Новости раздела

Джон Дербишир, KBR T&C: «В мире распространение получают тяжелые сорта нефти, но спрос на их остатки падает»

Джон Дербишир, KBR T&C: «В мире распространение получают тяжелые сорта нефти, но спрос на их остатки падает» Фото: Роман Хасаев

Более 22 тыс. сотрудников ведущего мирового поставщика услуг по проектированию, снабжению и строительству KBR T&C работают в 40 странах на пяти континентах. В Татарстане же компания предоставляет базовую технологию VCC для амбициозного проекта по глубокой переработке тяжелых остатков на ТАИФ-НК. По вопросам предстоящего уже осенью запуска нефтеперерабатывающего комплекса в Казань из энергетической столицы мира города Хьюстона, штат Техас, прилетел президент компании KBR T&C Джон Дербишир. Газете «Реальное время» удалось пообщаться с руководителем американского холдинга и узнать об интересах компании в России, о факторах, оказывающих влияние на мировую экономику, о том, от чего зависят объемы поставок нефти из Ирака и Ливии и в чем преимущество технологии VCC.

«Санкции оказывают влияние на работу KBR в России»

— Г-н Дербишир, какие интересы есть у KBR T&C в России?

— Одна из наиболее интересующих нас областей – это производство удобрений. У компании в России есть более 20 проектов по производству аммиака, который является основным компонентом для удобрений. Наш основной планируемый проект по аммиаку – с «ЕвроХимом» [швейцарская химическая компания, производственные активы расположены в России, Бельгии, Литве, — прим. ред.]. И мы ведем работу с ТОАЗом [российская химическая компания «Тольяттиазот» является одним из крупнейших в мире производителей аммиака, — прим. ред.] по разработке проекта модернизации производства аммиака.

Также мы строим этиленовые заводы. И в России у нас есть несколько проектов по строительству таких производств.

В начале марта США и ЕС продлили действие санкций в отношении России. Как это сказалось на совместных с Россией проектах?

— Да, санкции оказывают влияние на работу KBR в России, но, как правило, только в отношении отдельных компаний и заказчиков.

— В начале года в России отмечалось некоторое восстановление промышленной активности. Работая по всему миру, какие тенденции вы отмечаете для себя, каково самочувствие промышленного сектора в разных странах мира?

— Сейчас происходят различные изменения, и, возможно, самое основное — замедление развития экономики Китая. Страны, экспортирующие нефть, в том числе Россия и страны Ближнего Востока, испытывают некоторое падение из-за снижения цен на нефть. К тому же нестабильность на Ближнем Востоке оказывает влияние на потоки нефти, например, из Ирака и Ливии. В случае если эти конфликты урегулируются, количество поставляемой нефти может увеличиться. Также после снятия санкций с Ирана он будет экспортировать больше нефти и газа. Все перечисленные факторы оказывают влияние на мировую энергетическую отрасль.

Сейчас происходят различные изменения, и, возможно, самое основное — замедление развития экономики Китая

В прошлом месяце цены на нефть несколько восстановились. Однако чем, по вашему мнению, вызвана нестабильность цен на нефть и как можно предотвратить манипулирование рынками?

— Я не считаю, что ценами на нефть манипулирует какая-то одна определенная группа. Если основные нефтедобывающие страны согласятся снизить добычу нефти, то за счет снижения предложения вырастет цена на нефть. Конечно, от этого роста цен на нефть выиграют Россия, Ближний Восток и другие страны, которые зависят от цен на нефть.

«На одной площадке столкнулись люди разных менталитетов»

— Ваша компания реализует проекты в удаленных регионах с суровыми природными условиями. Расскажите о знаковом проекте.

— Например, мы только что запустили завод по производству удобрений в Бангладеш. Это очень отдаленный уголок света, и над этим проектом мы работали вместе с китайским подрядчиком по строительству завода. На одной площадке столкнулись люди разных менталитетов и разных стран — из США, Китая, Бангладеш, чтобы вместе создать единый проект. И общей площадкой для всех трех компаний стало желание успешно реализовать этот проект. К счастью, проект был запущен в установленные сроки и с предусмотренным бюджетом вышел на проектную мощность.

— Это больше пример транснационального проекта. А если учесть сложные климатические условия, какой пример вы можете привести?

— Возможно, самыми сложными проектами с климатической точки зрения были проекты на Ближнем Востоке, в пустыне Саудовской Аравии и Катара, где температура в пустыне доходила до 120 градусов по Фаренгейту, или 49 по Цельсию. Иногда гораздо легче работать в более холодном климате, как в России или Китае, чем в жаркой пустыне. Когда холодно, вы всегда можете согреться, а от жары избавиться невозможно.

Выгода от огромного ресурса остатков нефтепереработки

— Четыре года назад договор с ТАИФ-НК стал третьей лицензией на технологию VCC с момента приобретения вашей компанией прав на эту технологию в 2010 году. Где еще применяется эта технология?

— Самая первая пилотная установка была построена в Германии компанией Veba (в настоящее время принадлежит BP) примерно 35 лет назад. После почти 20 лет испытаний эта установка была закрыта, поскольку при ценах на нефть в то время технология не оправдывала себя. В 2009 году, когда цены на нефть снова выросли, BP построила новую опытную установку в США по данной технологии. А уже в 2010 году компания KBR стала партнером BP по данной технологии. Первый завод, основанный по данной технологии, был запущен в прошлом году в Китае. Но это достаточно маленькая по промышленным масштабам установка. Комплекс ТАИФа, по сути, является первым крупномасштабным коммерческим проектом по переработке нефти на основе данной технологии.

Иногда гораздо легче работать в более холодном климате, как в России или Китае, чем в жаркой пустыне. Когда холодно, вы всегда можете согреться, а от жары избавиться невозможно

Почему вы решили выкупить лицензию у компании BP? Чем вас заинтересовала эта технология?

— Технология VCC, как никакая другая, подходит для переработки тяжелых остатков нефтепереработки и представляет собой идеальное решение для производства чистых видов топлива. Учитывая, что на мировом рынке все большее распространение получают тяжелые сорта нефти, тогда как спрос на их остатки, мазут, падает, мы полагаем, что эта технология будет очень востребована в мире.

— Татарстанские эксперты называют эту технологию самой сложной в процессе переработки нефти. Согласны ли вы с этим?

— Да, действительно. Технология VCC предполагает очень высокие температуры и давление, и здесь протекают сложные химические реакции.

— В связи с этим какова степень надежности этой технологии?

— С точки зрения теоретического протекания химических реакций технология очень надежна. Поскольку она подразумевает высокие температуры и давление, особого внимания требует техническая часть. При недостаточном обслуживании она может вызывать опасения. Однако эти вопросы учтены при проектировании оборудования.

— А сколько лет, по вашему мнению, живет технология? И работаете ли вы уже над ее обновлением?

— Как я уже говорил, данная технология существует уже достаточно давно. Химическая часть этой технологии достаточно понятна и изучена. Изменения могут вноситься только с точки зрения температуры и давления технологического процесса. По мере усовершенствования строительных технологий и материалов мы можем добиваться повышения температуры, чтобы технология работала еще более эффективно. На сегодняшний день достигнуты результаты по улучшению используемых материалов и катализаторов для протекания реакции. KBR постоянно изучает возможности применения лучших материалов и катализаторов, чтобы повысить эффективность технологий.

«KBR всегда была больше нацелена на поставку технологий»

Ваша компания также является ведущим поставщиком армии США. Чем именно вы обеспечиваете военный комплекс?

— Подразделение государственных контрактов компании KBR является поставщиком логистических услуг для армии, занимается транспортировкой, поставкой еды и предоставлением услуг прачечной.

На сегодняшний день KBR дает работу примерно 22 тыс. сотрудников, действующих в интересах заказчиков из более чем 70 стран мира, работая на объектах, расположенных в 40 странах

— У вашей компании богатая история. Долгие годы KBR входила в структуру крупнейшего концерна Halliburton. Как компании удалось добиться независимости в 2007 году?

— Да, наша компания имеет примерно столетнюю историю. Компания KBR возникла при слиянии компаний M.W. Kellogg и Brown & Root Engineering and Construction и стала одним из ведущих мировых подрядчиков по проектированию, снабжению, строительству и поставщиков услуг.

Мы отделились от компании Halliburton в 2007 году. Основным направлением деятельности Halliburton стало оказание услуг при полевом бурении нефти, а KBR всегда была больше нацелена на поставку технологий.

Действуя независимо с 2007 года, на сегодняшний день компания KBR дает работу примерно 22 тыс. сотрудников, действующих в интересах заказчиков из более чем 70 стран мира, работая на объектах компании, расположенных в 40 странах.

Альсина Газизова, фото Романа Хасаева
Справка

В 1998 году произошло слияние компаний M.W.Kellogg и Brown & Root Engineering and Construction, в результате которого появился один из мировых лидеров в области проектирования, материально-технического обеспечения, строительства и оказания услуг – компания KBR.

Компанию M.W. Kellogg в 1901 году создал Морис Вудраф Келлогг как небольшое предприятие по изготовлению труб в Нью-Йорке, которое превратилось в проектно-конструкторскую компанию мирового класса. Опыт и знания компании Kellogg в области проектирования и ее стремление к инновациям привели к созданию передовых технологий и к новым достижениям в промышленности. В 1960-х годах компания совершила революцию в области производства удобрений благодаря разработке новой технологии производства аммиака, что обеспечило возможность роста производства продуктов питания в мире. В конце 1980-х M.W. Kellogg была приобретена компанией Dresser Industries, которая затем слилась с компанией Halliburton в 1998 году.

Компания Brown & Root Engineering and Construction, специализирующаяся на строительстве дорог и выполнении общих подрядных работ, была создана в 1919 году, когда братья Джордж и Герман Брауны создали строительную компанию в штате Техас. Brown and Root начала свою деятельность со строительства дорог, но вскоре занялась и другими видами деятельности. После окончания Второй мировой войны компания Brown & Root нацелилась на морские проекты. В 1947 году компания вышла на глобальный уровень, когда осуществила строительство первой морской нефтяной платформы, расположенной в 43 милях в море от побережья Морган-Сити, штат Луизиана.

Компания Brown & Root осуществляла строительство в рамках многих знаковых проектов в Хьюстоне, включая автостраду «Галф Фривей», футбольный стадион университета Райса, объекты НАСА, «Минут-Мейд Парк», а также в рамках проектов нефтеперерабатывающих, нефтехимических предприятий и морских платформ, которые стимулируют глобальную экономику. В 1962 году Brown & Root была приобретена компанией Halliburton.

KBR (сокр. от Kellogg Brown & Root) отделилась от Halliburton в 2007 году и вышла на качественно новый уровень, когда успешно провела первичное публичное размещение акций на Нью-Йоркской фондовой бирже. Сегодня KBR имеет заказчиков в более чем 70 странах.

В 2014 году KBR рационализировала свою деятельность и сконцентрировалась на своих основных направлениях: проектировании, материально-техническом обеспечении, строительстве, оказании услуг в рамках углеводородных проектов и выполнении государственных заказов.

ПромышленностьНефтехимияЭкономикаИнвестиции
комментарии 7

комментарии

  • Анонимно 16 апр
    Еда, прачечная, транспортировка... какая многоликая компания
    Ответить
  • Анонимно 16 апр
    Огромная контора
    Ответить
    Анонимно 16 апр
    и теперь Татарстан их партнер, замечательно!
    Ответить
  • Анонимно 16 апр
    холод лучше жары, что правда то правда
    Ответить
  • Анонимно 16 апр
    Заниматься удобрениями, оказывается, вообще выгодное дело
    Ответить
    Анонимно 16 апр
    выгодное, но в то же время сложное, поэтому лучше с надежными партнерами
    Ответить
  • Анонимно 16 апр
    сразу видно, любит свою работу, спец своего дела
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров