Новости раздела

Фоат Комаров: «Роберта Ренатовича я давно знаю. Он человек щепетильный, аккуратный, расчетливый»

Бизнесмен и банкир о том, кто и почему хоронит банковскую систему РТ и зачем нужно иметь свой банк

Фоат Комаров: «Роберта Ренатовича я давно знаю. Он человек щепетильный, аккуратный, расчетливый»
Фото: evening-kazan.ru

Фоат Комаров рассказал «Реальному времени» о своем видении банковского кризиса в РТ. По его словам, проблемы финансового сектора республики подогреваются извне. Тем не менее он уверен, что сейчас жесткий контроль Центробанка будет способствовать завершению кризиса. Кроме того, один из крупнейших бизнесменов республики рассказал, почему банковский бизнес не выгоден, но свой банк иметь не помешает.

«Роберта Ренатовича я давно знаю: он человек щепетильный, аккуратный, расчетливый»

— Какие сейчас настроения в банковском секторе в свете последних событий в банковской системе Татарстана и действий Центробанка, когда каждую неделю отзываются лицензии по всей России?

— Татарстан был всегда островком стабильности. То, что произошло с Татфондбанком, вообще труднообъяснимое явление. Роберта Ренатовича я давно знаю. Он человек щепетильный, аккуратный, расчетливый. Татфондбанк — любимое его детище. Что произошло, объяснить я не могу. Для меня было шоком все произошедшее.

В банках ведь не только лежат деньги акционеров, но и чужие. А когда ты распоряжаешься чужими деньгами, они не такую ценность представляют для распорядителя. А еще ведь есть наемный менеджмент. Происходит девальвация ценности денег. Люди совершают ошибки, не задумываясь, что наносят ущерб конкретным людям.

«Роберта Ренатовича я давно знаю. Он человек щепетильный, аккуратный, расчетливый. Татфондбанк — любимое его детище. Что произошло, объяснить я не могу. Для меня было шоком все произошедшее». Фото: prav.tatarstan.ru

«Для мелких компаний — это катастрофа»

— На ваш взгляд, нынешний кризис в банковском секторе РТ продолжится или пойдет на спад? И что нужно чтобы он пошел на спад?

— Регулятор работает. Это урок-шок для всех контрольных и надзорных органов. Уже не будет того снисходительного отношения. Будет жесткий спрос и контроль. Это во-первых.

Во-вторых, все зависит от настроения людей. Обычно панику провоцируют сами вкладчики. Одномоментный возврат денег просто невозможен. Деньги же размещены. Хотя и говорят о наличии быстрой ликвидности, о коэффициенте быстрой ликвидности, но она не может покрыть все вклады. Если придет масса людей, и все начнут снимать деньги с карт, депозиты — ни один банк не выдержит. Люди сами подкашивают банки. И Татфондбанк, может быть, ажиотаж спалил. Его же поддерживали, вливания шли со всех сторон: крупных структур поддержка была. Вероятнее всего, если бы не было ажиотажа, он бы и дальше работал. Пусть напряженно, но свои упущения наверстал бы и восполнил бы капитал, который оказался неэффективно используемым.

— Сейчас есть проблема не только во вкладчиках, но и в юрлицах. Вкладчиков успокоили сообщениями о возвратах денег при страховом случае. Но поднялась волна недовольства юрлиц, у которых оказались заморожены счета накануне Нового года.

— Для крупных компаний это было не так катастрофично. У них ресурсы размыты. Поэтому выход из системы одного из банков не является фактором, нарушающим хозяйственную деятельность крупных предприятий. Для мелких, которые имеют один расчетный счет, любая зависшая там сумма (50, 100 тысяч) — это катастрофа.

«Если придет масса людей, и все начнут снимать деньги с карт, депозиты — ни один банк не выдержит. Люди сами подкашивают банки. И Татфондбанк, может быть, ажиотаж спалил». Фото Максима Платонова

«Про меня всегда говорили, что я банкрот, но мы же живем!»

— Многие федеральные эксперты уже похоронили татарстанскую банковскую систему, заявляя, что Центробанк сейчас устроит зачистку. Как вы к таким прогнозам относитесь?

— Есть такая хорошая фраза: «Если сказано слово, смотри, кому оно выгодно». Все эти эксперты говорят так, чтобы кто-то мог войти в очень выгодный экономический сектор Татарстана. Раньше сторонние банки не допускали, жесткие требования выставляли при вхождении на татарстанский рынок. Сейчас определенные банковские круги пытаются воспользоваться ситуацией, нагнетать обстановку, чтобы разрушить сложившуюся банковскую систему Татарстана, которая была стабильной и является стабильной. Это просто игра, игра на эмоциях. Те, кто предрекает крах банковской системы Тата рстана, работают под чей-то заказ, это я точно могу сказать.

— Про ваш банк тоже ходили слухи, что у вас проблемы. Как сейчас себя чувствует «Автокредитбанк»?

— Про меня всегда говорили, что я банкрот, но мы же живем! Дорогу строим. Ни один нормальный бизнесмен не строит дорогу, а мы строим. У нас там все стабильно, никаких проблем нет. Я четко контролирую ситуацию и уверен в будущем своей компании. Но как говорится, на каждый роток не накинешь платок. Слухи — вещь неприятная.

«Рентабельность банковского бизнеса не такая высокая, это не особо выгодный бизнес. Сюда заходят люди, у которых уже есть крупные капиталы. Если человек входит с крупным капиталом в банк, он может контролировать ситуацию. Сегодня не обязательно приумножить деньги, сегодня важно сохранить капитал». Фото tatbank.ru

«Если бы я эти деньги вложил просто на депозит, я имел бы большую прибыль, но не было бы гарантий, что этот банк выживет»

— Фоат Фагимович, недавно генеральный директор «ICL-КПО ВС» Виктор Дьячков стал акционером «Радиотехбанка», входящего в группу ТФБ. Как часто бизнесмены из других отраслей входят в банковский бизнес?

— Лично я пытался войти в три банка. Я занимался вхождением в банковский бизнес в середине 90-х годов. В один банк меня не пустили, один банк оказался банкротом, в один банк входить я сам отказался, когда все посчитал и посмотрел. И вот у нас теперь есть «Автокредитбанк».

Вхождение в банковскую сферу — это не простое дело. Спонтанным оно не может быть. Это всегда продуманное, взвешенное решение.

— Насколько сейчас выгоден банковский бизнес?

— Рентабельность банковского бизнеса не такая высокая, это не особо выгодный бизнес. Сюда заходят люди, у которых уже есть крупные капиталы. Если человек, входит с крупным капиталом в банк, он может контролировать ситуацию. Сегодня не обязательно приумножить деньги, сегодня важно сохранить капитал.

— А в банковском бизнесе можно сохранить капитал?

— Мы же контролируем движение денежных средств в своем банке. Фактически мы уверены в своем капитале. Конечно, если бы я эти деньги вложил просто на депозит, я имел бы большую прибыль, но не было бы гарантий, что этот банк сохранится или выживет. А в своем банке у капитала рентабельность, конечно, низкая — 5—6% в год, но зато я уверен, что эти деньги не пропадут.

Дмитрий Семягин

Новости партнеров

комментарии 6

комментарии

  • Анонимно 29 дек
    я тоже в шоке, что наш островок стабильности начало затапливать. однако, власти стараются, чтобы этого не произошло, а потери были минимальными
    Ответить
  • Анонимно 29 дек
    Зто нарисованный островое стабильности. А так везде колхоз, если копнуть в глубь
    Ответить
  • Анонимно 29 дек
    Интересные размышления
    Ответить
  • Анонимно 29 дек
    Как за банковскую сферу взялись, то думаю, уже скоро все наладится.
    Ответить
  • Анонимно 29 дек
    хороший парень-не профессия(с)
    где деньги,Зин?
    Ответить
  • Анонимно 29 дек
    не знаю, что сказать... а может быть это мыльный пузырь? стабильность - только красивый фасад? колос на глиняных ногах?.. не знаю...
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии