Новости раздела

«Каланча пожарная»: МЧС «спасло» Адмиралтейскую слободу от аварийной пожарной части

Градозащитники пытались защитить каланчу, не зная, что ее судьбу уже решил минзем РТ, злую шутку сыграла и задержка с принятием ПЗО

«Каланча пожарная»: МЧС «спасло» Адмиралтейскую слободу от аварийной пожарной части Фото: Олег Тихонов

Градозащитники забили тревогу: сносят историческую «пожарку», которую должны были сохранить в новом проекте Адмиралтейской слободы. Здание раньше не относилось к охраняемым памятникам, но в новый подготовленный недавно проект зон охраны попадало. Однако новый ПЗО пока не принят, а снос каланчи и пожарной части был запланирован минземом РТ задолго до составления этого документа. Причины сноса, как пояснили «Реальному времени» в МЧС, — износ на 100% и угроза детскому садику по соседству.

«Недорабатываем...»

Фото разбираемой на стройматериалы старой пожарной части на своей странице в Facebook выложила казанский урбанист Марья Леонтьева. Помощник президента РТ Олеся Балтусова, курирующая архитектурные памятники и охраняемые зоны Казани, также опубликовала пост на своей странице.

«Одной пожарной каланчой в Казани стало меньше. Сегодня снесли старую пожарку на Мало-Московской улице в Адмиралтейской Слободе. Да, она была аварийная, а рядом детский сад. Нет, это не памятник. Построена в 1939-40годы. В Казани их всего несколько. Одну, которая памятник в центре, и в которой ночевал еще Гиляровский в ее бытность полицейской частью, удалось пристроить в хорошие руки и отреставрировать. Увы, Адмиралтейская слобода Казани лишилась своей старой пожарки 19 июля 2016 года. Несмотря на заявленные концепции о развитии слободы, не смотря на поручения городу не сносить и не строить ничего в слободе вне внимания комиссии Президента. А ведь могли бы и отремонтировать, и приспособить. Недорабатываем», — написала Балтусова (орфография и пунктуация сохранены).

Каких-либо дополнительных комментариев помощник президента давать не стала: «Я сейчас в отпуске. Спросите кого-то другого». Министерство культуры РТ к моменту публикации на запрос не ответило.

В здании на Мало-Московской, 19а размещался отдельный пост пожарной части №36

Минзем поручил, пожарные исполнили

В здании на Мало-Московской, 19а размещался отдельный пост пожарной части №36. Здание строилось несколько лет, с конца 30-х годов до 1948-го. Как пояснил «Реальному времени» руководитель пресс-службы МЧС РТ Андрей Родыгин, часть приписана к Казанскому вертолетному заводу и обслуживает его по контракту. Отдельный пост был оборудован для подразделений КВЗ, расположенных рядом. Однако, по словам Родыгина, в мае этого года отдельный пост ликвидировали, а оборудование и людей перевели в основную часть №36.


Андрей Родыгин: «Оно представляет угрозу не только тем, кто находится внутри, но и для жилого дома рядом, и вот для этого детского сада». Фото prokazan.ru

— Поскольку здание находилось в аварийном состоянии (находиться там было опасно для жизни), да и, собственно, из-за того, что те подразделения вертолетного завода, которые там раньше находились, в основном переехали на территорию основного производства, в Авиастроительный район, наш личный состав и наша техника перебазировались туда.

Пресс-секретарь КВЗ Влада Кротова, в свою очередь, рассказала «Реальному времени», что завод действительно пользуется услугами ПЧ №36, однако никакого отношения к зданию ее отдельного поста в Адмиралтейской слободе не имеет. По мнению Кротовой, здание может находиться в муниципальной собственности.

В последнее время здание находилось в собственности ГКУ «Пожарная охрана РТ». Как пояснил Андрей Родыгин, еще в мае 2015 года была проведена экспертиза и составлен технический отчет, согласно которому износ здания составил 100% и оно было признано непригодным к эксплуатации.

— Каланча уже накренилась, кругом щели, рядом находится детский сад — рассказывает Родыгин. — Оно представляет угрозу не только тем, кто находится внутри, но и для жилого дома рядом, и вот для этого детского сада.

2 октября 2015 года, по словам главы пресс-службы МЧС РТ, министерство земельных и имущественных отношений РТ на основании отчета приняло решение снести здание. Руководство ГКУ «Пожарная охрана РТ» получило распоряжение обеспечить снос и этим летом наняло подрядную организацию. Эту же информацию «Реальному времени» подтвердили и в администрации Кировского и Московского районов.

Правозащитники не успели защитить

Как рассказала «Реальному времени» Мария Леонтьева, здание «пожарки» не было внесено в список охраняемых и даже выявленных объектов, однако его включили только в проект зон охраны памятников истории и культуры (или ПЗО) нового Генплана города, еще не вступившего в силу, а также «оно было сохранено в проекте ревитализации Адмиралтейской слободы, одобренном президентом». Леонтьева говорит, что о постановлении минзема ей ничего не было известно.

Здание «пожарки» не было внесено в список охраняемых и даже выявленных объектов, однако его включили только в проект зон охраны памятников истории и культуры (или ПЗО) нового Генплана города, еще не вступившего в силу

Напомним, за новый ПЗО правозащитники бьются с прошлого года. 12 ноября 2015 года вышло постановление кабмина РТ №846 о признании «утратившим силу постановления Совета Министров Татарской АССР от 23.09.1988 г. № 334 «Об утверждении проекта зон охраны памятников истории и культуры г. Казани» (далее — ПЗО). Документ был пролоббирован казанскими властями, которые смогли убедить руководство республики, что адекватной заменой устаревшему документу стал приказ Минкульта РФ от 8 сентября 2015 года. Он утвердил границы зон охраны и требования к режимам использования земель и градостроительным регламентам Казанского кремля. Представители Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПиК), сопоставив два документа, обнаружили: из-под госохраны выбыли 87 казанских памятников, в том числе Зилантов монастырь на правом берегу Казанки. Впрочем, в Минкульте РФ полагают, что потери менее значительны – 33 памятника истории и культуры, включая шесть объектов федерального значения. В феврале этого года правозащитникам удалось отстоять отмену этого приказа в Верховном суде.

Началась спешная разработка нового ПЗО, в который и попала каланча на Мало-Московской. Однако он пока не принят, да и его составление началось лишь через полгода после постановления минзема о сносе «пожарки». Впрочем архитектор Сергей Саначин уверен, что включение в ПЗО здание бы не спасло.

— Это проект охранных зон не каланчи, а города Казани. Если залезть в ПЗО, то нигде не говорится, что именно эта каланча является объектом, который подлежит сохранению, — разъясняет Саначин. — ПЗО это, конечно, хорошо, это пережиток советских времен, но он не является инструментом охраны наследия. ПЗО были испокон веков. У нас ПЗО в Казани приняли в 1988 году. И что? Всю улицу Тельмана снесли, а у нее еще был статус заповедника архитектурного.

Сергей Саначин уверен, что включение в ПЗО здание бы не спасло. Фото art16.ru

По словам Саначина, он добивался включения каланчи как памятника конструктивизма и еще 200 зданий в перечень охраняемых объектов еще в 2009 году. Однако и минкульт, и управление архитектуры города оставили его обращение без внимания.

По словам главы Союза архитекторов РТ Виталия Логинова, каланча все-таки была памятником архитектуры и таких объектов практически не осталось. Несмотря на то, что объект находился в аварийном состоянии, по словам архитектора, восстановить его было можно. Однако сейчас уже что-то сделать вряд ли получится. Разбор здания пожарной части ведется в настоящий момент. К разбору каланчи как наиболее опасного объекта приступят в эту субботу, когда в соседнем детском саду не будет детей.

1/14
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
Дмитрий Семягин
Справка

Каланча – наблюдательная башня при пожарной (полицейской) части. Устаревшее значение – дозорная (оборонительная) башня. Слово заимствовано из тюркских языков (*kala(n)ѕa – от турецкого kale «крепость»).

Пожарные каланчи в российских городах активно строились с начала XIX века, после выхода указа Александра I «О сложении с обывателей Москвы повинности ставить пожарных служителей и об учреждении в оной пожарной команды» (31 мая 1804). Как правило, каланчи венчали двух-трехэтажные здания полицейских участков, при которых были организованы пожарные части. Помимо дозорной службы каланчи использовались для сигнализации: вывешенные на каланче кожаные сигнальные шары в дневное время или фонари в ночное оповещали соседние пожарные части о размерах и месте возникновения пожара.

комментарии 6

комментарии

  • Анонимно 20 июля
    Балтусовой на них нет!!
    Ответить
    Анонимно 20 июля
    она в отпуске
    Ответить
  • Анонимно 20 июля
    и вот так всегда...
    Ответить
  • Анонимно 20 июля
    Жалко башню:(
    Ответить
    Анонимно 20 июля
    Ну а что, она должна была рухнуть? Или ждать 10 лет надо было, пока бы ее отреставрировали?
    Ответить
  • Анонимно 20 июля
    Я в отпуске! Спросите кого нибудь другого...
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров