Новости раздела

«Тысячевольтный разряд на сцене» — в Казани простились с Вадимом Кешнером

«Тысячевольтный разряд на сцене» — в Казани простились с Вадимом Кешнером
Фото: realnoevremya.ru/Максим Платонов

Сегодня со сцены Казанского академического русского Большого драматического театра им. В.И. Качалова проводили в последний путь народного артиста России и Татарстана Вадима Кешнера. На панихиду пришли его близкие, друзья, коллеги, ученики и благодарные зрители. Каким запомнят легенду казанской сцены — в материале «Реального времени».

«Он был предан нашему театру»

Народного артиста, любимца казанской публики, сыгравшего за 60 лет работы свыше 120 ролей, сегодня проводили в последний путь со сцены его родного театра. Как рассказал директор Качаловского театра Александр Славутский, таково было желание самого Вадима Кешнера:

— Как-то не так давно у нас был такой разговор. Я спросил, что ему надо. Он ответил: «Ничего, только чтобы похоронили из театра». Для меня это понятное желание. Кто-то из знакомых сказал, что не хочет, чтобы его вытащили из театра вперед ногами, а я хочу, но попозже. Вадим был такой же. Он был предан нашему театру, этому зданию, месту, где он проработал 62 года. Не менял театр ни разу, у него была всю жизнь одна сцена. Вадим Валентинович отдал жизнь Качаловскому театру, и этот театр будет помнить его и любить за все, что он сделал для него, и за то, что он хотел сделать.

Фото: realnoevremya.ru/Максим Платонов

Вадим Кешнер еще в детстве устраивал дворовые спектакли для друзей и соседей. Получив образование, блистал уже на сцене, исполняя роли Александра Адуева в «Обыкновенной истории», Пушкина — в спектакле «Всего 13 месяцев», Уилла — в пьесе «Быть или не быть», Максимова — в «Коллегах». С 1977-го преподавал в Казанском театральном училище.

«Не всем дано войти в историю, Вадиму Кешнеру это удалось»

В разговоре с журналистами Александр Славутский охарактеризовал Кешнера как талантливого, музыкального и характерного актера и пообещал, что спустя некоторое время руководство театра будет думать о том, как увековечить его имя.

Еще при жизни артист был занесен в «Книгу почета» Казани. Как отметил заместитель министра культуры республики Ленар Хакимзянов, масштаб личности Вадима Кешнера огромен:

— Это человек большого таланта, большой артист и педагог. Он все делал для своего родного театра, в целом для театрального искусства. Жизненный путь, который он прошел, был очень богатым и насыщенным, и, самое главное, он посвятил себя служению людям и служению театру. Не всем дано войти в историю, Вадиму Кешнеру это удалось, он по праву займет достойное место в истории нашей республики как выдающийся артист и педагог.

Фото: realnoevremya.ru/Максим Платонов

«Господи, Вадик, ты — великий артист»

Народный артист России и Татарстана, лауреат Госпремии им. Тукая Геннадий Прытков проработал с Вадимом Кешнером 55 лет. Они были друзьями, соратниками, товарищами, признался актер:

— Он был как тысячевольтный заряд. Сцена буквально рвалась от этого заряда. Не могу представить, что этого заряда больше в нашем театре нет... У него было потрясающее исполнение роли профессора Персикова. Это была его последняя большая работа. За свою жизнь он их переиграл невероятное количество персонажей. Но я хочу отметить одну его роль, о которой мало говорили. Это крохотный эпизод в спектакле «Визит дамы» в постановке Александра Славутского. Он играл судью Хоффера, а я — бургомистра. Судья Хоффер берет чек на миллион, подходит ко мне и произносит пять слов: «Вот ваш чек, господин бургомистр».

Я не могу оторвать от него глаза, от его лица, от его глаз, я вижу за этими пятью словами целую человеческую жизнь. Проигранную жизнь. Жизнь, которую он разменял на бесконечные компромиссы, я вижу боль этого судьи. А в конце Вадим улыбался: дескать, ты меня понимаешь, в этом мире, где царствует зло и деньги, ничего не может быть порядочного, и уходил. Я помню, на одном из таких спектаклей после этой сцены я пробормотал: «Господи, Вадик, ты — великий артист». Сыграть большую роль талантливому артисту не стоит особого труда, а вот сыграть роль из пяти слов дано не каждому. Говорят, что люди, которые уходят из жизни в страстную пятницу, сразу попадают в рай. Не знаю, так ли это, но я очень хочу, чтобы Вадим попал в рай. Потому что ангелы должны жить только в раю.

Фото: realnoevremya.ru/Максим Платонов

На панихиде присутствовали и коллеги актера из других театров. Народный артист РТ и РФ, лауреат Госпремии им. Г. Ту­кая Равиль Шарафиев признался, что всегда смотрел на Вадима Кешнера с восхищением:

— Мы мальчишки из деревни, а он городской, он представитель именитого рода. Мы начали работать примерно в одно и то же время. Он учился в Казани. У них была очень сильная группа, и Вадим по праву считался одним из самых сильных актеров того времени. Он аристократ. Не то что мы, выходцы из села в лаптях. Общение с ним всегда было приятным. Мы встречались, обнимались, от него всегда исходили сила и достоинство. Это было видно издалека. Он талантливый педагог. Это не всем дано. К примеру, я сам не преподавал. А он смог воспитать не одно поколение учеников.

Директор Казанского театрального училища Руфина Тазетдинова отметила, что ученики Кешнера работают во многих театрах Казани, Татарстана и России. По ее словам, он не только учил профессии, но и формировал их души:

— Театральное дело немного трагическое, потому что вместе с актерами уходит поколение зрителей, которые их видели. А видеозаписи спектаклей не могут сполна отразить всю ту энергию, которую в зал отдает хороший артист. Но зато Вадим Валентинович растворился в своих учениках. Он им подарил частичку своей души, и все они несут не только то, что он им дал с точки зрения профессиональной, но и с точки зрения духовной. Это очень важно. Он говорил своим студентам: «Артистом можешь ты не быть, но человеком быть обязан». Я думаю, все его выпускники помнят об этом, и все те, кто вышел из-под его крыла, — это люди не только высокопрофессиональные, но и глубоко порядочные. Мы потеряли человека, который определял нравственный вектор и в театре, и в театральном училище. Сегодня очень светлая атмосфера и слезы светлые, потому что он был хороший человек, хороший актер и хороший педагог. Одна из внучек продолжает его дело и учится в театральном училище. Я понимаю, как это горько и трагично, но мы будем хранить память о нем всегда.

1/41
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
Миляуша Кашафутдинова
ОбществоКультура Татарстан
комментарии 2

комментарии

  • Анонимно 17 апр
    какой грустный день сегодня
    Ответить
  • Анонимно 17 апр
    Актеры театра - какая-то отдельная вселенная
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров