Новости раздела

«У нас в России тренд: строим цифровизацию сверху, а потом тащим общество за собой»

Почему после двух лет пандемии у населения развилась «изжога» на «государственную цифровизацию» и что с этим делать

«У нас в России тренд: строим цифровизацию сверху, а потом тащим общество за собой»
Фото: Максим Платонов

В Казани обсудили проблему неприятия российским обществом тренда на «государственную цифровизацию» — вопрос подняли на очередном заседании экспертного клуба «Волга». Тема встречи, где собрались политологи, IT-бизнесмены и другие специалисты, — «Ведет ли цифровизация государства к централизации власти?». При этом сами граждане ушли «делать политику» в соцсетях, в результате чиновники вынуждены их мониторить на предмет негативных комментариев и вовремя реагировать, отметили участники клуба. Как сблизить государство и общество в цифровом веке, а «Госуслуги» сделать удобными даже для «бабушек с кнопочными телефонами» — в репортаже «Реального времени».

Изжога на цифровизацию

На очередном заседании экспертного клуба «Волга» политологи и бизнесмены подвели первые итоги интенсивного развития государственных онлайн-платформ. В особенности в последние 2 года, когда гражданам очень активно предлагают воспользоваться электронными услугами. При том что «бабушки с кнопочными телефонами» никуда не делись, отметили участники клуба.

Прозвучала удручающая статистика, согласно которой доля родителей учеников, недовольных «переводом на удаленное обучение», превышает 90%, а доля недовольных дистантом студентов тоже не маленькая — более 70%. Директор по развитию цифрового бизнеса Группы «Интерфакс» Олег Полетаев, комментируя эти данные, заявил, что общество, по сути, после двух лет пандемии находится «в ситуации изжоги от цифровизации».

Как заявил модератор дискуссии Владимир Кутилов, этот процесс все больше влияет на политику. Во-первых, одним из следствий стала возможность быстрой самоорганизации граждан, в мессенджерах или сообществах, которые стали замещать функции государства. Есть ли шанс у российского государства предложить для этого собственную площадку, при том, что социальные платформы далеко обгоняют государственные.

Во-вторых, у людей, благодаря развитию соцсетей, появилась возможность напрямую задать вопрос губернатору или мэру, что привело к кризису представительных форм демократии, и, следовательно, к кризису региональной политики.

В-третьих, государственная цифровизация в России не избежала «человеческого фактора», старорежимные чиновники никуда не делись. Хотя государство тратит огромные деньги на обращение граждан «в цифру», на том конце Сети сидит чиновник, от умения которого коммуницировать зависит насколько эффективной будет цифровая коммуникация.

Наконец, возможен и обратный эффект: цифровизация государства в конечном счете приведет к централизации власти.

Как соцсети и мессенджеры меняют политику

По мнению политического консультанта Григория Казанкова, цифровизация — лишь инструмент, она дает механизмы, как тем, кто хочет централизации власти, так и тем, кто хочет эту власть «децентрализовать». До недавнего времени цифровизация в России создавала больше возможностей скорее для простых людей, считавших, что центральная власть не должна быть «всеобъемлющей», а какие-то проблемы можно решать своими силами на местах. Яркий пример — экологический протест в Шиесе: никакого интереса к этим протестам ни у каких политических сил в стране не было, «они прохлопали всю историю», заявил Казанков.

Но Шиес — лишь еще один сигнал общемирового тренда. Субъектность партий меняется, так как цифровизация дает обществу механизмы «прямой демократии» (а не «представительной», как в выборной демократии с политическими партиями).

Многие партии по всему миру еще вынуждены догонять государство по цифровизации, не говоря уже про общество и экономику. Многие старые европейские партии исчезают или меняют свою суть, оставляя за собой лишь бренд, уверен эксперт.

— Суть партий либо поменяется, либо они просто исчезнут. Включая наши пять парламентских партий, — спрогнозировал Казанков.

Чиновники вынуждены мониторить соцсети

Олег Полетаев вообще считает, что главное изменение последних трех-четырех лет — появление концепции «невидимого государства», заключающейся в простой идеи: у человека, как гражданина, должно быть как можно меньше соприкосновений с любыми госорганами. Услуги стоит предоставлять гражданину без обязательного личного обращения в ведомство. Вплоть до «суперсервиса» или «проактивного предоставления услуги» в случае наступления определенной жизненной ситуации: родился ребенок — государство автоматически оформляет все необходимые документы.

«Невидимое государство» противоположно по концепции «невидимому обществу», которым был, например, СССР. Потому что, благодаря социальным сетям, современное общество, в том числе в России, как раз стало предельно заметным, хотя и фрагментированным на тысячи больших и малых групп.

— Если мы посмотрим на «ВКонтакте» как на структуру, где репрезентирована страна, то увидим, что в городах с населением от 100 тысяч человек есть десятки сообществ самых разных тематик, где обсуждают ДТП и прочее. И государство уже вынуждено осуществлять мониторинг, вовремя реагировать и «снимать запрос». Благодаря тому же «Яндексу» в обществе появился запрос на скорость реакции. Мы сегодня ждем ответа уже тогда, когда только еще формулируем запрос! Если в соцсетях появляется негативный комментарий, и на него нет своевременной адекватной реакции уполномоченного органа — это вызывает у людей раздражение и фрустрацию, — объяснил Полетаев.

Спикер сослался на появившийся на днях первый рейтинг губернаторов по доверию аудитории социальных медиа, где в топ-20 вообще не было «губернаторов-селебрити», вроде Сергея Собянина и Андрея Воробьева (глав Москвы и Московской области). Его особенность в том, что в нем представлены не очень большие субъекты страны, где запрос на короткие дистанции между властью и обществом очень высокий: от Ямала до Мурманской области.

— Это не централизация! Это обратный процесс, который будет усиливаться, — уверен Полетаев.

«Строим цифровизацию сверху, а потом тащим общество за собой»

Эксперт также предостерег от «цифровизации ради цифровизации», учитывая, что российское общество не очень готово к ней, а грамотность в пользовании цифровыми сервисами по-прежнему оставляет желать лучшего. Поэтому еще долгое время нельзя закрывать МФЦ и все госуслуги переводить на модели «чат-ботов».

Для России ко всему прочему «вопрос цифры» — еще и вопрос доверия, тайны переписки, приватности. Недаром наше государство в 2020 году вошло в топ-5 стран-скептиков, так как четверть россиян пользуются, например, анонимайзером, не доверяя государству, тем более в народе остается историческая память о сталинизме и других авторитарных формах правления, дал понять эксперт.

Отчасти с ним согласился и президент Российской̆ ассоциации политических консультантов Алексей Куртов, сравнив невысокий уровень цифровизации госуслуг в ЕС с очень развитым в России, что на самом деле далеко не означает позитивного явления.

— В Сорбонне самый большой конкурс сегодня не на программистов, а на специалистов по интерфейсам. У нас в России тренд: мы строим цифровизацию сверху, а потом тащим общество за собой. В части принятия решений Россия — прямо космос: кажется сейчас всей страной взлетим и полетим. Но в реальности люди живут по-другому. Мы впереди планеты всей по госуслугам и цифровому оформлению справок. Но есть другой путь, например, в США, где федеральное правительство создает условия, а не тащит за собой людей как у нас, в результате отрываясь от населения, — заявил эксперт.

«Бабушка должна понимать: мы пытаемся сделать удобнее для нее»

Похожая ситуация в Европе, где, в сравнении с цифровизацией госуслуг в России, вообще «царит каменный век», где люди порой не знают, что такое справки или банковские услуги «в цифре», зато «эти люди счастливы». По мнению Куртова, в ЕС нет отрыва от населения, там государство продвигается лишь вслед за готовностью людей меняться и переходить на цифру, «медленно и спокойно».

В Германии, после того как меняется на перекрестке направление движения, несмотря на камеры, никакого не штрафуют еще месяц, пока там стоит полицейский, рассказывая каждому водителю о переменах. Тогда как в Москве, несмотря ни на что, благодаря тем же камерам, начинают штрафовать сразу же, автоматом.

Куртов обратил внимание на то, что сами интерфейсы госпорталов разные, и разобраться в них непросто даже продвинутым пользователям, не говоря уже о «бабушках с кнопочными телефонами». У портала госуслуг — один интерфейс, у мэра — второй, у ФНС — третий. Тогда как экосистема должна быть единой.

— Бабушка должна понимать: мы пытаемся сделать порталы удобнее для нее, а не удобнее для правительства!

СССР не хватило 5—7 лет, чтобы стать «вторым Китаем»

Глава «Таттелекома» Айрат Нурутдинов, пожалуй, оказался единственным экспертом, который уверен, что, напротив, цифровизация в конечном счете льет воду на мельницу иерархическим системам (Китай, СССР), делая их более эффективными. По его словам, влияние IT-технологий привело к тому, что количество иерархических систем стало пропорционально больше, чем демократических. Это раньше — в начале и середине XX века — авторитарные и централизованные управленческие системы были неэффективными, когда стоимость управленческих импульсов, передаваемых сверху вниз на запрос снизу вверх, оказывалась высокой, а время на исполнение решения — долгим.

Нурутдинов уверен, СССР не хватило 5—7 лет, чтобы стать «вторым Китаем», так как в те годы произошла революция «информационно-коммуникационных систем». Скорость передачи информации стала в итоге минимальной именно в иерархических странах. Китай, став крайне продвинутым в сетевых технологиях и вкладывая огромные средства в развитие коммуникационных систем, оказался экономически более успешным, уверен глава «Таттелекома». В то же время Айрат Нурутдинов проявил скептицизм, усомнившись, что цифровизация обязательно приведет к каким-то позитивным масштабным изменениям в обществе, включая российское:

— У Рэя Брэдбери на склоне лет спросили: мол, вы говорили, что человечек к настоящему моменту будет бороздить космос, летать на Марс, почему же этого не произошло? Брэдбери ответил, что у человека была такая возможность, но он променял ее на банку пива. Большинство внимания простых граждан сегодня направлено на получение простой информации и получение удовольствия от простого контента.
Сергей Афанасьев
ТехнологииITОбществоВласть Татарстан ТаттелекомНурутдинов Айрат Рафкатович

Новости партнеров

комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 03 дек
    Над доступностью электронных порталов для людей старшего возраста надо было думать изначально. Сразу надр делать так чтобы было просто использовать сервис
    Ответить
  • Анонимно 03 дек
    > У портала госуслуг — один интерфейс, у мэра — второй, у ФНС — третий
    топили фсю сознательную, дермократия нашо фсе - ну так жуйте и запивайте, пока есть чем
    Ответить
  • Анонимно 03 дек
    > Большинство внимания простых граждан сегодня направлено на получение простой информации и получение удовольствия от простого контента.
    просто вывозить хотелки и фантазии демократически-загорелых, упитанных-туристов-мечтателей по навязанному шаблону, страна давноооо, слышишь? Давно уже устала, а стремление к простоте это лишь следствие
    Ответить
  • Анонимно 03 дек
    > Случился эпизод, я пришел в больницу, получил услугу и ушел домой. И врачи не знают, что со мной дальше было, и не интересно им
    Ну чувствуют видимо, авнософт он пронизывет ауру. Спаси и упаси еще ответвится еще, как дитям потом жить?
    Ответить
    Анонимно 03 дек
    Скорее всего просто времени на все нет, формочки нужно заполнять и биг дату фармить, kапроКПИ-ай-ой сам себя не сделает, да и сверху наругают и прививаться заставят.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии