Новости

16:01 МСК
Все новости

Сергей Межерицкий: «Казанцы делают лучший в мире порох!»

На пороховом заводе не соблюдались элементарные правила безопасности

Сергей Межерицкий: «Казанцы делают лучший в мире порох!» Фото: niikristall.ru

Накануне назначения нового директора федерального казенного предприятия «Казанский государственный порохового завода» корреспондент «Реального времени» побеседовал с членом межведомственной рабочей группы коллегии Военно-промышленной комиссии РФ для рассмотрения перспектив развития ФКП «Казанский государственный пороховой завод» Сергеем Межерицким. Правда, последние заявления российского Минпромторга о возможном переносе татарстанского предприятия в Удмуртию сместили многие акценты в беседе. Тем не менее беседа с экс-руководителем порохового завода, который еще 15 лет назад мог бы его возглавить, достаточно интересна с точки зрения состояния предприятия.

Москва завела «персональное дело» порохового завода

— Сергей Эдуардович, как вы оцениваете текущее состояние производственных мощностей ФКП «Казанский государственный пороховой завод»? Хотелось бы начать разговор именно с этого вопроса, поскольку после каждого ЧП руководство завода апеллировало к технологической и производственной отсталости предприятия. Согласны ли вы с тем, что завод нуждается к экстренной модернизации, в том числе и для предотвращения аварий?

— Мне довелось руководить предприятием, пожалуй, в самые непростые годы — с 1994 до 2002 года. Именно в этот год завод, находившийся под угрозой банкротства, получил статус казенного и сохранил производство пироксилиновых порохов. Скажу честно, вероятность банкротства в 90-е годы у оборонных предприятий была достаточно высокой, можно сказать, каждый ходил «по лезвию ножа». Сегодня таких (пироксилиновых) заводов, выпускающих аналогичную Казанскому пороховому заводу продукцию, осталось в стране только три. После того, как я завершил преобразование завода в казенный, то сразу передал дела Халилу Гиниятову. А что там потом происходило, какие аварии случались, я узнавал, работая в аппарате правительства РФ. Тогда я курировал деятельность казенных предприятий, создаваемых в стране.

«Прозвучало множество предложений относительно дальнейшей судьбы завода, но я не могу их озвучить, т. к. они носят, повторюсь, установочный характер». Фото Максима Платонова

Спустя 15 лет с момента ухода с предприятия мне трудно объективно оценивать его нынешнее состояние. Для этого 2 августа была создана межведомственная рабочая группа под руководством председателя научно-технического совета военно-промышленной комиссии Юрия Михайлова. Кстати, он тоже казанский пороховик. В свое время он возглавлял институт ГоСНИИХП, который соседствует с казанским пороховым заводом.

Эта комиссия создана для рассмотрения перспектив развития ФКП КГПЗ: ей принимать решения о его будущем. В ее состав входят 16 человек, среди которых директор Департамента промышленности обычных вооружений, боеприпасов и спецхимии Минпромторга России Дмитрий Капранов, министр промышленности и торговли РТ Альберт Каримов, глава регионального управления Ростехнадзора Борис Петров. Но в первую очередь в комиссию входят специалисты-пороховщики. Первое заседание прошло 28 августа на производственной площадке завода.

— Приняты ли были какие-либо решения?

— Как обычно, первое заседание — «установочное». То есть обсуждалось состояние завода на текущий момент, ставилась задача — сделать все, чтобы предприятие работало безопасно, без аварий и ЧП. Прозвучало множество предложений относительно дальнейшей судьбы завода, но я не могу их озвучить, так как они носят, повторюсь, установочный характер. Окончательное решение будет приниматься после того, как пройдет серия обсуждений.

— Как часто создаются подобные комиссии? Каков срок их «жизни»?

— Я первый раз сталкиваюсь с подобной практикой и первый раз в них участвую. Комиссия прекратит работу, как только будут приняты окончательные решения, гарантирующие безопасную эксплуатацию взрывоопасного предприятия.

«Когда Халил Гиниятов объявил в прессе, что «я бьюсь, а они все равно ходят в синтетической одежде», у меня был шок. Нужна элементарная дисциплина и не будет ЧП». Фото Олега Тихонова

Нарушались элементарные правила безопасности

— Вы согласны с тем, что завод нуждается в экстренной модернизации?

— Я не пойму, что значит экстренной? Что вы имеете в виду под экстренной?

— Значит, в быстрой модернизации. Значит, нужны срочные инвестиции?

— А при чем здесь деньги и модернизация?

— А разве можно провести модернизацию без денег?

— Есть масса вещей, когда можно делать без денег. Причина казанских ЧП в том, что элементарно не соблюдались технологическая дисциплина и правила техники безопасности. Первое правило: перед тем, как зайти на производство, вы должны снять себя статическое электричество (т. е. вы не имеете права ходить в синтетической одежде). Работая мастером, я обязан был проверять в каком белье работники заходят на производство. Когда Халил Гиниятов объявил в прессе, что «я бьюсь, а они все равно ходят в синтетической одежде», у меня был шок. Нужна элементарная дисциплина и не будет ЧП. Руководитель обязан снабдить людей необходимой одеждой без синтетики, поэтому все ссылки на низкую зарплату работников здесь ни при чем. Им обязаны предоставлять безопасную одежду для работы.

— Но в качестве причин ЧП назывались устаревшие производственные мощности…

— Я так не считаю. Когда говорят, что предприятие на 95 процентов устарело, значит, ничего производить не может. А казанцы делают лучший в мире порох! Французы производят порох по той же технологии, что и казанцы. Да, оборудование — старое, но безопасное.

«Когда говорят, что предприятие на 95 процентов устарело, значит, ничего производить не может. А казанцы делают лучший в мире порох!». Фото Василия Максимова (kommersant.ru)

О реформировании боеприпасной отрасли: нужна пороховая вертикаль

— Недавно министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров заявил журналистам о завершении разработки концепции по реформированию отрасли по производству боеприпасов, которая предусматривает объединение производителей. Знакомы ли вы с этой концепцией? Какая роль в ней отводится Казани?

— Я видел несколько концепций. Если я не ошибаюсь, то их было внесено в правительство РФ четыре. Какую из них закончили, не знаю. Какие плюсы и минусы есть — трудно сказать, я не видел последний вариант. Но тот факт, что программа реформирования выносится на уровень правительства, уже положительно.

Но насколько мне известно, ни в первом, ни во втором варианте не было головной структуры, под которой все будет собираться. И замечания правительства РФ в этом и были высказаны — нет головной структуры, которая будет рулить этим процессом. Да, можно свалить казенные предприятия с акционерными обществами в одну кучу, перемешать и сварить хороший суп. Что из этого получится — не знаю. Если повар окажется хорошим, то может и суп получится вкусным.

— Что имеется в виду в качестве головной структуры? Речь идет о создании управляющей компании для управления пороховыми заводами?

— Раньше управлял Минпромторг РФ, был главк и были люди, которые отвечали от начала и до конца технологического процесса. Назовите мне сейчас, кто отвечает?

— А разве у Минпромторга РФ возможности в управлении ограничены?

— Мне кажется, да. Если сейчас часть оборонных предприятий находится в корпорациях, часть – в холдингах, часть – в Минпромторге. Как это будет управляться Минпромторгом, предугадать даже трудно. Сложности в этом есть. Может быть в последнем варианте что-то изменилось, мне об этом неизвестно. Я думаю, что концепцию еще долго будут дорабатывать. Говорить о том, что она закончена — значить сделать очень обнадеживающее заявление.

«Сейчас часть оборонных предприятий находится в корпорациях, часть — в холдингах, часть — в Минпромторге. Как это будет управляться Минпромторгом, предугадать даже трудно». Фото oreninform.ru

Пороховой хотели обанкротить еще 16 лет назад

— Вы работали на казанском пороховом заводе 24 года, возглавляли его в течение 8 лет. Именно при вас предприятие получило статус казенного. Были ли альтернативные варианты?

— Как я уже говорил, его несколько раз предлагали обанкротить за долги. Поэтому единственная возможность его сохранить — перевести в статус казенного, когда субсидиарную ответственность по долгам несет государство. Что и было сделано. Я хочу сказать по секрету, что пороховой — единственный случай, когда долги не «cписывались», хотя государство не выделяло средства на их погашение. Всю задолженность мы перекрывали разделительным балансом. По разделительному балансу мы вывели часть имущества в ФГУП ФНПЦ КНПП имени Ленина — это предприятие-банкрот, которое продавало свои активы и рассчитывалось с кредиторской задолженностью. И было образовано «чистое» ФКП, которое было создано с нуля, и ему было выделено 50 млн рублей для погашения задолженности по зарплате. В результате все долги были погашены, конкурсное производство было закончено и его закрыли.

— Почему вы не остались руководителем казенного предприятия?

— Это вы мне вопрос задаете? (смеется) Я занимался расчетами с кредиторами, а мне (должность директора ФКП) не предложили. Пришли другие люди, которые в итоге возглавили завод.

— Мне показалось, что вы просто ушли на повышение?

— Ну, вот так получилось. Я курировал все казенные предприятия, которые были созданы после порохового. Какой объем госзаказа они получили — цифры называть не буду. Но государство не оставляет казенные предприятия без поддержки. Могу сказать, что ежегодно в федеральном бюджете закладывалось до 5 млрд рублей на выплату субсидий казенным заводам для получения положительного сальдо между доходами и расходами. Если государство не выделяет достаточный объем гособоронзаказа, то обязано компенсировать все расходы на заработную плату, газ, электроэнергию. Если заказ увеличивается и предприятие выходит на безубыточность, то из заработанной прибыли 75 процентов остается на развитие предприятия, а 25 процентов перечисляется в бюджет.

— Оглядываясь назад, видим, что именно при Гиниятове произошло самое большое количество ЧП.

— Я еще раз повторю: основная причина ЧП в отсутствии элементарной технологической дисциплины, несоблюдение технологических процессов и правил техники безопасности. Чья здесь вина пусть решает Минпромторг РФ и другие структуры, которые отвечают. Я не вправе выносить вердикт.

Луиза Игнатьева
ПромышленностьОПК
комментарии 9

комментарии

  • Анонимно 03 окт
    Пороховой завод - это значительная и яркая часть истории Казани и России в целом.

    Но безопасность людей превыше всего.

    Жду решения комиссии.
    Ответить
  • Анонимно 03 окт
    Каждый норовит лягнуть Казань.
    Ответить
  • Анонимно 03 окт
    не может быть безопасным производство, когда зарплата - мизер. На такие кутарки идут только необучаемые или немощные кадры в нужде. Почему правительство не рассматривает эту сторону проблемы завода как саботаж против ВПК страны?
    Ответить
  • Анонимно 03 окт
    Плохой руководитель, вот и не было дисциплины
    Ответить
  • Анонимно 03 окт
    Старое оборудование - это что же, станки девятнадцатого века используют?)
    Ответить
  • Анонимно 03 окт
    Чем больше шумит руководство тем больше на него оглядываются. Шум производят в надежде получить больше финансов на " восстановление" производства
    Ответить
  • Анонимно 03 окт
    Да если бы порох был некачественный то на завод не запускали бы чужие руки
    Ответить
  • Анонимно 03 окт
    А что пусть вывозят за пределы города. Шутка ли пороховой завод в городе. Безопасность жителей прежде всего
    Ответить
  • Анонимно 03 окт
    У семи нянек дитя без глазу. Хозяев много-ответчика нет
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии