Новости раздела

«Часто вопросы надежности в электроэнергетике России уходят на второй план в угоду сиюминутным экономическим интересам»

Интервью «Реального времени» с главным инженером Казанской ТЭЦ-3. Часть 2

«Часто вопросы надежности в электроэнергетике России уходят на второй план в угоду сиюминутным экономическим интересам»
Фото: Максим Платонов

Сегодня многие крупные российские ТЭЦ, в том числе и татарстанские, страдают от недозагруженности. Неэффективные мощности и устаревшее оборудование, которое не модернизируется на станциях годами, лишь усугубляют и без того нелегкую ситуацию в современной энергетике. При этом страдать вынуждено население, переплачивая за тепло. Первая часть интервью с главным инженером КТЭЦ-3 была посвящена болевым точкам российской энергетики и состоянию современного инжиниринга. Во второй части беседы Рашид Ахметзянов рассказал «Реальному времени»: есть ли выход из сложившейся ситуации, о проблемах централизованного теплоснабжения в Казани и последствиях перехода на теплоснабжение жилых домов от ИТП.

«Неэффективные мощности должны выводиться из эксплуатации»

— Рашид Гиззатович, сейчас многие говорят о кризисе централизованного теплоснабжения…

— Наверное, вы в чем-то правы. Вспомним Советский Союз. В те времена все мощные ТЭЦ проектировались как источники теплоэлектроснабжения крупных промышленных потребителей. К примеру, Набережночелнинская ТЭЦ — для КАМАЗа, Нижнекамские ТЭЦ — для нефтехимии и нефтепереработки, Казанская ТЭЦ-1 — для заводов синтетического каучука, «Кварта», «Мелиты» и других промышленных предприятий Приволжского района Казани. В первую очередь они покрывали тепловую нагрузку крупных промышленных предприятий, которые и создавали базовое тепловое потребление этих станций. За счет этого обеспечивалась выработка электрической энергии в комбинированном цикле с высокой эффективностью и хорошим отпуском тепла потребителям в горячей воде и с отработанным паром. Социальная нагрузка этих ТЭЦ выражалась отоплением и горячим водоснабжением жилого сектора крупных городов. При этом именно базовая промышленная нагрузка позволяла сглаживать пики потребления тепла на централизованное теплоснабжение, связанные с сезонными факторами. Соответственно, и оборудование, установленное на этих станциях, предназначено для работы именно в таком режиме, то есть его эффективность определяется величиной отпуска тепла. При таком режиме, если нет крупного промышленного потребителя тепла, очень тяжело эксплуатировать станцию и обеспечивать ее конкурентоспособность, экономичность, так как без отпуска тепла электроэнергия вырабатывается в некомбинированном режиме с большими удельными расходами топлива на производство. Я, может быть, скажу крамольную вещь, но считаю, что при работе на существующем оборудовании ТЭЦ, спроектированном с учетом большого отпуска тепла промышленным потребителям, централизованное теплоснабжение от крупных ТЭЦ неконкурентоспособно без основной промышленной тепловой нагрузки, как и неконкурентоспособна и цена произведенной ими электроэнергии. В таком режиме крупные ТЭЦ становятся убыточными.

Без основной промышленной тепловой нагрузки крупные ТЭЦ становятся убыточными

Что произошло у нас? Возьмем Казань, где есть три крупные ТЭЦ — КТЭЦ-1, КТЭЦ-2 и КТЭЦ-3. Фактически из трех казанских станций крупная промышленная нагрузка осталась только на КТЭЦ-3. Поэтому я хорошо понимаю коллег из «Татэнерго» и из других энергокомпаний России, на электростанциях которых осталась только нагрузка централизованного теплоснабжения населения. Им очень тяжело поддерживать оборудование своих станций в нормальном техническом состоянии, обеспечивать их конкурентоспособность. Достаточный приток денежных средств получить в данных условиях можно, только повышая тарифы. Но это невозможно делать бесконечно, даже в случае определенной лояльности регулятора. К слову сказать, аналогичные проблемы в настоящий момент возникают и у Набережночелнинской ТЭЦ, где простаивает огромное количество оборудования из-за отсутствия тепловой нагрузки.

— Тогда как вы оцениваете действия соседних генераторов по строительству дополнительных мощностей по программе ДПМ в сложившихся условиях?

— С точки зрения «Татэнерго», действия абсолютно правильные. Потому что, когда у тебя уходит тепло, ты должен поставить энергоустановку, обеспечивающую максимально эффективно выработку электроэнергии в комбинированном цикле, пусть и на минимальном уровне тепла. Тут вольно или невольно вы затронули другую острую проблему. Программа ДПМ — очень дорогая программа. Она привела к существенному росту тарифов на электроэнергию для российского и татарстанского потребителя. И она привела к возникновению избытка генерирующих мощностей в Российской Федерации. Проекты ДПМ в Татарстан были переведены с других площадок регионов, где они не были нужны. Проекты были переведены под условия вывода избыточных, неэффективных мощностей «Татэнерго». Проект ПГУ-220 МВт на Казанской ТЭЦ-2 реализован два года назад, проект ПГУ на Казанской ТЭЦ-1 в стадии реализации, но, насколько мне известно, «Татэнерго» не планирует вывод старых мощностей на этих станциях. Хотя, как следует из того, что я уже сказал ранее, себестоимость тепла, выработанного этими старыми мощностями, в первую очередь из-за загрузки летом в некомбинированном режиме в среднем по году, вероятно, даже выше себестоимости тепла от районных котельных. Парадокс нашего времени — котельная становится эффективней ТЭЦ.

Парадокс нашего времени — котельная становится эффективней ТЭЦ

— А как же зимой? Будет ли достаточно мощностей для отопления? И вообще, что делать со старыми мощностями?

— Если сказать одним словом — нужно меняться. Я сам являюсь выходцем из Нижнекамской ТЭЦ-1. И вот как-то раз мне посчастливилось проехать по территории «Нижнекамскнефтехима». Вижу работающие заводы, и вдруг — стоит неработающая установка, уже и не помню какая. Спрашиваю — почему? А ответ оказался простым — конъюнктура рынка изменилась, продукт не востребован. Установку остановили, вывели из эксплуатации. Найдем востребованную технологию, востребованный продукт, снесем эту установку и построим на ее месте новую. И ведь почему-то не возникло ни у кого идеи повысить тариф на продукцию, потому что это невозможно. В рыночных условиях работаем! Не возникла идея продолжать ее эксплуатировать и покрывать убытки за счет других заводов. Меняться нужно. И в первую очередь изменения должны пройти в головах, потому что ситуация в энергетике изменилась. Неэффективные мощности должны выводиться из эксплуатации, и потребитель не должен оплачивать их неэффективную работу. При этом конкретные пути решения проблемы могут быть разными и результаты тоже. Но если каждый раз пытаться найти баланс интересов как производителя энергии, так и конечного потребителя, то правильное решение всегда можно найти. Сейчас же у меня создается впечатление, что идет просто затягивание поиска решения по принципу «может, само рассосется». Не рассосется. Решения нужно принимать, откладывать их больше нельзя. И в данном случае при выборе решения необходимо учитывать не только схему теплоснабжения, но и схему электроснабжения города Казани, в том числе с учетом происходящих с ней кардинальных изменений.

«В обеспечении надежности потребителей теплом отрасль сделала шаг назад»

— А как вы видите решение проблемы? И еще есть дефицит электроэнергии города Казани. Об этом ведь много писали и говорили.

— Если говорить про Казань, то для начала необходимо еще раз закрепить несколько тезисов:

  1. После завершения формирования кольца 220 кВ вокруг Казани, когда центрами питания города станут три источника — Казанская ТЭЦ-3, подстанция «Киндери» и подстанция «Центральная», вопрос об энергодефиците города Казани и Казанского энергорайона будет закрыт в принципе. Новая схема выдачи мощности Казанской ТЭЦ-3 позволит выдать в сеть 220 кВ всю ее мощность без ограничений, в том числе от нового блока ГТУ; подстанция «Киндери» всегда была центром питания Казани и связана с единой энергосистемой и Заинской ГРЭС линиями 500 кВ; и третий источник — подстанция «Центральная», куда осенью придет линия 220 кВ от подстанции 500 кВ «Щелоков». Все три источника связаны линиями 220 кВ, по которым от этих источников может быть передана резервная мощность в случае локального дефицита либо отключений. Мы долго шли к этой цели, но стараниями наших коллег из Сетевой компании и благодаря принятию принципиальных решений руководством республики, эта цель будет достигнута уже в этом году.
  2. ТЭЦ, имеющая круглогодичную промышленную нагрузку и сезонную отопительную нагрузку, может генерировать электрическую и тепловую энергию на существующем оборудовании с себестоимостью на уровне современных блоков ПГУ и существенно ниже себестоимости котельной. Даже с учетом потерь тепла при транспортировке его по магистральным тепловым сетям.
  3. ТЭЦ, не оборудованная газотурбинной надстройкой и имеющая только отопительную нагрузку в зимний период, вынужденная вырабатывать электроэнергию в летний период в некомбинированном цикле, — неконкурентоспособна на оптовом рынке электроэнергии, а себестоимость ее тепловой энергии сравнима либо превышает себестоимость тепла, выработанного мощной современной котельной.
  4. Вводимые и введенные по программе ДПМ энергоблоки ПГУ на ТЭЦ должны работать с максимальной загрузкой по электроэнергии и теплу.

Теперь перейдем к решениям. Учитывая первый и третий тезис, можно сказать следующее: неэффективное, из-за отсутствия круглогодичной тепловой нагрузки, использование оборудования с низким коэффициентом генерирующих мощностей на ТЭЦ может и должно быть выведено из эксплуатации без угрозы надежности электроснабжения Казанского энергорайона. Блоки ПГУ, введенные и строящиеся на ТЭЦ Казани, должны работать с максимально возможной выработкой электрической энергии в комбинированном цикле. Для этого данное оборудование должно быть в первую очередь обеспечено максимально возможной загрузкой по теплу. Это даст наибольший эффект от его эксплуатации в комбинированном цикле. Очевидно, что тепловая мощность ПГУ не сможет покрыть всей отопительной нагрузки централизованной системы теплоснабжения в период осенне-зимнего максимума нагрузок. Поэтому во вторую очередь имеющаяся не покрытая ПГУ отопительная тепловая нагрузка должна быть переведена на КТЭЦ-3, которая сохранила круглогодичную промышленную тепловую нагрузку. Это позволит загрузить ее действующее оборудование с приемлемой эффективностью и себестоимостью для дополнительной выработки тепловой и электрической энергии в комбинированном цикле. В случае отсутствия резервов тепловой мощности на КТЭЦ-3 для отпуска тепла с отработанным паром от паровых турбин оставшаяся тепловая нагрузка в третью очередь перераспределяется на котельные.

Есть проблемы с надежностью теплоснабжения и в Казани, которые достались, так сказать, в наследство еще от Советского Союза

При подобном подходе плюс получит потребитель электроэнергии, который перестанет оплачивать в виде платы за мощность содержание оборудования генерирующих компаний с низким коэффициентом использования, которое большую часть времени простаивает. Выиграет производитель электроэнергии, у которого уменьшатся убытки из-за содержания и эксплуатации неэффективного и простаивающего оборудования. Выиграют потребители тепловой энергии от промышленной ТЭЦ, так как выработка электроэнергии и тепла увеличится, соответственно Снизятся себестоимость и тариф на отпускаемую ТЭЦ тепловую энергию. Выиграет надежность энергоснабжения Казанского энергорайона, в котором увеличится производство электроэнергии за счет перераспределения тепла от котельных на ТЭЦ. Выиграет единая теплоснабжающая организация города Казани, которая при фиксированном конечном тарифе на тепло сможет покупать тепловую энергию у источников тепла с более низким тарифом. И у нее наконец появится возможность заняться сетями и снижением потерь при транспорте тепла. Потому что к состоянию тепловых сетей накопилось много вопросов. Выиграет население города Казани, которое получит как минимум снижение темпа роста тарифов на тепло и как максимум снижение тарифов на тепло. Эффект получается огромный. Нужно просто чуть поменять подход и смотреть на проблему комплексно.

Вообще, к обеспечению надежного теплоснабжения населения накопилось много вопросов. Учитывая наши климатические условия, надежность в обеспечении потребителей (населения) теплом — первостепенная задача. Законом предусмотрены повышенные требования к объектам электроэнергетики с точки зрения надежности. Ведь, в отличие от промышленных предприятий, заводов, электростанция никогда не останавливается на ремонт, она обязана работать всегда. К слову сказать, Казанская ТЭЦ-3 работает без остановки уже почти 50 лет, в ремонт выводятся по графику только отдельные агрегаты электростанции. К сожалению, зачастую в электроэнергетике России эти вопросы уходят на второй план, в угоду сиюминутным экономическим интересам. Есть проблемы с надежностью теплоснабжения и в Казани, которые достались, так сказать, в наследство еще от Советского Союза. Но их надо решать. И если мы с точки зрения повышения надежности электроснабжения потребителей за последние пять лет совместно с коллегами-энергетиками республики сделали огромный шаг вперед, то с точки зрения обеспечения надежности потребителей тепла, особенно населения, отрасль, скорее, не то что не продвинулась, а сделала шаг назад. И мое мнение, что в кратчайшие сроки все участники процесса теплоснабжения должны переломить эту ситуацию.

Опрометчивые решения, обусловленные некой выгодой для конкретной компании, не должны идти в ущерб надежности теплоснабжения населения миллионного города

— В чем вы видите проблему?

— Если говорить о Казани, то в настоящий момент резервное топливо в случае прекращения снабжения газом есть только на КТЭЦ-3 и на КТЭЦ-1. При этом вновь построенные и строящиеся по программе ДПМ энергоблоки ПГУ работу на резервном топливе не предусматривают. То есть если, не дай бог, что-то произойдет в системе газоснабжения, то ближайшая электростанция — Казанская ТЭЦ-2 — будет остановлена. У них есть угольное хозяйство, но незапланированный переход с газа на уголь занимает длительное время. Нет возможности перевести станцию на уголь за 5—10 минут. Нет резервного топлива на котельных в Азино, Савиново. И это реальная проблема. У себя мы проводим много технических мероприятий, в том числе и по поддержанию резервов мазута, ремонту топливного хозяйства, по тренировкам оперативного персонала. Потому что знаем и понимаем, что если у наших коллег что-то произойдет, мы должны суметь обеспечить надежность теплоснабжения Казани и помочь коллегам из Казанской ТЭЦ-2.

Здесь, конечно, имеется узкое место, которое нас очень беспокоит. Это два тепловода (№ 13 и № 14), которые связывают нас с Казанской ТЭЦ-2. В этом году при корректировке схемы теплоснабжения города Казани коллеги из «Татэнерго» решили вывести тепловод №13 из эксплуатации, так как не хотят заниматься его ремонтом и техническим обслуживанием. Это, на самом деле, является грубейшим нарушением требований строительных норм и правил по обеспечению резервирования тепловодов от удаленного источника тепловой энергии. Должен быть стопроцентный резерв. Повредилась одна труба, тут же загрузили другую. И что самое интересное, сама жизнь подтвердила правильность данных требований норм и правил. В марте текущего года на тепловоде № 14 произошла авария. Если бы тринадцатый тепловод был выведен, авария на четырнадцатом тепловоде фактически отрезала бы Казань от тепла, идущего с Казанской ТЭЦ-3. Значит, три больших района города вполне могли остаться без отопления. И это при ночных температурах ниже минус 10 градусов. Но я думаю, что в этом вопросе мы все-таки найдем понимание и у наших коллег, и у руководства республики, и у исполнительного комитета Казани. Ведь опрометчивые решения, обусловленные некой выгодой для конкретной компании, не должны идти в ущерб надежности теплоснабжения населения миллионного города.

— Раз уж речь зашла о надежности теплоснабжения населения, как вы относитесь к проблеме установки/перехода на индивидуальные тепловые пункты?

— Вы знаете, переход на индивидуальные тепловые пункты (ИТП) будет однозначно эффективен для теплосетевых компаний. Но работа в группе «ТАИФ» научила меня тому, что любое решение, которое выглядит на первый взгляд достаточно эффективным, должно быть проанализировано с разных сторон, в первую очередь с точки зрения тех последствий, которые могут быть у потребителя. Вопрос требует тщательной проработки. Если посмотреть на установку тепловых пунктов шире, с точки зрения комплексного эффекта, станет очевидно, что эта программа имеет ряд «серых» зон. По моему мнению, эти зоны требуют более внимательного рассмотрения как с точки зрения обеспечения надежности теплоснабжения и горячего водоснабжения, так и с точки зрения баланса потребления тепла, режима потребления тепла, режима загрузки и работы электростанций, магистральных тепловых сетей. Неочевидно и декларируемое снижение тарифов для населения, непонятен механизм дальнейшего обслуживания этих тепловых пунктов, и возникает вопрос, кто за это будет платить. Здесь, наверное, лучше привлечь экспертное сообщество энергетиков. Но самое главное, экспертами должны выступать потребители, особенно ТСЖ и управляющие компании. Потому что, как я понимаю, сейчас основные и единственные получатели выгоды от реализации этой программы — теплосетевые компании, входящие в структуру большой энергетики. При этом эффект для населения далеко не однозначен, так как затраты на эксплуатацию и обслуживание ИТП в конечном итоге отразятся в счетах за квартплату.

Если посмотреть на установку ИТП шире, с точки зрения комплексного эффекта, станет очевидно, что эта программа имеет ряд «серых» зон

— Каковы дальнейшие планы Казанских ТЭЦ-3, ТГК-16?

— Планов у нас очень много. И все они тесно связаны с нашими потребителями, потому что многие из них в настоящий момент находятся в процессе подготовки запуска новых инвестиционных проектов. Наша задача — обеспечить для их реализации надежную инфраструктуру, тепло- и электроснабжение. И самое главное, всех своих потребителей мы должны обеспечить теплом по самым конкурентоспособным ценам. Особенно это касается населения. Резервы для того, чтобы нарастить отпуск тепла потребителям еще минимум на 2 млн Гкал в год, у нас есть. Кстати, несмотря на то, что мы постоянно модернизируем оборудование, вкладываем огромные деньги в модернизацию своей электростанции, тарифы на тепло для населения по Казани у нас остаются самыми низкими. Для наглядности, по сравнению с тарифами теплоисточников «Татэнерго» наши тарифы фактически в два раза ниже. То есть, если у нас будет возможность увеличить отпуск тепла в сети централизованного теплоснабжения АО «Татэнерго», то это позволит существенно снизить платежи за отопление для конечного потребителя. Таким образом, наше основное достоинство в том, что у ТГК-16 сформировались подходы, которые позволяют развивать компанию и при этом обеспечивать выпуск конкурентоспособной продукции, отпуск тепла и электроэнергии по самым низким тарифам в республике.

Марина Яковлева, фото Максима Платонова, Олега Тихонова
ПромышленностьЭнергетика
комментарии 16

комментарии

  • Анонимно 19 апр
    сиюминутые интересы всегда надо откладывать
    Ответить
    Анонимно 19 апр
    Ах, если бы
    Ответить
    Анонимно 19 апр
    Это не для наших. Наши всегда только о себе думают, лишь бы урвать сейчас себе побольше, а потом хоть трава не расти. Даже о своем потомстве особо не думают
    Ответить
  • Анонимно 19 апр
    Неужели ситуация с тепловодами никак не регламентируется? Должны же быть нормы какие-то? Ладно авария в марте, а если в январе? Вымерзнем же все!
    Ответить
    Анонимно 19 апр
    бывали такие аварии, когда дубак на улице, и трубы взрываются от перепада температур и от собственной старости - ничего, ремонтируют и так, приноровились
    Ответить
  • Анонимно 19 апр
    тарифы драконовские, конечно
    Ответить
  • Анонимно 19 апр
    Понятно, что нужно меняться
    Ответить
  • Анонимно 19 апр
    Статья для посвященных. :) Кто не разбирается - не поймет ничего
    Ответить
  • Анонимно 19 апр
    Раз котельные эффективней, пусть и будут везде котельные тогда
    Ответить
    Анонимно 19 апр
    Да, вы что. Зачем везде котельные, если есть крупные ТЭЦ, которые простаивают? Это же такие гиганты, которые как раз таки простаивать и не должны. Просто политика в этой области неправильная
    Ответить
    Анонимно 19 апр
    Правильно. Речь не о загрузке котельных установок, а о том, что работа устаревшего оборудования приносит убытки и вместо того чтобы загрузить более эффективную КТЭЦ-3 загружают котельную Савиново
    Ответить
    Анонимно 20 апр
    факты есть? цифры в студию!
    Ответить
  • Анонимно 19 апр
    Надежность должна быть на первом месте,это же очевидно!
    Ответить
  • Анонимно 19 апр
    вот и мне интересен ответ на самый важный дял меня вопрос: кто за это будет платить?!
    Ответить
  • Анонимно 19 апр
    насчет "может, само рассосется - всегда так жили. на авось надеялись, и не поменяется ничего. зрелыми надо быть для принятия решений, чтобы ответственность за них нести, чтобы "спина не крякнула"
    Ответить
  • Анонимно 19 апр
    Умный мужик!
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров