Новости раздела

От чего должен защитить Россию «антипросветительский» закон и чего опасаются российские ученые

Ведущие популяризаторы науки опасаются усиления цензуры и бюрократии, депутаты объясняют, что закон направлен на защиту российских ценностей

От чего должен защитить Россию «антипросветительский» закон и чего опасаются российские ученые
Фото: Максим Платонов

Госдума в третьем чтении приняла закон о просветительской деятельности, обсуждение которого вызвало широкий резонанс в обществе. Против законопроекта выступили многие ученые, авторы образовательных проектов по всей стране, профессионалы в сфере просветительства. Они считают, что закон несет в себе риски цензуры и репрессирующего регулирования. Ученые опасаются, что закон облегчит жизнь шарлатанам, а российской науке создаст дополнительные сложности. Кроме массы просветителей по всей стране, сказали свое «нет» и президиум РАН, и даже Счетная палата России, которая, казалось бы, имеет мало отношения к популяризации науки. «Реальное время» выслушало опасения известных российских популяризаторов и попыталось выяснить у политиков, как же все-таки будет работать закон.

Каким будет новый закон о просветительской деятельности?

16 марта Госдума в третьем, окончательном чтении приняла поправки в Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» в части введения просветительской деятельности. Его инициировали сенаторы РФ и депутаты от всех четырех фракций, входящих в Комиссию по расследованию фактов вмешательства иностранных государств во внутренние дела России. За одобрение проекта закона высказались 308 депутатов, против — 95, воздержался от голосования один депутат. Теперь законопроект должен рассмотреть Совет Федерации, а после одобрения верхней палаты его отдадут на подпись президенту РФ.

Новые нормы должны вступить в силу с 1 июня 2021 года. Закон вводит понятие «просветительская деятельность». И вот что это такое отныне: «осуществляемая вне рамок образовательных программ деятельность, направленная на распространение знаний, опыта, формирование умений, навыков, ценностных установок, компетенции в целях интеллектуального, духовно-нравственного, творческого, физического и (или) профессионального развития человека, удовлетворения его образовательных потребностей и интересов».

И по новому закону, эта деятельность теперь ставится под контроль государства. В тексте документа отдельно говорится, что нельзя использовать такую деятельность «для разжигания социальной, расовой, национальной или религиозной розни, в том числе при сообщении ученикам недостоверных сведений об исторических, национальных, религиозных и культурных традициях, а также для побуждения к действиям, противоречащим Конституции РФ».

Закон наделяет Минобрнауки и Минпросвещения полномочиями лицензировать просветительские проекты. Например, чтобы подписать международный договор в сфере образования, теперь понадобится заключение одного из этих министерств.

Парламентарии объясняют, зачем нужен этот закон. Согласно пояснительной записке, он должен оградить нас с вами от антироссийской пропаганды, которая подается под видом просветительской деятельности. Пока это никак не регулировалось законом, были предпосылки для антироссийской пропаганды в школьной и студенческой среде под видом просветительской деятельности. Подобные мероприятия, как говорит пояснительная записка, направлены «на дискредитацию проводимой в Российской Федерации государственной политики, пересмотр истории, подрыв конституционного строя».

Согласно пояснительной записке, закон должен оградить нас с вами от антироссийской пропаганды, которая подается под видом просветительской деятельности. Фото: duma.gov.ru

Как пояснили «Реальному времени» в пресс-службе Минобрнауки Татарстана, в настоящее время просветительская деятельность не лицензируется, поскольку носит разовый характер, и не предполагает выдачу какого-либо документа об образовании.

Кто против?

Законопроект вызвал масштабную критику в обществе и среди представителей российской науки и культуры. Петицию против принятия этих поправок на момент написания материала подписали 240 тысяч человек. Против закона выступили не только активные одиночки — единым фронтом выступил президиум РАН (для которой просветительская деятельность является уставной). Вице-президент академии Алексей Хохлов возмущался тем, что президент академии обращался к спикеру Госдумы Вячеславу Володину, но «никто даже не подумал» связаться с учеными и обсудить текст законопроекта. В итоге 17 марта в своем аккаунте в «Фейсбуке» Хохлов сообщил, что профессора РАН обратились в Совет Федерации с предложением организовать открытое обсуждение «антипросветительских» поправок в Совфеде — в Комитете по науке, образованию и культуре.

— Против законопроекта объединились все основные группы отечественной интеллигенции: президиум Академии наук обратился к президенту с просьбой не подписывать закон, музейщики и библиотекари встревожились, не придется ли им согласовывать каждый шаг с начальством. Руководители некоммерческих организаций также выступают против закона — 270 тыс. подписей собрано против него на разных площадках, — говорил первый зампред думского комитета по образованию и науке, коммунист Олег Смолин.

Астрофизик, профессор Российской академии наук (РАН) Сергей Попов, автор петиции против соответствующих поправок в законодательство на сайте Change.org указывал, что закон о регулировании просветительской деятельности ограничит деятельность образовательных организаций, в частности осложнит приглашение иностранных специалистов.

Сергей Попов считает, что закон о регулировании просветительской деятельности ограничит деятельность образовательных организаций, в частности осложнит приглашение иностранных специалистов. Фото: vk.com

— Это не обязательно приглашение профессоров преподавать надолго, скорее большая часть контрактов краткосрочная, люди приезжают на летние школы, на какие-то короткие курсы. Здесь ясно, что у тех людей, которые приглашают иностранных преподавателей, будут проблемы, — убежден он.

И даже Счетная палата России отказалась поддерживать законопроект о просветительской деятельности.

«Реализация законопроекта приведет к ограничениям деятельности организаций гражданского общества, в том числе социальных некоммерческих организаций, дискуссионных площадок, клубов по интересам, культурных центров, сообществ, созданных по интересам и прочее», — говорится в ее отчете.

Попросту говоря, Счетная палата считает, что новая законодательная норма избыточна, ведь за разжигание разнообразных видов розни уже предусмотрено уголовное наказание.

Конкретизации определения просветительской деятельности потребовало и Министерство просвещения РФ.

Александр Панчин: «Под термин «просветительская деятельность» вполне может попасть и «Битва экстрасенсов»

Кандидат биологических наук, старший научный сотрудник Института проблем передачи информации им. Харкевича РАН, российский биолог и популяризатор науки, член комиссии РАН по борьбе со лженаукой Александр Панчин призывал всех неравнодушных подписать петицию против законопроекта. В беседе с корреспондентом «Реального времени» один из самых активных и известных популяризаторов науки в России высказал резко отрицательное отношение к принятому закону.

— Во-первых, этот законопроект не предполагает ничего положительного, никаких позитивных повесток, никакого облегчения жизни тех людей, которые с энтузиазмом занимаются рассказом о науке для широких слоев населения, тем самым, несколько компенсируя существующие пробелы в российской системе образования, увлекая людей наукой. Вместо того, чтобы признать это какой-то полезной деятельностью, у нас предлагается это регламентировать. Но как именно это будет регламентироваться, сказано очень неконкретно. Может оказаться, что в реальности это будет типичный законопроект-страшилка, который всех напугал, а на практике не работает. Но на самом деле потенциально он несет высокие риски для появления цензуры. Потому что, в принципе, практически все, что угодно подпадает под понятие «просветительская деятельность». И почти все, что угодно, может использоваться для регламентации, потому что в законопроекте не прописано, как именно эта деятельность должна регламентироваться. Могут появиться ограничения на распространение какого-то типа информации, требование согласовывать лекции, семинары или другие публичные выступления, — опасается он.

Фото: science.ironws.com

Обоснование законопроекта, который продиктован якобы желанием оградить российских граждан от антироссийской пропаганды, собеседник называет достаточно нелепой конспирологической теорией.

— Так устроено, что наука — явление международное, а не сугубо российское. Поэтому наши ученые публикуются в международных научных журналах, которые издаются на английском языке. И у депутатов, которые далеки от науки, может складываться впечатление, что наука как-то политизирована в сторону «зарубежности». Но это не имеет никакого отношения к политике. Просто английский является международным языком науки, и искать в этом какие-то происки мне кажется странным, — говорит ученый.

При этом Панчин удивляется, что в законопроекте ничего не говорится об ограничении деятельности людей, занимающихся распространением псевдонаучной информации:

— Хотя под термин «просветительская деятельность» вполне может попасть и «Битва экстрасенсов», как это ни странно, потому что понятие очень широко сформулировано. Если же ограничить возможность людей популяризировать науку, то в условиях, когда именно популяризация науки является единственной формой прививки от заблуждений, вакциной от мифов, то появится намного больше некритикуемых направлений антинаучной деятельности. И таким шарлатанам станет легче жить, — убежден он.

Панчин сетует: сложно прогнозировать, как будет реализовываться новое законодательство.

— Пока непонятно, что и как придется менять в своей деятельности, и придется ли. Посмотрим, что они там напридумывают — и будем решать, — говорит наш собеседник.

Ильдар Гильмутдинов: «Государство должно контролировать, кто приходит на лекции и с какими идеями»

Депутат Госдумы от Татарстана Ильдар Гильмутдинов в беседе с корреспондентом «Реального времени» рассказал об основной цели принятого законопроекта — оградить российских школьников и студентов от антироссийской пропаганды, подаваемой под видом просветительской деятельности и финансируемой из-за рубежа. Он убежденно говорит, что ни о каком лицензировании деятельности наших популяризаторов науки или ограничении их деятельности речи в законе не идет. По словам нашего собеседника, в течение 6 месяцев после принятия закона должно быть опубликовано постановление правительства РФ, в котором будет расписан порядок и формы осуществления просветительской деятельности и механизмы контроля над соблюдением норм закона.

По словам Гильмутдинова, речь идет о внеучебной деятельности в муниципальных государственных учреждениях:

— Государство же должно контролировать, что реализуется вне образовательных программ в государственных учреждениях, кто приходит на лекции и с какими идеями. Этот законопроект как раз и направлен на наведение порядка и определение правил в проведении просветительской деятельности в образовательных учреждениях высшего, среднего и общего образования. Государство должно в своих учреждениях понимать, какие там процессы происходят.

Фото: Максим Платонов

Гильмутдинов говорит, что нередко под видом просветителей в образовательные учреждения приходят «специалисты», получающие финансирование из-за рубежа и нацеленные на искажение истории, антироссийскую пропаганду. Это как раз и было результатом отсутствия законодательства, которое бы определяло, что такое просветительская деятельность, и навело бы порядок в ее ведении. И теперь, с принятием закона, эта брешь будет закрыта, убежден депутат.

— К сожалению, мы видим, что в наши образовательные учреждения пытаются активно зайти под видами разных внешкольных дополнительных программ так называемые «специалисты», «просветители», которые работают на зарубежные организации и получают финансирование от иностранных организаций, — утверждает Гильмутдинов. — Соответственно, они проводят такую просветительскую деятельность, от которой можно только вред получить. Встречаются случаи неправильного изложения истории страны, роли народов в становлении российского государства.

По словам депутата, принятый закон необходим, чтобы подобные организации или граждане под эгидой просветительской деятельности не доносили чуждую для нас пропаганду, понимание и осмысление жизни, исторических и жизненных ценностей, семейных традиций:

— Этот законопроект как раз нацелен на наведение порядка и организацию системы в просветительской детальности. И никоим образом эти ограничения не будут касаться наших просветителей в области различных наук, традиций, истории. Наоборот, у них появится больше возможностей. И наши образовательные организации как раз будут больше внимания обращать именно на таких популяризаторов, — убежден он.

Гильмутдинов обратил внимание на то, что у многих организаций России есть действующие соглашения с иностранными вузами.

— Новым законом не вводится запрет на такие соглашения. Просто эти договоры должны быть согласованы с учредителями. Я не вижу никакой проблемы, чтобы эти договоры на этапе подписания согласовывались с учредителями. Это не ограничивает права и возможности образовательных организаций. Через закон мы лишь хотим ограничить роль и влияние зарубежных иностранных организаций, чтобы они со своими ценностями не приходили к нам, — еще раз подчеркивает он.

Максим Шевченко: «Голос депутатов должен звучать только после голоса специалистов в данном вопросе»

Журналист, публицист и политик Максим Шевченко в беседе с «Реальным временем» выступил против принятого законопроекта, но не исключил, что проблема, поднятая депутатами, действительно требует вмешательства. Так что некоторое здравое зерно в новом законе есть:

— Есть и здравый смысл, который за этим скрывается. Каждое государство каким-то образом должно контролировать распространение информации в образовательных учреждениях. Просвещение — это ведь не просто разговор. Люди приходят на встречу с кем-то, у кого есть определенный статус. Лектор говорит: «Давайте я вам расскажу, как все было на самом деле. Я профессор». Ему отвечают: «А, ну тогда послушаем, профессор же не ошибается». А дальше профессор начинает нести какую-то невероятно дикую пургу. Например, «Сталин готовился к нападению на Гитлера, поэтому Гитлер опередил Сталина на один день», — рассуждает Шевенко. — То есть какая-то регламентация в этом вопросе нужна, но главное, чтобы она не препятствовала по-настоящему интересной и важной просветительской деятельности.

Фото: kpfu.ru

По мнению нашего собеседника, в истории России свободные интеллектуальные открытые лекции играли крайне важную роль. Примеров он приводит много: и религиозно-философское общество Дмитрия Мережковского, и опыт выступления с публичными лекциями Блока, Маяковского, Гумилева, Луначарского...

— Депутаты хотят решить вопрос, который, возможно и существует, взять под контроль пропаганду, но могут нанести страшный удар по самому фундаменту русской культуры. Ведь свободное публичное размышление, дискуссия, лекция является частью русской культуры, — опасается Шевченко.

Политик сетует, что по традиции, общественно значимый закон принимается без широкого общественного обсуждения.

— Эти депутаты лучше нас знают, как мы должны думать, дышать и жить. Я априори против этого закона. Хотя проблема есть. Но решать ее надо широко, а не кулуарно и закрыто депутатским корпусом, который изображает из себя защитников Родины на последнем идеологическом рубеже. Надо обсуждать вопрос с профессионалами, разбирающимися в методологии образования. Мне интересно послушать мнения ректоров МГУ, Казанского федерального университета, РГГУ, Бауманки, МАИ и других ведущих вузов. Я считаю, что голос депутатов должен звучать только после голоса специалистов в данном вопросе, — резюмирует Шевченко.

Кирилл Масленников: «Закон направлен на полное подавление любого неподконтрольного слова»

Известный российский астрофизик, старший научный сотрудник Пулковской обсерватории, популяризатор науки Кирилл Масленников, в социальных сетях и на youtube-каналах часто представляющийся как «Астродед», в беседе с «Реальным временем» тоже раскритиковал законопроект.

— Возможные риски для популяризаторов очевидны — нарваться на штраф, хотя в перспективе могут и за решетку отправлять. Кто их знает, они что угодно могут придумать, в нашей стране бывало всякое, — рассуждает Масленников. — Скорее всего, многие просто перестанут заниматься популяризаторством науки, ведь кому захочется связываться с нашей замечательной бюрократией? Во все это неприятно пахнущее вещество влезать никому не захочется.

Фото: rtvi.com

Кирилл Львович, как и остальные, пока не понимает, во что принятый закон выльется на практике:

— Есть известное выражение, что в России жестокость законов компенсируется необязательностью их исполнения. Может оказаться и так, что они приняли этот полицейский закон, а полицейских окажется недостаточно, чтобы его реализовать. Или полицейские в это время будут заняты ловлей протестующих на улицах, — выражает он надежду.

Масленников считает, что закон направлен на полное подавление любого неподконтрольного слова.

— Все слова, на всякий случай, должны быть подконтрольными, — рассуждает он с точки зрения авторов законопроекта. — Черные дыры — вроде бы не особо критическое понятие, они не вызывают большого общественного резонанса. Но это все вопрос степени закручивания гаек. Были времена, когда нельзя было и по поводу генетики высказываться, и по поводу ядерной физики — все должно было быть политически выверенным. Вполне возможно, что сенатор, товарищ Климов, который все эти правила предложил, с возрастом подумает: «А почему бы и нет? Наверное, буржуазные западные влияния надо прекращать. Запад же у нас — главный источник зла на свете. Черные дыры на Западе придумали? Ну, тогда, наверное вообще не стоит использовать это понятие. Что на Западе-то могут хорошего придумать? Это же враги, которые днем и ночью мечтают нас стереть с лица земли»...

Масленников говорит, что ситуация, которая возникла после принятия закона, совершенно дурацкая.

— Весь мир идет вперед, а нас опять пихают куда-то назад. Нас желательно затолкать поглубже. Кому-то очень хочется, чтобы все вернулось на прежние места. Народ должен думать, как они скажут. Не дай Бог, чтобы кто-то сказал что-то другое — тогда его сразу же к ногтю. Раньше же была только газета «Правда» — единственный источник информации. Все это мы знаем, так что все это не ново... — говорит 71-летний ученый.

Кристина Иванова
Общество Татарстан

Новости партнеров

комментарии 3

комментарии

  • Анонимно 20 мар
    Наука у нас развивается очень хорошо и довольно быстро, а такие законопроекты наоборот будут тормозить развитие науки и донесения знаний в массы
    Ответить
    Анонимно 20 мар
    Каким образом запрет пропаганды исламского фундаментализма и терроризма будет тормозить развитие науки?
    Ответить
  • Анонимно 20 мар
    Не знаю, надо ли эту систему менять
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии