Новости

15:43 МСК
Все новости

​Почему «дело чести» МВД Татарстана до сих пор не раскрыто

Теракт в адвокатской конторе уценили до поджога в 60 тысяч, вещдоки пропали, а борец с группировками Закамья вступил в сговор с потенциальным подозреваемым

​Почему «дело чести» МВД Татарстана до сих пор не раскрыто Фото: Ирина Плотникова

В Татарстане началась война компроматов вокруг нового «полицейского дела». Оперативники МВД РТ выставили «наружку» у Следкома и были задержаны московскими коллегами, следователи занялись прослушкой телефонов оперов, а борец с оргпреступностью сам получил место в «организованной преступной группе» и попал под домашний арест. В суде подполковник Даниль Закиров назвал фамилию «заказчика» своего преследования и обвинил сотрудников Следкома в помехах раскрытию «теракта» с поджогом газового баллона в Набережночелнинской коллегии адвокатов.

Нокаутировал «боксеров» и сохранил тайну в 150 млн

Отбывать свой домашний арест 42-летний начальник отдела БОП МВД РТ Даниль Закиров будет на челнинской «Рублевке» — в поселке Большая Шильна. Общаться с посторонними, любым способом, ему запрещено, а вот гулять позволено аж по четыре часа в день: с 8 до 10 и с 17 до 19 часов. Напомним, меру пресечения подполковнику Советский райсуд Казани избрал лишь со второй попытки. За двое суток Следком успел возбудить против Закирова новое дело, предъявить ему обвинения по трем эпизодам и собрать доказательства противодействия своей работе. Напомним, ранее Следком заподозрил Закирова и его подчиненного Шакирова в причастности к вымогательству 5 млн рублей, подбросам наркотиков и патронов неугодным предпринимателям, пытках и слежке за потерпевшими адвокатами.

«Сотрудники выполняли свою работу. Закон не нарушали. Оснований считать иначе у нас пока нет», — озвучила официальную позицию руководства МВД по РТ пресс-секретарь ведомства Ирина Нижельская. Служебная характеристика Закирова отмечает главные успехи его 18-летней службы, которая началась с активного участия в раскрытии покушений и убийств «Тагирьяновских» (среди жертв 2000-го — начальник межрайонного отдела милиции Вильдар Гимаев), продолжилась задержаниями лидеров и участников ОПС «Боксеры» и ОПГ «Тридцатники», члены которого рядились в полицейскую форму и убивали дальнобойщиков. Дальше сотрудник «шестого отдела» занимался делом «игорной мафии» в Челнах, а непосредственно перед задержанием осуществлял оперативное сопровождение дела ОПФ «48-й комплекс», взявшего под криминальный контроль преступные группы воров с ООО «ЦФ-Кама» («дочка» ПАО «КАМАЗ»). Успехом оперов стала фиксация сбыта чертежей, составляющих коммерческую тайну компании. Предотвращенный ущерб оценивается аж в 150 млн рублей.

«Нарушений законности и служебной дисциплины не допускает. В коллективе пользуется авторитетом. В общении с гражданами вежлив, тактичен, доброжелателен… Государственную и служебную тайну хранить умеет. В быту скромен, морально устойчив», — так совсем недавно характеризовал Закирова экс-начальник полиции УВД Набережных Челнов, начальник Центра противодействия экстремизму МВД по РТ Рустем Гарифуллин. Кстати, брат оперативника «шестого отдела» Тимура Гарифуллина, обвиняемого вместе с коллегой Ильгамом Сафиным в фальсификации доказательств, незаконном обороте оружия и жестком «налете» на здание коллегии адвокатов 17 августа 2016 года.

Жесткий «налет» на здание коллегии адвокатов был осуществлен 17 августа 2016 года

Два взгляда на наезд и поджог

«Налету» предшествовал обыск в доме родных предпринимателя Миргалиева, с которого тот, по версии полиции, утром 17 августа сбежал, попутно сбив сотрудника полиции — Тимура Гарифуллина. Полиция возбудила на Миргалиева дело, Следком забрал его себе и прекратил. А вчера в Сеть утекла профессионально смонтированная запись с уличной камеры наблюдения. На записи черный джип проезжает по улице, снижает скорость и медленно поворачивает налево. На повороте стоит человек в светлой одежде, который при приближении джипа не пытается перекрыть ему дорогу, а слегка пятится. Машина, не увеличивая скорость, продолжает ехать и перекрывает обзор на человека. На этом месте запись обрывается.

Происходящее в кадре сложно трактовать как наезд. Даже на большом экране непонятно — находился человек на проезжей части или на тротуаре. Если его действительно сбивают и он падает — почему запись оборвали и не дали досмотреть, как упавший поднимается или ему оказывают помощь? Следком приобщать это камерное видео к делу отказался. Поскольку располагал и другой записью. «Я заснял этого «сбитого машиной и потерявшего сознание» в тот же день — чистенького, аккуратного. Он принимал участие в обыске, на который нас с коллегой не допустили», — рассказал «Реальному времени» адвокат Игорь Деревлев, он же потерпевший по делу о «налете» на здание коллегии.

В ночь на 31 октября 2016 года — перед очными ставками с «налетчиками» — то же адвокатское здание рядом с жилым девятиэтажным домом едва не взлетело на воздух. Неизвестные проникли внутрь, занесли газовый баллон и подожгли его. «Я считаю, что это не поджог — хотели взорвать здание. Эксперты установили, что газа в баллоне хватило бы на взрыв мощностью больше, чем при теракте в питерском метро», — рассказывает адвокат Елена Деревлева. «Теракт» против адвокатов и их соседей был предотвращен чудом — расплавились пластиковые трубы и вода потушила огонь. Полицейские следователи оценили ущерб всего в 60 тыс. рублей, Деревлевы — в 2 млн рублей. Виновных и заказчиков не нашли до сих пор. А вот попытку Даниля Закирова раскрыть это дело Следком по РТ вчера назвал преступлением.

Киллер в роли свидетеля и незаконная слежка

На заседании Советского райсуда следователь Алия Мухъянова сообщила, что букет подозрений в адрес подполковника полиции дополнился обвинениями по трем эпизодам — неоднократное вымогательство 5 млн рублей и имущества у мензелинского «купца» Бармашова и незаконное применение силы к нему же, а еще склонение «заведомо невиновного лица» к признанию в совершении поджога адвокатской коллегии «под угрозой привлечения к ответственности за оборот наркотиков или оружия». По данным следствия, эти угрозы Закиров высказывал своему знакомому Шайхелисламову в присутствии осужденного Руслана Хасьянова — киллера ОПГ «29-й комплекс».

В числе доказательств причастности подполковника к этому факту превышения полномочий следователь назвала результаты прослушивания его телефонных переговоров. В материалах дела есть показания самого Шайхелисламова, как «просили признаться в поджоге или найти кого-то, кто признается». А также объяснение очевидца с цитатами разговора между подполковником и потенциальным фигурантом: «Закиров говорил: «Возьми на себя, помоги». Настаивал на признании. Говорил, что ущерб незначительный, соответственно, наказание не будет суровым...»

Следователь Мухъянова сообщила суду, что обвиняемый подполковник «входил в состав организованной преступной группы» сотрудников полиции и осуществлял преступную деятельность, «пользуясь покровительством со стороны руководства МВД Татарстана» и, оставаясь на свободе, «способен эффективно скрыть следы преступных деяний». Следователь заявила, что трое свидетелей по делу — мать и жена Бармашова, а также Миргалиев — приехали в суд и готовы подтвердить, что на них до сих пор оказывается давление со стороны Закирова и идут угрозы от иных лиц.

Более того, сотрудники полиции пытаются давить и на следствие, заявила Алия Мухъянова и обнародовала сенсационную информацию: 19 июля в Челнах у здания отдела Следкома сотрудниками оперативного отдела Управления собственной безопасности МВД России были задержаны «трое подозрительных лиц, возможно проводящих скрытое наблюдение с использованием спецсредств и автомобиля». Задержанными оказались начальник отделения угрозыска Халиуллин и оперативники Шарифуллин и Сабиров. Согласно рапортам московских оперов, их челнинские коллеги могли заниматься «фиксацией лиц, вызываемых для допроса в качестве свидетелей и потерпевших» по данному делу с целью последующего оказания давления на этих людей. В отношении «спалившихся» сыщиков начата доследственная проверка.

Сотрудники полиции пытаются давить и на следствие, заявила Алия Мухъянова

Свидетель в погонах признался, слег и нанял адвоката

Рапорты сотрудников УСБ МВД РФ судья Сергей Аптулин к материалам дела приобщил, а вот допрашивать прибывших из Мензелинска и Челнов свидетелей, как ни настаивал на этом прокурор, отказался. Супруга Бармашова Наиля Набиуллина в перерыве заседания заявила «Реальному времени»: «Вот уже шесть лет давление оказывается на нас, боимся из дома выходить, за детей своих боимся». С ее слов, она сама пережила незаконное задержание полицией. «Увезли в отдел и удерживали там. Угрожали мне, что найдут трупы, найдут оружие — еще больше эпизодов повесят на мужа, если я не подпишу документы, нужные им, чтобы его посадить», — рассказала Набиуллина. «До этого к сыну и ко мне подходил Закирова Данила отец — у него здание рядом с торговым домом «Купец». Когда Олежка сказал: «Продавать не будут», нам сказали: «У меня сын в «шестом отделе»… просто так заберет», — продолжила рассказ мать предпринимателя Эльза Бармашова.

— Адвокат Юсупов говорил — отдай 5 млн рублей, ты же знаешь, только мы сможем помочь тебе, кроме нас никто тебе не поможет, — вспоминает супруга получившего восьмилетний срок предпринимателя.

— Кто такие «они»? — уточнила корреспондент «Реального времени».

— Юсупов — он друг Закирова.

По осужденному Бармашову на заседании суда прошелся адвокат полицейского Руслан Мадифуров. Он заявил, что на днях тому предъявлено новое обвинение в мошенничестве в особо крупном размере, полагая, что именно новое дело послужило причиной для оговора Закирова.

Далее адвокат поставил под сомнение данные допроса начальника Мензелинского изолятора временного содержания Ильфата Зиятдинова. Он представил суду справку из больницы и объяснение договорного адвоката Зиятдинова о том, что после допроса 18 июля начальник полицейского изолятора был госпитализирован. На него оказывали давление сотрудники УСБ, он, страдая повышенным давлением, все подписал, потерял сознание, после чего попал в больницу, рассказал суду Мадифуров. В общем, от признания в том, что коллеги-полицейские в ИВС били Бармашова, госпитализированный отказался.

Представитель прокуратуры РТ Фанис Гильметдинов поспешил заявить: никаких заявлений о противоправных действиях в отношении Зиятдинова не поступало. Следствием давления прокурор назвал в суде не первые, а вторые показания этого свидетеля. Однако приобщать эти материалы суд не стал. Как и представленное защитой заявление Миргалиева из дела о «налете» на адвокатский офис, в котором этот потерпевший отказывается от «детектора лжи» и объясняет, что в связи с заболеванием вот уже полгода потребляет сильные психотропные средства. «Человек, который потребляет психотропные вещества, дает показания на моего подзащитного и председателя Набережночелнинского суда!» — подчеркнул адвокат.

В перерыве адвокат «Зоны права» Ирина Хрунова как представитель потерпевших по делу о жестком «визите» оперов и ОМОНа в адвокатский офис напомнила: «Миргалиеву во время того задержания сломали ребра. Лекарства он принимал по назначению врача».

Ирина Хрунова, как представитель потерпевших по делу о «визите» ОМОНа в адвокатский офис, напомнила, что Миргалиеву во время того задержания сломали ребра. Фото Максима Платонова

Опер в деле

В прениях прокурор Фанис Гильметдинов просил суд арестовать Даниля Закирова. Адвокат Руслан Мадифуров большую часть своей речи посвятил цитатам из расшифрованной диктофонной записи разговора Закирова с Шайхелисламовым. По его мнению, на записи слышно, как «Шайхелисламов предлагает моему подзащитному привлечь невиновных лиц, на что получает категорический отказ». Вот один из отрывков разговора с незначительными сокращениями:

Ш: Давай, может, других. Нельзя, что ли, так решить? Одного, ладно, толстого как-нибудь… так пойдешь… там такая белиберда.

З: Значит, правду надо рассказывать!

Ш: Ну, правда, я тоже не был [на месте поджога]. Сначала же говорили: «Давай-давай». А что, нельзя так решить?

З: Они засыпятся там! Посторонние засыпятся [при даче показаний]… Которые не были на месте.

Ш: А я не засыплюсь?!

З: Надо было сначала подумать! А ты чем думал?

Ш: Да не был я там…

З: Ильгиз, мозга не… Был ты там.

Ш: Не был я там. То, что там какая-то машина белая… Таких машин — куча.

Еще один отрывок разговора:

Ш: Но ты же меня хочешь закрыть — подкинуть просто оружие, наркотики. Будто я наркобарон.

З: Кто тебе сказал?

Ш: Я наркотики не употребляю. оружием не торгую. Как можно меня подвязать? Или вы на все способны тут?!

З: Кто тебе сказал, что тебе кто-то что-то подкинет?

Адвокат Руслан Мадифуров большую часть своей речи посвятил цитатам из расшифрованной диктофонной записи

За время этого разговора Закиров то предлагает знакомому найти «тех двоих», что совершили поджог и засветились на камерах наружного наблюдения, то советует взять все на одного себя. «Никакой причастности к оговору заведомо невиновных лиц нет. У Закирова были обоснованные подозрения по машине (попавшей в объектив уличной камеры, — прим. ред.) и причастности Шайхелисламова и еще двоих. Он пытается получить признание — это нормально», — охарактеризовал работу опера его адвокат.

Между тем неформальный разговор оперативника с потенциальным подозреваемым, записанный последним в декабре 2016-го, сейчас производит странное впечатление — то ли торг, то ли сговор. Причем дело о неудавшемся подрыве почти полгода числится в МВД по РТ приостановленным… за отсутствием подозреваемых. Полицейские эксперты расписались в бессилии опознать по записям с камер преступников и их автомобиль.

Раскрыть или скрыть?

Засвеченную в суде аудиозапись обесценил сам Даниль Закиров. «Я уже знал, что он меня записывает, — заявил он. — Товарищ Хасьянов сообщил, что на него вышли компетентные люди и сказали: «Не поможете «шестому отделу» это преступление раскрыть — будут проблемы». Обвиняемый напомнил суду, что после поджога тень была брошена на УБОП и Росгвардию, раскрытие этого преступления в МВД Татарстана объявили делом чести, и оперативным путем удалось установить возможных фигурантов. По словам Закирова, именно от Шайхелисламова он узнал об обстоятельстве ЧП, неизвестном следствию. «Известно об этом стало лишь в январе, когда пришла экспертиза», — сказал он. Нетрудно догадаться, что речь идет о начинке баллона: изначально в МВД заявляли, он был пустым и взорваться не мог. Эксперты же установили — баллон на момент поджога был почти наполовину полон, газ вышел позже, когда нарушилась герметичность.

«Дело о поджоге направлено в суд?» — уточнил судья Аптулин. Обвиняемый покачал головой: «Его нужно дорабатывать». Закиров попросил журналистов обратиться к прокурору РТ, чтобы тот инициировал создание совместной следственной группы из сотрудников ФСБ и Следкома. В перерыве процесса для «Реального времени» подполковник полиции пояснил, что когда осенью в отделе прошли обыски, следователь Следкома Замараев изъял наряду с другими документами и оперативную справку о причастности к поджогу Шайхелисламова и других лиц.

«А через некоторое время об этом узнает Деревлев и поднял шум — почему «шестой отдел» занимается раскрытием этого преступления? А раз он не хочет, начинает жаловаться — зачем дальше лезть?» — рассуждает обвиняемый. Услышав в ответ, что любое преступление должно быть раскрыто, он согласился и сказал: «Дело раскрываемое, и лица там известны, и доказательств хватает». На вопрос о мотиве поджога, Закиров напустил тумана: «Шайхелисламов расскажет… пока не могу сказать».

По данным источников «Реального времени», от разрабатываемой ранее версии «самоподжога ради пиара» в полиции давно отказались, стали искать тех, кто хотел бы отомстить адвокатам по их прежним делам.

— Я считаю, никакого желания раскрыть и не было. Все было сделано, чтобы его скрыть, — делится выводами адвокат Игорь Деревлев. — Мы на месте видели, что дверь в коллегию была взломана монтировкой или тупым предметом, даже язычок замка отломлен. Полиция забрала замки, но, когда мы стали интересоваться вещдоками, оказалось — там только сердечники замков, и проверяется версия — открывались ли они отмычкой или ключом, который изготовлен кустарным способом. Спрашиваем, где сами замки, следователь полиции говорит — пропали.

По словам потерпевших адвокатов, с Шайхелисламовым они даже не знакомы. Но уверены: независимая экспертиза записей помогла бы опознать реальных поджигателей.

В финале своей речи в суде подполковник Закиров рассказал о прекращенных в отношении Миргалиева делах, как о фактах реальных преступлений. Он заявил, что тот «позорно, испугавшись, убежал с обыска и сбил сотрудника», а «во время обыска у него были найдены 100 патронов». Также Закиров утверждал, что ранее этот предприниматель мошенническим путем лишил бабушку жилья. По версии адвокатов Миргалиева, женщина и ее партнеры подписали договор о займе на покупку двух машин такси под залог квартиры, и решение о выселении женщины принимал суд, в который она имела полное право обратиться с встречным иском. Что до патронов, то в Следкоме подозревают, что и их Миргалиеву подбросили.

В суде Закиров заочно обвинил предпринимателя еще и во взятке, а следователей — в коррупции. Якобы лично слышал слова Миргалиева, что он «уже заплатил серьезную сумму денег» и все его дела «будут прекращены», но в дальнейшем «он потратит любые деньги, чтобы были сфабрикованы дела в отношении меня и моих сотрудников».

Обвинения и подозрения в свой собственный адрес полицейский назвал вымыслом, фальсификацией и фантазиями следователя Замараева. На что прокурор возразил: «Столько эпизодов нафантазировать — невозможно».

Ирина Плотникова, фото и видео автора
комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 21 июля
    Посмотрите с точки зрения НЛП видео последнее. Всегда по жестам можно сказать, когда человек лжет...
    Ответить
  • Анонимно 21 июля
    Все, капец во всем.
    Полное разложение во всех органах. Надеяться не на что.
    Ответить
  • Анонимно 21 июля
    Он не лжет
    Ответить
  • Анонимно 21 июля
    Миргалимов арестованный ( был в хорошем расположении духа) веселуха у них там в ИВС .и арестовали его по ч2 ст 159 . Не арестовывают по этой статье, с судьей договорились что бы можно было прессовать . Врет как сивый мерин .
    Ответить
  • Анонимно 21 июля
    Вопрос к министру - когда раскроете?
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии