Новости раздела

Привитые против непривитых: кто победит

Будет ли сегрегация общества на привитых и непривитых и к чему это приведет?

Привитые против непривитых: кто победит
Фото: Максим Платонов

В России резко ухудшилась ситуация с заболеваемостью ковидом. В некоторых субъектах РФ вводят обязательную вакцинацию от COVID-19 для отдельных групп населения. В Москве в рестораны будут пускать только по QR-кодам (их выдают либо тем, кто уже привились, либо тем, кто переболели ковидом за последние полгода, либо тем, кто предъявят отрицательный ПЦР-тест, полученный не ранее трех дней назад). Соцсети бурлят постами о сегрегации и ограничении прав непривитых россиян. Егор Бероев появился на днях с желтой звездой, пришпиленной к лацкану пиджака, чем вызвал волну хейта в свой адрес (причем совершенно справедливо: приравняв обязательную вакцинацию к Холокосту, он немало оскорбил этим память жертв трагедии). Общество в очередной раз разделилось на сторонников вакцинации и антипрививочников.

На злобу дня в эфире телевидения Общественной службы новостей эксперты обсудили проблему разделения российского общества на сторонников и противников вакцинации от коронавируса. В качестве сторонника прививок и отсутствия искусственной сегрегации выступал известный эрудит и публицист Анатолий Вассерман. А оппонировали ему историк Ольга Четверикова, лидер общественного движения «Иммунный ответ» Александра Машкова-Благих и адвокат Сталина Гуревич. Как глубоко поросла антипрививочная кампания в умы сограждан — читайте в материале «Реального времени».

Вассерман: прививка делит общество на думающих и обманывающихся

Анатолий Вассерман прививку сделал, но буквально на днях: до этого у него были противопоказания по состоянию здоровья, как только они закончились, публицист получил первую дозу вакцины. Он достаточно прямо выражает свою точку зрения: никто не делит общество насильно, никакой сознательной дискриминации не происходит:

— Люди сами, по доброй воле делятся на тех, кому важнее найти приключения на свою голову и другие части тела, и тех, кто не хочет неприятностей себе и другим. В данном случае, судя по уже накопленному списку отдаленных последствий коронавирусной инфекции (поражающей, кстати, не столько легкие, сколько сосуды), у тех, кто откажется прививаться, будет столько проблем со здоровьем, что они сами себя физически ограничат в возможностях и тем самым — в правах. Те, кто не прививается без явных медицинских противопоказаний, ставят под угрозу, прежде всего, свое физическое и умственное здоровье. Понятно, что из этого в конечном счете проистекают физические ограничения возможностей, выражающиеся в формальном ограничении прав. Так что я не вижу тут повода для разговоров о дискриминации в духе недавнего очень театрального монолога актера Егора Бероева. Я тут вижу, прежде всего, основания для физиологических выводов, причем очень печальных.

А что касается разделения в правах, то политолог Вассерман, который тщательно изучал разнообразные законодательства, ссылается на международные декларации о правах человека, в которых четко говорится, что эти права могут быть ограничены для охраны общественного здоровья. Есть, кстати, такая норма и в российской Конституции.

А основную проблему, вставшую перед обществом здесь и сейчас, Вассерман видит в небывало массированной антипрививочной агитации:

— Настолько массированной, что я бы даже совершенно не удивился, узнав, что есть какие-то конкретные, довольно большие и в основном зарубежные источники финансирования этой кампании. Зарубежные не потому, что я сторонник теории заговора, а потому, что в Российской Федерации просто нет достаточно свободных денег для финансирования кампании такого размаха. Боюсь, что нынешнее разделение на привитых и непривитых — это очередное проявление разделения общества на думающих и тех, кто думает «Уж меня-то не обманут», а, потому обманывающих самих себя.

Ольга Четверикова: кругом заговор, ВОЗ фальсифицирует данные об эпидемии

Анатолий Вассерман оказался единственным, кто говорил об антипрививочной пропаганде. И, по сути, вообще единственным сторонником вакцинации в этой беседе, оказавшись в сильном меньшинстве, что вызывает некоторые вопросы к ее организаторам. Ольга Четверикова, кстати, выступила в своем обычном амплуа. Она начала с обвинения Дмитрия Пескова в экстремизме (за его заявление о неминуемой дискриминации непривитых граждан), а продолжила стандартным ходом для любой острой дискуссии — «деды воевали» — на сей раз в контексте того, что СССР разгромил нацистскую Германию, и теперь мы имеем мощный иммунитет против фашизма. Потрясая Нюрнбергским кодексом, Четверикова напоминает о нем всем, кто говорит об изоляции непривитых «врагов народа» от общества.

Ну а потом Ольга Николаевна прошлась по «золотому фонду» антивакцинаторской повестки: здесь и зловредная ВОЗ, блокирующая достоверную научную информацию, и фальсификация ситуации с коронавирусом (оказывается, вирус не выделен, тесты ложные), и, конечно же, то, что вакцина на самом деле никакая не вакцина, а «экспериментально-генетический аппарат», который сейчас массово тестируют на ни в чем не подозревающих миллиардах землян. Но Четверикова уверена, что «правду скрыть уже невозможно», поэтому наши победят.

Александра Машкова-Благих: во всем виноваты лоббисты фармкомпаний

Александра Машкова-Благих из общественного движения «Иммунный ответ» (оно, вопреки названию, не за прививки, а за их добровольность, хотя еще никто на памяти правозащитников не гонялся за антиваксерами со шприцом наперевес) сообщила, что Вассерман (а не Четверикова) говорит пропагандистскими штампами, и поделилась своим мнением: вакцинацию нам навязывают фармацевтические гиганты, производящие вакцину. Общество, по ее мнению, действительно разделилось. Но не на привитых и непривитых, а совсем по-другому:

— На людей, которые оценивают, что их здоровье, права, свободы, достоинства принадлежат им, и на тех людей, которые пока не оценили этого. Я бы пока не делила общество на привитых и непривитых, потому что среди людей, которые поддерживают права, свободы, достоинства, есть те, которые осознанно сделали свой выбор и привились. Сегодня речь идет о свободе, достоинствах и включении или выключении из процесса, который нам навязывают в первую очередь фармгиганты. История коронавируса только в нашей стране и только на три года — вопрос 73 млрд рублей. У нас весь национальный календарь прививок стоит порядка 22—23 млрд. Есть, за что побороться.

С мнением Вассермана об антипрививочной пропаганде Машкова-Благих категорически не согласна: она считает, что кампания, наоборот, прививочная и не менее массированная. Правда, она, по мнению активистки, провалилась:

— Всего-навсего 10 процентов населения в течение года согласились вакцинироваться, несмотря на то, что прививку можно было сделать чуть ли не в туалете Макдоналдса. Это говорит о том, что люди не доверяют препарату. И правильно не доверяют, потому что он не прошел клинические исследования, данные абсолютно закрыты. Люди прекрасно понимают, какими методами вакцину проталкивают, и реагируют на это. Сейчас мы наблюдаем попытку увеличить этот процент привитых путем страха и совершенно недопустимого давления. И люди опять-таки видят эту недопустимую игру. Соответственно, нужно убедить, что эта кампания якобы оплачивается из-за рубежа. Нет, она оплачивается голосами каждого из тех 90 процентов людей, которые отказались вакцинироваться по тем или иным причинам и которые защищают свои права и свободы.

Александра Машкова-Благих напирает на то, что постановления руководителей регионов об обязательной вакцинации отдельных групп населения противоречат Конституции, федеральным законам, Трудовому кодексу (на самом деле не противоречат). Она убеждена, что голоса «оглушенных происходящим непривитых граждан» начнут звучать так, что в итоге «перекроют голоса людей, которые пытаются устроить преступную дискриминацию в нашей стране».

«У нас нет базы данных о последствиях вакцинации, но сарафанное радио существует»

Ольга Четверикова сообщила, что общество делят искусственно, что в дело вступила политтехнология, и подтвердила версию своей коллеги о том, что руководит всем большая фарма.

— Вакцинация приносит фармкомпаниям мощную прибыль в отличие от производства лекарств. Но вакцинации мешают два фактора. Первый — она является добровольной. Значит, по их мнению, ее надо сделать обязательной. Второй фактор — если изобрести вакцину от какой-то болезни, то прибыль идти перестанет. Поэтому нужно найти такую болезнь, чтобы постоянно можно было бы изобретать новые штаммы, и это будет постоянный процесс. Такой болезнью стал грипп. Сейчас появился коронавирус. Нас предупредили, что вакцинированные не защищены от штамма «Дельта», значит, необходимо будет проводить ревакцинацию. Но это постоянный процесс. Каждый месяц будет появляться новый штамм. И вы можете представить, какие громадные прибыли будут получать фармкомпании.

А еще историк, так досконально разобравшаяся в эпидемиологии и вирусологии, задается вопросом, за счет чего идет вакцинаторская кампания, и призывает народ «как источник власти» контролировать этот процесс:

Ольга Четверикова сообщила, что общество делят искусственно, что в дело вступила политтехнология, и подтвердила версию своей коллеги о том, что руководит всем большая фарма. Фото: Максим Платонов

— Речь идет о том, что над народом проводят эксперимент. Мы должны говорить, кому выгодна массовая вакцинация. А чтобы осуществить массовую вакцинацию, необходимо запугать людей. Мы оказываемся в положении изгоев. Ладно бы речь шла о меньшинстве. Но мы в большинстве. 90 процентов населения хотят дискриминировать, изолировать, дальше будет сегрегация и депортация. Это запугивание, недопустимый метод. В условиях страха людьми легко манипулировать. Этот процесс необходимо остановить на корню.

Вот только о том, как же быть с многочисленными смертями, с защитой от коронавируса и как остановить эпидемию, спикер говорить не стала.

Александра Машкова-Благих: «Мое тело — мое дело»

Активистка «Иммунного ответа» внезапно использовала феминистический лозунг, который признан как вербальный символ сексуальной, а вовсе не антивакцинной неприкосновенности: она сообщила, что ее тело — ее дело. И снова сослалась на Конституцию:

— Медицинская процедура — глубоко личное дело каждого. Мое тело — мое дело. Более того, если говорить о международных документах и декларациях, нашей Конституции, там четко прописано, что благо общества не может быть выше блага отдельного человека. Нельзя бросать отдельного человека в топку некоего огромного прекрасного блага.

Правда, Машкова-Благих осознанно или по незнанию умалчивает о том, что Конституция предусматривает ограничение прав личности в случае, если нужно защитить здоровье других лиц: об этом четко говорится в статье 55 Конституции Российской Федерации.

А вот адвокат Сталина Гуревич, хоть и тоже уверенно говорит про наличие дискриминации, поднимает действительно важный вопрос о недорегулированности вводимых в Москве мер: как быть тем, кто переболел коронавирусом, имеет высокий титр антител, но не вошел в официальную статистику по заболеваемости? Мы знаем, что так называемый неподтвержденный ПЦР-тестом ковид был у огромного количества наших сограждан. Или наоборот: человек мог переболеть, получить положенный QR-код и спокойно ходить по ресторанам, разнося инфекцию, потому что у него не образовались или за несколько месяцев закончились антитела — такое тоже бывает. Или, к примеру, как быть тем, кто ходит с кнопочным телефоном и в принципе не может получить QR-код?

Пока эти вопросы остаются без ответов.

Между тем агрессивные антивакцинаторы (например, Ольга Четверикова) уверены, что вслед за закрытием для непривитых общепита им отключат интернет и банковские карты, а потом и вовсе депортируют (интересно, куда?):

— Граждане увидели, что фактически их права ничего не значат, а мы прекрасно понимаем, что после закрытия для непривитых общепита, больниц, пойдет закрытие магазинов, транспорта, отключение интернета, карточек… Сейчас перспективы таковы, что будет такое закручивание гаек, что начнется депортация. Или народ осознает себя гражданами и начнет защищать свои права.

Кристина Иванова, Людмила Губаева
ОбществоМедицинаВласть

Новости партнеров

комментарии 11

комментарии

  • Анонимно 27 июн
    Какое ухудшение? Статистика топчется на местк
    Ответить
    Анонимно 27 июн
    Нагнетают обстановку только
    Ответить
    Анонимно 27 июн
    А не является ли это ухудшение следствием вакцинации?
    Ответить
  • Анонимно 27 июн
    Бывало по 100 случаев заболевших, но тогда не говорили о росте, сейчас 38 - ситуация типа ухудшается - где логика?
    Ответить
    Анонимно 27 июн
    Привить им надо поголовно всех, вот и нагнетают
    Ответить
  • Анонимно 27 июн
    Надеюсь, победит здоровье
    Ответить
    Анонимно 27 июн
    Отличная мысль!
    Ответить
  • Анонимно 28 июн
    В Москве и Московской обл. деньги есть, так там до вакцинации бесплатно делали тест на антитела, у кого они есть - вакцинацию не проводили (видимо, вакцин было еще немного произведено). А там, где денег мало, говорят, что тест на антитела не нужен, а кто желает - тогда за свой счет. Вывод: главное - деньги, а не вакцинация по правилам.
    Ответить
  • Анонимно 20 июл
    Соболезную авторам. Или упертые пропагандоны, которые думают, что общая беда их семью не коснется, или на самом деле не умеют думать. От слова совсем.
    Ответить
  • Анонимно 31 июл
    Вассерман, что запоёт через два года, когда пойдёт резкое ухудшение здоровья у вакцинированных? Напоминаю: 24 октября 2009 года президент США Барак Обама объявил в стране чрезвычайное положение и призвал Америку к всеобщей вакцинации от свиного гриппа. Миллионы американцев добровольно стали проходить через процедуру прививок. Тогда по началу все случаи осложнений относились к категории «легких». Негативные последствия прививок измерялись лишь десятком-другим в расчете на месяц. Величины, которые принято называть «статистической погрешностью».

    Но вот неожиданно через год стали проявляться серьезные последствия. В первую очередь, прививки ударили по детям, которых втянули в вакцинацию. Прежде всего, в виде синдрома Гийена-Барре. В конце концов эти вакцины были запрещены — как в США, Европе и других странах.

    Тогда запреты последовали лишь через год после старта вакцинаций, но ведь и число тяжелых случаев тогда (по прошествии года) измерялось сотнями. А сегодня только число летальных исходов в одних США приблизилось к 11 тысячам.

    Я не удивлюсь, если по прошествии года от начала вакцинаций, т.е. где-то в начале 2022 года проявятся скрытые издержки нынешних вакцин, и число летальных исходов увеличится на порядок. Впрочем, и сегодня немало экспертов, которые полагают, что статистика VAERS по последствиям вакцинации сильно занижена.
    Ответить
  • Анонимно 20 сен
    К словам Вассермана добавить нечего.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии