Новости раздела

«Очень часто люди настроены агрессивно: бывает, что они теряют последнее»

Бизнес-омбудсмен Саратовской области Михаил Петриченко — о том, как вокруг бизнеса сжимается «кольцо контроля». Часть 2

«Очень часто люди настроены агрессивно: бывает, что они теряют последнее» Фото: sardelros.ru

В каких случаях уполномоченный по защите прав предпринимателей в Саратовской области Михаил Петриченко пишет обращения в прокуратуру и МВД, в какой отрасли наибольшая эффективность и самая быстрая окупаемость и почему нужно стимулировать спрос, а не сдерживание инфляции, — об этом бизнес-омбудсмен рассказал во второй части своего интервью «Реальному времени». Часть 1 см. здесь.

«Строительную отрасль ожидает серьезная стагнация»

— В связи с масштабной прокурорской проверкой оформления земли появилось словосочетание «обманутые строители». Ни для кого не секрет, что положенных по закону торгов земельных участков в Саратове и области практически не проводили. Не такие уж они и обманутые, конечно, наши застройщики — существовавшее положение дел до сих пор их устраивало. И все-таки в участки они вкладывали деньги и начинали возводить объекты. Теперь в результате наведения порядка предприниматели будут лишаться земли?

— Продажа земельных участков на торгах — один из немногочисленных источников дохода муниципального бюджета. Поэтому прокуратура пытается навести порядок, в результате должны вырасти бюджетные доходы. Что происходило? Земля передавалась в аренду по одному виду пользования, потом вид ее использования менялся, происходило еще несколько передач разным арендаторам. Выгоду имели и чиновники, и представители бизнеса, потому что у последних затраты были все-таки несколько меньше, чем в случае приобретения участков через аукционы, хотя в конечном итоге финансовая нагрузка ляжет на плечи населения.

Эта проблема касается не только застройщиков. Оспаривание сделок происходит и в сельском хозяйстве. Вопрос в том, что надо налаживать систему учета и контроля передачи земли. У предпринимателя есть договор, есть решение об изменении вида использования, в том числе и подписи представителей администрации. Застройщик прокладывал на участках коммуникации, где-то уже выросли объекты недвижимости — средства вложены. Если дело дойдет до суда, будет доказано, что неправомерно забирать у представителя бизнеса участок. На кого дальше пойдет регрессный иск? На администрацию города. И объем затрат муниципалитета может многократно превысить тот выигрыш, который город получает от реализации этого имущества на рынке.

К тому же в бюджете не заложена сумма на возмещение ущерба предпринимателю. Хотелось бы, чтобы последствия применяемых мер опять-таки соизмерялись с последствиями в целом для экономики региона и отдельного муниципалитета. Нужно обозначить границу отсечения, провести ревизию и двигаться по единым правилам.

«С одной стороны, стоит задача наращивать объемы жилищного строительства, а с другой, мы наблюдаем ужесточение требований в строительной отрасли. И в то же время у населения денег все меньше». Фото CrazyBonAqua / skyscrapercity.com

— Строительный рынок будет перекроен в ближайшем будущем?

— Ситуация в строительной отрасли зависит от внесения изменений в закон № 214-ФЗ, то есть от отмены долевого строительства, от эскроу-счетов — ограничения возможности перевода денежных средств с одного счета на другой — и от позиции ипотечного кредитования. Когда я работал в министерстве доходов, нам давали задание просчитать, у какой отрасли наибольшая эффективность и наиболее быстрая окупаемость. Мы пришли к заключению, что таковой является именно строительная индустрия. Вокруг нее создается большая инфраструктура: кирпичные, бетонные заводы, производство щебня. В Вольске у нас огромный цементный комплекс, в Балакове несколько лет назад запустили «Северсталь» для производства арматуры.

С одной стороны, стоит задача наращивать объемы жилищного строительства, а с другой, мы наблюдаем ужесточение требований в строительной отрасли. И в то же время у населения денег все меньше. А меньше, потому что все замкнуто, экономику нужно поднимать. Вчера съездил в Дергачевский район, небольшой, населения — 14,5 тысячи. Цифры шокировали: в прошлом году там было 480 предпринимателей, в этом году — 280. А это те люди, которые создают экономику.

Не хотелось бы наблюдать негативные тенденции, но строительную отрасль ожидает серьезная стагнация. Судя по федеральной аналитике, потери в строительном бизнесе могут составить предположительно до 30 процентов.

— Ситуация с общественным транспортом в Саратове поправима?

— Она непростая. В областном центре услуги по внутренним городским маршрутам оказывали четыре перевозчика, у которых работало около тысячи единиц техники. Причем транспорт они брали в лизинг специально для участия в программе. Городская администрация решила изменить условия перевозки с регулируемого тарифа на нерегулируемый. Это связано с жалобами саратовцев на отсутствие транспорта на улицах города вечером и с необходимостью заинтересовать в перевозках в поздние часы водителей отдельных маршрутов. По действующему законодательству, когда заканчивается срок договора, администрация может пролонгировать его без проведения нового конкурса.

Но дело даже не в истечении срока. Изменились условия перевозки, и это явилось нарушением условий проведения последнего конкурса. Вмешалась антимонопольная служба, решением суда контракт с перевозчиками расторгнут. Необходимо снова проводить торги. По закону 220-ФЗ, если договор был расторгнут по суду, перевозчики не имеют права в течение ближайшего года участвовать в следующем конкурсе. Но замечу, действие договора прекращено не по их вине. Кто будет перевозить саратовцев? Кто-то должен прийти из других регионов? Заявляться на этот рынок 86 малым местным перевозчикам нет смысла. Они не победили в предыдущем конкурсе (действует определенная формула расчетов) и потеряют 40 процентов от набираемых в конкурсе общих баллов.

У меня нет задачи лоббировать чьи-то интересы, но ситуация абсурдна. Мы еще в прошлом году направили проект о внесении изменений в закон. Получили письмо, в котором говорится, что необходим ответ от управления ФАС и областного Минтранса. Полгода прошло, а воз и ныне там.

«Кто будет перевозить саратовцев? Кто-то должен прийти из других регионов? Заявляться на этот рынок 86 малым местным перевозчикам нет смысла». Фото semargl09 / skyscrapercity.com

«Следствие должно снять копии с необходимых документов и носителей — бизнес останавливать нельзя»

— В вашем аппарате не так много сотрудников. При этом вы состоите в 28 общественных советах и рабочих группах. Есть ли польза от большого количества организаций?

— Функции уполномоченных — выявление и обнародование болевых точек, системных проблем в деятельности бизнеса и в его взаимодействии с контрольно-надзорными органами. Кроме того, это предложения по созданию более комфортной среды для ведения бизнеса. Как только к нам обращается предприниматель, мы обрабатываем информацию, присваиваем регистрационный номер, и жалоба сразу попадает в базу данных уполномоченного РФ. У нас есть общий чат, где омбудсмены из разных регионов обмениваются информацией и своим положительным опытом. Таким образом мы аккумулируем проблемы и помогаем друг другу искать решения. На территории, которая находится в зоне нашей ответственности, принимаем меры реагирования и сопровождаем тот или иной вопрос, при этом действия нашего аппарата отслеживают.

Очень много времени отнимает присутствие на судебных заседаниях, хотя омбудсмены не обязаны это делать. Если наших полномочий не хватает, обращаемся к аппарату в Москве, чтобы там поднимали сложный вопрос на более высоком уровне, иногда направляем жалобу от предпринимателя президенту страны. Фактически получается, что уполномоченные в процессе своей деятельности не только работают с обращениями представителей бизнеса, но и формулируют системные проблемы, направляют их соответствующим структурам в Москве для принятия дальнейших решений.

Уход одного сотрудника аппарата в отпуск или его отсутствие по болезни для нас очень ощутимо. И все-таки я работаю не один. На территории области создан и функционирует институт общественных помощников. Мы взаимодействуем с «Опорой России», «Деловой Россией», ТПП региона и страны, областной общественной палатой. Через участие в различных советах при правительстве Саратовской области, в советах общественных предпринимателей и других подобных структурах пытаемся взаимодействовать с ними, а также с рядом контрольно-надзорных органов в решении проблем, которые обозначает бизнес-сообщество.

Из множества мероприятий выбираем самые насущные. Российский институт уполномоченных тесно сотрудничает с Советом Европы, за счет его финансирования у нас проходят обучающие мероприятия, например по антикоррупционной практике. Дважды в год омбудсмены собираются на конференции нашего института. Обмен информацией происходит и на совете по инвестициям при заместителе полномочного представителя президента в ПФО, а также на совете при прокуратуре Приволжского округа. Встречи проходили в Уфе, Саранске, Казани, Нижнем Новгороде. В мае уполномоченный по защите прав предпринимателей при президенте РФ Борис Титов собирает региональных омбудсменов на очередную Всероссийскую конференцию в Москве, совместив ее со вторым Столыпинским форумом.

Активно работают коллеги в регионах. В прошлом году собирали нас на семинары в Калининграде, Ярославле и других городах. Мы разбирали проблемы налогообложения и права. Предприятия сталкиваются с тем, что в общей системе налогообложения им выставляют счета на возмещение за невыплаченную государству часть НДС каким-либо контрагентом.

«Встречи проходили в Уфе, Саранске, Казани, Нижнем Новгороде. В мае уполномоченный по защите прав предпринимателей при президенте РФ Борис Титов собирает региональных омбудсменов на очередную Всероссийскую конференцию в Москве, совместив ее со вторым Столыпинским форумом». Фото Сергея Туганова

— Ответную реакцию на ваши запросы, публичные обсуждения вы получаете?

— Приведу примеры из нашей практики. Внедрение контрольно-кассовой техники, которая нужна с точки зрения логики, — целая эпопея для бизнеса. Множество категорий предпринимателей никогда не сталкивались с подобной техникой, были серьезные проблемы с фискальными накопителями. Первая контрольно-кассовая техника стоила очень дорого и несла дополнительную нагрузку на бизнес. Трижды мы собирались на площадках штаба совместно с федеральным министерством налогов и сборов. Общими усилиями смогли создать конкурентную среду, резко снизилась стоимость аппаратов. Кроме того, «растянув» реформу, отстояли ряд категорий бизнеса, особенно малые предприятия, которые освободили от применения этой техники совсем или до 1 июля 2019 года. Не исключено, что в этом году будут предусмотрены дополнительные новации, вместо контрольно-кассовой техники появится возможность использовать программы для гаджетов, смартфонов.

В штабе с Михаилом Мишустиным (глава Федеральной налоговой службы России, — прим. ред.) мы поднимали вопрос о незаконной блокировке счетов предпринимателей в период передачи функций администрирования платежей в социальные внебюджетные фонды — налоговой службе. Между информационными базами этих ведомств были разногласия в суммах начисления, хотя и те, и другие подтверждали, что задолженностей у предпринимателей нет. Наш аппарат направлял конструктивное письмо в министерство по налогам и сборам, которое прорабатывало этот вопрос. Сдвиги произошли, но тем не менее жалобы иногда еще получаем.

Когда, по мнению предпринимателя, в ходе проверки его деятельности допускают нарушения, при наличии достаточных оснований я инициирую меры вмешательства. В таких ситуациях контрольные органы имеют возможность пересмотреть дело и вынести предупреждение вместо предъявления штрафа. Были случаи, когда мы оспаривали штрафы в судах. Некоторые предприниматели заранее приглашают уполномоченного присутствовать во время проверки контролирующего органа. Мои меры реагирования определены законодательством. Не имею права вмешиваться в следственные действия. Но если есть нарушения в период следствия, например изъяты документы, жесткие диски, без которых бизнес не может существовать дальше, поступают жалобы на нарушение порядка процессуальных действий, то мы пишем обращение в прокуратуру и МВД. Следствие должно снять копии с необходимых документов и носителей, но бизнес останавливать нельзя.

Промышленная трагедия

— Сейчас ведется работа по возвращению в госсобственность имущества Саратовского авиационного завода. Нужно ли это по прошествии стольких лет после развала завода?

— Да, времени очень много прошло… Я неоднократно посещал завод, был знаком с его руководителем Александром Ермишиным. Завод уникален, его гибель — катастрофа для нашего региона. Насколько я знаю, КБ Яковлева не попало в корпорацию Росавиакосмос, а это был единственный способ каким-то образом получать заказы. А были ведь весьма серьезные оборонные заказы. Только САЗ выпускал истребитель с вертикальным взлетом, его разработали наши специалисты. Они занимались и созданием принципиально нового летательного аппарата — ЭКИП, было даже выпущено два экспериментальных образца. Стандарты качества, которые сейчас применяются в Японии и других странах в системе Toyota, также разработали на саратовском заводе. Предприятие выпускало самые надежные гражданские самолеты средней дальности Як-42. На САЗе работало до 45 тысяч человек — город в городе! Политехнический институт готовил кадры.

Понятно, что за период растаскивания активов на территорию предприятия вошел легальный бизнес. Но если есть возможность восстановить имущество завода в каком-либо виде, надо пытаться это делать.

«Завод уникален, его гибель — катастрофа для нашего региона. Насколько я знаю, КБ Яковлева не попало в корпорацию Росавиакосмос, а это был единственный способ каким-то образом получать заказы. А были ведь весьма серьезные оборонные заказы». Фото Красный Текстильщик / wikipedia.org

— С карты Саратовской области стерто много крупных производств. На «Химволокне» в Энгельсе работало 12 тысяч человек…

— «Химволокно» выпускало 70 процентов капрона, производимого в мире. История его исчезновения — еще одна трагедия. В процессе передачи предприятия от одних собственников другим в первую очередь пропали фильеры, через которые пропускали ацетатную нить, они были из платины. Наш регион с точки зрения обанкротившихся производств, выпускавших конечную продукцию, понес огромные потери. Но все-таки действуют СЭПО и «Тролза». Правда, у холодильников СЭПО есть проблемы с комплектующими, они по большей части импортные, саратовская продукция не выдерживает конкуренции.

«Тролзой» мне довелось руководить десять лет. В 2002 году там была чрезвычайно тяжелая ситуация: задолженность по зарплате за семь месяцев, 2,5 тысячи работающих, народ недовольный и отчасти озлобленный. Полтора года было очень тяжело, выравнивали ситуацию как могли. Удалось получить немного заказов, вошли в антикризисную процедуру. Она прошла успешно, была хорошая управленческая команда. Вышли на стабильный режим работы, вернули практически все долги. С помощью грантовой поддержки правительства области завод реализовал проект по созданию новой низкопольной машины. За десять лет «Тролза» выпустила семь типов новых видов и двадцать модификаций различных машин. Была хорошо отлажена система по планированию загрузки. В 2012 году валовый объем продукции превышал 3 миллиарда рублей. Энгельсские троллейбусы ездили по дорогам 94 городов России и в 220 зарубежных городах. Для региона это знаковое предприятие, где выпускают конечную продукцию. И, к сожалению, сейчас на «Тролзе» снова возникли проблемы.

— Перечень из известных названий производств, у которых возникли проблемы только в течение последнего года, довольно длинный. Это очередная волна закрытия предприятий?

— Она началась еще в годы приватизации.

— Но ведь потом было время относительной стабильности?

— Относительная стабилизация произошла в 2000-е годы. А вторая волна кризиса пошла с 2008 года и продолжается до сих пор. На мой взгляд, она вполне может быть связана с дефицитом денежной массы. По моему мнению, нужно стимулировать спрос, а у нас стимулируют сдерживание инфляции, то есть сдерживание денежной массы. Разве нет в стране потребности в дорожной технике, в новых транспортных средствах? Посмотрите, какие машины ездят по дорогам, за исключением Москвы. Можно сделать заказы простаивающим заводам на дорожную, сельхозтехнику, подкрепить финансированием реальный спрос на продукцию, в которой нуждается государство. По сути, комбайны выпускают только «Ростсельмаш» и завод в Красноярске. Мы остановились в развитии по совершенствованию в этом направлении, востребованном для независимости страны от внешней экономики. Об этом говорил Титов в «Стратегии Роста».

На территории Саратовской области 470 мостов. Большегрузам массой свыше 20 тонн запрещен переход по 200 из них. А это фактически запрет на перевозку металлов, щебня, продуктов питания в конце концов. Автопоезда не могут развернуться под запрещающими знаками, для них нет объездов. Есть потребность — надо восстанавливать мосты.

«Если бы банк выделил средства под валютный контракт, объем прибыли увеличился бы кратно, в соответствии с изменением валютного курса. Балаковский завод — прямой конкурент американского Caterpillar в нише газовых дизельных генераторов». Фото balakovo24.ru

— Предприятия закрываются безвозвратно?

— Не все. Лед тронулся по заводу тяжелых зуборезных станков, на котором в студенчестве я проходил практику. Это уникальное предприятие. В мире было всего два таких производства, второе — в США, причем саратовское — крупнее. Из-за отсутствия конкуренции технологическое развитие американского производителя тоже приостановилось. Сейчас предприятие в Саратове все-таки начали восстанавливать.

По просьбе общественной палаты я занимался проблемами, возникавшими в прошлом году у «Торэкса». Завод РМК собирался направить жалобу, но пока справляется собственными силами, хотя ситуация там далеко не простая. Аппарат уполномоченного как государственный орган не имеет права заниматься расследованиями обстоятельств без обращения от представителей бизнеса.

В регионе почти исчезла целая отрасль — было три предприятия в Саратове, Марксе и Балакове, которые работали на железнодорожное, корабельное и автомобильное дизелестроение. История остановки завода «Волжский дизель имени Маминых» в Балакове в значительной степени была связана с банковским обеспечением. Предприятие заключило экспортный контракт на поставку оборудования. Для участия в тендере заводу нужна была банковская гарантия. Ее кредитная организация дала в обмен на залог всего имущества. Контракт предприятия был валютный. В 2014 году, когда курсы валюты резко подскочили, банк не смог обеспечить завод оборотными средствами. Предприятие оставили один на один с проблемой. Если бы банк выделил средства под валютный контракт, объем прибыли увеличился бы кратно, в соответствии с изменением валютного курса. Балаковский завод — прямой конкурент американского Caterpillar в нише газовых дизельных генераторов. Сейчас все три производства отрасли дизелестроения в регионе пытаются реанимировать.

Любое саратовское предприятие, канувшее в лету, было значимым, особенно те из них, которые производили конечную продукцию. Такие фабрики и заводы формируют вокруг себя целый спектр предприятий, они дают новые заказы, рабочие места. Это центры притока инвестиций и финансов. Чем больше их на территории, тем быстрее развивается и мощнее становится регион. К сожалению, в Саратовской области такие производства можно пересчитать по пальцам.

«Люди ко мне приходят не с радостью. Очень часто агрессивно настроены»

— Михаил Петрович, у вас, скорее, удовлетворение от работы или ощущение, что болото проблем затягивает?

— Проблем много, зачастую они новые. И это весьма грустно. Далеко не всегда могу помочь предприятиям. Что касается судебных дел, 2017 год сложился относительно успешно, было больше 70 процентов выигранных дел. В 2018 году количество обращений выросло, но выигранных процессов пропорционально оказалось уже меньше.

Люди ко мне приходят не с радостью. Очень часто агрессивно настроены: бывает, что они теряют последнее. Знать все невозможно, приходится погружаться в новые темы. Нередко люди недоговаривают, у них своя трактовка событий. Поэтому нужно внимательно изучать человека и ситуацию, поднимать историю, документы, анализировать, применять какие-то элементы следствия. Вдруг ты заступаешься за человека, а он может оказаться мошенником. Тогда ко мне как к госслужащему возникнет вопрос, почему я вмешиваюсь именно в это дело. Работа уполномоченных с этой точки зрения достаточно неблагодарная. Бывает, что ты помог человеку, но ему хотелось, чтобы поддержка была оказана как-то по-другому. В итоге виноват тот, кто помогает. Очень важен психологический фактор. Зачастую проблемы предпринимателей связаны с недоработками, непониманием вопроса. Рекомендация представителям бизнеса: старайтесь не упускать ситуацию из-под контроля, а если совершили ошибку, не пытайтесь ее исправить сами. Лучше обращайтесь к специалистам.

Екатерина Аблаева
ОбществоВластьБизнес
комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 15 марта
    Хорошие статью про Михаила Петриченко!
    Ответить
  • Анонимно 15 марта
    Интересно он говорит!
    Ответить
  • Анонимно 15 марта
    Открыто говорит! Спасибо ему
    Ответить
  • Анонимно 15 марта
    Дорожная ситуация не только в Саратове сложна, она и у нас довольна не простая
    Ответить
  • Анонимно 15 марта
    Как ни крути, регион отсталый, не работающий
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Рекомендуем

Новости партнеров