Новости раздела

Выборы уходят в «цифру», но Татарстан пока осторожничает

Как будем голосовать 19 сентября и почему Татарстан, вопреки сложившейся традиции, не стал «пилотником» в дистанционном электронном голосовании

Выборы уходят в «цифру», но Татарстан пока осторожничает
Фото: предоставлено пресс-службой ЦИК РТ

На очередном форуме «Мой голос» в Казани обсудили цифровизацию современного выборного процесса в России. Андрей Кондратьев «проспойлерил» электронное дистанционное голосование в Татарстане в следующем выборном цикле. Айрат Хайруллин предположил, что ИИ сможет «подбирать» гражданину подходящего кандидата или партию. Олег Морозов с содроганием рассказал о видео, в котором увидел себя, исполняющего на пленарном заседании песню «Хабаровский централ». Эксперты не только разговаривали о том, как диджитализация облегчает электоральную процедуру, но и спорили, как сохранить уровень доверия людей к легитимности выборов. Сошлись в одном — права на ошибку нет.

Первый очный форум и привет от Эллы Памфиловой

Форум «Мой голос» в Татарстане впервые провели онлайн — пандемия отступает, прививки доступны, наступает время разговаривать очно. В честь этого депутат Госдумы РФ Олег Морозов сообщил, что он вакцинирован, и снял маску, после чего и принялся модерировать форум.

Темой встречи стало внедрение цифровых технологий в выборный процесс. До думских выборов в России осталось всего три месяца, совсем скоро стартует предвыборная кампания, и уже пора объяснять людям, как и где они могут проголосовать, какие технологии приходят им в помощь и как обеспечивается заветная триада, которую постоянно постулирует глава ЦИК Татарстана Андрей Кондратьев: «Легитимно, безопасно, комфортно».

Элла Памфилова, председатель ЦИК РФ, на форуме присутствовать не смогла (хотя сначала было хотела появиться по ВКС), но прислала участникам приветствие, о котором Олег Морозов сообщил:

— Сейчас я его передам главному бенефициару сегодняшнего мероприятия.

— Избирателю? — поспешно спросил Андрей Кондратьев, увидев, что депутат поворачивается в его сторону.

— Нет. Вам, конечно, — с улыбкой отвечал Морозов. — Но мне отрадно, что вы идентифицируете себя не только как главу ЦИК, но и как избирателя.

Получив от Памфиловой привет примерно на полстранички печатного текста, участники форума приступили к обсуждению основной повестки. Олег Морозов предварил его словами:

— Цифры вторгаются в избирательные процессы. Но мы должны воспользоваться этими механизмами, чтобы они сделали нашу избирательную систему более прозрачной, эффективной и транспарентной.

Мобильный избиратель, цифровая обработка бюллетеней, QR-коды, подписная кампания через ЕСИА...

Член ЦИК России Евгений Шевченко и его коллега Антон Лопатин (который отвечает именно за внедрение цифровых сервисов) присутствовали на заседании по видеосвязи. Они подытожили общую информацию о предстоящих выборах. Например, вот кого будет выбирать Россия в сентябре:

  • по всей России — депутатов Госдумы VIII созыва;
  • 9 глав субъектов Федерации — на прямых выборах;
  • 3 главы субъектов Федерации — депутатами представительных органов;
  • 39 законодательных собраний субъектов Федерации;
  • в 11 регионах выберут депутатов представительных органов столиц;
  • всего в ходе выборов будут замещены больше 32 тысяч мандатов.

И вот какие цифровые решения будут применяться в России на выборах:

  1. «Мобильный избиратель»: гражданин не привязан к своему участку и может проголосовать там, где ему удобно. Ехать за открепительным талончиком, как когда-то давно, уже не надо. Заявление можно подать: через госуслуги или МФЦ (за 45 — три дня до дня голосования), в ЦИК или в УИК своего участка (не более чем за 10 дней до дня голосования). Эта технология людям, похоже, понравилась: если в ходе голосования по поводу Конституции в России ею воспользовались 4 млн человек, то в Единый день голосования 19 сентября 2020 года — уже 5,7 миллиона.
  2. Комплексы обработки избирательных бюллетеней: в этом году они будут стоять на 19 тысячах участков по всей России.
  3. Видеокамеры решили поставить на всех участках, где зарегистрированы более 1000 человек, — таким образом можно будет наблюдать за ходом голосования по видеосвязи.
  4. Протоколы будут снабжены QR-кодами. Это позволит без ошибок составить итоговый протокол, оперативно ввести его в ГАС «Выборы».
  5. В законодательстве 20 субъектов России уже есть нормы, по которым на региональных выборах можно будет собирать подписи в поддержку того или иного кандидата через портал госуслуг, используя электронную подпись гражданина (но электронных подписей должно быть не более 50%).
  6. Работают автоматические комплексы проверки подписных листов — своеобразные сканеры, которые автоматически сверяют данные избирателей с общим регистром и позволяют максимально достоверно определить подлинность подписей. Сейчас более 95% подписных листов, проверяемых ЦИКами разных уровней, достоверны.

Что касается «противоковидности» — члены ЦИК рассказали, что голосование в сентябре точно пройдет в масках, с дезинфекцией и термометрией. Но это не значит, что гражданин, отловленный на подходе с высокой температурой, не сможет проголосовать. Его сначала отведут в изолированное помещение в УИКе, дадут ему там реализовать свое гражданское право, и только после этого сдадут в руки медиков.

А по поводу трехдневности грядущих выборов — Шевченко сообщил, что «вероятность очень велика».

«В следующей кампании обязательно будем применять эти технологии»

Отдельно подискутировали, конечно, по поводу дистанционного электронного голосования. Пожалуй, это главные вопросы, которые волнуют рядового обывателя в преддверии выборов.

А можно будет проголосовать через госуслуги?

И если да, то смогу ли я проверить, за того ли кандидата ушел мой голос?

А не стащат ли мой голос, мой аккаунт в ЕСИА?

И не станет ли система цифрового голосования новым способом надувательства и полем для фальсификаций всех уровней?

Диджитализация выборного процесса — двуликий Янус. С одной стороны, она заметно облегчает процесс, делает его более удобным и доступным каждому. С другой, необдуманный уход в цифру может открыть ящик Пандоры: права на ошибку нет, и любой провал может обрушить доверие избирателей к электоральной системе в России.

Вероятно, поэтому власти Татарстана нарушили свое обыкновение становиться пилотным регионом и вот уже вторые выборы подряд аккуратно воздерживаются от дистанционного электронного голосования. Систему обкатывают в других регионах: во время голосования по Конституции это были Москва, Курская и Ярославская области, сейчас к ним добавляются Нижегородская, Ростовская, Мурманская области и Севастополь.

Правда, не так давно прошла масштабная тренировка — все 85 регионов провели ее у себя. Технология, по словам экспертов, совсем новая. У нее нет аналогов в мире — ни по технологическим, ни по криптографическим решениям. Поэтому к ее внедрению относятся пока очень осторожно.

— Масштабировать ее будем в будущем на другие регионы — с учетом доверия, реализации важных составляющих, — пообещал Лопатин.

Андрей Кондратьев жизнерадостно рапортовал:

— 59 тысяч человек у нас приняли участие в тренировке, и в следующей кампании будем обязательно применять эти технологии! ДЭГ — это удобно. Почему, например, выбрали Мурманскую область? Потому что многие на зиму оттуда уезжают в европейскую часть России, но голосовать тоже хотят. Удобство и безопасность вообще вошли в особую сферу стандартов. Мы создаем их для голосования — и это заставляет избирателя благожелательно относиться к процедуре. Но над этим всем нам нужно еще вместе поработать.

Айрат Хайруллин, глава татарстанской Минцифры, качал головой:

— Я бы не противопоставлял ДЭГ традиционным формам голосования. Это форма гибридных технологий, чтобы можно было выбирать. Но здесь особенно важна социология — что говорят жители по этому поводу. Права на ошибку быть не может, тут торопиться нельзя, главное — не навредить. Можно дискредитировать процесс, войти в точку отказа устойчивости системы. И пока эти вопросы не решены, не хотелось бы в республике создавать прецедент, чтобы не нарушить равновесие.


Кстати, Хайруллин опроверг предположение о том, что ДЭГ повышает явку: на опыте нашей соседки Эстонии оказалось, что уровень явки при электронном голосовании остался точно таким же, как и был до него. То есть политическая активность не выросла при вводе ДЭГ.

А Александр Малькевич, первый зампред Общественной палаты РФ по развитию информационного общества, в очередной раз говорил о том, что у населения вырос запрос на то, чтобы становиться клиентами цифровых сервисов. И поэтому людям нужно предоставлять удобное сервисное обслуживание, чтобы они могли не только приходить голосовать на участках, но и «волеизъявиться», не вставая с дивана или с рабочего места. Но в очередной раз подчеркнул, что ДЭГ не должно стать абсолютной заменой офлайновым выборам.

Как защищена система электронного голосования?

Киберзащита системы электронного голосования, по словам экспертов, осуществляется силами лучших специалистов страны, в сотрудничестве с гигантами ИТ-сферы. Но именно с этим связано, например, то, что, проголосовав, человек не может посмотреть потом, за кого он отдал голос.

Так сделано, чтобы избежать деанонимизации пользователя и сохранить тайну голосования. Сделав свой электронный выбор, избиратель отправляет свой голос — и в этот момент блокчейн-платформа анонимизирует голос, зашифровывает и делает ничьим. Так и получается: голос в поддержку кандидата уходит, но с момента отправки он перестает быть вашим. А значит, и вернуть его «в стойло» и посмотреть, каким он был, вы уже не сможете. Правда, глава татарстанской Минцифры Айрат Хайруллин уверен, что право перепроверить голос должно быть у человека обязательно (хотя, по зарубежному опыту, занимаются этим не больше 5% избирателей).

А вот в той же Эстонии пошли другим путем: у пользователя есть 7 дней на то, чтобы совершить выбор, и всю неделю он может хоть по три раза в день возвращать свой голос и голосовать за разных кандидатов. А учтен будет последний результат. Но в каждой стране свои особенности.

Владимир Кутилов, политтехнолог, директор агентства маркетинговых коммуникаций «Теория Дарвина», рассказал «Реальному времени», что, согласно исследованию его агентства, люди в республике в большинстве своем не доверяют цифровому голосованию и предпочитают вживую прийти на участок и опустить в урну бюллетень. Глава Минцифры Татарстана Айрат Хайруллин, комментируя недоверие, приводит пример:

— Но мы же пользуемся электронным банкингом. Раньше тоже не доверяли. Ведь изменение привычного поведения вызывает вопросы, это заложено в природе человека. Простой пример: прошла новость о 5G в Казанском метро — пошли комментарии о том, что в метро все привитые могут обновить прошивку чипа. Шучу, конечно, но доля правды в этом есть — люди не очень доверяют новому. Мы должны быть супероткрыты и максимально объяснять каждый шаг гражданам.

И еще одна проблема, о которой можно говорить в этом свете — уязвимости на стороне пользователя. Не секрет, что придумывать пароль от госуслуг порой очень лень, и мы: дублируем другие пароли, ставим временно «12345» (если вы не так просты — то «54321»), «пароль», «имя+фамилия», «имя+дата рождения» и т.д. Поэтому взломостойкость личных аккаунтов граждан — тоже важный вопрос.

«Фейки — вранье, по-нашему»

Конечно же, особой темой обсуждения стали фейки, посвященные выборам. Как сказал Олег Морозов, цифровой мир рождает много минных полей. Андрей Кондратьев говорил:

— С одной стороны, мы радуемся цифровизации. С другой, максимально открываемся: фейки, провокации, «вбросы» в соцсетях. И не всегда можем адекватно на них ответить. Вот фейки — вранье, по-нашему. Вот мы его выявили, и как дальше реагировать? Не секрет, что с одного аккаунта в соцсетях могут поступать многочисленные фейковые сообщения на протяжении всего избирательного цикла. Поэтому, например, это может быть такое решение: Роскомнадзор рассматривает конкретный аккаунт и блокирует его, чтобы пресечь поток фейков, который с него поступает. А сейчас у нас огромная армия людей занимается организацией выборного процесса и думает о том, как реагировать на фейки. Но не этим они должны заниматься! В поле фейков нужно принимать системные решения.

Глава татарстанской ЦИК предостерегает, что жертвами фейков могут становиться и члены избирательных комиссий. Давление будет нарастать, а потому в ЦИКе должны обучить членов УИКов и ТИКов и предложить механизмы их защиты.

Александр Малькевич по своей давней традиции говорил, что фейки позволяют индустрии развиваться и обнаруживать вранье. Упомянул он и проект по участию в выборах блогеров-лидеров мнений и наблюдателей. По его мнению, медиаобразование — важная составляющая выборного процесса, и людей надо научить отличать, где правда, а где фейк.

— Надо быть готовыми к тому, что август и сентябрь будут не то что горячими — они будут пылающими. Будет множество попыток вбросить информацию.

Чтобы противостоять информатаке фейков, Малькевич предложил проводить информационные встречи, лекции, семинары, превентивно обучать и журналистов, и других граждан тому, как отличить ложь от правды.

— А еще есть дипфейки — давайте разрабатывать технические решения, которые будут отстреливать их на подлете. Мы ведь используем фильтры для очистки воды? Нам нужны такие же фильтры для входящей информации. Иначе мы захлебнемся в потоках лжи, а дипфейки будут совершенствоваться и дальше. Слава Богу, они делаются пока топорно, и их можно легко вычислить.

Олег Миронов, помрачнев, сказал, что вспомнил, как видел дипфейк на себя:

— Я видел видео, где я на пленарном заседании исполняю песню «Хабаровский централ»...

Айрат Хайруллин слегка успокоил собравшихся: 98% фейков вообще не доходит до внешней среды — большинство цифровых гигантов, поисковые системы озадачены тем, чтобы их алгоритмы не пропускали такие угрозы. И не пропускают. А вот мессенджеры — к примеру, пресловутые «школьные чатики» — самая благодатная среда для их распространения.

Владимир Кутилов считает, что понятных рецептов, как вычислить фейк, пока нет. Но основным способом глобальной работы в этом направлении должно быть воспитание детей: им надо привить навык критического мышления.

— Мы живем в эпоху постправды, любая информация быстро распространяется, и дальше приходится оправдываться — а тебя уже не слышат. Поэтому надо воспитывать в детях способность обдумывать информацию, пропускать через свой аналитический аппарат и принимать решение. Это главный инструмент сегодня в работе с фейками.

«Электрические сны» Айрата Хайруллина

Пожалуй, самым неожиданным высказыванием на прошедшем форуме стали мечты министра цифрового развития Татарстана: Айрат Хайруллин вспомнил свой недавний опыт с электронными праймериз правящей партии.

И тут ему увиделся дивный новый мир — где роботы не только вкалывают за человека, но делают за него выбор.

— В условиях многопартийности нормальный человек не может разобраться в программных заявлениях партий и кандидатов. Так вот, думаю, в будущем искусственный интеллект будет подбирать для человека подходящего кандидата. Они будут рекомендовать голосовать, давать его в поисковую выдачу вам, в зависимости от ваших предпочтений. Отвечаешь на вопросы — и ИИ говорит: «Этим ценностям соответствует такой-то кандидат»...

Людмила Губаева
ТехнологииITТелекоммуникацииМедиаОбществоВласть Татарстан Хайруллин Айрат РинатовичМинистерство цифрового развития государственного управления информационных технологий и связи Республики ТатарстанЦентральная избирательная комиссия РТКондратьев Андрей СтаниславовичМорозов Олег Викторович

Новости партнеров

комментарии 3

комментарии

  • Анонимно 12 июн
    Всем всё понятно, модно нам не объяснять
    Ответить
  • Анонимно 12 июн
    Выборы должны быть в реальном времени, нажал на кнопку в госуслугах и видно за кого больше стало. А не так на бумаге под столом. В котором легко всё перетасовать
    Ответить
    Анонимно 13 июн
    Полностью поддерживаю, на мониторе должен быть реальный счетчик сколько и за кого по времени на каждом избирательном участке проголосовало. Тогда каждый может сделать скрин и не надо долго ждать результатов. Одновременно на мониторах центральных избирательных компаний так же должен быть виден ход голосования.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии