Новости раздела

«И просили у крымского царя людей идти на ляхи за свою черкаскую обиду»

Из истории крымских татар, династии Гераев и потомков Джучидов

«И просили у крымского царя людей идти на ляхи за свою черкаскую обиду»
Фото: Олег Тихонов/realnoevremya.ru

Одним из крупнейших государств, наследников Золотой Орды, было Крымское ханство — часть большого этнокультурного пространства на обширном участке Евразии. Ханы из крымской династии Гераев являлись потомками Джучидов, поэтому их представители правили в Казанском и Астраханском ханствах. Институт истории им. Марджани выпустил новое издание пятитомника «История крымских татар». Третий том посвящен одному из ключевых исторических этапов развития этого народа — периоду Крымского ханства (XV—XVIII вв.). Полных и завершенных исследований по крымским татарам до сих пор не было, новая книга татарстанских авторов заполняет некоторые пробелы в истории этого тюркского народа.

По нашему мнению, в истории крымско-украинских отношений можно выделить восемь этапов:

Первый этап (1648—1653): поддержка юртом борьбы украинских казаков против засилья польско-русинской шляхты. Чигиринский сотник Б. Хмельницкий, задумавший поднять антипольское восстание на украинских землях, в январе-феврале 1648 г. дважды обращается за помощью к крымским татарам. Причины соответствующего обращения хорошо известны: предшествующие восстания, прокатывавшиеся по Украине с 1591 по 1638 гг., как правило, подавлялись польскими войсками, имевшими перевес над восставшими в кавалерии. Для казаков было жизненно необходимым заручиться поддержкой иностранного государства, чьи вооруженные силы были способны нивелировать военное превосходство королевской армии. Таким союзником украинские казаки видели Крым. Еще в 1625 и 1638 гг. предпринимались неудачные попытки заручиться широкомасштабной помощью Бахчисарая против Польши. Однако Б. Хмельницкому удается то, что не удалось его предшественникам — в середине февраля 1648 г. казацкое посольство отправляется в Крым и заключает военный союз с Ислямом Гераем III.

Согласно Л. Прицак, речь в договоре шла о создании казацкой автономии на Поднепровье с помощью Крыма. При этом о формальной независимости от Варшавы не говорилось. Вся Украина вплоть до Белой Церкви должна стать казацкой автономией, а королевские имения — перейти к гетману Войска Запорожского. Стоит учесть, что во время восстания 1638 г. повстанцы также требовали от польских властей уступки казакам всех земель к востоку от Белой Церкви. Исходя из этого, можно сделать вывод, что политические цели ханства в кампании 1648 г. сводились к военно-политической поддержке казацкого восстания и созданию лояльной Крыму автономии по обе стороны Днепра.

Важным представляется вопрос о характере заключенного союза. Московские посланники в Крыму писали: «приехали-де в Крым к царю запорожских черкас четыре человека; прислали их черкасы царю бить челом, чтобы царь их принял в холопство, а они-де стоят на Днепре, в сборе их пять тысяч. И просили у крымского царя людей идти на ляхи за свою черкаскую обиду; а как-де они с ляхи управятся, и они крымскому царю учнут служить вечным холопством и всегда с ним на войну будут готовы, куды он не пойдет». А. В. Малов писал: «Союз оформили в виде вассальной зависимости Украины от крымского ханства». Нам представляется более верным представлять союз не как реальное подданство, а как договор, неравный ввиду разного статуса сторон. В этом состоял парадокс положения Б. Хмельницкого: реально с весны-лета 1648 г. он был могущественным владетелем, контролировавшим целую страну, но ранг его был невысок (он не был монархом и не принадлежал к какой-либо династии).

Считала ли крымская сторона казаков после 1648 г. своими действительными подданными? Следует обратить внимание на то, что во время переговоров под Зборовом и Жванцем крымцы выступали именно как посредники между «законным монархом» Яном Казимиром и его мятежными подданными. То есть хан и везирь договаривались с королем и канцлером, на каких условиях (размер реестра, права шляхты на казацкой территории и т. д.) между ними будет установлен мир.

По мнению Г. А. Санина, «Крымское ханство небезуспешно пыталось использовать в своих интересах конфликт между Речью Посполитой и Украинским гетманством. Так как крымский хан выступал в роли гаранта соглашений между ними, то обе стороны оказались в определенной зависимости от Крыма, а в обмен за свою благосклонность хан неоднократно получал возможность беспрепятственно захватывать ясырь на украинских землях».

Крымская сторона и не пыталась оспаривать право шляхты возвращаться в свои имения или право назначать воевод в Киев, Чернигов и Брацлав (что было бы немыслимо, если бы хан и правда считал бы себя сюзереном Украины). Украина не появилась с 1648 г. в титулатуре крымских ханов (наряду с Черкесией, например), Русь и Чернигов не исчезли из титула польского короля в ханских документах. Хан не подтверждал привилегии, получаемые городами и монастырями Украины от короля (позднее, с 1654 г., функцию подтверждений возьмет на себя московский царь).

Полагаем, что весной 1648 г. речь шла не о переходе казаков из королевского подданства в ханское, а о союзе с конкретными целями, который был оформлен в виде присяги ввиду статусного неравенства договаривающихся сторон. Такой характер договора в тех условиях был практически неизбежен: все прочие договоры Войска Запорожского с Россией, Швецией, Турцией и Трансильванией тоже облекались в форму подданства/протектората. Стоит согласиться с мнением В. В. Газина, писавшего, что «с 1648 г. Крым находился в роли полусоюзника, полупротектора казаков».

Вступление на Украину весной 1648 г. корпуса во главе с ор-беем (наместником) Ферах-Кермана (Перекопа) Тугаем-беем приводит к ряду крупных побед над польскими войсками. В результате битв под Желтыми Водами и Корсунем регулярная армия Польши (кварцяное войско) прекращает свое существование, казачество распространяет свою власть на Поднепровье. Благодаря прибытию на помощь татар наносится тяжелое поражение новой польской армии под Пилявцами. Польский хронист И. Ерлич писал, что в этой битве польские военачальники «начали сейчас же, увидев, что при казаках находятся татары, бежать, потеряв стыд». Дальнейшее продвижение союзников на западноукраинские земли последовало после давления крымскотатарских военачальников, стремившихся обогатить себя и своих людей за счет добычи, в первую очередь ясыря. Прямым следствием этого стал чудовищный по своим масштабам и последствиям татарско-казацкий набег на Галичину, по мнению А. Гливы, возможно, самый разрушительный набег с начала XVII века.

В кампании следующего, 1649 г. именно крымская конница сыграла решающую роль в нанесении тяжелого поражения польской армии в битве под Зборовым. По признанию летописи Самовидца, «много шкоды учинила орда войску коронному». С позиции победителя крымский хан продиктовал противнику свои условия мирного договора: Польша признавала право казаков на управление территорией трех воеводств (Киевского, Черниговского и Брацлавского) на правах автономии и соглашалась на 40-тысячный реестр. Зборовский договор существенно укрепил внешнеполитические позиции Б. Хмельницкого. Стоит отметить, что «поведение гетмана и старшины после Зборова, а особенно сведение к нолю влияния киевского воеводы Адама Киселя, наглядно демонстрировало, что казаки толковали соглашение в свою пользу».

Однако казаки и польская шляхта не могли сохранить мир друг с другом. В 1651 г. дошло до грандиозной битвы под Берестечком, в которой польская армия разгромила силы союзников. Вопреки бытующим представлениям о «предательстве под Берестечком», источники не позволяют судить о реальном характере мифического «сговора хана с королем», будто бы повлекшего за собой бегство татар с поля боя на третий день боев 30 июня.

Стоит согласиться с И.К. Свешниковым, отмечавшим, что «при наличии сговора с королем хан в удобное для него время отступил бы со своими войсками без боя и не бросал бы в паническом бегстве весь свой лагерь, знамя и шатер с личными вещами». Хотя аргументы И.К. Свешникова никем не были убедительно опровергнуты, миф о тайном сговоре продолжает муссироваться в украинской историографии.

Беспристрастный анализ источников показывает, что причиной поражения союзников стало успешное наступление польских войск, умело сочетавших кавалерийский натиск и огневую мощь. Против мнения о преднамеренном бегстве Исляма Герая III свидетельствует слишком много фактов. К примеру, сторонники тезиса о «предательстве под Берестечком» предпочитают не упоминать казнь польских пленников, произведенную по приказу хана в разгар битвы, и то, что во время бегства крымский монарх потерял свои личные вещи, ставшие трофеями польских военачальников. Также непонятно, что помешало крымской и польской стороне провести открытые переговоры, как они делали под Зборовым и сделают под Жванцем.

Берестечко стало трагической страницей в истории крымскотатарско-украинского боевого содружества не по причине некоего так и не доказанного «предательства», а ввиду проигранного обеими союзными армиями сражения. Дальнейший ход событий (продолжающаяся поддержка Крымом украинских казаков) показывает, что Бахчисарай все еще стремился уберечь казацкую автономию (хотя бы и в усеченном виде) от окончательного разгрома. Деморализованное поражением ханское войско не могло оказать необходимой помощи, однако хан выслал на помощь Б. Хмельницкому корпус Караша-аги, принявший участие в боях под Белой Церковью. Бои эти завершились подписанием Белоцерковского договора, по которому реестр ограничивался 20 тыс., а казаки сохранили контроль лишь над одним (хотя и наиболее крупным) Киевским воеводством.

В следующем, 1652 г. крымские татары вновь пришли на помощь казакам, вместе с союзниками уничтожив польскую армию в битве под Батогом. Осенью 1653 г. крымцы окружили силы короля Яна II Казимира под Жванцем и вынудили короля заключить мир на условиях Зборовского договора. Жванецкие соглашения также рассматриваются как «предательство крымского хана», однако вряд ли такая характеристика их заслуженна. Б. Хмельницкий до последнего использовал крымскотатарский военный ресурс в своих целях, прямо заявляя царским посланникам, что не может присягнуть царю под Жванцем, так как это тут же повлечет за собой союз хана с королем. Вместо этого гетман предоставил татарам возможность окружить польскую армию и склонить ее к переговорам, а уже потом в январе 1654 г. открыто присягнул с Войском Запорожским на верность Москве. Прямым последствием этого шага стал новый виток вооруженного конфликта в регионе и втягивание России в войну с Польшей и Крымом.

Второй этап (1654—1657) характеризуется охлаждением крымско-украинских отношений и перманентными военными действиями между бывшими союзниками. И хотя после перехода Украины в подданство царю вопрос о дальнейших совместных с казаками действиях против Польши обсуждался представителями татарских элит еще около года, поворот Бахчисарая от союза с Чигирином к союзу с Варшавой был лишь вопросом времени. В конце 1654 г., после заключения крымско-польского союзного договора, крымцы и украинские казаки на ближайшие три года становятся врагами. Новый хан Мехмед Герай IV, сменивший умершего в 1654 г. Исляма Герая III, вплоть до 1666 г. будет союзником Польши в борьбе за Украину.

В 1655 г. своевременное вмешательство крымских татар, совершивших крупный поход на украинские земли, сорвало русско-украинскую кампанию против Польши. Б. Хмельницкий был вынужден вернуться из-под стен Львова и после ряда стычек под Озерной подписать перемирие с Мехмедом Гераем IV.

Фото realnoevremya.ru

Третий этап (1657—1659). Смерть Б. Хмельницкого в августе 1657 г. существенно изменила характер крымско-украинских отношений и расстановку сил в регионе. Крым и Гетманщина снова становятся союзниками, объединяя свои усилия для борьбы с Россией.

Новым гетманом Войска Запорожского становится Ю. Хмельницкий, вскоре уступивший власть И. Выговскому. Гетман кардинально меняет внешнеполитическую линию Войска Запорожского, стремясь вернуть ее под контроль Речи Посполитой на правах отдельного автономного княжества (Великого княжества Руського). Одним из первых шагов Выговского как гетмана стало возобновление союза с Крымом, первое посольство в Бахчисарай было отправлено уже в октябре 1657 г. Вооруженные силы ханства приняли деятельное участие в подавлении антигетманских мятежей на Левобережной Украине в 1658 г. и сыграли решающую роль в разгроме мятежников в битве под Полтавой.

Пропольская политика И. Выговского привела его к открытому конфликту с Россией. По мнению И.Б. Бабулина, «последующий разрыв Выговского с Москвой был обусловлен победой гетмана над силами оппозиции, одержанной исключительно благодаря крымскотатарской военной поддержке».

Апофеозом тесного сотрудничества крымских татар и украинских казаков в правление И. Выговского стала знаменитая Конотопская битва, в которой крымцы при содействии своих союзников нанесли поражение русской армии. Вытеснение московских войск с Украины позволило крымцам провести грандиозный набег на русские земли с захватом рекордного в XVII в. числа невольников (25,5 тыс.).

Четвертый этап (1659—1660). Переориентация Войска Запорожского на Россию привела к кратковременному кризису в крымско-украинских отношениях и возобновлению военных действий между вчерашними товарищами по оружию. Низкая популярность И. Выговского из-за его пропольской ориентации повлекла за собой утрату им власти и бегство в Польшу. Вновь ставший гетманом, Ю. Хмельницкий возобновил союз с Россией. «Учитывая союзные обязательства Крымского юрта перед Речью Посполитой, переход Украины в московской лагерь автоматически аннулировал украинско-крымские договоренности», — писал В.М. Горобец.

В кампании 1660 г. польская армия и крымскотатарская конница окружили русско-украинские войска под Чудновым и вынудили их капитулировать. Попытка Ю. Хмельницкого пробиться на выручку осажденным привела к наступлению польско-татарских войск на позиции казаков под Слободищем. Оказавшись под угрозой разгрома, гетман был вынужден отречься от союза с Россией и перейти в подданство польскому королю. Победа в Чудновской кампании имела своим следствием переход Правобережной Украины под контроль польских и крымских войск. Левобережье после борьбы сторонников пропольской и промосковской ориентации в 1661 г. все же осталось верным московскому царю и подвергалось нападениям правобережных казаков и крымских татар.

Пятый этап (1661—1664). Крымские элиты (первоначально — неофициально) ведут переговоры с казацким старшиной о переходе Украины под протекцию Бахчисарая в обход Варшавы. «Ползучая» экспансия юрта, формально остававшегося союзником Польши, но осторожно вытеснявшим польское влияние на Правобережье, вела к конфликту между союзниками. 17 сентября 1661 г. Ю. Хмельницкий заключает Ставищанский договор с Крымом о совместных действиях против России. Уже в мае 1662 г. хан Мехмед Герай IV пишет Ю. Хмельницкому, что готов оказать гетману помощь как против русских, так и против польских войск.

Принимая во внимание высокий интерес Крыма к событиям в Молдавии и Черкесии, стремление превратить Украину в сферу исключительного крымского влияния можно рассматривать как завершение формирования «пояса безопасности» вокруг юрта, составленного из вассальных государств и племен. Учитывая восприятие Варшавой Украины как своей провинции, нетрудно понять, почему с 1660—1661 гг. и позднее началась польско-татарская борьба за Украину, с 1666 г. перешедшая в открытое военное противостояние. Однако до того Крым официально признавал Украину польской и именно присланное ханом войско в 1662 г. нанесло под Бужином поражение перешедшим Днепр русским и позволило королю удержать за собой Правобережье.

В 1662 г. сменивший Ю. Хмельницкого П. Тетеря продолжал курс на поддержание тесных отношений с Крымским ханством. При нем усиливается влияние ханства на Украину. Сам П. Тетеря по этому поводу писал коронному канцлеру М. Пражмовскому: «Крымские мурзы хотят, чтобы Украина, как и Молдавия, стала данницей Крыма».

Однако политика Тетери вызвала массовое недовольство и восстание на Правобережье, продолжавшееся почти весь 1664 г. Мятежники тайно поддерживали отношения с Мехмедом Гераем IV, надеясь на его помощь, однако в конце концов ханство осталось верным союзу с Польшей и Тетерей. Союзные польско-татарские войска планомерно подавляли очаги восстания, жестоко расправляясь с повстанцами.

Шестой этап (1664—1669) характеризуется поддержкой С. Опары и П. Дорошенко в борьбе с пропольской частью казачества и прямым назначением со стороны Крыма устраивавшего хана Адиля Герая I П. Суховия «гетманом ханского величества». Отныне ханство участвует в борьбе за Украину не как союзник (хотя и своенравный) Польши, а как ее конкурент. Если ранее Крым поддерживал таких гетманов, как И. Выговский и П. Тетеря, которые боролись за власть с польским знаменем в одной руке и татарской саблей в другой, то с 1664 г. юрт стремится поставить во главе Гетманщины своих (а не польских) ставленников.

В борьбе за контроль над Правобережной Украиной после крушения режима П. Тетери сошлись сразу несколько противников. Активной поддержкой Гераев пользовался С. Опара, в конце 1664 г. при поддержке крымских татар ставший гетманом и сумевший установить свою власть над некоторыми районами Украины. Однако вскоре крымские мурзы, обвинив С. Опару в тайных отношениях с польских королем, сместили его и в 1665 г. провозгласили гетманом П. Дорошенко. Новый гетман распространил свою власть на практически все Правобережье.

Главной целью своего правления гетман видел объединение Украины с опорой на исламские державы — Турцию и Крымское ханство. Польским комиссарам он заявлял: «Мне, де, гетманство дано не от королевского величества и не от гетманов, а дано, де, ему гетманство от хана крымского». На казацкой раде, собравшейся 20 февраля 1666 г. в Лисянке, говорилось, что следует «от короля польского отложится и поддатца хану крымскому».

При помощи крымских военных сил Дорошенко нанес поражение польским войскам под Браиловым в 1666 г., но «западный поход» дорошенковских и крымских войск окончился безуспешной осадой Подгаец в 1667 г., где укрылось польское войско. Тесные контакты П. Дорошенко с Адилем Гераем I и Турцией продолжались впоследствии. В январе 1668 г. на старшинской раде в Чигирине было принято решение платить дань Стамбулу и Бахчисараю с обоих берегов Днепра. По мнению Т. Чухлиба, «с этого времени Правобережная Украина находилась под международным протекторатом не только Османской империи, но и Крымского ханства».

Однако в 1668 г. под давлением Запорожья (недовольного политикой П. Дорошенко) крымский хан Адиль Герай I провозглашает гетманом запорожского писаря П. Суховия, который при помощи крымских татар сумел подчинить себе часть Украины. После упорной борьбы в 1668—1669 гг. крымцы и сторонники П. Суховия окружают войска Дорошенко под Конончей, однако, ввиду того, что П. Дорошенко открыто объявил себя вассалом османского падишаха Мехмеда IV Авджи, Бахчисарай вынужден признать его гетманом.

Фото realnoevremya.ru

Седьмой этап (1669—1683) отмечен снижением самостоятельности ханской политики на украинском направлении и ее подчиненностью политике османского сюзерена, открыто вмешавшегося в украинские события. В 1672 г., желая защитить своего вассала П. Дорошенко от польского давления (в 1671 гг. польская армия успешно наступала на Правобережье), Стамбул начинает войну с Речью Посполитой. В ней приняли участие казаки Дорошенко и крымские татары, нанесшие поражение польской армии под Ладижином и присоединившиеся к осаде Каменец-Подольского. В том же 1672 г. по Бучачскому трактату Польша признала Дорошенко турецким вассалом и гетманом Правобережья и уступала Турции Подолье, превращенное в эялет Каманиче. Это приводит к охлаждению отношений между ханом Селимом Гераем I (сменил Адиля Герая I в 1671 г.) и П. Дорошенко, так как благодаря действиям казацкого гетмана происходит резкое усиление позиций Турции в регионе, что снижало возможности для политических маневров юрта.

Воспользовавшись польско-турецкой войной, Россия в 1674 г. предпринимает попытку захватить Правобережье, однако масштабное наступление турецко-татарских войск в этом регионе в поддержку П. Дорошенко вынуждает русских снять осаду Чигирина. Тем не менее в 1676 г. им удается овладеть Чигирином и заставить П. Дорошенко сдаться, что повлекло за собой два похода турецко-татарских войск на гетманскую столицу в 1677 и 1678 гг., окончившихся падением города. Новым правителем Украины турецкий султан провозгласил Ю. Хмельницкого, объявленного «князем сарматским» (1677—1681). Отношения с Левобережной Украиной в это время развивались в основном в русле русско-крымских отношений.

Восьмой этап (1683—1699) характеризуется отсутствием сколько-нибудь активной поддержки идеи мусульманской протекции среди казаков Гетманщины и их борьбой со своими южными соседями на стороне Речи Посполитой и России. Последней попыткой Гераев утвердить свое влияние на Левобережье стали походы 1692, 1693 и 1696 гг. Предлогом для них стало обращение за помощью к Крыму беглого писаря Войска Запорожского П. Иваненко (Петрика), с которым 26 мая 1692 г. был заключен договор о союзе и взаимопомощи. Однако хотя Петрик и обещал, что украинское население будет массово поддерживать татар, на деле лишь два пограничных городка открыли крымцам ворота, а из казаков Петрик сумел заручиться поддержкой лишь 500 запорожцев. В результате дело ограничилось разорением крымскими татарами некоторых южных районов Левобережья, а казаки Петрика по приказу хана Селима Герая I были расселены в Ханской Украине.

В войне Турции и Крыма против «Священной лиги» 1683—1699 гг. левобережные казаки сражались на стороне России. Аналогично и правобережные казаки (Польша, несмотря на турецкую экспансию, сумела сохранить контроль над частью Правобережья) в массе своей предпочитали сохранять верность польской короне. Если ранее походы на мусульманское Причерноморье проводили преимущественно запорожцы, то в конце XVII в. дошло до крупных вторжений сил левобережного Войска Запорожского на земли Крымского ханства и Турции, как самостоятельных, так и совместно с русскими. Правобережные казаки совершили нападение на Буджак уже зимой 1683/84 гг., продолжая их в последующее время.

Тем не менее отдельные попытки сблизиться с Бахчисараем имели место даже в эти годы. Так, «после постановления польского сейма в 1699 году об уничтожении правобережных полков часть казаков (из Дашева) во главе с полковниками Т. Маяцким и Ф. Швачкой обратились за покровительством к крымскому хану Давлет Гирею II».

Завершая обзор крымско-украинских отношений, подчеркнем, что, несмотря на продолжительный опыт конфронтационных отношений, элиты Крымского юрта и Войска Запорожского оказались способны к сотрудничеству и взаимопомощи. Вместе с тем обе стороны неизменно ставили во главу угла собственные интересы. Конец XVII — XVIII в. ознаменовались снижением политического значения крымско-украинских отношений. Сюзерены Гетманщины и Крыма — Россия и Турция — усиливали контроль над действиями вассалов. Следствием этого было уменьшение влияния как Крымского ханства, так и Войска Запорожского на международной арене.

Авторский коллектив Института истории им. Ш. Марджани
ОбществоИсторияКультура Институт истории им. Ш.Марджани АН Татарстана

Новости партнеров