Новости раздела

Володин vs «жилищные рейдеры»: в России запретили микрозаймы под залог жилья

Впрочем, проблема остается в теневом рынке, где в долг дают физлица и тоже под залог недвижимости

Володин vs «жилищные рейдеры»: в России запретили микрозаймы под залог жилья Фото: duma.gov.ru

Госдума в третьем и окончательном чтении приняла законопроект Володина — Матвиенко о запрете выдачи потребительских микрозаймов под залог жилья. По мнению авторов документа, он пресечет волну «жилищного рейдерства», когда недобросовестные микрофинансовые организации нарочно выдают такие кредиты с целью отнять квартиру. Но у инициативы с ужесточением деятельности МФО есть и обратная сторона: рост теневого рынка, где микрозаймы под залог недвижимости выдают физлица. Эксперты в разговоре с «Реальным временем» поддержали новые поправки, но отметили, что проблему они полностью не решают: те же кредиты может выдавать теперь и руководитель МФО как частное лицо. Причина — в юридической безграмотности населения, считают юристы. Ситуация усугубляется на фоне надувания «пузыря потребкредитования» и роста банкротств, в том числе в Татарстане.

Что за закон и как он будет защищать граждан от мошеннических схем

24 июля 2019 года Госдума РФ на пленарном заседании в третьем и окончательном чтении приняла поправки в два федеральных закона — «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию террористов» и «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организаций». И целый ряд других, «ужесточающих требования к микрофинансовым компаниям и дополнительно усиливающих защиту граждан от возможного мошенничества в данной сфере», как отмечается на сайте Федерального собрания. В пояснительной записке к законопроекту, разработанному комитетом Госдумы по финансовому рынку, авторы пишут, что он направлен на «предотвращение неправомерных действий в отношении граждан при осуществлении микрофинансовой деятельности».

Для этого вводится сразу несколько поправок. Во-первых, предоставляющие всем видам МФО дополнительные возможности по индентификации клиентов (в случае «получения займов неустановленными лицами с использованием данных третьих лиц»), пользуясь и государственными информационными системами в том числе. По словам спикера Госдумы РФ Вячеслава Володина, эта поправка должна пресечь получение займов мошенниками с помощью чужих паспортных данных.

24 июля 2019 года Госдума РФ на пленарном заседании в третьем и окончательном чтении приняла поправки в два федеральных закона — «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию террористов» и «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организаций»

Во-вторых, ужесточаются требования к деловой репутации, квалификации менеджмента и владельцев микрокредитных компаний по аналогии к таким же требованиям к МФО (в частности, устанавливается требование к размеру собственного капитала микрокредитной компании в 5 млн рублей, тогда как было всего 10 тыс. рублей!). Но повышение капитала будет поэтапным, по 1 млн рублей в год до 2024 года.

Согласно третьей поправке — «в целях защиты неквалифицированных инвесторов», минимальная сумма займа, которую микрофинансовая компания вправе получить от инвестора-физического лица, увеличивается в два раза — до 3 млн рублей.

Вячеслав Володин: запрет залога жилья должен пресечь «жилищное рейдерство»

И наконец четвертое и главное: в целях предотвращения мошенничества в отношении принадлежащих гражданам жилых помещений предлагается установить запрет на заключение МФО договоров потребительского займа с физическими лицами, исполнение обязательств по которым обеспечено залогом принадлежащего им или иному физлицу жилого помещения. Запрет выдачи потребительских микрозаймов под залог жилья — в ГД считают «ключевой новеллой».

По словам Володина, «недопустимо, когда человек теряет свое единственное жилье из‑за незначительного по сравнению с его стоимостью микрокредита», и новые поправки позволят «пресечь охватившую регионы волну жилищного рейдерства». Отдельно в нижней палате парламента отметили, что новый закон «расширяет регулятивные функции Банка России в отношении микрофинансовых организаций».

По словам Володина, «недопустимо, когда человек теряет свое единственное жилье из‑за незначительного по сравнению с его стоимостью микрокредита»

Почему у ужесточения деятельности МФО есть обратная сторона

Закон, принятый в третьем чтении, теперь должен пройти Совет федерации, должен быть подписан президентом РФ и опубликован, после чего через 30 дней вступает в силу. Под ним уже стоят подписи не только авторов поправок (включая Владимира Жириновского), но и спикера Госдумы РФ Вячеслава Володина и главы Совфеда Валентины Матвиенко — так что вероятность одобрения законопроекта в СФ почти стопроцентная. Тем более что инициаторами самого законопроекта изначально выступили Матвиенко и Володин.

Впрочем, первым, кто озвучил необходимость в ужесточении контроля за МФО, стала глава ЦБ Эльвира Набиуллина: еще в апреле этого года она предлагала запретить таким организациям выдавать займы под залог жилья. Матвиенко идею тогда поддержала: «Человек, когда находится в тяжелейшей финансовой ситуации, он не читает, он не думает, ему срочно надо решить эту проблему. Люди просто без жилья остаются, единственного жилья, а там дети, семьи. Надо просто ввести на это запрет». В законопроекте Володина — Матвиенко, однако, не нашлось места для двух других радикальных идей Набиуллиной, предлагавшей также поднять штрафы с 500 000 до 2 млн рублей и ввести уголовную ответственность.

С другой стороны, некоторые депутаты Госдумы заявляют, что будут добиваться полного запрета деятельности МФО в стране — на это эксперты смотрят скептически: число МФО и так сократилось за 8 лет с 7 до 2 тысяч, но услугами их пользуются 7 млн россиян. Зато ужесточение деятельности привело к активизации «черного рынка услуг»: «место стертых с рыночного поля МФО заняли физлица, предлагающие деньги в долг».

Первым, кто озвучил необходимость в ужесточении контроля за МФО, стала глава ЦБ Эльфира Набиуллина: еще в апреле этого года она предлагала запретить таким организациям выдавать займы под залог жилья

«Банки ужесточили требования к заемщикам, но потребность населения в займах не исчезла»

Слухи и факты о том, что микрофинансовые организации все чаще и активнее входят на рынок недвижимости, предлагая микрозаймы под залог квартир, появились в конце 2017 — начале 2018 года. Конечно, далеко все МФО и тогда и сегодня можно считать нечистоплотными, но именно последние пользовались ради достижения своих целей юридической безграмотностью населения (эксперты считают, что не более 15% заемщиков внимательно читают договоры и изучают документы).

Скандальным стал случай с историей семьи Юлии Каплун: ее с тремя маленькими детьми выселяла из единственного жилья компания «Центр займов 365» — все потому, что мать Юлии ранее взяла в МФО заем в размере 1,35 миллиона рублей под залог квартиры. Весной прошлого года Павел Медведев (на тот момент финансовый омбудсмен) отмечал, что в МФО есть «изощренные способы накруток», и хотя до 60% клиентов микрозаймы стараются вернуть в короткий срок, в некоторых МФО нарочно на первые дни устанавливают высокие ставки.

В то же время находились и сторонники МФО, указывающие их на целевую аудиторию, которой они помогают выживать: «банки серьезно ужесточили требования к заемщикам, однако потребность населения в заемных средствах не исчезла». А проблема связана скорее с нелегальными участниками финрынка (исключенными из реестра ЦБ). Занять в МФО под залог недвижимости можно и сегодня под 3—7% в месяц, пакет документов небольшой (паспорт, документы на право собственности, справки из БТИ, о количестве зарегистрированных жильцов и об отсутствии обременений) — выдадут за пару дней. В среднем клиент может рассчитывать на кредит до 1 млн рублей — при залоге, стоимостью не менее 2 млн. Впрочем, и тогда и сейчас есть маленькое «но»: отнять именно «единственное жилье», уверяют юристы, кредитор теоретически не может.

Занять в МФО под залог недвижимости можно и сегодня под 3—7% в месяц, пакет документов небольшой (паспорт, документы на право собственности, справки из БТИ, о количестве зарегистрированных жильцов и об отсутствии обременений) — выдадут за пару дней. Фото aizen-tt.livejournal.com

Коснется ли «взрыв пузыря потребкредитования» Татарстана

В Татарстане ситуация сложилась аналогичная. Так, в столице РТ можно найти несколько организаций, предлагающих займы под залог недвижимости. В зависимости от компаний, есть предложения займа от 100 тыс. до 15 млн рублей по ставке 3—6% на срок от 30 до 1095 дней, от 100 тыс. до 2 млн рублей по ставке 3—7% на срок от 90 до 730 дней и даже от 50 тыс. рублей по ставке 3—7% на срок от 30 до 365 дней.

Конечно, статистика закредитованности татарстанцев связана не только с деятельностью МФО или МКК (большей частью она связана с выходом закона о личном банкротстве в октябре 2015 года), но в к июню 2019 года стало известно, что в РТ число банкротств физлиц выросло на 70% по сравнению с прошлым годом (с 392 до 661 человек).

По России трудности по выплате кредитов испытывают уже 60% клиентов: «чрезмерно закредитованы более половины граждан, а более трети — вовсе не стоило давать взаймы». У двух третей клиентов именно МФО имелись трудности с выплатами. Министр экономразвития Максим Орешкин на ПМЭФ даже заявил о возможной рецессии в 2021 году из-за высокого темпа роста необеспеченного потребительского кредита — в результате чего чуть не поссорился с Центробанком, где так не считают. Орешкин же всего пару дней назад предсказал «взрыв пузыря потребкредитования» через два года, обвал ВВП из-за этого на 3% и полномасштабный кризис. По его данным, к настоящему моменту треть займов была выдана людям, у которых платеж по кредитам превышает 60% ежемесячного дохода, а прирост кредитной задолженности в последние два года составил 25% в год (в 2018 году она выросла на 1,8 трлн рублей).

Максим Орешкин пару дней назад предсказал «взрыв пузыря потребкредитования» через два года, обвал ВВП из-за этого на 3% и полномасштабный кризис

«Сегодня есть практика, когда дают в долг физические лица — и тоже под залог недвижимости»

Анвар Айнутдинов, арбитражный управляющий, занимающийся в том числе банкротством физических лиц, вспомнил в беседе с корреспондентом «Реального времени», что в его практике был минимум один случай, когда соответствующий заем был выдан микрофинансовой организацией под жилье. Как следствие — пенсионерка осталась без жилья.

— Потому что в соответствии с нынешним законом, если имущество является предметом залога, оно и реализуется в рамках конкурсного производства. Сейчас, если брать закон о банкротстве, то в рамках реализации имущества банкрота-физического лица, есть, конечно, возможность сохранить жилье: после 28 декабря 2018 года появилось постановление Пленума Верховного Суда РФ, согласно которому теперь новый порядок формирования конкурсной массы у физических лиц. На его основании, если залогодержатель на процедуру банкротства не заявляется, то право залога утрачивается и жилье не подлежит реализации. Но это исключение из правил, потому что 90% заявляют свои требования по процедуре банкротства, — отметил арбитражный управляющий.

Однако Айнутдинов полагает, что заслон, который поставит новый закон перед МФО, необязательно прекратит практику выдачи микрозаймов под жилье. Процесс просто перейдет на договоры займа физлиц:

— Уже сегодня есть практика, когда дают в долг физические лица — и тоже под залог недвижимости. Условно говоря, руководитель микрофинансовой организации может дать в долг как физическое лицо под залог жилья, так как ограничений касательно физлиц пока нет. С юридической точки зрения, МФО же без разницы, кто долг выдает — сама организация или физическое лицо. Сам закон я все равно считаю правильным. Когда заем небольшой, а проценты и штрафы большие, то должники лишаются залогового жилья. Это неправильно, — полагает он.

Анвар Айнутдинов полагает, что заслон, который поставит новый закон перед МФО, необязательно прекратит практику выдачи микрозаймов под жилье. Процесс просто перейдет на договоры займа физлиц

«Люди не всегда понимают спефицику МФО и кабальность условий»

Андрей Набережный, руководитель проектов Московской коллегии адвокатов «Яковлев и партнеры», напомнил, что по общему правилу процедуры банкротства физических лиц если у клиента жилье «единственное», с ним фактически ничего не могут сделать: если вы начинаете банкротить физическое лицо, банк или МФО выселить из квартиры — единственного жилья — заемщика не смогут.

— С другой стороны, новый запрет направлен на то, чтобы исключить попытки выдачи не просто займов, а микрозаймов с целью забрать потом жилье заемщика. Люди не всегда понимают спефицику МФО и кабальность условий. И прежний законопроект давал фактически карт-бланш МФО на выдачу кредитов с целью последующего изъятия жилья, — рассказал юрист «Реальному времени».

Но и Набережный полагает, что хотя новым законом формально МФО будут, конечно, ограничены, это не помешает им под видом отдельных МФО («я сейчас говорю именно о недобросовестных МФО, а не тех игроках рынка, которые действительно законопослушно занимаются этим видом бизнеса») предлагать какие-то иные виды услуг, в частности, заключения договора займа с физическим лицом, а не организацией. В любой ситуации можно найти лазейку. Проблема, согласен он, в низком уровне юридической безграмотности населения, но и ее так просто не решить.

Почему Роспотребнадзор не может сегодня проконтролировать все договоры займа

— Законодатель пытается бороться с этим, но делает это специфически. Запрещая, например, публиковать мелким шрифтом договора займа — но проблему это не решает: человеку и обычном шрифтом можно написать условия договора, но если он не знает, как это действует, он, конечно, никогда не поймет. На мой взгляд, государству нужно ввести понятный алгоритм по кредитным организациям, чтобы человеку условия договора объясняли на понятном, «человеческом» языке. А контроль поставить за Роспотребнадзором. Роспотребнадзор, конечно, и сейчас осуществляет деятельность по контролю. Но это ему сложно сделать, к примеру, когда физлицам навязывают страховки. Самая распространенная ситуация сегодня. Физлицо потом жалуется в Роспотребнадзор, а последний не всегда может принять соответствующие меры. Потому что доказать «навязывание» практически невозможно! — уверяет юрист. — В этом проблема. Есть отношения между банком и физлицом, и достоверно установить, что именно банк сказал физическому лицу — невозможно! Контролирующие органы могут пресечь явные нарушения, а показать, что нарушение «явное» — можно далеко не всегда.

Андрей Набережный считает, что решать проблему надо с малых лет, со школы и университетской скамьи, где россиянам должны объяснять базовые понятия: «как взять в долг деньги», «что могут взять в залог», «что такое банкротство» и проч. Чтобы человек понимал последствия того, что он делает. Однако в настоящий момент таких курсов и уроков нет.

Сергей Афанасьев
ЭкономикаБанкиНедвижимостьОбществоВласть
комментарии 1

комментарии

  • Анонимно 25 июля
    Полностью согласен с Андреем, МФО найдут лазейку. А учить всему этому нужно с пеленок. У нас видимо не хотят
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров