Новости раздела

Ильсияр Тухватуллина: «Законодательство в части нематериального наследия находится в зачаточном состоянии»

В Казани обсуждают проблему сохранения культурного кода города

Ильсияр Тухватуллина: «Законодательство в части нематериального наследия находится в зачаточном состоянии»
Фото: Ринат Назметдинов

В эти дни в Казани проходит форум «Модель идентичности города». Главной его темой стало сохранение нематериального наследия — уникального культурного кода города. В отличие от Европы, российское законодательство в этой части пока находится в зачаточном состоянии, а его первое масштабное обсуждение начнется с площадки, развернувшейся сегодня в столице Татарстана. Подробно о проблемах сохранения нематериального культурного наследия «Реальному времени» рассказали главный архитектор Казани Ильсияр Тухватуллина и профессор МАРХИ Алексей Крашенинников.

«Еще десять лет назад в Казани каждая четвертая крыша текла»

На площадке форума «Модель идентичности города» собрались более 120 участников. Среди них — архитекторы, художники, урбанисты и другие специалисты и эксперты из десяти российских регионов и нескольких зарубежных стран. Форум продлится до 9 февраля, старт ему дал мэр Казани Ильсур Метшин:

— Радует, что мы дошли до обсуждения таких проблем, как идентичность и нематериальное наследие наших городов. Еще десять лет назад, когда в Казани каждая четвертая крыша текла, половина лифтов в домах была на грани остановки, были плохие дороги, сама идея проведения такого форума показалась бы как минимум странной. Но сейчас Казань при поддержке федерального центра и президента нашей республики приведена в порядок. И появился вопрос — что нужно строить в ближайшие 20 лет? Что должно быть приоритетом для наших архитекторов, дизайнеров общественных городских пространств? Нужно ли кого-то копировать или нужно пытаться сохранять свою индивидуальность? Уверен, что обсуждение, которое состоится на нашем форуме, важно для многих российских городов, — сказал мэр.

В понятие нематериального культурного наследия, по определению ЮНЕСКО, включаются «обычаи, язык, знания и навыки, связанные с ними инструменты, предметы, артефакты и культурные пространства, признанные сообществами или отдельными лицами в качестве части их культурного наследия». Три дня эксперты будут обсуждать законодательство в этой части и попытаются обдумать способы закрепления нематериального наследия в юридических документах.

На площадке форума «Модель идентичности города» собрались более 120 участников. Среди них — архитекторы, художники, урбанисты и другие специалисты и эксперты из десяти российских регионов и нескольких зарубежных стран

«Реальное время» расспросило об этом главного архитектора Казани Ильсияр Тухватуллину и профессора МАРХИ Алексея Крашенинникова.

«У застройщика, архитектора, девелопера должен быть доступ к мягким рекомендациям в отношении нематериального наследия»

— Какова ситуация с российским законодательством в части сохранения нематериального наследия и реально ли вообще регламентировать такие «тонкие» материи?

Ильсияр Тухватуллина: Пока законодательство в части нематериального наследия находится в зачаточном состоянии. Это первый разговор подобного масштаба [в нашей стране] на эту тему. В рамках форума мы будем обсуждать, каким образом его зафиксировать, а уже летом, я надеюсь, будут какие-то результаты.

На мой взгляд, жестко регламентировать такие вещи будет очень сложно и, может быть, и не нужно. Но доступ к каким-то мягким рекомендациям, который будет у любого застройщика, архитектора, девелопера, нужен. Понимание формы, скорее всего, появится уже на третий день работы форума, но уже сегодня у нас пройдет юридический блок, посвященный этому вопросу. Но в целом, повторюсь, этот разговор только начинается.

— Даже если учесть то, что мы пока находимся в начале пути, наблюдаете ли вы какие-то противоречия между регулированием в регионах и на федеральном уровне?

Алексей Крашенинников: Пока нет даже самого предмета, но есть проблема. Охрана памятников начиналась с того, что мы находили уникальные объекты и говорили, что их надо охранять. Со временем появилась зона охраны. А в данный момент вся Европа уже перешла к третьей стадии, когда вся ее территория — это культурный ландшафт. У такого объекта есть и более, и менее важные части, но каждый раз нам необходимо оценивать: повышаем мы своей новой деятельностью его культурную составляющую или же понижаем.

С нематериальным наследием то же самое: сначала мы выясняем места — где-то, к примеру, вкусная пицца, где-то люди ходят в национальной одежде. Это начальный момент истории. Потом мы говорим о том, что люди, которые разрисовывают гаражи, — они тоже являются нашей историей, они оставляют в ней след. За этим встает вопрос интеграции совершенно разных сторон, и в этом вся проблема — для этого пока не существует законодательного инструментария.

Алексей Крашенинников: «Профессия архитектора заключается в том, чтобы выявлять, проявлять интерес и снимать конфликтность. В этом его уникальная позиция». Фото krasnodarmedia.su

И.Т.: Добавлю от себя, что противоречий нет, поскольку разговор только начинает формироваться.

«Говорить о памяти, а не об экономии на плитке»

— То есть с сегодняшнего форума в нашей стране наконец начинается диалог о нематериальном наследии?

А.К.: Пожалуй, да. Особенно на таком уровне. Я сейчас скажу принципиально важную вещь: об этой проблеме говорят много разных специальностей, но технически и по факту только архитекторы являются суммирующим элементом. Это сравнимо с дирижером в оркестре. Каждый инструмент важен, но кто-то должен собрать их воедино.

Профессия архитектора заключается в том, чтобы выявлять, проявлять интерес и снимать конфликтность. В этом его уникальная позиция. Если мы правильно расположим этих людей в организационном плане, это будет очень здорово.

Это не случайное заявление. У меня есть много литературных источников, которые свидетельствуют о том, что все эти разговоры не имеют смысла без архитектора. Нам следует правильно организовать деятельность, чтобы повысить статус этой профессии. А она сейчас в ужасном состоянии. Она совсем не там, где должна быть, и поэтому все социальные вопросы просто пролетают мимо. Человек, который должен за это отвечать, просто отсутствует в системе.

В понятие нематериального культурного наследия, по определению ЮНЕСКО, включаются «обычаи, язык, знания и навыки, связанные с ними инструменты, предметы, артефакты и культурные пространства, признанные сообществами или отдельными лицами в качестве части их культурного наследия». Фото tatar-inform.ru

И.Т.: В этом смысле архитектор в Европе — абсолютный авторитет, которого беспрекословно слушаются. Обычно то, что он говорит, не обсуждается. Во всяком случае, его позиция не подвергается такой критике, как у нас. У нас архитектор может сделать очень хорошие вещи, но заказчик не понимает, меняет идею, затем застройщик вносит свои изменения, и в итоге мы получаем совершенно другой продукт. В Европе это невозможно.

— А где, на ваш взгляд, берет свое начало такое отношение к архитектору в нашей стране?

А.К.: Это наследие советской власти. В нормальной практике архитектор выступает как представитель заказчика. Он похож на врача или юриста — он знает, как здорово все решить в интересах заказчика. В советское время архитектора с этой позиции убрали. На его место встали строительно-монтажные организации и управление капитального строительства.

Это люди, которые являются менеджерами. Как только мы даем менеджерам право решать, тут же возникают проблемы, связанные с оптимизацией стоимости — больше квадратных метров и подешевле. Когда мы говорим о ценности, то приятно работать с частным клиентом, который говорит, что ему важно, чтобы на выходе получилось что-то, что останется в память его детям, а не об экономии на плитке.

— Но ситуация меняется в лучшую сторону?

И.Т.: В Казани однозначно меняется.

А.К.: И в целом в стране, к счастью, тоже. Архитекторов начали замечать и брать их на ведущие позиции, что очень важно.

1/23
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
Лина Саримова, фото Рината Назметдинова
Недвижимость Татарстан
комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 08 фев
    Самое интересное, на фото нет молодых лиц, тех для кого все и создаётся и сохраняется!
    Ответить
    Анонимно 08 фев
    на фото лица тех кто хочет беспрекословного подчинения - как сказано в тексте... начинается эпоха диктатуры архитекторов над строителями
    Ответить
    Анонимно 08 фев
    Не диктатура "архитекторов", а диктатура заказчика (богатого человека, обладающего "свободными" денежками) над "архитекторами".

    А так по существу Вы правы - "архитектор" должен "беспрекословно подчиняться" заказчику - будь то чиновник или частное лицо.
    Ответить
    Анонимно 08 фев
    "Молодые" ныне это "лица" до 45 лет.
    Хотя и таких на форуме действительно маловато - молодежь хочет Свободы, а профессия архитектора очень зависимая профессия, зависимее профессии актёра.
    Ответить
    Анонимно 08 фев
    такие "зависимые" способны создать бессмысленные регламенты о том, что нельзя измерить, - страсть к запретам у рабов выше чем у хозяев - доказано историей
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров