Новости раздела

«Если голова не готова к победе, уже ничего не поможет»

Двукратная олимпийская чемпионка Анна Богалий о биатлоне, спортивной психологии и материнстве

«Если голова не готова к победе, уже ничего не поможет»
Фото: Максим Платонов

Наша собеседница — двукратная олимпийская чемпионка, трехкратная чемпионка мира по биатлону Анна Богалий. Она приезжала в Казань для встречи с биатлонной общественностью и осмотра будущего стрельбища в районе поселка Мирный и эксклюзивно пообщалась с корреспондентом «Реального времени».

«Световой день — час-полтора, а если в это время идет снег, то все совсем грустно»

Анна родилась в Вологодской области, но ее спортивные детство и юность прошли в Мурманске, что само по себе любопытно, поскольку заполярный край во времена СССР был прекрасно развит в спортивном плане. Хоккей с шайбой, хоккей с мячом, футбол, единоборства, горные лыжи, фристайла развивались в разных городах Заполярья, а вот Мурманск славится биатлоном — отсюда вышли сразу трое знаменитых в прошлом стреляющих лыжников.

— …Валерий Кириенко (двукратный вице-чемпион Олимпиад), Сергей Рожков (многократный вице-чемпион мира), я с ним выступала в олимпийском составе в Солт-Лейк-Сити в 2002-м.

Их пример мотивировал вас на достижение спортивных успехов?

— Нет, моей мотивацией было стать лучше в компании тех, кто соревнуется рядом со мной. А перечисленные спортсмены были неким показателем того, что может быть в итоге. К примеру, когда Валера Кириенко приехал с Олимпиады, то для нас, воспитанников местной школы биатлона, это действительно было событие. Но когда спустя много лет уже я приехала в Мурманск с Олимпиады, это тоже было событие для следующей волны занимающихся.

Но если говорить о Мурманске в целом, то были времена, когда всего было в достатке, за исключением разве что освещенной трассы, поскольку полярная ночь прямо выбивает из себя. Световой день реально очень короткий, час-полтора, где-то с 12 до 13 часов, а если в это время идет снег, то, соответственно, все было совсем грустно, поскольку приходилось работать при прожекторах. Условия можно назвать спартанскими, но в то же время это было тем, что толкало меня к постоянной работе над собой.

Моей мотивацией было стать лучше в компании тех, кто соревнуется рядом со мной. А перечисленные спортсмены были неким показателем того, что может быть в итоге

Как обстояли дела с инвентарем?

— Тут все нормально, у нас был доступ к оружию, и я имела возможность много работать с ним. Полная оружейка стволов, и у каждого был свой. Нам помогало спортивное общество ЦСКА, и у меня никогда не было такого, чтобы мы с тренером побирались, извините за выражение. Хватало патронов, чего сейчас во многих регионах не хватает, и местные спортсмены видят их, скажем так, по праздникам.

Может быть, мы не так часто выезжали на проведение учебно-тренировочных сборов, но лично мне моих тренировок было достаточно. В том же Мурманске есть место, где реально ощущается нехватка кислорода, плюс там очень серьезный рельеф, и после тренировок там можно было комфортно бежать практически везде. Во времена СССР проводили исследования и выяснилось, что по содержанию кислорода Мурманск, находящийся на уровне моря, напоминает рельефом местность 600—700 метров над уровнем моря. Это достаточно уникальное место, на котором сейчас построен лыжный стадион, и в перспективе, я надеюсь, будет развиваться биатлон.

А соседний с нами Кировск вообще находится над уровнем моря на 1100 метров, и там также сложные условия для тренировок. Зато легко в бою. Поскольку все зависит от тебя, ты можешь сделать себя сам в любом месте.

«С Мосиным мы студенты одной большой группы олимпийцев»

Просто зависть берет, в том числе и с точки зрения обеспеченности инвентарем. В Татарстане не было биатлона, но развивалась стендовая стрельба, и я слышал о тех временах, когда на тренировку выдавалось считанное количество патронов. Такая была разруха…

— А я сейчас ее застаю, видя ситуацию в стране с точки зрения развития биатлонных школ. Знаю тренеров, проблемы по работе на местах, хотя многие регионы пытаются выходить из кризисной ситуации, в которую попал российский биатлон.

Знаете, я была как молодой, так и надежной, лучшей по итогам индивидуальной гонки. Потом, я очень ровно и хорошо шла по сезону, не допуская срывов

А с вашими стендовиками я знакома, в частности с Василием Мосиным, с которым мы стали студентами Российского международного олимпийского университета в Сочи. В сентябре в нашей большой группе обучающихся, где более трех десятков бывших чемпионов из разных видов спорта, прошел первый двухнедельный обучающий модуль. Финансирует этот проект Фонд поддержки олимпийцев России. Следующий такой обучающий модуль состоится в конце ноября в Москве.

Ваш дебют в составе сборной страны на крупном старте пришелся на чемпионат мира 2001 года, и сразу победа в эстафете. Не было для вас, самой молодой тогда спортсменки в составе сборной, удивительным включение в состав эстафетной гонки?

— Знаете, я была как молодой, так и надежной, лучшей по итогам индивидуальной гонки. Потом, я очень ровно и хорошо шла по сезону, не допуская срывов. А за стрельбу тренеры сборной были в полной уверенности, тем более что я всегда была эстафетным бойцом.

Я обратил внимание, что вы двукратный олимпийский чемпион, и оба раза в эстафете, как и Александр Тихонов (он, правда, четырехкратный).

— Такой я командный боец. Правда, бежать у меня получалось, как…. получалось. Безусловно, я старалась выжать из себя максимум.

Но у вас в соперницах было много бывших лыжниц. К примеру, Ольга Заморозова, в ваше время Пылева, сейчас Медведцева. Когда вы были с ней на трассе, чувствовалось, что «ногами» с ней невозможно конкурировать?

— Ну почему? Вот 2001 год, когда я впервые стала чемпионкой России. Чемпионат был в Кавголово, под Питером, и я обогнала ее на «пятнашке», поскольку стрельбу мы обе прошли чисто. Правда, это было на роллерах. Да, поначалу мне было тяжело, а дальше, с каждым годом, я уже давала бой, и результаты показывают, что со скоростью у меня все было в порядке, и с работой на рубеже все было четко.

Для тренеров необходимо составить боеспособную эстафетную команду, и они ее собрали, которая в итоге принесла медаль. Хотя и бронзовая, но это медаль

«В Солт-Лейк-Сити был введен видеоконтроль при входе на объект»

Но на своей первой Олимпиаде в США в бронзовую четверку вы не отобрались.

— Да, не попала по объективным показателям. Для тренеров необходимо составить боеспособную эстафетную команду, и они ее собрали, которая в итоге принесла медаль. Хотя и бронзовая, но это медаль. Как было бы со мной — никто не знает. На самом деле, я об этом даже не думала, потому что мы все должны были объединиться вокруг четверки, которую поставили на эстафету. Я понимала, что во время гонки пасьют мы боремся со Светой Ишмуратовой за последнее место в эстафетном квартете, мы вышли на последний рубеж. Она отстрелялась на ноль, у меня был промах, в итоге Света попала в десятку, я была за ее пределами. Какие вопросы? Всегда надо быть сильнее, я таковой не была.

Та Олимпиада была первой с обилием скандалов, которые преследовали нашу сборную в хоккее, фигурном катании, лыжах. Как обстояли дела в биатлоне?

— Лично я не была посвящена во все эти разговоры. У меня не было ни портативного компьютера, ни телефона, мы жили в доме, где не было телевизора, и никаких слухов до нас не доходило. Я была спортсменкой, которая находилась на последнем рубеже своей подготовки. Раз в день мы читали новости со стационарного компьютера, который находился в нашем же доме, что-то смотрели и снова погружались в процесс подготовки. Оттуда я узнала, в частности, что отнимают золото у немецкого лыжника Мюллега, который выступал за Испанию, другие новости, но я не жила ими, полностью абстрагировавшись. Нас готовили к тому, что пока соревнования не закончились, мы в любой момент можем стать необходимыми.

Чем еще запомнилась та Олимпиада? Ну там впервые осуществляли контроль, допустим, фотоаппаратов при входе на стадион. Ранее, на этапах Кубка мира, такого не происходило, а тут было связано, видимо, в связи с трагическими событиями 11.09.2001 в США. Помнится, биохимик нашей команды, у которой был фотоаппарат, таким образом нащелкала полную пленку пустых кадров. Она приходила на стрельбище, ей отщелкивали кадр, чтобы проверить фотоаппарат, в результате так набралось на всю пленку.

Я считаю, что нужно быть сильным у себя в стране либо заниматься чем-то другим. Всегда можно найти слабости, над которыми необходимо работать, резервы для прогресса

Та Олимпиада запомнилась также тем, что российские спортсмены были еще востребованы везде. В той же сборной Белоруссии было трое наших, одна из них — Елена Хрусталева — затем перешла в сборную Казахстана. А вам не предлагали поменять гражданство?

— Нет, лично я не слышала. Может, и предлагали тренерскому штабу, но меня об этом в известность не ставили. Но если бы поднялась такая тема, я бы категорически отказалась. Я считаю, что нужно быть сильным у себя в стране либо заниматься чем-то другим. Всегда можно найти слабости, над которыми необходимо работать, резервы для прогресса, лично у меня такое было в скорости, в том числе скорости нахождения на огневом рубеже. Обладая определенной надежностью в стрельбе, я ощущала, что мне не хватает скорострельности.

«Психология — это 25 процентов успеха»

Первое олимпийское золото вы завоевали в Турине, после чего была еще победа на чемпионате мира, где вы отличились в составе смешанной эстафеты. Что запомнилось из событий Олимпиады в Италии?

— Тяжело я к ней подходила, перебрав с нагрузкой в подготовительный период, тогда было тяжело нащупать состояние «бегущего» спортсмена. Пришлось выкарабкиваться, в том числе и психологически. Это сейчас у меня есть хороший психолог Людмила Юрлова (это не однофамилица нашей известной биатлонистки), которая выступает буквально как палочка-выручалочка, в том числе читая семинары нашим молодым спортсменам в онлайн-формате. В биатлоне это еще важно, поскольку стрельба — очень коварная штука. А когда перебираешь физически, то стрелять ты тоже не можешь. Если голова не готова к победе, то уже ничего не поможет. Психология — это процентов 25 успеха, еще 25 — это вопросы, касающиеся инвентаря, и 50 — все остальное, то есть ветер на трассе, снег, группа, в которой ты бежишь.

Как было в первой гонке Ванкувера, где у мужчин в итоговой тройке оказались француз Венсан Же и нынешний словенец Яков Фак, тогда еще бывший малоизвестным хорватом.

— Ну там селитру разбили, и повезло с трассой только тем, кто бежал первыми номерами. Но сильные ребята, которые там тоже были, не справились со стрельбой. Но, как говорил наш тренер, «Олимпиада — это те же соревнования, просто тут на заборах олимпийские кольца нарисованы».

Что касается наших итогов, то тогда я считала, что мы достигли дна (три золотые медали лыжника Крюкова, женской биатлонной четверки и биатлониста Устюгова, которую, после нашего разговора с Анной, уже успели отобрать, — прим. авт.), но, к сожалению, с тем пор если что-то изменилось, то не так много, как хотелось бы.

Только надо сделать так, чтобы местные спортсмены воспитывались здесь, а потом никуда не уезжали. Здесь уже подрастают пацаны, которые кое-чему научились

К примеру, у вас должно быть стрельбище, здесь же регион такой, что снег зимой лежит, поэтому должно быть стрельбище, хоть и небольшое. Поэтому я у вас, в Казани. Здесь в республике был воспитан олимпийский чемпион по биатлону Ринат Сафин, который здесь начинал, потом уехал в Ленинград. Только надо сделать так, чтобы местные спортсмены воспитывались здесь, а потом никуда не уезжали. Здесь уже подрастают пацаны, которые кое-чему научились. А какие здесь у вас родители, просто золотые — и трассы готовят, и «Инстаграм» ведут, все вовлечены в работу, пусть и общественную.

Сказав о родителях, вы напомнили о том, что выиграли золото Ванкувера, став первый раз матерью. На примере француженки Мари-Дорен Абер любители биатлона знают, что можно быть одновременно и спортсменкой, и женщиной, вынашивающей ребенка. А как складывалась у вас история с возвращением в спорт?

— Мне было уже под тридцать, у меня был всего год, когда я родила в феврале 2009-го, а через год уже начался Ванкувер, и было сложно физически. Но перед тем, как я решилась на это, у меня была цель и ни тени сомнений в том, что я ее достигну. Причем я до последнего была кормящей матерью, ела и для себя, и для того, чтобы дать пищу сыну. Единственное, чего тогда хотелось — это выспаться, и я получила эту возможность, только поехав на подготовку к Кубку Европы. Правда, изначально я хотела выступить на Олимпийских играх, даже не выиграть, а именно выступить, вернувшись в команду, быть нужной ей. Отмечу, что мне помогала как команда, так и свекровь. Но если бы я заранее знала, как все будет, то подумала бы, стоит ли возвращаться в биатлон.

Однако биатлон остался в моей жизни и после завершения карьеры, и теперь я могу передать свой опыт молодому поколению. После биатлонной винтовки взять в руки стартовый пистолет оказалось не менее ответственно. Теперь шутят, что у Богалий трое детей дома и еще пара тысяч детей по всей России. Надеюсь и дальше приносить пользу своей стране, уже в этом новом качестве.

Джаудат Абдуллин, фото Максима Платонова
Спорт

Новости партнеров

комментарии 2

комментарии

  • Анонимно 09 ноя
    Всё верно! Пока не поверишь в себя, пока не настроиться на победу и не откинешь все сомнения - не видать победы
    Ответить
  • Анонимно 09 ноя
    Что то я такую спортсменку не припоминаю
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Рекомендуем