Новости раздела

«Потребность в IT-специалистах в нашей стране составляет миллион человек»

Интервью с топ-менеджментом телеком-оператора о «пакете Яровой», 5G и новых законах

«Потребность в IT-специалистах в нашей стране составляет миллион человек»

Вырастут ли тарифы из-за необходимости исполнения «пакета Яровой»? Почему связь на трассах и железнодорожных путях зачастую оставляет желать лучшего? Был ли смысл в переименовании Минкомсвязи в Минцифраз? Действительно ли звонки и SMS-сообщения больше никому не нужны? На эти и многие другие вопросы журналистов постарались ответить представители топ-менеджмента ПАО «МТС» в рамках прошедшей в Санкт-Петербурге пресс-конференции. Подробнее в материале «Реального времени».

О качестве связи на дорогах, росте тарифов и несуществующем 5G

— Алексей Валерьевич, недавно вы озвучивали свою оценку по затратам компании на исполнение «закона Яровой» — порядка 60 млрд рублей на ближайшие 5 лет. За счет чего компания будет покрывать эти затраты? За счет каких фондов? И отразится ли это на тарифах?

Алексей Корня, глава ПАО «МТС»: Я хотел бы уточнить, что оценка, которую мы давали, формулировалась до 60 млрд рублей, — разница есть. Окончательные и точные параметры назвать сейчас невозможно по множеству причин. К примеру, можно начать с того, что еще не были озвучены окончательные детали по техническим требованиям.

Что касается фондов, то в этом контексте инвестиции в инфраструктуру хранения не отличаются от остальных инвестиций в инфраструктуру компании. Это просто чуть больший объем инвестиций. Но мы не считаем, что это подорвет наш инвестиционный потенциал в плане возможности вкладываться в какие-то инновационные технологии и развитие компании в целом. Хотя, конечно, это является существенной нагрузкой на компанию.

Относительно влияния на тарифы мы не готовы сейчас комментировать, поскольку тарифная политика определяется конкурентной ситуацией, макроэкономикой и еще десятком факторов.

— Хотелось бы задать вопрос касательно покрытия сети: какова ситуация с покрытием на наших дорогах и железнодорожных путях?

Вячеслав Николаев, вице-президент по маркетингу МТС: Эта работа ведется постоянно. Покрытие дорог точно улучшилось в разы, однако назвать конкретное число станций я сейчас не могу. Вообще, за год у нас устанавливаются десятки тысяч новых базовых станций, однако в последний год много усилий было направлено именно на то, чтобы покрывать не только те места, где люди живут, но и те, где они ездят, поскольку у наших клиентов есть необходимость оставаться на связи, находясь в машине или поезде.

Алексей Корня: «Относительно влияния затрат компании на исполнение «закона Яровой» на тарифы мы не готовы сейчас комментировать, поскольку тарифная политика определяется конкурентной ситуацией, макроэкономикой и еще десятком факторов»

Руслан Ибрагимов, вице-президент по корпоративным и правовым вопросам МТС: Строительство вдоль дорог — это не строительство в городе. Это гораздо сложнее, поскольку дороги — не наши, подъездные пути — тоже не наши. Часто этих путей вообще нет, как и электроэнергетики. Все это находится в ведении других органов и организаций.

Все эти проблемы всплыли, когда мы делали связь по дороге Чита — Хабаровск. Несмотря на то, что мы все очень быстро построили, проблем было более чем достаточно. Да, тогда была политическая воля на строительство сети вдоль этой дороги и государственные органы нам помогали, но, строго говоря, мы работали на ощупь, потому что у нас нет механизмов быстрого выделения землеотвода, нет механизмов, которые позволяли бы выделять из бюджета средства на подводку электроэнергии, и так далее. Мы же не можем всем этим заниматься — тогда связь будет «золотая».

Как правило, такие проекты — это ГЧП. До настоящего времени для нас в законе не предусматривалась возможность участвовать в ГЧП по этим объектам. Сейчас во втором чтении наконец-то был принят законопроект, который такую возможность предусматривает, и самое революционное в нем то, что государство само может вкладывать деньги.

— Вопрос касается 5G: в каких городах будут запускаться соответствующие решения в первую очередь? И можете ли вы назвать успешные кейсы, связанные с «интернетом вещей» в регионах РФ?

Алексей Корня: Я предполагаю, что мы увидим первые коммерческие продукты в этой области в 2019—2020 годах.

Вячеслав Николаев: Я, наверное, выступлю на «грустной стороне силы». 5G пока не существует. 5G — это стандарт. Также надо понимать, что существующих возможностей 4G в ближайшие 2—3 года с хорошим запасом хватит практически для всех продуктов.

Естественно, вендоры, то есть производители оборудования, стараются как можно быстрее войти в эту историю. Они пытаются найти лучшие кейсы для того, чтобы потом претворить их в жизнь. Мы также активно работаем в этом направлении, чтобы раньше остальных понимать, как все это устроено и, соответственно, предоставлять самые передовые услуги. Но говорить про продукты в перспективе ближайшего года абсолютно бессмысленно — это тесты и R&D, но это еще не результат.

Алексей Корня: В контексте 5G важно понимать, что эта история не только для IoT, но и для B2C. Сейчас ведется достаточно много дискуссий о том, что 5G — это про «интернет вещей», и в этом контексте возникают разговоры про единого инфраструктурного оператора. Я бы подчеркнул, что 5G — это потребительская история.

Относительно скорости появления: я уверен, что мы точно будем в авангарде расцвета этой технологии в Европе. Главное, чтобы как можно скорее решились вопросы с частотами и регуляторикой. Мы будем продолжать тестировать 5G в различных регионах. Пилоты будут запускаться в Питере, Москве, однако нужно понимать, что пока это не потребительская история.

Руслан Ибрагимов: «Строительство вдоль дорог — это не строительство в городе. Это гораздо сложнее, поскольку дороги — не наши, подъездные пути — тоже не наши. Часто этих путей вообще нет, как и электроэнергетики. Все это находится в ведении других органов и организаций»

О переименовании Минкомсвязи, войне с «одноразовыми сим-картами» и цифровизации

— В мае, после формирования нового правительства РФ, Минкомсвязи переименовали в Министерство цифрового развития. На ваш взгляд, изменит ли это что-то для телеком-операторов, и будет ли вообще у этой трансформации практический эффект? Грубо говоря, не получится ли как с переименованием милиции в полицию, когда название поменялось, а содержание — нет.

Алексей Корня: Вы знаете, наверное, это является отражением того, куда движется экономика. Цифровизация становится важным фактором нашей жизни. Если посмотреть, где мы были с точки зрения потребления сервисов 10 лет назад и где мы находимся сейчас, то видна большая разница. Цифровизация кардинально меняет нашу среду — это факт. Думаю, в какой-то степени перефокусирование министерства отражает это. Я не думаю, что для нас [операторов связи] это что-то принципиально меняет. Мы все движемся в цифровую экономику в той или иной степени.

Руслан Ибрагимов: Я бы предложил смотреть на это не как на отдельное событие, а в связке с тем, кто у нас вице-премьер (теперь у нас появляется вице-премьер по цифровому развитию).

Раньше, в соответствии с утвержденной госпрограммой, Минкомсвязь отвечало за инфраструктурную часть цифровой экономики, а Минэкономики — за идеологию и нормативное регулирование. В то же время наша рабочая группа «Нормативное регулирование» в рамках госпрограммы «Цифровая экономика» больше регулировалась со стороны Минэкономики, а как будет сейчас — нам не совсем понятно, поскольку у них есть другие компетенции, а в профильном министерстве, которое теперь тоже за цифровое развитие, еще не сформировался блок. Давайте дождемся окончательного формирования коллективов министерств — тогда можно будет говорить что-то определенное. Сейчас четкого понимания нет, хотя надежда на лучшее есть, как и всегда.

— С 1 июня вступают в силу поправки в ФЗ «О связи», направленные на борьбу с незаконной реализацией сим-карт — с этого момента операторы должны обслуживать только тех абонентов, чьи данные у них есть. Скажите, на какой стадии находится подготовка к запуску и как вы воспринимаете данную инициативу?

Алексей Корня: Мы считаем, что это достаточно положительное явление на рынке, поскольку оно приведет к нормализации объема продаж и дистрибуции сим-карт. На пике за год у нас продавалось порядка 120 миллионов сим-карт, что, безусловно, не является здоровой ситуацией. Мы понимаем, что такой объем продаж не соответствует количеству живых пользователей. Нам кажется, что общего оздоровления рынка можно достичь в том числе за счет снижения продаж «одноразовых сим-карт», которые покупаются и сразу же выбрасываются. Данная норма, безусловно, в какой-то мере будет этому способствовать, хотя, конечно, всегда лучше, когда рынок приходит к этому сам. Чем больше свободы дается в области саморегулирования, тем лучше. В целом мы не считаем, что это плохая законодательная инициатива — она достаточно нейтральная.

Алексей Корня: «Иннополис — очень хорошее начинание, которое сфокусировано как раз на развитии специалистов в технической области, а также на специалистах, которые будут востребованы в будущей цифровой экономике». Фото Максима Платонова

Об Иннополисе, нехватке айтишников и миллиардной выручке

— Алексей Валерьевич, а какое место в стратегии развития компании занимает Иннополис? И то соглашение с КАМАЗом, которое было подписано недавно, касается только беспилотных грузовиков? Просто на ЧМ также планируется запускать беспилотник — будет ли там стоять оборудование МТС?

Алексей Корня: Потребность в IT-специалистах в нашей стране составляет где-то 1 млн человек. Сейчас на рынке существует порядка 500 тысяч специалистов, плюс в год выпускается еще порядка 50 тысяч. Это значит, что у нас впереди еще 10 лет для того, чтобы закрыть существующие потребности. Это очень серьезный сдерживающий фактор для развития всей цифровой экономики и нашей компании — мы чувствуем этот недостаток IT-специалистов на рынке.

В этом смысле Иннополис — очень хорошее начинание, которое сфокусировано как раз на развитии специалистов в технической области, а также на специалистах, которые будут востребованы в будущей цифровой экономике. Также отрадно то, что этот университет выпускает специалистов достаточно высокого качества. Конкурс, к сожалению, наверное, еще относительно небольшой — в выпуске порядка 170 человек, причем всех их разбирают.

Это точно один из тех вузов, с которыми нам необходимо работать, чтобы инвестировать в будущих специалистов в этой области. Это очень хорошее начинание, которое мы поддерживаем и будем поддерживать. Во всех отчетах вы можете найти информацию о том, что мы — одни из спонсоров университета, и мы продолжаем оказывать ему поддержку. Пока у нас там два приоритетных направления: IoT (работа с массивами данных и датчиками), а также 5G. Пока этого более чем достаточно. Является ли это стратегией компании? Безусловно.

Что касается КАМАЗа, то это не суперширокое партнерство — оно покрывает конкретные задачи, связанные с тестированием конкретных областей. Если мы увидим, что там есть зачатки чего-то интересного, мы, безусловно, будем расширять это направление и двигаться дальше. Это как раз-таки некоторые исследования и тестирования, а во что они выльются, должно быть понятно после того, как мы сделаем соответствующую работу.

— Поскольку приближается ЧМ-2018 по футболу, не могу не спросить, сколько ваша компания планирует заработать на чемпионате?

— Мы точно не ждем значительного влияния чемпионата мира на финансовые параметры. Простая математика показывает, что это несколько сотен миллионов рублей доходов, что в масштабе выручки в 400 млрд рублей — небольшая сумма.

О покупке мессенджера, трансформации тарифов и виртуальных операторах

— Алексей Валерьевич, вы наверняка отмечаете резкий рост востребованности мобильного интернета и в то же время падение интереса клиентов к голосовым звонкам и SMS-сообщениям в силу активного развития рынка мессенджеров. Какой выход вы видите из сложившейся ситуации и не планируете ли вы запуск/покупку мессенджера?

Алексей Корня: Все идет к тому, что операторы в большей степени будут брать плату с клиентов за коннективити — просто за вашу возможность доступа к сети. У нас порядка 50% абонентов уже находятся на тарифах, формат которых предполагает, что вы можете говорить определенное количество минут. К примеру, те же 500 минут в месяц вполне удовлетворяют потребности большинства людей. Суть тарификации будет двигаться в этом направлении. Может быть, предоставляемые пакеты будут отличаться по трафику, но суть останется именно такой.

Вячеслав Николаев: «Мессенджеры для нас даже полезны, поскольку люди, которые ими пользуются, увлекают своих знакомых, друзей и родственников подключить услугу передачи данных, чтобы те тоже смогли пользоваться этими приложениями, а это означает, что они подключат в том числе и наши виды тарифов»

Вячеслав Николаев: Касательно покупки мессенджера — это вопрос инноваций, вопрос моды. Надеяться на то, что вы сможете купить или создать тот самый мессенджер, который станет «единственным в мире» — это немножко…

Знаете, мессенджеры для нас даже полезны, поскольку люди, которые ими пользуются, увлекают своих знакомых, друзей и родственников подключить услугу передачи данных, чтобы те тоже смогли пользоваться этими приложениями, а это означает, что они подключат в том числе и наши виды тарифов.

— Хотелось бы узнать вашу позицию относительно виртуальных мобильных операторов. Есть мнение, что MVNO приведет к убыткам классических сотовых операторов и негативному влиянию на экономику России. Вы можете с этим согласиться? Вы ведь сами запускали подобные проекты.

Алексей Корня: Да, мы запускали MVNO на нашей сети: у нас был проект с «Ашаном», плюс в настоящее время на нашей сети есть еще пара MVNO. В данном случае мы не в каких-то крайних позициях — мы нейтрально относимся к этой истории.

В то же время, мы не видим большой ценности в MVNO — она действительно условная. Либо оператор продает свою сеть и тогда у него появляется возможность демпинговать, однако встает вопрос: почему тогда оператор не продаст за этот же демпинг не кому-то, а напрямую абоненту? Соответственно, вся добавочная стоимость возникает в том, что MVNO может предложить помимо сети и помимо коннективити. Как правило, потребители не видят, что сверху может быть предложено что-то значимое и интересное. Хотя потенциально, может быть, нечто подобное когда-то и появится.

Лина Саримова, фото roscongress.org
ТехнологииITТелекоммуникацииЭкономика
комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 30 мая
    У меня в этом году братишка заканчивает КАИ, программист, отдам на работу, ничего не знает, прошу научить и платить ЗП))))
    Ответить
    Анонимно 30 мая
    Ахаха))) смешно вы сказали. А он сам то ищет работу?
    Ответить
    Анонимно 30 мая
    Пока еще нет, диплом сдает)
    Ответить
  • Анонимно 30 мая
    Интересная статья для айтишников
    Ответить
  • Анонимно 30 мая
    Про бардак со связью на трассах объяснили. Легче конечно не стало, но хоть злюсь теперь на них поменьше)
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии