Новости раздела

Джордан Теодор: «Сыграли с женой свадьбу в Турции, сыграем в США. Почему бы не сыграть и в Казани?»

Интервью нового разыгрывающего УНИКСа

Джордан Теодор: «Сыграли с женой свадьбу в Турции, сыграем в США. Почему бы не сыграть и в Казани?»
Фото: Илья Репин

Казанский баскетбольный клуб начинал сезон с греческим разыгрывающим Вангелисом Мантзарисом, однако в конце прошлого календарного года он покинул УНИКС, так и не вписавшись в схемы обновленной команды. По словам президента клуба Евгения Богачева, в Казани планировали заключить контракт с Коди Миллером-Макинтайром, однако не срослось. И тут на авансцену вышел Джордан Теодор — 30-летний американский баскетболист, признанный в 2017 году лучшим игроком Лиги чемпионов. За свою карьеру Джордан успел поиграть в США, Турции, Пуэрто-Рико, Доминиканской Республике, Франции, Германии, Греции, Италии и вот теперь добрался до России. О том, как быстро он освоился в Казани (уже делает себе здесь татуировки), о драматичной истории любви с супругой-баскетболисткой, соцсетях, собственном лейбле, гражданстве Македонии и многом другом — в интервью Теодора «Реальному времени».

«Люди в первую очередь запоминают победы, но я запомнил именно годы поражений»

— Тебя назвали таким именем из-за Майкла Джордана?

— Это выглядит сумасшествием, но меня так назвал брат. Да, именно он решил, что это имя мне подходит, так как хотел видеть меня в баскетболе. Мама не стала ему препятствовать, и поэтому я — Джордан. Мое полное имя в паспорте: Джордан Майкл Гарольд Теодор.

— Расскажи о месте, в котором ты вырос в США.

— Я из маленького городка в Нью-Джерси. Это Энглвуд в округе Берген. Этот город очень ориентирован на семью. Я мог идти по улице, и если бы меня кто-то обидел, то тут же за меня заступились бы местные жители. Почти все друг друга знали, там была дружная и семейная атмосфера. С другой стороны, там были городские джунгли. Процветала бедность, поэтому спорт, в частности баскетбол, использовался для того, чтобы выжить и иметь шанс на успешное будущее.

Детство было не самым простым временем, моя мама растила нас с братом. Но я с детства связывал свою жизнь с баскетболом. Работал и верил, что все получится.

— Как часто там бываешь сейчас?

— Не так часто, как хотелось бы. Прошлым летом заезжал буквально на пять дней. То есть за весь 2019 год я провел на родине всего пять дней. Кстати, в Энглвуде родились многие известные за пределами США люди. Например, киноактер Джон Траволта.

Я всегда думал, что мне сделать такого, чтобы стать лучше и не проигрывать. Как помочь своей игрой стать команде сильнее. Поражения меня очень сильно задевали, и мне приходилось развиваться

— Ты 12 раз за карьеру менял команды, и одна тенденция прослеживается довольно четко: возвращение в турецкие клубы. Ты 5 раз возвращался туда, причем в разные клубы. Почему именно в Турцию?

— Понятия не имею, как так вышло. Так решил Господь. Я каждый раз просто хотел играть на очень высоком уровне, а в Турции в какой-то момент образовался один из сильнейших чемпионатов Европы, если не сильнейший. Там много классных команд, там предлагали выгодные контракты. Поэтому, наверное, все время и возвращался.

— Какой сезон в карьере запомнился тебе особенно и почему?

— Пожалуй, это было что-то из ранних лет карьеры. Первые три года, когда я играл два сезона в Турции, и один — во Франции. Запомнил эти годы прежде всего потому, что я очень много проигрывал. Очень много. Люди в первую очередь запоминают победы, но я запомнил именно годы поражений, потому что они сделали меня лучше. Я всегда думал, что мне сделать такого, чтобы стать лучше и не проигрывать. Как помочь своей игрой стать команде сильнее. Поражения меня очень сильно задевали, и мне приходилось развиваться. Эти годы меня закалили.

Переход в УНИКС, погода, рост, Македония

— Сейчас у УНИКСа игровая пауза почти в три недели. Расскажи, как проводишь ее.

— Все отлично, у меня была возможность побыть немного дома. Встретился с семьей, провел много времени с женой. Пауза проходит достаточно спокойно, релаксирую по максимуму, привожу мысли в порядок перед следующим игровым отрезком, который будет очень важен и для команды, и для меня лично.

— Как состоялся твой переход в УНИКС посреди сезона?

— Все было достаточно быстро и просто. От Стамбула до Казани всего три часа перелета. Мне хорошо известны возможности УНИКСа, я знал главного тренера Димитриса Прифтиса. Я не был лично знаком только со спортивным директором Клаудио Колдебеллой, но я бывал в Милане, он родом оттуда. Есть ребята, которых я знаю и которые хорошо отзывались об этой организации и кое-что мне подсказали. Я рад, что казанский клуб вышел именно на меня с этим предложением и что в итоге контракт был подписан.

— Тяжело ли было перестроиться после жизни в теплой Турции на Россию?

— Нет. Конечно, в Казани погода своеобразная для меня, но когда я увидел командный ростер УНИКСа и узнал, какую команду хочет построить Прифтис, то вопрос погоды вообще не имел никакого значения.

Я всегда могу делать свою работу. И против центровых в «краске», и против защитников. Да, все хотят быть выше, но я доволен своим ростом

— Ты знаешь, что нынешняя зима — самая теплая за очень многие годы в нашей стране? Как ее воспринял?

— Тут все постоянно об этом говорят. Но мне все равно холодно (улыбается).

— В твоем «Твиттере» указано, что ты представитель сборной Македонии. Как так вышло, ведь ты никогда не играл в этой стране?

— Одно лето я там все-таки сыграл, но на уровне сборных. Это был 2017-й год, как раз после сезона в турецком «Бонвите», когда меня признали лучшим игроком Лиги чемпионов. Да, у меня до сих пор есть гражданство Македонии, но вряд ли когда-то я буду снова играть там. Мы очень разные с этой страной.

Я оказался там, потому что они набирали американских игроков, которые помогли бы сборной Македонии. В тот сезон мне поступало очень много предложений от самых разных национальных команд, чтобы меня натурализовали, и я помогал им. Но у меня есть друг Боб Маккелан, который дал мне совет ехать именно в Македонию. Я ему доверился на тысячу процентов и сделал свой выбор в пользу этой сборной.

В итоге я провел за македонцев несколько игр в течение того лета. Они делали предложения о натурализации очень многим игрокам. Среди них было много защитников. Сейчас за них играет, например, Ричард Хендрикс.

— Ты довольно небольшого для баскетбола роста (183 см, — прим. ред.) и сейчас самый низкий баскетболист УНИКСа. Доставляло ли это когда-либо проблемы и как твой рост учитывается при переходах?

— Нет, никаких проблем. Я всегда могу делать свою работу. И против центровых в «краске», и против защитников. Да, все хотят быть выше, но я доволен своим ростом. Он мне нравится.

Против «Галатасарая» было непросто, соперник силен, но какую-то часть ответственности за то поражение я должен взять и на себя. Я повредил ногу и не сыграл на том уровне, на котором могу

— Тот отрезок, который ты провел, играя за УНИКС, назовешь скорее положительным или отрицательным? Были приятные победы, вроде классного матча в Питере. Но были и поражения от «Монако» и «Химок» дома, а также от «Галатасарая» в гостях.

— Это баскетбол, здесь все меняется. Мы провели замечательную игру против «Зенита» в гостях, но против «Монако» дома так не смогли, так как вышли несконцентрированными. Видимо, не настроились на соперника должным образом и не показали того, что можем. УНИКС должен их обыгрывать на своей площадке, но теперь в гостях с «Монако» в начале марта проблем с настроем не будет.

Против «Галатасарая» было непросто, соперник силен, но какую-то часть ответственности за то поражение я должен взять и на себя. Я повредил ногу и не сыграл на том уровне, на котором могу. Во второй половине встречи у меня уже начало что-то получаться, но этого уже было недостаточно для победы.

Вопросы побед и поражений во многом зависят от баскетбольного бога.

«Свадьбы — это мероприятия не для мужчин, а для женщин»

— Вы с супругой достаточно активные пользователи соцсетей. При этом твой нынешний инстаграм-аккаунт создан лишь в июне 2019 года…

— Нет, я давно там зарегистрирован. Просто удаляю свои старые фото. Я всегда так делаю. Обожаю «Инстаграм» — там много классных фото и видео из жизни моды и баскетбола. Мне нравится с помощью него общаться с болельщиками. Я люблю свою жену и посвящаю ей большую часть своего аккаунта. Мне нравятся шутки, которые бывают в соцсетях. Сейчас без них невозможно представить нашу жизнь.

— Из постов видно, что твоя супруга находится в положении. Когда она должна родить?

— В конце апреля — начале мая. У нас будет девочка Лила.

— Вы поженились прошлым летом?

— Да. Завершился очень длинный сезон в Турции. Мне нужно было выкроить время на свадьбу, но еще при этом и потренироваться. Моя семья была далеко, в США. Но семья моей супруги была в Турции, поэтому мы решили там и сыграть свадьбу. Я хотел воплотить ее мечту в реальность. Ведь все же знают, что свадьбы — это мероприятия не для мужчин, а для женщин (смеется).

Моя супруга, как и я, профессионально играет в баскетбол. Долго выступала за турецкий «Бешикташ»

— Как долго встречались? Расскажи какую-нибудь замечательную историю ваших отношений.

— Я познакомился с женой в 2012 году. Мы впервые увиделись в ночном клубе. Я сказал ей: «Привет, красотка!» А она со мной вообще не разговаривала. Я был пьян в ту ночь. И, кажется, поздоровался со всеми женщинами в том клубе. И, кажется, она заметила это. Поэтому не общалась со мной.

Моя супруга, как и я, профессионально играет в баскетбол. Долго выступала за турецкий «Бешикташ». Тренер моей турецкой команды, за которую я тогда выступал, знал тренера клуба, за который выступала моя будущая жена. И я сказал ему: «Вот увидишь, я женюсь на ней!» Правда, потом мы никогда с ним не вспоминали этот разговор. И вот, в этом сезоне я начинал играть в «Бешикташе». И наша раздевалка была расположена там же, где раньше и женская. Как думаете, какое место я занял? Там, где сидела моя жена.

После той истории в ночном клубе мы почти четыре года не общались, однако позже я вернулся в Турцию. И она сама подошла ко мне. Получилась ситуация, противоположная той, когда я подходил к ней. Я обедал с ее подругой и попросил позвонить ей. Подруга поставила ее на громкую связь, и я говорю: «Если ты сейчас придешь к нам на обед, то я подпишу контракт с твоим агентом». Она пришла. Но контракт с агентом я так и не подписал, немного соврал. Зато с тех пор мы были вместе.

— Сколько человек было на вашей свадьбе?

— Двести. В основном ее друзья. Может быть, максимум сорок человек было с моей стороны. Но мы обговорили этот момент, что сыграем свадьбу сначала в Турции, а затем в 2020 году — в США. Мы запланировали торжества на начало августа, когда уже родится ребенок.

— Можно ведь сыграть еще одну свадьбу в Казани…

— Почему нет? Надо познакомиться с вашими традициями. Я готов пойти на это, только если в Казани летом тепло и можно ходить без курток.

Мы, спортсмены, очень занятые люди. Тренировки почти всегда два раза в день. Здорово, что со мной рядом любимая жена

Твоя жена все время была яркой блондинкой, однако недавно она сменила имидж, стала темненькой, и теперь ее совсем не узнать. С чем связаны такие изменения?

— Совершенно верно, более десяти лет она была блондинкой. Но сейчас она вернулась как раз к своему натуральному цвету волос. И он мне нравится! Это именно я хотел, чтобы она вернулась к натуральным волосам. Прежде всего, из-за вопросов здоровья. Но еще и потому, что я никогда не видел ее с таким цветом волос. Я должен был это увидеть. Можно сказать, что я не просто одобряю ее поступок, а именно я его и инициировал. И это круто.

Кстати, она очень нервничала, так как привыкла быть блондинкой. Она не знала, как будет выглядеть, так как с натуральным цветом волос ходила очень давно. Не знала, как это оценят окружающие люди. Но я ее успокоил и убедил. Теперь в вашей стране думают, что она русская (смеется).

«Каждый день думаю о том, чтобы запустить собственный бренд одежды»

— Расскажи о своих двух месяцах в Казани. Что первым бросилось в глаза в этом городе?

— Мы, спортсмены, очень занятые люди. Тренировки почти всегда два раза в день. Здорово, что со мной рядом любимая жена, которая мне готовит, поэтому я редко куда-то выбираюсь поесть. В основном мы любим встречаться с одноклубниками у кого-то дома и играть в видеоигры.

Однако если что-то мне нужно в Казани, начиная от ресторанов и магазинов и заканчивая тату-мастером, то наш капитан Джамар Смит мне подскажет. Все это тут в изобилии, и выбрать есть из чего. Джамар в Казани играет третий год и уже все изучил, все знает. Он помогает.

— Что ты первым делом рассказал о России своим турецким и американским друзьям, которые здесь никогда не были?

— Здесь прекрасно. Я знаю Эндрю Гаудлока, который тут поиграл. Спрашивал у него про Казань, но он был в столице Татарстана много лет назад, когда город еще не был таким современным, как сейчас. Он говорил честно, что делать здесь было особо нечего. Я тоже думал, что приеду сюда и будет холодно, скучно, будет некуда пойти. Но я приехал и увидел множество ресторанов, развлечений. Ну а с холодом помогает справиться баскетбол — здесь шикарная арена «Баскет-холл» в самом центре города. Тренироваться и играть на ней — сплошное удовольствие.

Многие татуировки у меня еще со времен университета. Есть имя матери, дедушки, бабушки. Есть и фото моей мамы. Есть посвященное нашей свадьбе с супругой. Я люблю татуировки, с этим ничего не поделать

— Эррик Макколлум рассказывал, что для него основная проблема в Казани — это незнание русского языка, из-за этого иногда возникают очень серьезные проблемы. Ты согласен с ним?

— Да, это проблема. Но спасибо Богу за гугл-переводчик. В любом новом месте, где ты не знаешь языка, он всегда спасает. А на английском говорит не так много людей в Казани и даже в нашем клубе, поэтому приходится подстраиваться.

— Также Мак говорил в своем интервью, что в России чувствует себя безопаснее, чем в США. Там гораздо легче владеть оружием и применить его в общественном месте. А здесь он даже не думает об этом.

— Жизнь идет своим чередом. Люди всегда думают о своей безопасности и о том, что происходит вокруг. Мне в Казани очень комфортно в этом плане, комфортно в УНИКСе. Лично я о таких вещах совсем не думаю.

— Расскажи о своих татуировках.

— Их много. Первая моя татуировка — это семейный портрет. Тут и мои родные братья, и мои двоюродные. В местах, где я вырос, у многих есть такая тату. Позже я набил имена моих племянников. На спине у меня набит мой родной город Энглвуд. Многие татуировки у меня еще со времен университета. Есть имя матери, дедушки, бабушки. Есть и фото моей мамы. Есть посвященное нашей свадьбе с супругой. Я люблю татуировки, с этим ничего не поделать.

Кстати, я успел набить себе тату уже и в Казани. Это только начало рисунка. Что тут будет — пусть останется сюрпризом. Приходите на игры УНИКСа и увидите конечный вариант.

— Волейболист «Зенита-Казань» Эрвин Нгапет недавно выпустил полноценный рэп-альбом. Ты тоже похож на рэпера. Пробовал читать или писать музыку?

— Я люблю музыку, но вряд ли я стал бы рэпером. Я слушаю самые разные направления — и классическую, и ритм-энд-блюз, и рок. У меня есть друзья-рэперы, но у меня никогда не было мысли записать свой альбом. Я больше специалист по моде. Вот свой лейбл я бы запустил. Я думаю каждый день о том, чтобы запустить собственный бренд одежды: футболки, шорты, кепки. Это был бы очень современный лейбл. Если обратишь внимание, то я всегда на стиле и стараюсь одеваться модно.

Чтобы быть мной, тебе нужно иметь большие требования к себе. Поэтому лучше не становись мной, а будь собой, в своих туфлях и свитере

О Кобе Брайанте, Флойде Мэйвезере и самом веселом баскетболисте УНИКСа

— Недавно трагически погиб Кобе Брайант. Расскажи какую-то историю, связанную с легендой НБА.

— Это ужасно грустно. До сих пор трудно в это поверить. Мы с УНИКСом как раз были в аэропорту после игры в Санкт-Петербурге, и все были в шоке. Я рос на играх Майкла Джордана и Кобе Брайанта. Они внесли огромный вклад в наше развитие и как игроков, и как личностей. Кобе был культовой для НБА персоной, его карьера и в баскетболе, и за его пределами была невероятной. Многим еще предстоит осознать масштаб его личности. Грустно осознавать, что в катастрофе погибла и его дочка, которая унаследовала все таланты Брайанта. Возможно, даже больше. Это невероятная потеря, о которой непросто даже говорить вслух.

— 18 февраля ты написал в «Твиттере»: You can’t walk in my shoes.... and you can’t fit in this sweater..... («Ты не сможешь ходить в моих туфлях и не сможешь влезть в мой свитер», — прим. ред.). Давай разберем, откуда появилась эта фраза и почему.

— Это цитата из рэпа, который я слушаю. Здесь говорится о том, что мои туфли будут хорошо выглядеть только на мне. Они классные, но на тебе они не будут выглядеть так классно, как на мне, поэтому ты не сможешь в них ходить. То же и про мой свитер. Это философия в чистом виде, завуалированное обращение. Чтобы быть мной, тебе нужно иметь большие требования к себе. Поэтому лучше не становись мной, а будь собой, в своих туфлях и свитере.

— Также недавно ты писал в «Твиттере» про великого американского боксера Флойда Мэйвезера. Расскажи, что тебя привлекло из последних его поступков и как в целом ты к нему относишься?

— Просто совсем недавно я смотрел его новое интервью. Флойд — легенда. Я написал твит с отсылкой к его словам о деньгах. Мне нравится в Мэйвезере его честность. Он столько заработал, столько всего добился, и он по-прежнему честен с людьми, он остается культовой спортивной личностью и примером для многих людей, независимо от их возраста.

— Недавно ты принял участие в клубном видео «Что в моей сумке» и сказал там такую фразу: «Мне эта сумка нравится, а вот моей жене не очень». Почему твоей жене не нравится эта сумка?

— Она очень дорогая. Она ненавидит тратить деньги и не любит, когда я трачу много денег на какие-то конкретные вещи.

— В видео ты также сказал, что в твоем макбуке много фильмов. Какое кино предпочитаешь?

— Я люблю олдскульное, старое доброе кино. Например, «Бумеранг» или «Семья напрокат».

— Какие сериалы посоветуешь посмотреть?

— Обязательно — «Викинги». Еще меня зацепил сериал «Сотня». Он очень классный и необычный.

— Есть ли в УНИКСе какая-то процедура посвящения для новых игроков? В футбольном «Рубине» новички поют песни…

— Нет, ничего такого меня не просили сделать. Тем более что меня хорошо знало большинство нынешних игроков казанской команды. Знают, что я представляю собой и на площадке, и за ее пределами.

— Кто в нынешнем составе УНИКСа самый веселый? Кто поднимает всем настроение?

— Надеюсь, что я, так как все еще новенький в команде. Но если спросить других ребят, то, думаю, назовут или меня, или Эррика Макколлума.

— Некоторые первым делом называют Джамара Смита…

— Нет. Сначала — я, потом — Эррик. Джамар чуть-чуть отстает от него.

Андрей Лопата, фото Ильи Репина
СпортБаскетбол Татарстан
комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 25 фев
    Удачи ему в команде! Результативных игр
    Ответить
  • Анонимно 25 фев
    На актёра из Голливуда похож, не припоминаю только на какого
    Ответить
  • Анонимно 25 фев
    Свадьба-то этотофициальное заявление того, что вот, женюсь, что ответственный.
    Ответить
  • Анонимно 25 фев
    Неплохо Теодорчик вписался, уж точно лучше Мантзариса, но в перспективы УНИКСа в этом сезоне все равно не очень верится
    Ответить
  • Анонимно 25 фев
    Спасибо
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров