Новости раздела

«Российское государство хочет видеть женщин прежде всего патриотичными многодетными матерями»

Социолог Марина Юсупова о дискриминации на рынке труда и сексистских стереотипах

«Российское государство хочет видеть женщин прежде всего патриотичными многодетными матерями» Фото: Huang Wei Ting

С какими скрытыми барьерами сталкиваются современные женщины-управленцы, что происходит с амбициями представительниц слабого пола, стремящихся построить карьеру в традиционно мужских областях, и почему среди практикующих британских хирургов женщин всего 12% — на эти и другие вопросы в интервью «Реальному времени» ответила Марина Юсупова, социолог, PhD, в течение последнего года работающая с Шерон Мейвин над проектом «Женщины — руководители крупнейших компаний в Великобритании» в университете Ньюкасла.

«В политике дело обстоит резко лучше, чем в бизнесе»

— Почему вас, как исследовательницу, привлекла тема о западных женщинах-руководителях?

— Меня всегда завораживали медийные образы западных женщин — руководителей самого высокого звена: Миранда Пристли из «Дьявол носит Прада», Клэр Андервуд из «Карточного домика», Лиза Кадди из «Доктора Хауса», М из фильмов о Джеймсе Бонде, которая руководила британской секретной службой МИ-6. Дейенерис Таргариан и Серсея Ланнистер из «Игры престолов» тоже, безусловно, относятся к этому списку, несмотря на то, что персонажи этих женщин-руководителей живут в мире вымышленного европейского средневековья. К сожалению, прекрасные руководительские таланты женщин, так ярко запечатленные в западном кино, в реальности чаще всего остаются невостребованными.

Вопреки тому, что женщины в европейских странах давным-давно сравнялись с мужчинами в уровне образования, опыта и профессиональных компетенций, их количество в рядах высшего руководства чрезвычайно мало. Могу сказать, что в политике тут дело, как правило, обстоит резко лучше, чем в бизнесе. Это прежде всего связано с историей развития гражданского общества в таких странах, как Великобритания, где вера в демократические процедуры и идею народного представительства остаются очень сильны. В этой стране женщины занимают приблизительно треть избираемых политических должностей и возглавляют четыре с половиной из девяти политических партий, представленных в британском парламенте сегодня. Во главе Зеленой партии Англии и Уэльса стоят два руководителя, один из которых мужчина, а другая женщина.

Однако, если вы посмотрите на 350 крупнейших компаний в Великобритании (FTSE 350), то увидите, что только 4,3% из них возглавляют женщины. Такую же ситуацию можно наблюдать в США. Согласно рейтингу Fortune 500, только 24 из 500 самых крупных компаний страны возглавляют женщины (4,8%). В Германии процент женщин-руководителей среди 200 крупнейших компаний 3,4%. В Бельгии на 20 крупнейших компаний приходится только 2 женщины, занимающих главные руководящие посты (10%). Согласно рейтингу РБК, из 500 крупнейших российских компаний только 28 управляются женщинами (5,6%). Конечно, тут нужно учитывать не только ситуацию на уровне высшего руководства, но и смотреть, например, на состав совета директоров. Там представленность женщин несколько выше. Это тем не менее не заслоняет простого факта — вершина корпоративной иерархии остается одним из самых труднодоступных мест даже для самых талантливых, амбициозных и профессионально-компетентных женщин в мире.

Первая женщина, которую выдает запрос, — это Маргарет Чен, генеральный директор Всемирной организации здравоохранения. Фото World Economic Forum / flickr.com

Руководительские позиции в крупнейших национальных и транснациональных компаниях не только одни из самых престижных и высокооплачиваемых работ в мире, но и арена, потенциально дающая огромную символическую и политическую власть, широкое освещение в СМИ, доступ в кабинеты к сильным мира сего и так далее. Увеличение числа женщин среди элитного руководства может сыграть большую роль в преодолении гендерного неравенства в мире. Конечно, в этом предположении есть несколько но. Например, захотят ли женщины-руководительницы продвигать проект гендерного равенства? Практика показывает, что это не всегда так. Однако сам факт того, что подобная карьера станет доступна женщинам, во многом изменит мир.

«Российская женщина — директор завода в культурном плане довольно давняя норма»

— А насколько актуальна эта тема для России?

— Давайте спросим у гугла. Проведите эксперимент, попробуйте вбить в поисковике словосочетание «генеральный директор» и кликнуть меню картинки. Первые 90 результатов в гугле — это фотографии мужчин в галстуках и пиджаках. Первая женщина, которую выдает запрос (ее изображение под номером 91), Маргарет Чен, генеральный директор Всемирной организации здравоохранения.

Как я уже упомянула, если смотреть на ситуацию на уровне самого высшего руководства, Россия в этом вопросе мало отличается от европейских и североамериканских стран. Однако, согласно исследованию британской компании Grant Thornton, на сегодняшний день Россия — мировой лидер по «женскому» присутствию в топ-менеджменте крупного бизнеса. Здесь мы говорим о ситуации в составе совета директоров, среди руководителей структурных подразделений и так далее. Пропорция в пользу мужчин составляет всего 53% на 47% при среднемировых показателях 75% и 25% соответственно. То есть можно сказать, что в этом показателе гендерного равенства мы впереди планеты всей. Это тем не менее не отменяет того факта, что в России мужчины и женщины, работающие на одних руководящих должностях, зачастую получают разную зарплату.

Самая очевидная причина высокой представленности женщин в российском руководстве — это наследие советской гендерной политики. В конце 70-х и начале 80-х годов прошлого века вся страна смотрела фильмы «Служебный роман» и «Москва слезам не верит», где главные персонажи — это женщины — руководители высшего звена. Конечно, эмансипированность этих женщин условна в том смысле, что обе картины про то, что каких бы карьерных высот ни достигла женщина, без мужчины она неполноценна и страшным образом несчастна. Это, мягко говоря, не история Дейенерис Таргариан, женщины, которая путем неистовой борьбы стремится перестроить социальный порядок мира. Есть в ее жизни мужчина или нет — вопрос десятый. Как бы то ни было, российская женщина — директор завода в культурном плане довольно давняя норма.

В конце 70-х и начале 80-х годов прошлого века вся страна смотрела фильмы «Служебный роман» и «Москва слезам не верит», где главные персонажи — это женщины — руководители высшего звена. Кадр из фильма «Служебный роман»

«Российский телевизор и кинематограф продолжают изображать женщин как людей, интересующихся в основном семьей, детьми и романтическими отношениями»

— Почему же тогда получается так, что мужчины по-прежнему управляют подавляющим большинством крупных бизнесов?

— Это хороший вопрос. Мы как раз пытаемся в этом разобраться. Очевидные причины такого положения заключаются в практиках прямой и непрямой дискриминации женщин на рынке труда. Многие женщины не достигают руководящих позиций ровно из-за того, что альтернативный претендент-мужчина видится как более подходящий и уместный кандидат на эту должность. То есть женщина не получает повышение не потому, что ей не хватает навыков и опыта, а только потому, что она женщина. Это прямая дискриминация. Хоть она и противозаконна в большинстве стран мира, но по-прежнему имеет широкую распространенность.

Помимо прямой дискриминации существует целый ряд скрытых барьеров, которые препятствуют женской карьере. Например, профессионально амбициозные женщины испытывают затрудненный доступ к неформальной системе связей между коллегами-мужчинами и мужскому кругу профессиональных знакомств, где зачастую циркулирует инсайдерская информация и принимаются решения о продвижении по службе.

Сексуальные домогательства и сексистские шуточки, принижающие женщин на рабочем месте, еще один фактор. Если женщина не чувствует себя комфортно и в безопасности на работе, шанс, что ее карьерные амбиции пойдут вниз, довольно велик. Метафора стеклянного потолка дает понять, как работает совокупность подобных невидимых глазу барьеров. Вроде бы никаких ограничений нет, но женщины в корпоративном мире не продвигаются выше определенного уровня.

К слову, российский контекст в этом плане представляется мне очень интересным. Парадокс заключается в том, что в отличие от большинства европейских стран, где антидискриминационные программы работают и на государственном, и на корпоративном уровне, высокое число женщин-руководителей сохраняется несмотря на то, что женская эмансипация и карьерные амбиции тут не поддерживаются ни на уровне государственных политик, ни на уровне культурного осмысления. Российское государство с его невиданно щедрой по мировым стандартам программой «Материнский капитал» и историей про «традиционные ценности» очевидно хочет видеть российских женщин прежде всего патриотичными многодетными матерями. Российский телевизор и кинематограф продолжают изображать женщин как людей, интересующихся в основном семьей, детьми и романтическими отношениями. Такие фильмы, как «Чужая» (2010 год, режиссер Антон Борматов) или сериал «Обычная женщина» (2018 год, Борис Хлебников), — это редкие исключения из правил.

«Тот проект, в котором я сейчас работаю, как раз нацелен на то, чтобы понять с какими препятствиями, ограничениями и парадоксами сталкиваются женщины, как мы их называем, элитные руководители в Великобритании». Фото AFP, Adrian Dennis

«Женщины-руководители попадают в специфическую форму социальной изоляции»

— Какими интересными результатами вашего исследования вы можете поделиться с нами уже сейчас?

— Тот проект, в котором я сейчас работаю, как раз нацелен на то, чтобы понять с какими препятствиями, ограничениями и парадоксами сталкиваются женщины, как мы их называем, элитные руководители в Великобритании. Если в двух словах, то мы смотрим на роль таких феноменов, как конкуренция, амбициозность и дружба в карьере женщин-руководителей в современном британском контексте. Мы предполагаем, что все три этих процесса имеют ярко выраженный гендерный аспект и могут быть связаны с целым рядом малоизученных невидимых барьеров, с которыми сталкиваются карьерно-ориентированные женщины.

Например, материалы наших интервью показывают, что женщина, открыто конкурирующая за повышение, материальное вознаграждение или любую другую возможность поднять свой рабочий профайл, воспринимается как слишком агрессивная и, следовательно, неженственная. С учетом того, что в западных странах непотизм и кумовство практикуются не так широко и вольготно, как в России, а конкуренция — это основной способ продвижения по службе, стигматизация профессиональной соревновательности среди женщин сильно бьет по их карьерным проспектам.

Нечто похожее происходит с дружбой на рабочем месте. Если вы руководите организацией в Великобритании, то статистически вероятно, что коллег женщин-руководителей у вас будет немного или совсем не будет. С подчиненными дружить сложно и небезопасно. Близкая дружба с мужчиной на рабочем месте имеет шанс вызвать много внимания и разговоров. В какой-то момент вас могут настичь стереотипы про то, что дружбы между мужчиной и женщиной не бывает, это всегда что-то большее. То есть сочетание структурных факторов и распространенных сексистских убеждений выливается в то, что женщины-руководители попадают в специфическую форму социальной изоляции. Работа стрессовая, ответственность большая. Совет опытного человека, дружеская поддержка — жизненно необходимы для того, чтобы справляться с подобными нагрузками. Однако и тут похоже на то, что мужчинам-руководителям получить доступ к подобным ресурсам оказывается легче, чем женщинам.

— С какими еще проблемами сталкиваются женщины-управленцы на пути вверх по карьерной лестнице? Что это вообще за тип женщин?

— В нашем исследовании приняла участие 81 женщина. Все они занимают высокие руководящие должности либо в крупнейших компаниях Великобритании (FTSE100/250), либо в одном из северных регионов страны. Среди них генеральные директора, вице-президентки компаний, финансовые директора, руководительницы отдела кадров и представительницы других должностей, обладающие высоким уровнем власти и влияния в их организациях. Возраст участниц исследования от 33-х до 67-ми лет.

Из России Британия видится нам королевством гендерного равенства и политкорректности, но, к сожалению, это далеко не всегда так. Фото womanthology.co.uk

Среди проблем, связанных с карьерой, о которых говорили участницы, был, например, сексизм в изображении успешных женщин в СМИ. Казалось бы, из России Британия видится нам королевством гендерного равенства и политкорректности, но, к сожалению, это далеко не всегда так. С одной стороны, местные медиа обожают делать вдохновляющие материалы про успешных женщин-руководительниц, однако, с другой, их образ часто неуместным образом сексуализируется. Чрезмерное внимание уделяется их прическе, макияжу, выбору одежды, есть ли у них лишний вес, есть ли у них дети и как им удается совмещать работу и материнство. Прямым или косвенным образом обсуждение этих тем в публичном пространстве ставит под вопрос профессиональные компетенции и способности женщин.

«8 из 10 британских компаний платят мужчинам больше, чем женщинам»

— Как влияет на ситуацию движение в защиту прав женщин?

— Безусловно, ситуация, в которой гендерное равенство гарантировано и защищено целым рядом хорошо работающих законов, не может не способствовать прогрессу женщин. Движение в защиту прав женщин очень важный компонент, однако в тех контекстах, где ему не удается «достучаться» до государства, эффект будет сильно ограниченным. В Британии помимо целого ряда государственных подразделений, осуществляющих политику и контроль гендерного равенства, принципы равенства и антидискриминационные процедуры работают и на уровне отдельных организаций. В крупных компаниях обычно есть отдельный департамент по этим вопросам. Компании поменьше часто имеют в штате отдельного сотрудника или сотрудницу, занимающихся вопросами равенства, соблюдением справедливости при найме нового персонала и так далее.

Казалось бы, вот он — рай на земле, но все оказывается не так просто. Несмотря на постоянно усовершенствующиеся процедуры борьбы с дискриминацией, задача поворачивания вспять многовековых общественных устоев оказывается гораздо сложнее, чем нам этого хотелось бы. В позапрошлом году, в рамках борьбы с экономической дискриминацией, здесь ввели закон, согласно которому каждая компания, где численность сотрудников превышает 250 человек, теперь обязана публиковать ежегодный отчет о том, сколько мужчин и женщин в ней работают, как они распределены по должностям и усредненные данные об их заработной плате. Все эти цифры, ранее по большей части скрытые от общественных глаз, теперь можно найти на официальном сайте каждой компании. Оказалось, что практически 8 из 10 британских компаний платят мужчинам больше, чем женщинам. Про ситуацию с низкой представленностью женщин среди руководящего состава я вам уже рассказала.

— Возможно, есть какие-то также психологические, ментальные, физиологические и другие объективные причины, по которым женщины не хотят или не способны быть руководителями в крупных компаниях?

— Распространенное убеждение, что женщины просто выбирают не идти на руководящие должности или в определенные профессии. Такая карьера требует полной самоотдачи и упорного труда. Многие люди верят, что баланс между работой и домом необходим женщинам гораздо больше, чем мужчинам. Подобные верования ведут к утверждению, что женщины просто-напросто по природе своей менее амбициозны, чем мужчины. Однако исследования британского психолога профессорки Мишель Райен и ее команды показывает, что все несколько сложнее.

Исследования британского психолога профессорки Мишель Райен (на фото) и ее команды показывают, что все несколько сложнее. Фото youtube.com

Эта исследовательская команда поставила цель разобраться в том, почему и при каких обстоятельствах высокообразованные, талантливые, полные жизненной энергии женщины добровольно отказываются от карьерного пути, который мог бы привести их на руководящие должности. Они изучали, что происходит с профессиональными амбициями женщин, стремящихся построить карьеру в традиционно мужских областях. Если точнее, исследование коснулось студенток факультета точных наук, курсанток полицейской академии и женщин, поступивших на ординатуру по специальности хирургия. В самом начале своих учебных курсов мужчины и женщины имели абсолютно одинаковый уровень амбиций, но со временем уровень амбиций среди женщин снизился. К третьему курсу студентки факультетов точных наук были менее склонны утверждать, что они хотели бы работать или строить карьеру в науке. К третьему году обучения женщины, проходящие курс полицейской подготовки, были менее уверены, что хотят стать офицерами полиции. То же самое произошло с женщинами, обучающимися профессии хирурга. Парадоксально, но их академическая успеваемость зачастую была выше, чем у сокурсников-мужчин.

Райен объясняет, что постепенное снижение женской амбициозности коррелирует с возрастающим осознанием того, что люди, которые преуспели в этой профессии до них, — это в основном мужчины. Проще говоря, оценивая текущее положение дел, женщины понимают, что их шансы на профессиональный успех в науке, полиции или хирургии невелики. Если учесть, например, что среди практикующих британских хирургов женщин только 12%, подобный вывод вполне логичен. Женщины понимают, что их не ждут в этих профессиях, их не ждут на руководящих ролях. Здесь работает примерно такая формула — чем больше людей вашего пола (таких, как вы) преуспели в определенной профессии, тем более оптимистично вы будете оценивать свои карьерные проспекты. Вы будете более склонны идти на жертвы и компромиссы ради своего профессионального развития. Если вы не верите в то, что ваши усилия оправдаются в будущем, вы просто перестаете их прикладывать. Получается, что дело тут не в биологической предрасположенности. Устойчивые профессиональные амбиции зависят от социальной идентичности и чувства принадлежности.

— Каковы тенденции в мире и в России: будет ли достигнуто гендерное равенство в топ-менеджменте или же традиционная модель будет доминировать и в будущем?

— Тенденции в этой области смешанные. Безусловно, если мы посмотрим на динамику последних 50-ти лет, мы увидим, что показатели гендерного неравенства в мире снижаются. Однако в разных мировых контекстах это происходит очень неравномерно и зачастую связано с целой серией парадоксов. Например, в последние десятилетия женщины в таких странах, как Испания, Голландия, Великобритания, Бельгия, Венгрия, Польша, США и Россия обладают более высоким уровнем образования, чем мужчины. Однако это не привело к автоматическому пересмотру позиции женщины на рынке труда в этих странах.

Схожим образом экономическая эмансипация женщин не привела к автоматическому пересмотру гендерного распределения работы по дому и уходу за детьми. В ситуации с преодолением гендерного неравенства ничего не случается само собой. Необходимы совместные и согласованные усилия со стороны государственных институтов, открытый общественный диалог и активная включенность самих женщин во все уровни разговора о будущем их страны и мира.

Наталия Федорова
комментарии 10

комментарии

  • Анонимно 08 марта
    Мировой "заговор" мужчин против женщин это миф, но кому-то нужный.

    А вот реальные каждодневные интриги и заговоры женщин во всех организациях начиная от детских яслей и кончая Академией наук это реальность.
    Ответить
    Анонимно 08 марта
    Да нет никакого заговора
    Ответить
  • Анонимно 08 марта
    Вообще, то что говорят по телевизору, и то что есть на самом деле - большая разница. За те нищие пособия, по уходу за детьми, за грошовые декретные, вряд ли женщины будут стремиться рожать много детей. Создайте условия, возможности, чтобы наши мужчины могли обеспечить достойное проживание своей семьи, тем более, если кол- во детей больше двух.
    Ответить
  • Анонимно 08 марта
    Сплошные феминистические клише.
    1. Нельзя ставить социальную роль выше биологической.
    2. Зарплату платят исходя из штатного расписания, а не из гендерных соображений
    Ответить
    Анонимно 08 марта
    Полностью с вами согласен
    Ответить
    Анонимно 09 марта
    верно подмечено, это своего рода приманка, как в своё время придумали абстрактное понятие: права человека
    Ответить
  • Анонимно 08 марта
    Власти РФ хотят видеть женщин агрегатами по производству холопов.
    Ответить
    Анонимно 08 марта
    Ничего подобного
    Ответить
  • Анонимно 08 марта
    Я вам больше скажу, сейчас женщины в патриотичности мужчин переплёвывают. И это даже радует. Они не уповают на одно лишь слово патриот, а на то, что нужно всем, совместно созидать. Представляете? Я недавно с такой познакомился, она меня просто ошарашила. Если будет готова на четверню, женюсь
    Ответить
  • Анонимно 09 марта
    Чтоб было гендерное равенство, надо установить возраст выхода на пенсию женщинам как минимум 65 лет. Точнее, не 65, а 78. Потому что женщины живут дольше на 12 лет.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Рекомендуем

Новости партнеров