Новости раздела

Балет с разговором и инстаграм-мюзикл: в Казань едет якутский оперный театр

Эксклюзивное интервью директора и худрука Государственного театра оперы и балета Республики Саха (Якутия) Сергея Юнганса

Балет с разговором и инстаграм-мюзикл: в Казань едет якутский оперный театр
Фото: Максим Платонов

1 и 2 сентября в Казани пройдут гастроли Государственного театра оперы и балета Республики Саха (Якутия) им. Д.К. Сивцева-Суоруна Омоллоона. Артисты представят две оригинальные постановки — мюзикл «Калейдоскоп иллюзий», рассказывающий о жизни в «Инстаграм», и эксцентрический балет «12 стульев». О жизни самого северного оперного театра мира, региональном театральном эпатаже и конкурентной зарплате работников культуры «Реальному времени» рассказал директор и художественный руководитель Сергей Юнганс, для которого Казань не чужой город: именно здесь он получил театральное образование и путевку в творческую жизнь.

«В новом качестве театр впервые в Казани»

— Сергей Сергеевич, совсем недавно в Татарстане прошли Дни Якутии. Кроме того, театр Камала давно и крепко дружит с драматическим театром Республики Саха. Эти события и стали «двигателем» вашего визита в Казань?

— Наши гастроли пройдут на сцене Татарского театра оперы и балета имени Мусы Джалиля. Они стали возможны благодаря личной поддержке президента Татарстана Рустама Минниханова и проходят в рамках программы «Большие гастроли». Кроме того, 7 октября мы отмечаем 50-летие нашего театра и тур приурочен именно к этой дате. По сути, это и есть второй этап Дней Якутии в Татарстане, руководство нашей республики изначально поставило нам задачу посетить Казань. Как вы знаете, далее мы отправимся с гастролями в Уфу, Йошкар-Олу и Ульяновск.

— Прозвучала информация, что ваш оперный театр им. Д.К. Сивцева-Суоруна Омоллоона впервые приезжает в Казань. Думается, что это не совсем так.

— Действительно, театр уже бывал здесь лет 6—7 назад. Но с тех пор мы претерпели значительные изменения. Несмотря на то, что я только в прошлом году возглавил коллектив, мы практически полностью обновили репертуар: только за последний, сложнейший пандемийный год мы представили шесть премьер — такого в истории театра еще не бывало. Так что, можно сказать, что в обновленном виде, в новом качестве Казань мы посетим впервые. Если в первый свой приезд мы привозили классический балет Шандора Каллоша «Принцесса Луны», то теперь это будет мюзикл о жизни в «Инстаграм» «Калейдоскоп иллюзий» и эксцентрический балет на музыку Геннадия Гладкова «12 стульев». Конечно, на сцене классического театра оперы и балета это будут немножко провокационные спектакли.

Если в первый свой приезд мы привозили классический балет Шандора Каллоша «Принцесса Луны», то теперь это будет мюзикл о жизни в «Инстаграм» «Калейдоскоп иллюзий» и эксцентрический балет на музыку Геннадия Гладкова «12 стульев». Конечно, на сцене классического театра оперы и балета это будут немножко провокационные спектакли.

«Когда есть финансирование, однозначно будет успех»

Если говорить о мюзиклах на оперной сцене, у нас недавно состоялась премьера спектакля в этом жанре «Алтын Казан» на музыку Эльмира Низамова. Вы, кстати, видели его?

— Мне удалось посмотреть отрывки в записи. У нас, конечно, немножко другая история. Во-первых, мюзикл идет на русском языке. Во-вторых, сюжет не исторический. И самое главное, отмечу, что музыкальный театр — дело очень дорогое. В Татарстане финансирование такого театра вполне достойное, можно сделать крупный, богатый и зрелищный спектакль. Когда есть финансирование, однозначно будет успех. За время действия «Калейдоскопа иллюзий» артисты тоже по нескольку раз меняют костюмы, которых пошито 130. Собственно, само название предполагает быструю смену множества ярких картинок. Скажу так, раз уж разговор зашел о финансировании. Прошедший год был очень сложным для нас, но одновременно насыщенным, интересным. Это мой первый сезон как руководителя и одновременно 50-й — самого театра. Так вот, у нас республиканским бюджетом финансируется зарплата сотрудников полностью и примерно 70 процентов коммунальных платежей. Все остальные траты — за счет наших средств. Так что здесь крайне важны умения и предприимчивость руководителя, который может найти и привлечь финансирование, чтобы создать спектакль.

Прошедший год был очень сложным для нас, но одновременно насыщенным, интересным. Это мой первый сезон как руководителя и одновременно 50-й — самого театра.

Свои смыслы для разного возраста

— Пока у вас получается «изворачиваться»?

— Шесть премьер за сезон говорят сами за себя. Мы изменились, пытаемся делать спектакли для людей, которые находили бы отклик у зрителя, были интересны и кассовы.

— Привлекать людей — молодежь прежде всего? Наверное, именно на них нацелен спектакль о жизни в «Инстаграм»?

— Не только молодежь. Люди разного возраста вынесут свои смыслы. Когда-то, будучи студентом, я смотрел в театре Камала спектакль «Мчи меня, мой конь, в Казань». Он о том, как один пожилой человек всю жизнь мечтал и копил деньги на поездку в столицу Татарстана, чтобы купить там баян. Пока он ехал, его оскорбили, ограбили. А когда он все же добрался в город, униженный, обделенный, в гости к нему пришли родные и знакомые, которые подарили ему семь или восемь гармоник. Получается, что человек в конце своей жизни, когда душа его растоптана и сожжена, вдруг получает все и даже больше. Многие зрители в этот момент — это же лирическая комедия была — смеялись в зале, а я плакал… Для меня это трагедия человеческой жизни. Как в русской пословице: «Как зубов не стало, так и орехов принесли».

Отвечая на ваш вопрос, скажу, что в любом художественном произведении есть несколько пластов: есть первый, самый поверхностный, есть более глубинные смыслы, а есть пласт метафор, в который вкладывается что-то еще. Из мизансцен, форм, музыки человек в силу своего воспитания, культурного уровня, восприятия и опыта вынесет что-то свое.

В любом художественном произведении есть несколько пластов: есть первый, самый поверхностный, есть более глубинные смыслы, а есть пласт метафор. Из мизансцен, форм, музыки человек в силу своего воспитания, культурного уровня, восприятия и опыта вынесет что-то свое.

Чем заманить зрителя? «Особенно мужчин»

— Кто авторы «Калейдоскопа»?

— Это сборная музыка, начиная от классики, заканчивая советской и современной эстрадой. Автор пьесы — Ирина Васьковская, ученица Николая Коляды, а я — соавтор, так как, кроме актерского, имею еще режиссерское образование. Интересно, что в спектакле у нас два хореографа. Гульжан Туткибаева, главный балетмейстер Государственного театра оперы и балета им. Абая в Казахстане, и Алексей Расторгуев, хореограф пермского театра «Балет Евгения Панфилова». То есть получилось сочетание классического балета и самой современной хореографии, которое дает понимание, что в нашем мире вполне могут сосуществовать два начала: вечно живая классика и новые веяния. Именно в их объединении может родиться что-то новое, иное.

— Как вы обозначили этот жанр?

— Музыкальная драма. Это и ревю, и мюзикл, и музыкально-драматический спектакль. Нет четкого разделения. Мне кажется, что если мы сегодня хотим привлекать современного зрителя, то ему нужно давать что-то такое, что ему было бы созвучно. Допустим, сегодня молодого зрителя в театр привлекло название «мюзикл», а завтра он заинтересуется и классическим балетом, придет еще раз, так и втянется. Но нужно понимать, что оперный театр, балет — это всегда очень сложно, не всегда получается увлечь с первого раза. Особенно мужчин.

— Это да, в театрах обычно дамское общество. Но нужно понимать, кто в итоге платит за зрелище. Вы как-то ведете статистику, чтобы потом выстраивать пиар-кампанию?

— Наша целевая аудитория — это женщины, которые водят с собой мужчин. Если смотреть на продажи, 97 процентов билетов, судя по именам онлайн-покупателей, берут именно женщины. Они принимают решение, а вот кто платит — уже другой вопрос.

Нужно понимать, что оперный театр, балет — это всегда очень сложно, не всегда получается увлечь с первого раза. Особенно мужчин.

«На сцене все свои, буквально»

— Как вы привлекаете солистов в театр? Есть у вам приглашенные звезды?

— Отвечу вопросом на вопрос: в чем разница и огромное отличие нашего театра от вашего, татарстанского? В нашем, якутском театре нет приглашенных звезд. У нас полностью свой оркестр, балетная труппа и оперный коллектив. Нет возможности пригласить на один спектакль какого-нибудь оперного или балетного артиста в связи с тем, что у нас особые климатические условия, а билеты на самолет очень дорогие. Мне, например, перелет туда-обратно встал в 150 тыс. рублей плюс 19 часов полета. Кроме того, у нас нет железнодорожного сообщения, три месяца в году нет навигации. Если мы хотим привезти декорации в это время, то доступен только транспортный самолет стоимостью в 4 млн рублей. Заметьте, для «Больших гастролей» фуры с декорациями выйдут за две недели! Все очень экстремально, мы же самый северный оперный театр в мире. Выход — воспитывать свои кадры. У нас собственный оперный коллектив, вся балетная труппа — воспитанники Якутского хореографического училища. Так что на сцене все свои, причем буквально.

Получив среднее профессиональное образование, за высшим приходится уезжать?

— Да, многие отправляются в Москву. Но, как показывает практика, пообтесавшись в столице и узнав, «почем фунт лиха», они возвращаются обратно. К слову, и зарплаты у нас неплохие, конкурентоспособные — в среднем по театру 80 тыс. рублей. Почти у всех — квартиры в ипотеку. Правда, стоит принять во внимание и уровень цен…

У нас собственный оперный коллектив, вся балетная труппа — воспитанники Якутского хореографического училища. Так что на сцене все свои, причем буквально.

Спектакль «по-советски» и тот самый Остап

— Теперь о балете. «12 стульев» сразу привлекает внимание и музыкой Геннадия Гладкова, знаковой по одноименному фильму Марка Захарова. Чем еще вы привлекаете зрителя в «эксцентрический балет»?

— Это балет, в котором разговаривают.

— Я знаю, в одном из московских театров поставили балет «Ревизор»: там только одна сцена с диалогом, но артисты изъясняются звуками.

— Нет, у нас они действительно разговаривают. Например, Эллочка-Людоедка выдает весь свой репертуар из 32 слов. Над спектаклем работала международная постановочная команда из России и Белоруссии, в основном — из белорусского театра «Территория мюзикла». Балет, по моему мнению, получился очень зрелищным, ярким, динамичным. Здесь вы увидите и того самого хрестоматийного Остапа, и Кису, и Эллочку. Музыка из кинофильма, но после выхода картины на экран Геннадий Гладков ее значительно расширил и доработал, чтобы получился большой развернутый балет. Так что те, кто ожидает шлягеры из фильма, их услышат. Спектакль сделан в «советском» стиле.

Я считаю, что сегодня наш театр находится в поиске нового пути к зрительскому восприятию, сохраняя при этом всю палитру классических балетов в репертуаре.

Есть ли ключ от всех дверей?

— Какой отдачи вы ждете от казанского зрителя?

— Мы привезем не совсем классический оперный театр, как его воспринимают заядлые театралы. Не будет балетных пачек, классической хореографии. В самих идеях обоих спектаклей закладывается некий конфликт с классическим театром. Умный зритель поймет, что кроется за словосочетанием «эксцентрический балет». У казанцев будет возможность увидеть несколько иную форму музыкального театра. Я считаю, что сегодня наш театр находится в поиске нового пути к зрительскому восприятию, сохраняя при этом всю палитру классических балетов в репертуаре. Одновременно у нас есть экспериментальная площадка, арт-резиденция, где себя на конкурсной основе могут показать молодые режиссеры и драматурги. Пусть мы территориально далеко, но мы максимально открыты, потому что хотим, чтобы театр развивался. Я вообще считаю, что настоящий театр начинается там, где есть поиск других ключей и подходов. Согласитесь, открывать одним ключом все двери просто невозможно. И, конечно же, ждем отклика, аплодисментов, счастливых лиц, чтобы то зерно, которое мы вкладываем в спектакль, запало в душу и проросло.

«Вызов» — это не обязательно раздевание

— Говоря о «ключах», как вы относитесь к провокации, эпатажу в театре? Это ведь тоже «подходом» к зрителю считают: актеры на сцене обнажаются, справляют нужду, матерятся. В вашем театре нечто подобное планируется?

— Ничего такого у нас нет. Театр, в который я пришел год назад, был достаточно консервативным. Сейчас мы стараемся делать нечто прогрессивное в плане богатых и красивых спектаклей. Так, мы полностью обновили световое оборудование, чтобы привлекать красотой и зрелищностью, но не похабщиной. «Вызов» — это не обязательно раздевание. Он в том, что в классику мы активно привносим современность. К слову, в рамках «Больших гастролей» на нашу площадку приезжает Ульяновский драмтеатр. Так, в местной газете уже вышла гневная статья: «Как так — на сцене оперного театра драма?! Куда мы идем!» Возможно, вам трудно понять, но регион у нас достаточно консервативный.

Сейчас мы стараемся делать нечто прогрессивное в плане богатых и красивых спектаклей. Так, мы полностью обновили световое оборудование, чтобы привлекать красотой и зрелищностью, но не похабщиной.

— И как общественность отреагировала на скандал?

— Уже начали покупать билеты.

Вы ведь не новичок в Казани? Я знаю, что вы закончили наше театральное училище?

— Да, я учился здесь с 2001 по 2005 годы, поэтому город Казань, особенно улица Татарстан, где я жил за камаловским театром, мне близки и дороги. Город я знаю хорошо, здесь есть люди, которые мне хорошо знакомы. Вообще, эти четыре студенческих года — лучшая пора в моей жизни, их невозможно забыть или пытаться себя «исцелить» от любви к Казани.

Анна Тарлецкая, фото: Максим Платонов

Новости партнеров

комментарии 4

комментарии

  • Анонимно 11 авг
    Целое событие для нас
    Ответить
  • Анонимно 11 авг
    Интересно, можно как то достать билеты на первый ряд?
    Ответить
    Анонимно 11 авг
    На сайте театра
    Ответить
  • Анонимно 11 авг
    Сплошной креатив, скоро классику забудем
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии