Новости раздела

«Скоро станет хуже. Хотят запретить готовить рентгенологов по ускоренной программе»

Контрасты рентген-диагностики: врачей мало, зато техника работает в две смены

В Татарстане уже сейчас не хватает рентгенологов, чтобы обеспечить обследования нужного качества в нужном количестве, и этот дефицит в ближайшее время может резко увеличиться. Тему поднял на встрече членов Союза «Республиканское объединение частных медицинских клиник «Естественный отбор» в ТПП РТ главный специалист Минздрава РТ по лучевой диагностике Рефат Куртасанов. За обсуждением проблем рентген-диагностики и негосударственного сектора республиканского здравоохранения следил корреспондент «Реальное время».

Диагностика на контрасте

К встрече, на которой присутствовали представители медицинского бизнеса Казани и Нижнекамска, Рефат Куртасанов подготовился тщательно — слайды презентации к докладу изобиловали цифрами. В частности, он сообщил, что из «тяжелого» оборудования — не банальных рентген-аппаратов, а аппаратов для проведения МРТ, РКТ, ангиографов — республика, по российским меркам, неплохо обеспечена. Правда, в госсекторе далеко не все оборудование новое. К примеру, самые старые из восьми аппаратов МРТ, 29 РКТ и 12 ангиографов относятся к первой волне оснащения клиник высокотехнологичным оборудованием — они 2006 года рождения, а самая старая гамма-камера и вовсе раритет — она выпущена в 1983 году. Самое свежее оборудование, 2017 года, есть в РКОД (МРТ) и МКДЦ (РКТ).

Однако при этом в госсекторе очень скромную долю на общем фоне составляют самые современные, а, следовательно, самые дорогостоящие виды исследований. По словам Рефата Куртасанова, основная доля МРТ-диагностики, к примеру, проводится простейшим методом — бесконтрастным. Тогда как для постановки точного диагноза зачастую необходимо исследование с контрастированием, а то и вовсе ангиокомпьютерная томография.

— Доля контрастных исследований должна быть гораздо выше, — заявил главный специалист Минздрава по лучевой диагностике и заметил, что зачастую пациенту назначают априори бесполезное, зато более дешевое обследование в рамках программы госгарантий, а потом… рекомендуют обследоваться более тщательно: — Заключение врача «Рекомендовано РКТ с контрастом» после того, как было выполнено РКТ без контраста — это за гранью добра и зла!

На встрече присутствовали представители медицинского бизнеса Казани и Нижнекамска. Фото Максима Платонова

Причина перехода за грань добра и зла при назначении бесполезных обследований нуждающимся в скорейшей помощи пациентам проста. К примеру, тариф на одно МРТ без контрастирования по программе госгарантий — 590 рублей, на МРТ с использованием контрастирующего раствора — 5 265 рублей. Поделив годовую сумму, выделенную по квотам на МРТ поочередно на две эти цифры, легко понять, за счет чего проще всего увеличить количество доступных «бесплатным» пациентам квот.

В итоге в госсекторе доля квот без контраста составляет 89,76 %, а с контрастом, соответственно, 10,2 %. А в частном секторе их почти поровну: с контрастом — 44,4 %, без контраста — 55,6%. При рекомендованном, по словам Куртасанова, соотношении 50 на 50!

Кому нужна эта квота?

При этом выгодном с точки зрения максимальной заботы о пациентах соотношении в рамках госгарантий частные клиники не заинтересованы принимать пациентов по квотам — им это крайне невыгодно. Если в госсекторе нагрузка по квотам на один аппарат МРТ составляет 24 пациента при обеспеченности томографами 2,1 на 1 млн жителей республики, то в частном секторе при обеспеченности аппаратами 6,5 на 1 млн жителей она доходит лишь до 5,3. И увеличивать эту квоту частники не заинтересованы.

— Несмотря на то, что в нашей работе присутствует социальная миссия, экономическая составляющая неизбежно учитывается, — заметил в ответ на вопрос корреспондента «Реального времени» о готовности принимать больше пациентов по квотам главный врач группы компаний «Барсмед» Эмиль Шарафеев. — Разница в цене исследования, указанной у нас на сайте, и тарифа в 602 рубля — четыре с лишним раза. Тариф гораздо ниже себестоимости исследования, и, если исходить из нее, это будет гораздо ниже точки безубыточности.


«Разница в цене исследования, указанной у нас на сайте, и тарифа в 602 рубля — четыре с лишним раза», — говорит Эмиль Шарафеев. Фото Максима Платонова

Один стоит — другой за двоих работает

Другая проблема, остро стоящая в госсекторе и являющаяся основной причиной простоев аппаратов лучевой диагностики и лучевой терапии — техническое состояние и техническое обслуживание оборудования. Рефат Куртасанов пояснил, что в госсекторе замена любой детали «занимает определенное время», потому что на техобсуживание заключен экономный контракт, а «частник, который не может допустить, чтобы оборудование простаивало, заключает «золотые» контракты», что позволяет молниеносно устранять поломки.

А при нынешней ситуации в госсекторе оборудование простаивает месяцами. К примеру, в Республиканском онкодиспансере в этом году один из аппаратов 2010 года выпуска в связи с заменой отказавшего блока бездействовал с 1 по 30 июня.

В разговоре с корреспондентом «Реального времени» Рефат Куртасанов сообщил, что от момента обращения в лечебное учреждение до получения помощи пациент по определенным ФОМС нормативам должен получить услугу в течение двух недель, но «он может получить помощь и без томографа, например, рентген может получить». А вот что касается дорогостоящих обследований, пациента по показаниям должны обследовать в течение 30 дней, исключая неотложные состояния — там действуют сразу.

— Если же говорить об онкологических заболеваниях, там скорость не так важна. Опухоль не растет мгновенно, и 30 дней ожидания — это вполне нормально.

— В онкодиспансере проблема простоев диагностического оборудования сейчас решается, — заверил главный специалист Минздрава РТ по лучевой диагностике. — Там три аппарата РКТ, и не бывает так, чтобы все они сразу сломались. А если один ломается, то работающий на нем персонал освобождается, он может работать на другом томографе. У рабочего аппарата просто увеличивается время ежедневной работы.

Что касается дорогостоящих обследований, пациента по показаниям должны обследовать в течение 30 дней, исключая неотложные состояния — там действуют сразу. Фото Олега Тихонова

А еще, отметил собеседник «Реального времени», доступность медпомощи рождает ее востребованность:

— Чем она доступнее, тем больше хочется сделать обследований. В 1996 году у нас был один томограф, и все были довольны. А сейчас пять томографов, и есть лист ожидания.

С диагнозом можно подождать?

— Лучевая терапия, действительно, серьезная проблема, — признал Куртасанов. — У нас в РКОД — дефицит этих аппаратов, они уже возрастные, а нагрузка на них высокая. Они рассчитаны на определенное количество часов работы. И они дорогие, намного дороже томографов. Но сейчас пытаются с помощью различных вариантов этот дефицит устранить. В прошлом году был запущен процесс государственно-частного партнерства, то есть поставлен новый аппарат томотерапии — аппарат последнего поколения, которым заменили один из вышедших из строя. Если ломается один прибор, мы стараемся пациентов перевести на другой.

— Видимо, на всех не хватает, люди-то жалуются.

— Есть такая проблема. Мы ее решаем, различные схемы прорабатываются для закупки новых аппаратов, в том числе и варианты с помощью федеральных средств. А сейчас «Татнефть» закупила нам два аппарата для Юго-Востока, это социально ориентированное предприятие и мы ему очень благодарны. Прорабатывается такой же проект в Набережных Челнах, а также инвестиционные проекты.

Экономией на качестве диагностики и ремонте оборудования, как выяснилось, проблемы лучевой диагностики не ограничиваются: в этом медицинском секторе стремительно нарастает дефицит кадров. Фото Олега Тихонова

Найти рентгенолога

Но экономией на качестве диагностики и ремонте оборудования, как выяснилось, проблемы лучевой диагностики не ограничиваются: в этом медицинском секторе стремительно нарастает дефицит кадров. И если делать снимки могут лаборанты, то полноценно их описывать и правильно ставить диагнозы может только квалифицированный рентгенолог, да еще и с большим опытом. По словам Рефата Куртасанова, успешно ставить диагнозы способен рентгенолог, который смотрит не менее 20 тысяч снимков в год.

— В лучевой диагностике — дефицит кадров, — сообщил он. — Проблему решили созданием сервиса «Дежурный рентгенолог», когда снимок делает лаборант, а описывать их отправляют в одну из нескольких включенных в этот проект клиник, где их смотрит и описывает умелый специалист.

Но даже сам главный специалист Минздрава РТ по лучевой диагностике согласился с репликой одного из участников встречи в ТПП, что этот проект — не более чем латание дыр за неимением лучшего выхода. Он также добавил, что хороших рентгенологов, как показал опыт Альметьевска, где создан один из передовых медицинских центров, калачом в госсектор не заманишь — в «нефтяной столице» Татарстана вопрос решился, только когда специалистам решили квартиры выделять.

— А скоро ситуация станет еще хуже, — предупредил Рефат Куртасанов. — Сейчас в России хотят запретить готовить рентгенологов по ускоренной 4-месячной программе переквалификации — только через ординатуру. Эти планы пока на стадии обсуждения. Но, думаю, через год решение будет принято.

Инна Серова

Подписывайтесь на телеграм-канал, группу «ВКонтакте» и страницу в «Одноклассниках» «Реального времени». Ежедневные видео на Rutube, «Дзене» и Youtube.

ОбществоМедицина Татарстан

Новости партнеров