Новости раздела

Как общественники агитировали за популяризацию в Татарстане крепостей и против строительства на кладбищах

Как общественники агитировали за популяризацию в Татарстане крепостей и против строительства на кладбищах Фото: Ринат Назметдинов

Накануне прошло первое заседание Общественного совета при Комитете по охране объектов культурного наследия РТ. Его глава Иван Гущин уверяет, выбранные эксперты действительно смогут повлиять на политику комитета, к ним будут прислушиваться. В свою очередь общественники давно ждали, когда республика займется больным для нее вопросом, и восприняли идею о создании организации с энтузиазмом: с ходу перешли от формальной части встречи к реальному обсуждению. В частности, члены совета предлагали создать карту сакральной географии Татарстана, настаивали на необходимости лично проехать по всем районам республики и жаловались на нехватку кадров и проблемы с организацией условий для хранения экспонатов. Подробности — в материале «Реального времени».

За помощью к общественности

Комитет РТ по охране объектов культурного наследия создал Общественный совет, мнение членов которого будет учитываться при работе с памятниками архитектуры. Его состав приказом комитета утвердили 30 ноября, а спустя 2 недели Иван Гущин собрал экспертов за круглым столом, чтобы, собственно, дать старт работе Общественного совета.

Во вновь созданную организацию вошли 13 человек: директор ГМИИ РТ Розалия Нургалеева, заместитель председателя ТРО ВООПИК Фарида Забирова, проректор по научной работе КазГИК РТ Рафаэль Валеев, старший научный сотрудник Комитета по развитию туризма мэрии Казани, председатель Казанского городского общества историков-краеведов Анатолий Елдашев, директор и главный реставратор ООО «Мастерская архитектора Мамлеевой» Светлана Мамлеева, гендиректор АО «Татмедиа» Андрей Кузьмин, председатель молодежного правительства РТ Алла Абросимова, заместитель председателя общественной палаты РТ Тимур Халиков, директор Института международных отношений КФУ Рамиль Хайрутдинов, генеральный директор Елабужского государственного музея-заповедника Гульзада Руденко, главред газеты «Шәһри Казан» Гульнара Сабирова, а также заместитель директора по научной работе Института истории имени Марджани АН РТ Радик Салихов и директор Института археологии имени Халикова АН РТ, заведующий кафедрой археологии и этнологии, директор Высшей школы исторических наук и всмирного наследия Института международных отношений, истории и востоковедения КФУ Айрат Ситдиков.

Первое заседание Общественного совета символично прошло в реконструированном несколько лет назад памятнике архитектуры — бывшем Доме печати. Сначала присутствующие выбрали председателя организации, единогласно проголосовав за Рафаэля Валеева. Его заместителем стала Розалия Нургалеева, правда, директор ГМИИ РТ сначала предложила выбрать на эту должность кого-то другого, но после уговоров сдалась и таки стала правой рукой председателя общественной организации.

Место секретаря же досталось председателю моложеного правительства РТ Алле Абросимовой, которая тут же озвучила идеи по привлечению волонтеров в движение по сохранению памятников архитектуры, которые обсуждала с Иваном Гущиным.

По мнению Фариды Забировой, изучать проблемы в исторических поселениях нужно обязательно выезжая на место

От средовых объектов до древних городищ

После формальной части члены Общественного совета, столько лет ждавшие, что на уровне правительства серьезно займутся вопросом сохранения татарстанского наследия, сразу перешли к конструктивным предложениям. Фарида Забирова попросила акцентировать внимание комитета на нескольких темах. Первая — это исторические поселения, где сложилась печальная ситуация со средовыми объектами. Некоторые из них уже успели разобрать на кирпичи, которые продали. Вторая важная задача, по которой недавно проводили круглый стол, касается деревянного зодчества. Напомним, что комитет сейчас готовит республиканскую программу по их сохранению. Ну третья тема, которую подняла зампредседателя ТРО ВООПИК, — это вопрос с некрополями, многие из которых требуют внимания и заботы. По мнению Фариды Забировой, изучать проблемы в исторических поселениях нужно, обязательно выезжая на место.

В свою очередь, по мнению Айрата Ситдикова, одной из самых сложных задач, являющихся при этом главным фактором по сохранению объектов, — это их постановка на учет. Кроме того, он напомнил, что в Татарстане сохранилось 200 укрепленных крепостей, которые интересны как с научной и культурной точек зрения, так и с точки зрения туристической привлекательности.

— Многие объекты, связанные с древней историей, визуально плохо воспринимаются. Мы говорим, что здесь было древнее селище, а сейчас тут ровное поле. Городище выглядит выигрышно — это вал, укрепление, территория, пространство. Так как там еще сконвертирован предметный ряд, археология, то это наиболее экспонируемые в музеях комплексы, — считает ученый. В качестве примера он привел Болгарское городище, Чертово городище в Елабуге, Билярское городище.

Татарстану нужна карта сакральной географии

Еще один вопрос, волнующий Айрата Ситдикова, связан со средневековыми некрополями, в частности, с эпиграфическими памятниками.

— Это сильнейшие свидетельство письменной культуры. У нас часто нет таких подлинных предметов, которые бы отображали в письменной форме ту или иную историю. Она захватывает две яркие культуры: мусульманскую, связанную со средневековьем — это татарская, начиная с XIII века, и русская культура, включающая в себя XVI—XVII века. Мы последние годы в ходе обследования подобных территорий очень часто фиксируем огромное количество утраты, практически бесследной. То есть мы не знаем, где что произошло. Из описи памятников, которые были в 60-70-е годы мы фиксируем утрату где-то 40 и даже 50 процентов всех надгробий, — посетовал ученый.

«Я понимаю, что это огромные задачи государства, муниципалитетов, но наше дело поднять тему для того, чтобы была какая-то реакция», — сказал на это свое слово председатель Общественного совета

— Думаю, эту тему тоже надо будет поддержать и рассмотреть. Я понимаю, что это огромные задачи государства, муниципалитетов, но наше дело поднять тему для того, чтобы была какая-то реакция, — сказал на это свое слово председатель Общественного совета.

Айрат Ситдиков предложил в ответ в одну программу объединить и городища, и эпиграфические памятники, и достопримечательные места, сделав тем самым карту сакральной географии Татарстана, сакральным каркасом которого станут объекты культурного наследия, где «время и духовность приобретают выраженные материальные формы» по опыту аналогичной программы Казахстана.

Идея присутствующим понравилась, и они даже предположили, что проект может захватить не только Татарстан, но и Поволожье и Россию в целом. Фарида Забирова добавила, что у них уже есть большие наработки по татарстанским некрополям, в частности, описано полторы тысячи могил на Арском кладбище, могилы на татарском кладбище, информация о которых ляжет в основу альманаха, которым занимаются журналист, куратор общественного движения «Казанские некрополи» Любовь Агеева и заместитель директора по научной работе Института истории им. Ш. Марджани Радик Салихов

— У нас есть большие наработки. Мы только просим деньги, чтобы издать реестр. В электронном виде мы повесим, но и книжкой тоже нам нужно. И логистику с благоустройством этих кладбищ показать, потому что у нас вся опора уже есть, — говорит общественный деятель.

Муниципалитеты заставят заниматься памятниками

Не обошло стороной и обсуждение проблемы нехватки кадров в муниципалитетах.

— Сейчас пришел архитектор из Набережных Челнов и пытается понять. На самом деле там одни задачи, здесь совсем другие. В архитектурном управлении, наконец, определили человека, который должен заниматься только исторической средой, нашими объектами культурного наследия и его отвлекают на все, что угодно, только не на охрану объектов культурного наследия, — сетует Гульзада Руденко.

«В архитектурном управлении, наконец, определили человека, который должен заниматься только исторической средой, нашими объектами культурного наследия и его отвлекают на все, что угодно, только не на охрану объектов культурного наследия», — сетует Гульзада Руденко

Поддержала коллегу Фарида Забирова, отметив, что в районах бывает не к кому обратиться по этим вопросам. По мнению директора Елабужского государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника, обучение кадров и мотивация архитекторов муниципалитетов на необходимость охраны объектов культурного наследия — это большая проблема, потому что пока обязать муниципалитеты этим заниматься не выходит. Но Иван Гущин в ответ обнадежил, что в комитете в курсе и продумают методическое обеспечение для органов местного самоуправления.

В республике не умеют делать климат-контроль

Дальше Рамиль Хайрутдинов предложил Общественному совету активнее заняться работой с молодежью и общественностью, чтобы обеспечить область кадрами и поставить на поток работу с памятниками архитектуры, а Андрей Кузьмин — обсудить шаги по освещению этой темы в СМИ.

Но и на этом обсуждение не закончилось, экспертам было еще что сказать. Розалия Нургалеева напомнила, что у них в музее хранятся объекты культурного наследия, начиная с XV века, и для них нужны специальные условия. Но создать их татарстанские специалисты не могут, в результате чего приходится привлекать сотрудников Минкульта России. И такая проблема стоит не только в ГМИИ РТ, но в других музеях.

— У нас есть свои нормативы, а в том же самом «Татинвестгражданпроекте» нет специалистов. Наш объект федерального значения, усадьбу Сандецкого, проектирует «Татавтодор». Ситуация критическая. Они все идут по конкурсу и там нет специалистов вообще. Пример — лег снег, а во дворе усадьбы Сандецкого кладут асфальт, — возмутилась директор ГМИИ РТ. По ее словам, в течение пяти лет они может и положат новый асфальт, но климат-контроль организовать все равно не смогут, уверена Нургалеева.

Сейчас, по ее словам, многие коллекции в татарстанских музеях хранятся просто в чудовищных условиях.

— Это вопрос очень серьезный. Какой-то сдвиг есть у нас на объекте, где мы создали хранилище — это в здании усадьбы Сандецкого, но и то мы не удовлетворены на 100 процентов. То есть мы идем методом тыка, сейчас сами приглашаем лучшего консультанта по климату в России и это на самом деле неправильно, что мы инициируем, это должно идти из института, я думаю, наверное, и Минстрой должен об этом думать. Можем ли мы повлиять на эту ситуацию? — обратилась к председателю комитета Розалия Нургалеева.

Розалия Нургалеева напомнила, что у них в музее хранятся объекты культурного наследия, начиная с XV века и для них нужны специальные условия

В продолжение она рассказала о музее икон, куда они боятся передавать произведения, опасаясь за их сохранность.

— То есть нас буквально заставляют 92 наших произведения вывезти в Свияжск, где вместо оборудования просто ремонт. Это вообще совершенно чудовищное место, чтобы хранить там XV, XVI, XVII век. Мы, конечно, держимся, но Фонд возрождения не очень доволен, что в этом году не открыт музей икон, — сказала директор ГМИИ РТ.

По ее мнению, в республике нужны условия для привлечения кадров — и не только проектировщиков, но и реставраторов.

Совет не номинальный, а реальный?

Завершил череду озвученных предложений и проблемных вопросов председатель Казанского городского общества историков-краеведов Анатолий Елдашев. Его интересовало, может ли Общественный совет повлиять на руководство города, чтобы на территории некрополей не строили жилые дома.

— Едем по Ленинской дамбе, с левой стороны четыре небоскреба стоят, крайний левый на Грефкенском кладбище, — привел пример эксперт. В качестве другого примера он назвал зоопарк «Река Замбези» рядом с Архангельским кладбищем.

Рассказал он и о том, что в следующем году первой соборной мечети в Атнинском районе исполняется 250 лет. Постройка 1769 года находится в ужасном состоянии, обратил внимание председателя комитета по охране памятников Анатолий Елдашев. Кроме того, по его мнению, объекты деревянного зодчества нужно объединить в реестр и обязательно лично съездить для этого в районы.

После окончания заседания Общественного совета Иван Гущин убедил корреспондента «Реального времени», что новая организация будет иметь совсем не номинальное, а реальное значение в работе Комитета по охране объектов культурного наследия.

— Будут согласовываться программы, какие-то нормативно-правовые акты. В любом случае, те системные вещи, которые будут планироваться на долгосрочную перспективу, мы вынесем на Общественный совет. Это обязательно, — уверил председатель комитета. По его словам, он ждет от общественников и критики, и подсказок в некоторых вопросах.

1/21
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
  • Ринат Назметдинов
Мария Горожанинова
ОбществоВластьКультураИсторияИнфраструктура Татарстан
комментарии 17

комментарии

  • Анонимно 15 дек
    Вот есть же люди, которые, любят свою работу
    Ответить
    Анонимно 15 дек
    За такие то деньги
    Ответить
  • Анонимно 15 дек
    в Татарстане сохранилось 200 укрепленных крепостей, которые интересны как с научной и культурной точек зрения, так и с точки зрения туристической привлекательности.
    Источник : https://realnoevremya.ru/articles/123523-eksperty-obsudili-rabotu-po-sohraneniyu-pamyatnikov-kultury

    Не надо сказки рассказывать, это не крепости остались, а городища, холмы, если по простому. Можно раскопать до фундаментов, но тогда необходима консервация и музейное сооружение над раскопом. Либо из новых брёвнышек "реконструировать" для туристов ...
    Ответить
    Анонимно 15 дек
    Нету такого количества! Либо как Вы верно говорите под слоем земли погребены
    Ответить
    Анонимно 15 дек
    Если считать то, что под земленй погребены, то их гораздо больше еще будет
    Ответить
  • Анонимно 15 дек
    Я что-то не видел никаких крепостей из 200... Значит нет их, или как написал комментатор выше их еще нужно откопать...
    Ответить
  • Анонимно 15 дек
    Не трогайте уж кладбища. Мест нет чтоли?
    Ответить
  • Анонимно 15 дек
    интересно, у них больше нет дел))
    Ответить
  • Анонимно 15 дек
    Смешно - все "общественники" защищают Памятники за бюджетные деньги.

    А некоторые давным давно уже дискредитировали себя своей "защитой" Памятников, в результате которой многие сотни Памятников были уничтожены.

    Ну что например мешало ТРО ВООПИК "защитить" от уничтожения например номера "Булгар", где творил Г.Тукай?
    Ответить
  • Анонимно 15 дек
    Зиля Валеева помешала) В бытность министром
    Ответить
    Анонимно 15 дек
    ну это спорно - Валеева-министр скорее помогала... а разрушали другие хитрецы...
    Ответить
    Анонимно 15 дек
    Практически все "общественники" помогали в той или иной мере, кто больше, кто меньше, кто активно, кто пассивно разрушать Памятники.
    Смешно всё это.
    Ответить
  • Анонимно 15 дек
    нельзя экспонаты испортить, только из за того, что хотят показать всему миру
    Ответить
  • Анонимно 15 дек
    Лучше бы фото этих крепостей показали...
    Ответить
    Анонимно 15 дек
    Вот именно! Ато только говорят .а по факту нет никаких доказательств
    Ответить
  • Анонимно 15 дек
    Ни одного нового лица. Я конечно не знаю Гущина, но такое ощущение, что все эти матерые общественники, которые уже столько нагребли на раскопках и охранах, просто заливают сказки в уши Гущина. Если бы не Олеся, то ничего бы не сдвинулось с памятниками. А эти лица как 20 лет тому назад на этом зарабатывали, так и сейчас. Тьфу, смотреть не могу!
    Ответить
  • Анонимно 15 дек
    Заниматься надо существующими памятниками их реставрацией! А не думать о тех местах и постройках, которые под земленй!!!!
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров