Новости раздела

Нуриевский фестиваль начался с фейерверка

Нуриевский фестиваль начался с фейерверка

Двадцать восьмой фестиваль классического балета имени Рудольфа Нуриева открылся накануне в Казани триумфальной премьерой балета Людвига Минкуса «Дон Кихот». Компьютерная графика, фламенко, фейерверк и, конечно, блистательно исполненные балетные партии — все это заставило публику устроить овации участникам спектакля. На открытии балетного фестиваля в ТГАТ оперы и балета им. М. Джалиля побывала корреспондент «Реального времени».

Нуриев с нами

Главное культурное событие месяца стартовало вчера в оперном театре. Нуриевский фестиваль — это всегда место обетованное для балетоманов и тех, кто хочет ими стать. Но в этом году ажиотаж почему-то достиг даже более высокого градуса. А посему более чем за час до начала спектакля припарковать машину на площади Свободы было делом безнадежным, толпа у входа в театр все увеличивалась, и желающих купить лишний билетик несть было числа.

Верхнее фойе, где любит фланировать публика, встречало изрядно обновленной выставкой, посвященной жизни и творчеству Рудольфа Нуриева. Напомним, что великий опальный танцовщик по приглашению директора казанского театра Рауфаля Мухаметзянова дважды побывал в Казани — это было в марте и в мае 1992 года.

В это время он уже не танцевал, а занимался дирижированием. Его можно было видеть за дирижерским пультом во время спектакля «Щелкунчик». После спектакля в директорской ложе Рудольф Хамитович благосклонно разрешил дать казанскому балетному форуму свое имя. До этого момента фестиваль в Казани был безымянным.

Нуриев связывал с Казанью, с родиной его матери, определенные творческие планы. Например, хотел поставить на сцене ТГАТ балет Минкуса «Баядерка». Увы, планам не удалось осуществиться: в рождественский сочельник, 6 января 1993 года, Нуриева не стало. А в мае очередной фестиваль классического балета уже стал носить его имя.

Традиционно в афише Нуриевского фестиваля череда классических балетов. Причем упор делается на те балеты, в которых блистал Нуриев, хотя в последние годы появилась тенденция знакомить зрителей и с образцами современных балетов. В этом году, помимо премьерного «Дон Кихота», публика увидит «Лебединое озеро», «Жизель», «Баядерку» — все это классические постановки.

Кроме этого, с современными изысканиями балетмейстеров можно будет познакомиться на спектаклях «Анюта», «Karmina Burana», «Золотая Орда». В фестивальной афише также гости — балетная труппа из Национального театра оперы и балета Беларуси с вечером одноактных балетов. Завершают фестиваль по традиции два гала-концерта с одинаковой программой.

Что до премьерного «Дон Кихота», то партия Базиля в балете Минкуса была одной из лучших в репертуаре Рудольфа Нуриева, так что новый спектакль некоторым образом можно считать посвящением памяти великого танцовщика.

Китри, Базиль и Дульсинея

Не совсем четко прописанный сюжет этого балета не мешает быть ему одним из самых востребованных у публики. Новая казанская постановка вполне классическая и практически лишена каких-либо вольностей, и в этом ее прелесть. Конечно, не стоит пенять творцам за эксперименты, но должна же быть и некая стабильность, своего рода константа в искусстве. «Дон Кихот» в Казани идет в хореографии Мариуса Петипа и Александра Горского в редакции шефа балетной труппы Владимира Яковлева.

Когда-то Пушкин советовал устами одного из своих героев, как избавиться от депрессии. По мнению великого поэта, для этого было достаточно «откупорить шампанского бутылку иль перечесть «Женитьбу Фигаро». Увидь Александр Сергеевич балетного «Дон Кихота», скорее всего, и этот спектакль занял бы у него свое место в ряду антидепрессантов.

В спектакле существуют, взаимодействуя, две сюжетные линии — Дон Кихота и влюбленной пары Китри и Базиля. И подобно этим молодым людям, рыцарь печального образа тоже все время ищет любовь и свою прекрасную даму — Дульсинею. И как же ему в этом помогает компьютерная графика — стоит Дон Кихоту (Глеб Кораблев) о чем-то помечтать, как его мечтания тут же видит публика.

Правда, воздушная Дульсинея тут же превращается в грубоватую и прозаичную служанку. Так соседствуют в этом балете проза и поэзия. А вот ветряные мельницы, с которыми странствующий рыцарь ведет бои, по сути, становятся одним из символов спектакля.

Исполнители главных партий Китри (Кристина Андреева) и Базиль (солист Мариинского театра Кимин Ким) — безукоризненно техничны и зажигательны. Явление Китри в первой картине (равно как и во всех последующих) — это явление «капризной и упрямой».

Кристина Андреева — прима-балерина казанской балетной труппы, самая титулованная на сегодня балерина ТГАТ оперы и балета им. М. Джалиля, с ее изящнейшим батманом, безудержными вращениями, грацией и шармом играет кокетливейшее существо. Кажется, она живет по тому самому совету для кокеток, когда надо смотреть «на нос, в угол, на предмет». Сияющие глаза, обворожительная улыбка, Кристина лучится радостью каждую минуту своего пребывания на сцене, и эти радость и легкость передаются зрителю.

Кимин Ким под стать партнерше — сильный и изящный, грациозный, обладающий высоким прыжком, безукоризненный романтический герой. Любовная история Китри и Базиля разыгрывается легко и с юмором, что стоит одна сцена «самоубийства» героя, где лукавству влюбленных нет предела.

И все это веселое и зажигательное действо, в течение которого то и дело внедряется к месту и не к месту Дон Кихот, протекает за редким исключением на площади в Барселоне (можно даже предположить, что неподалеку от дома, где жил Сервантес), на фоне морского пейзажа.

Исполнители главных партий Китри (Кристина Андреева) и Базиль (солист Мариинского театра Кимин Ким) – безукоризненно техничны и зажигательны

Кажется, что в зал доносится легкий бриз, заставляющий трепетать флаги, над которыми кружатся чайки. Браво, мастер компьютерной графики Даниил Герасименко! Компьютерная графика стала прекрасным партнером сценографии, созданной замечательным художником Виктором Герасименко. Звенят кастаньеты, порхают вееры, мы слышим дробь фламенко, на несмолкаемых аплодисментах идет финальное гран-па Китри и Базиля. И завершающий штрих — выстрел пушки из-за кулис, и вот уже сцена полита «дождем» из конфетти и укутана блестящим серпантином.

И над всем этим витает светлый образ Дульсинеи, которая словно благословляет влюбленную пару. А Дон Кихот, наверное, снова отправится совершать подвиги. И в памяти всплывают строчки зонга из старого советского мюзикла:

«Нам не выгод, не щедрот,
Ничего не надо,
Лишь бы где-то Дон Кихот
Сел на Россинанта».

Нуриевский фестиваль начался с яркого, праздничного спектакля, напомнившего нам и о том, чье имя носит фестиваль, и подарившего три часа, когда мы словно были подхвачены вихрем музыки, танца, юмора. Новый «Дон Кихот» на сцене казанского театра, собравший интереснейших исполнителей, стал более собранным, более выстроенным, и от этого легким и праздничным. Одним словом, хорошим антидепрессантом в кризис. Не хуже шампанского (даже «Вдовы Клико») или пьесы Бомарше.

Фото Александра Герасимова (evening-kazan.ru)

Татьяна Мамаева
Мероприятия
комментарии 7

комментарии

  • Анонимно 16 мая
    обожаю Дон Кихот! причём, в каких только версиях я его не видела!
    Ответить
  • Анонимно 16 мая
    театр сильно продвинулся в плане эффектов, декораций, это радует
    Ответить
  • Анонимно 16 мая
    не понимаю балет как само явление - ну что это такое? и оперу тоже не понимаю. может, просто хорошую труппу никогда не видел, но мне всегда кажется действо утрированным и показушным
    Ответить
  • Анонимно 16 мая
    Кимин Ким великолепен!
    Ответить
  • Анонимно 16 мая
    "Анюта" - мой любимый балет
    Ответить
  • Анонимно 16 мая
    шампанское не антидепрессант - если ты в депрессии, после него наоборот кажется, что всё плохо. а балеты на меня навеивают тоску
    Ответить
    Анонимно 16 мая
    вы ничего не понимаете! балет - волшебное завораживающее зрелище!
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии