Новости раздела

«Пока политические амбиции вижу только у Дудя»

Леонид Радзиховский — о внезапном буме партстроительства в России

«Пока политические амбиции вижу только у Дудя»
Фото: Олеся Курпяева (rg.ru)

«Есть вещи, которые от Кириенко не зависят, — история ведь не зависит от политтехнологий. Работа Кириенко зависит от решений Путина, а после ухода Путина начнется движуха, которая никакими политтехнологиями не определяется и не контролируется», — рассуждает политолог Леонид Радзиховский. В интервью «Реальному времени» он прокомментировал последние события и тренды партийной России: политические проекты медийных личностей, будущее «старых» партий и грядущий левый поворот.

«Ребрендинг «Единую Россию» сразу убьет»

Леонид Александрович, в последние недели мы услышали довольно интересные новости — в политику собрался Захар Прилепин, создавший движение «За правду», в «Партию Роста» вступил Сергей Шнуров, о намерении создать свою партию заявила певица Валерия. Мелькали сообщения, что Кремль желает видеть в политическом поле журналиста Юрия Дудя. Как все это понимать?

— Я вижу, что люди чувствуют: власть нынешних обитателей Кремля заканчивается, что впереди бифуркация, движуха, ну и мухи, извините, летят на навоз — Шнуров, Валерия и, как я понимаю, более серьезные персонажи — Дудь, Егор Жуков. Многие в стране понимают, что с уходом нынешнего президента уйдет и политическая когорта 50-летних, и, таким образом, произойдет резкая смена поколений, на которую люди возлагают новые надежды. Может быть, четко они для себя это пока не формулируют, но подсознательно понимают. Так что вся эта активность известных персонажей — это только начало процесса, а потом партии будут возникать как грибы.

Кроме того, люди понимают, что уход Владимира Путина повлечет за собой крах всей нынешней политической системы, и такие анекдотические организации, как ЛДПР и «Справедливая Россия», просто исчезнут. Хотя ЛДПР все-таки «доскрипит» до политической пенсии господина Жириновского. Владимир Вольфович в свои почти 75 лет еще выкрикивает что-то про русских нищих на коленях, про злобных американцев, про «побить и захватить», но все это репризы из 1990-х.

Полная смена караула и, скорее всего, развал ожидают и КПРФ — Геннадию Зюганову сейчас те же самые 75 лет, и вся партия держится только на его образе. А кроме того, КПРФ — это замшелая партия дубовых сталинистов, не имеющая никакого отношения ни к социал-демократии, ни к социализму, ни к нынешней реальности, и ясно, что КПРФ — последняя в мире партия коммунистов (за исключением, может быть, компартии Кубы и, естественно, компартии Китая), и сталинистский реликт в ближайшем будущем уйдет.

Фото kremlin.ru
Люди понимают, что уход Владимира Путина повлечет за собой крах всей нынешней политической системы, и такие анекдотические организации, как ЛДПР и «Справедливая Россия», просто исчезнут. Хотя ЛДПР все-таки «доскрипит» до политической пенсии господина Жириновского

Ну и, наконец, уйдет «Единая Россия» — собранная абсолютно случайным образом компания богатых людей. Конечно, власть попытается ее сохранить и, может быть, провести ребрендинг, но ребрендинг сразу убьет эту структуру, а попытки власти сохранить «Единую Россию» под прежним названием ни к чему не приведут. Ведь без Путина-президента эта партия ничего не будет стоить, а, уйдя с поста президента, Путин ее не возглавит — зачем ему быть клоуном?

Таким образом, вся наша политическая система держится на одном человеке — она так была организована, и с уходом президента Путина (в 2024 ли году, в 2020-м ли) она исчезнет.

«Если бы Дудь не имел политических амбиций, он делал бы другие фильмы»

— На сколько хватит новых людей в политике, идущих на смену уходящим политперсонажам? Может она, политика, тем же Шнуру, Жукову, Валерии быстро надоесть и они уйдут из нее так же резко, как пришли, а двигать политический процесс будут менее известные люди?

— Давайте вспомним 1989—1990 годы. Кто до этого были все те люди, которые вмиг стали тогда известными: Станкевич, Гдлян, Афанасьев, Попов? Они были никем, и вдруг им вожжа под хвост попала, а потом перестроечная волна спала — и от них ничего не осталось. Никто из этих людей долго во власти не задержался, а задержался тот, кто был этой реальной властью, то есть Ельцин. Тем не менее упомянутые персонажи организовали волну! Это привычная и банальная история для любой мировой революции или крупных общественных явлений. Возьмите студенческие манифестации и волнения в Европе 60—70-х — были и во Франции, и в Германии всякие Руди Дучке и прочие молодежные лидеры, но никто из них во власти не остался, их оттуда вымело едва ли не на следующий день. Но в силу развала старой системы, конечно же, поначалу появится большое поле для деятельности упомянутых вами или еще каких-то людей.

Фото mediananny.com
Пока я вижу, что политические амбиции твердо имеет Юрий Дудь. Если бы он их не имел, он не делал бы тех фильмов, что у него есть, а делал бы другие — с какими-нибудь спортсменами, которых он знает очень много

Однако замечу вот что: персонажи политической волны конца 80-х — начала 90-х были, конечно, демагогами, но при этом они были все-таки образованными людьми, учеными. Будут ли через некоторое время в современной России востребованы образованные люди или на политическую сцену выйдут шоумены типа Жириновского — это большой вопрос. Но в таких ситуациях отличный шанс снять маржу будет у многих других политиков, к примеру, у Навального, если он не сглупит и не продешевит.

Пока я вижу, что политические амбиции твердо имеет Юрий Дудь. Если бы он их не имел, он не делал бы тех фильмов, что у него есть, а делал бы другие — с какими-нибудь спортсменами, которых он знает очень много. Вижу, что имеет амбиции и Егор Жуков, но на «Эхе Москвы» он пока выступает очень слабо, его передача провальная и бездарная. Жуков хорошо выступил на суде, но дальше ничего интересного я от него не видел. Значит, все это у него преходящее.

А у Шнурова?

— Ну вступил Шнур в «Партию Роста» — что эта за партия? Какого роста? Какого выроста? И зачем Шнур связался непонятно с чем? Если ты хочешь делать большую политическую карьеру, зачем идти в эту странную партию? Вон Прилепин сколотил свою партию, почему бы Шнуру не сделать так же?

Фото Дмитрия Резнова
Ну вступил Шнур в «Партию Роста» — что эта за партия? Какого роста? Какого выроста? И зачем Шнур связался непонятно с чем? Если ты хочешь делать большую политическую карьеру, зачем идти в эту странную партию?

«Есть вещи, которые от Кириенко не зависят. История не зависит от политтехнологий»

Может быть, это чревато чем-то серьезным для власти?

— Я думаю, что все эти партии делаются формально и под думские выборы 2021 года. В надежде на то, что движуха в стране к тому времени пойдет вовсю. И тут могут быть два расчета.

Первый заключается в том, что администрация президента, а именно Сергей Кириенко, курирующий партийную тематику, рассчитывает на то, что эти мелкие партии откусят по мелочи избирателей у КПРФ, ЛДПР, у псевдооппозиционных и либеральных партий, которым повезет зарегистрироваться, — для этого готова партия со Шнуром. Таким образом, это делается для того, чтобы никто, кроме партий, которые есть сейчас в Думе, туда не прорвался.

И во-вторых, учитывая сложности с рейтингом «Единой России», важно общипать ее конкурентов — коммунистов и ЛДПР, и таким образом, не мытьем, так катаньем, сохранить единороссам в Госдуме 50 процентов плюс одно место.

А еще есть вещи, которые от Кириенко не зависят, — история ведь не зависит от политтехнологий. Работа Кириенко зависит от решений Путина, и еще раз скажу: после ухода Путина начнется движуха, которая никакими политтехнологиями не определяется и не контролируется. И умный политтехнолог не будет пытаться оседлать новую политическую волну, это невозможно, а попытается плыть либо позади волны, либо переждать ее. Да, профессии политтехнолога и пиарщика будут вновь востребованы, на их улице будет праздник, но иметь реального влияния они не будут. Почему? Потому что эта движуха на 99 процентов будет определяться интернетом, и хотя в политике будут применяться, таким образом, другие приемы, нежели в 1989—1990 годах, но сами по себе эти приемы мало что будут значить.

Фото Максима Платонова
А еще есть вещи, которые от Кириенко не зависят, — история ведь не зависит от политтехнологий. Работа Кириенко зависит от решений Путина

Возьмите пример США: Майкл Блумберг, один из богатейших людей мира — с состоянием 45 миллиардов долларов (по сравнению с которым Трамп — просто средний класс), человек, у которого есть главное информационное агентство США Bloomberg, борется за пост президента и вкладывает в свою кампанию более 400 миллионов долларов. Но оказывается, что вложи Блумберг в дело хоть 5 миллиардов долларов, это не будет иметь значения — какой-то фрик и полусумасшедший коллега по Демократической партии Берни Сандерс одной левой кладет Блумберга на обе лопатки на предварительных выборах. Кладет Блумберга со всей его армией лучших политтехнологов мира. Кроме того, через Блумберга со всеми его политтехнологами легко переступили все другие кандидаты в президенты, у которых вообще нет никаких личных денег. Политтехнологии — это всего лишь деньги, уплаченные нужным людям, и они ни черта не решают.

«Людей раздражает разрыв между богатыми и бедными. Такого нет ни в одной европейской стране»

— Хорошо, тогда какие политические силы и идеи могут взять верх, если Путин уйдет и не будет всем известных партий, а известные люди из того же культурного или медийного пространства окажутся не такими эффективными в политике?

— Гадать тут очень трудно и даже бесполезно, все зависит от очень многих и заведомо не просчитываемых обстоятельств. От того, как будет развиваться в России экономическая ситуация, будет ли экономический кризис, начнется ли в стране сепаратистское движение.

Но если ориентироваться на мировые тенденции, то в России возможен левый поворот, потому что он очевиден и в Европе, и в США, где увеличился разрыв между богатыми и бедными, и людей это раздражает. Если этот разрыв увеличился там, то что говорить о нас — такого разрыва между бедными и богатыми слоями нет ни в одной европейской стране. Поэтому до нас эта волна в каком-то виде должна докатиться, отнять и поделить — это наша добрая традиция. Но в какой форме она проявится в политическом поле, я сказать не рискую. Конечно, возможен и крен в сторону националистической риторики — у нас много проклинают Украину, Прибалтику, где есть фашистская риторика. Но им легко вести такую риторику, у них национализм направлен против России, а против кого национализм будет направлен у нас? Против Америки? Это все изжевано.

Фото kremlin.ru
После ухода Путина начнется движуха, которая никакими политтехнологиями не определяется и не контролируется

А возможен совсем другой вектор с условным Дудем: «Хватит нам изображать городских сумасшедших, давайте перестанем махать по воздуху кулачками, никому не страшными, давайте интегрироваться с Европой и становиться нормальной, открытой страной с открытыми людьми, потому что Россия — это нормальная европейская страна с большими возможностями». Будет ли эта линия условного Дудя популярна у молодого городского класса? Да, отчасти будет, но будет ли она популярна в глубинке, сложно сказать.

— Глубинка хочет справедливости.

— Справедливость будут обещать все — и правые, и левые, и националисты, потому что без этого нельзя. Но что на самом деле может быть реальным — многие будут выступать за то, чтобы страна стала действительной федерацией, а не унитарным государством, как сейчас, поэтому будут возвращены настоящая выборность губернаторов, как в 90-е, и расширение местных полномочий. Трудно представить, чтобы этого не было.

Сергей Кочнев
ОбществоВласть
комментарии 0

комментарии

Пока никто не оставил комментарий, будьте первым

Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров