Новости раздела

Восточные Ромео и Джульетта. Печальная повесть на новый лад

В ТЮЗе им. Г. Кариева поставили «Лейлу и Меджнуна»

Восточные Ромео и Джульетта. Печальная повесть на новый лад Фото: Максим Платонов

Одно из отрадных событий идущего театрального сезона — это обретение «второго дыхания» в ТЮЗе им. Г. Кариева. Труппа, которая многие годы не имела крыши над головой и сохранилась в большей степени благодаря стараниям главного режиссера театра Рената Аюпова, получив свою постоянную сцену, все громче и громче заявляет о себе. Накануне состоялся пресс-показ весьма необычного спектакля «Лейла и Меджнун», на котором побывало «Реальное время».

Нет повести печальнее на свете

Хотя шекспироведы усиленно отвергают это, но есть такая теория, что на Шекспира повлияла поэма Низами о несчастных влюбленных — Лейли и Меджнуне. Так сильно повлияла, что он, перенеся действие в Европу, в Верону, написал свою самую печальную повесть на свете. Ну а потом вариаций на эту тему в мировой литературе было много.

Лейли и Меджнун двенадцатого века — это, пожалуй, одна из самых чистых и пронзительных историй любви, где полностью исключена плотская составляющая и любовь воспринимается как проявление высшей духовности у человека. Влюбленные были разлучены и один за другим умерли в тоске.

Тема для театра благодатная, поэтому историй, когда влюбленных на сцене разлучает или вражда кланов (например, популярный до сих пор мюзикл «Вестсайдская история»), или сословное неравенство («Валентин и Валентина» Михаила Рощина, некогда очень популярная пьеса, правда, с хорошим финалом) всегда достаточно. Публика любит сопереживать, она любит «про любовь», и в этом нет ничего плохого. Поэтому обращение Рената Аюпова, главного режиссера татарского ТЮЗа им. Г. Кариева к древней поэме, вполне обосновано и закономерно.

Неожиданно возник интересный ход — в пьесе две пары влюбленных: Лейла и Меджнун и современные казанские ребята — Булат и Юлдуз

Но ТЮЗ пошел своим путем, заказав пьесу по поэме Низами драматургу Юлии Тупикиной, не будем пересказывать ее творческую биографию, отметим только два факта — Тупикина участница знаменитой «Любимовки» и соавтор сценария фильма «Довлатов» Германа-младшего. И неожиданно возник интересный ход — в пьесе две пары влюбленных: Лейла и Меджнун и современные казанские ребята — Булат и Юлдуз.

Очевидно, при большой востребованности заказ казанского театра не стал для драматурга чем-то очень значимым, поэтому, выстроив заранее известную фабулу, автор не очень утруждалась в проработке характеров или изучении казанских реалий. Прозвучавшее упоминание (почему, откуда, зачем?) о нашем известном благотворителе Галимзянове явно притянуто за уши.

Любовь под рэп

Но удивительное дело — Ренат Аюпов вытянул далеко не сильную пьесу, найдя ей любопытное решение. «Лейла и Меджнун»» идут на сцене в окружении зрителей, публика сидит с двух сторон полукругом. Сцена как бы разделена на две части двумя колесами, соединенными веревками. Художник Иршат Азиханов включает еще и видеопроекцию на большом экране-заднике. Колеса вращаются, словно наша Земля, и две истории любви встречаются в Вечности.

Булат (Булат Гатауллин) — стильный мальчик: джинсы, конверсы, рюкзак. Юлдуз (Наиля Каримова) — стильная девочка: школьная форма от хорошего портного, такой же рюкзачок, роскошные распущенные волосы. Он — сын алкоголика, живущий в многодетной семье и вынужденный подрабатывать, она — единственная дочь богатого папеньки. Можно подумать, что мажорка, но нет. Знакомство этих учеников элитной школы начинается с увлечения рэпом, учителя попросили их вместе порепетировать. А дальше возникает любовь, возникает отец Юлдуз (Эльдар Гатауллин), который против «сына алкоголика». Почти как в классическом сюжете про разлученных влюбленных, почти, но не совсем так.

Но это только один пласт спектакля. Есть и второй, не менее важный. На сцене почти все время присутствуют, изъясняясь стихами, те самые из поэмы Низами Лейла (Алсу Файзуллина) и Меджнун (Ильфат Гибадуллин). И порой возникает почти что кинематографический эффект, когда героев поэмы подсвечивают, и их тени ложатся на задник, а в это время Юлдуз и Булат продолжают свою линию действия. Вот они — эти сакральные пересечения в Вечности.

На сцене почти все время присутствуют, изъясняясь стихами, те самые из поэмы Низами Лейла (Алсу Файзуллина) и Меджнун (Ильфат Гибадуллин)

Они оба любят рэп, эти наши современные Лейла и Меджнун ХХI века. Они порывисты, дерзки и беззащитны. Они наивны и прагматичны. «Первая любовь — это слишком большой дар, чтобы с ним справиться в юности», — кажется, эти слова принадлежат Овидию. Аюпов уверен: герои его спектакля справятся. Дай-то Бог.

Рэп в спектакле Рената Аюпова — это как поддерживающая пловца волна, это максимально быстрая и образная возможность передать захлестывающие чувства. В этом смысле у Аюпова есть прекрасный соавтор спектакля — композитор Эльмир Низамов, тонкий и точный, чувствующий природу театра. Что не скажешь, к сожалению, о невнятном пластическом решении Нурбека Батуллы.

«Лейла и Меджнун» в кариевском театре — это час с небольшим времени, чтобы понять и почувствовать вечную, во все времена, хрупкость любви. И открытый финал спектакля — это призыв зрителей самостоятельно поразмышлять об этом большом даре — любить. И пусть наши новые Лейла и Меджнун, Ромео и Джульетта, Валентин и Валентина ходят в джинсах и любят рэп, это не важно. Важно, что у них живые души, а убить душу и вместе с ней любовь — это преступление. Одно из самых страшных.

Что до ТЮЗа им. Г. Кариева, то видно, что в театре есть потенциал и, надеюсь, что в недалеком будущем мы будем говорить о нем все чаще и чаще. Кстати, водить сюда детей стоит по многим причинам, в том числе и по той, что здесь звучит правильный татарский язык. Для тех же, кто им не владеет, есть качественный перевод. И здесь на сцене нет ни расчлененных трупов, ни суицида, ни пляшущего медведя в стиле а-ля рюс, что с некоторых пор начало появляться в юношеских театрах. Здесь все как в нормальном театре для юных зрителей, в первом в жизни театре, который потом во многом определит любовь к этому прекрасному виду искусства.

1/28
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
Татьяна​ Мамаева, фото Максима Платонова
ОбществоКультура Татарстан
комментарии 7

комментарии

  • Анонимно 13 дек
    Ещё бы русский ТЮЗ в порядок паривести!
    Ответить
    Анонимно 14 дек
    Там полный порядок. Молодой, талантливейший режиссер
    Ответить
    Анонимно 14 дек
    Ага, знаем-знаем. Только спектаклей для детей нет, все про расчлененку.
    Ответить
  • Анонимно 13 дек
    Судя по фото - это какой-то любительские театр?
    Ответить
    Анонимно 13 дек
    Вы текст прочтите, и не судите по фото. Очевидно, коммент сотрудников русского ТЮЗа
    Ответить
  • Анонимно 13 дек
    Из декораций только одно колесо... Успехов и развития труппе!
    Ответить
  • Анонимно 13 дек
    Интересно, самой захотелось посмотреть
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Рекомендуем

Новости партнеров