они незаконные. Вы тоже должны мотивировать».

По словам Фиалко, доступа к информации по сделкам нет, а значит, клиенты ТФБ и доверенные лица не могут понять, надо ли их оспаривать. «Так может, вы поторопились с этой жалобой? Потому что сейчас у вас нет документов, вы их не проанализировали. У вас немножко телега впереди лошади идет», — сказала судья.

«Мы не требуем оспаривания в безусловном порядке; в данном случае требование сформулировано с предлогом «или», — ответил адвокат. «Ну, «и» или «или» — без разницы, вы тоже мотивировать должны», — настаивала Гарапшина.

Представитель АСВ заявила, что уступка портфеля физлиц и передача прав требований к компаниям группы DOMO не имеют друг к другу никакого отношения. Фото cbskiev.ru

Представитель АСВ Валеева заявила, что, во-первых, уступка портфеля физлиц и передача прав требований к компаниям группы DOMO не имеют друг к другу никакого отношения. «Вы неоднократно в своей речи использовали слово «обмен активами», «получено взамен». Вы почему-то вводите в заблуждение, говоря о том, что они [сделки] каким-то образом взаимосвязаны», — обратилась она к адвокату заявителей.

Во-вторых, сказала она, АСВ не понимает, данные по каким именно сделкам просит предоставить «Гермес»: «Мы даже не знаем, что запрашивать: все договоры с «Ак Барсом», которые когда-либо заключались — что вас интересует? Пока получается, что вы требуете признать какие-то действия или бездействия конкурсного управляющего незаконными, но непонятно, какие».

«Мы октябрятами были»

Кроме сторон по делу и журналистов, на заседании были клиенты ТФБ, которые, впрочем, не имели отношения к рассматриваемому спору. Когда судья Гарапшина удалилась в совещательную комнату, в зале заседаний поднялся шум: «Встаньте вы на сторону народа»; «В стране жуликов живем»; «Мы ведь законопослушные люди. Мы пионерами были, октябрятами были».

Вернувшись, Гарапшина была вынуждена усмирять обстановку: «Все, успокоились». В итоге суд отказал «Гермесу» в оспаривании цессионных сделок 2016 года, но удовлетворил требования в части раскрытия данных: АСВ обязали предоставить заявителям копии договоров между банками.

Фиалко заявил, что за всеми указанными договорами, судя по всему, стоял якобы целенаправленный вывод активов: АББ получил работающие ссуды, а «Татфондбанку» достались безнадежные. Фото Дарьи Турцевой

После заседания Фиалко заявил, что за всеми указанными договорами, судя по всему, стоял якобы целенаправленный вывод активов: АББ получил работающие ссуды, а «Татфондбанку» достались безнадежные. «Это на суде нужны доказательства, а по-человечески ведь все понимают, зачем это делалось», — сказал он клиентам. Так или иначе, добавил адвокат, главная задача — показать АСВ, что «их действия контролируют 24 часа в сутки, семь дней в неделю».

«Реальное время» ожидает ответ от «Ак Барс» Банка.
Артем Малютин
ЭкономикаФинансыБанки
комментарии 8

комментарии

  • Анонимно 11 янв
    Правильно, все сделали так, чтобы ничего не досталось кредиторам. Выводили все что можно было. А теперь не хотят с этим соглашаться.
    Ответить
  • Анонимно 11 янв
    Там продажа кредитного портфеля по рыночной цене.иск ради иска.
    Ответить
  • Анонимно 11 янв
    меня очень интересует одно, почему кредиторы все еще платят деньги банку, который уже банкрот
    Ответить
  • Анонимно 11 янв
    Ждем ответ, ждем продолжение
    Ответить
  • Анонимно 11 янв
    Тут до сути еще копать и копать
    Ответить
    Анонимно 11 янв
    И не дойдут до конца
    Ответить
  • Анонимно 11 янв
    Вот из за таких вот ситуаций я храню деньги в крупах
    Ответить
  • Анонимно 11 янв
    жалко физических вкладчиков ТФБ, о них не думает ни суд ни АКБ. На Мусина можно валить все, но не он один это мутил и не для себя лично. ...
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии