Новости

17:42 МСК
Все новости

«Для тех, кто готов сейчас работать с государством, открываются возможности»

Бизнес-бранч «Реального времени» по проблемам развития малого и среднего бизнеса. Часть 1

«Для тех, кто готов сейчас работать с государством, открываются возможности» Фото: Роман Хасаев

Круглый стол «Реального времени» в рамках совместного проекта с минэкономики РТ по проблематике развития малого и среднего предпринимательства продемонстрировал противоречивую ситуацию, сложившуюся в экономике. С одной стороны, снижение реальных доходов населения, подорожание импортного сырья и товаров, ужесточение условий кредитования сильно ударили по предпринимателям. Многие даже успели почувствовать влияние антитурецких санкций. Критике подверглись и многие последние законодательные инициативы по регулированию бизнеса. С другой стороны, компании научились искать новые ниши, а эксперты говорят о возможностях для старта новых бизнес-проектов.

Участники бизнес-бранча:

  • Илья Антонов — директор Международного центра делового образования «ЛИНК»
  • Рустам Бикмухаметов — генеральный директор сервисного центра «ZR shoes»
  • Айдар Булатов — эксперт «Фабрики предпринимательства», председатель Совета директоров группы компаний Bulatov group, вице-президент Ассоциации рестораторов и отельеров Казани и Татарстана
  • Фарида Галеева — член совета Ассоциации предприятий малого и среднего бизнеса РТ
  • Алексей Грушин — управляющий технополиса «Химград», генеральный директор ОАО «УК «Идея Капитал»
  • Дарья Доленговская — шеф-флорист цветочной мастерской «Дари»
  • Александр Зайцев — основатель и руководитель компании «Таежник» (производство туристического снаряжения)
  • Анна Законова — директор казанского Музея советских игровых автоматов
  • Алексей Коннов — генеральный директор маркетингового агентства «ЦАИР-маркетинг»
  • Артем Кузнецов — генеральный директор НПО «Энергия», председатель комитета по промышленности и энергетике общероссийской общественной организации «Деловая Россия» в Татарстане
  • Ирина Купряхина – директор швейной мастерской «Ирэн»
  • Артур Николаев — первый заместитель председателя правления Торгово-промышленной палаты РТ
  • Лариса Парфенова — замруководителя Центра поддержки предпринимательства Республики Татарстан
  • Расул Садриев — генеральный директор компании «Фейерверк Казань» («ХороShow»)
  • Андрей Татьянчиков — руководитель проекта ООО «Камско-Устьинский завод строительного гипса»
  • Расим Усманов — замдиректора АНО «Гарантийный фонд РТ»
  • Ильдар Халиуллин — генеральный директор ООО «Камско-Устьинский завод строительного гипса»
  • Гульнара Хамзина — основательница центра физического совершенства Paramartha
  • Дилюс Шавалиев — руководитель ГКУ «Центр реализации программ поддержки субъектов малого предпринимательства Республики Татарстан»
  • Сергей Юшко — генеральный директор технопарка «Идея»
  • Сергей Кощеев — модератор, главный редактор интернет-газеты «Реальное время»

«Мы видим, что народ натренировался с кризисами»

Сергей Кощеев: «Тема нашего сегодняшнего круглого стола — это «Малый бизнес, итоги года»: что заработали и сколько потеряли, что потеряли. То есть речь идет не только о деньгах»

Сергей Кощеев: Тема нашего сегодняшнего круглого стола, который проходит в рамках совместного проекта с министерством экономики по определению ключевой проблематики малого и среднего бизнеса и предпринимательства в целом, — это «Малый бизнес, итоги года»: что заработали и сколько потеряли, что потеряли. То есть речь идет не только о деньгах, поэтому так сформулирована тема. И вообще тема очень широкая, конечно, но на самом деле ключевой момент в этой теме такой, что в отличие от 2008 года, когда мы все были свидетелями того, как на глазах, можно сказать, происходили шоковые изменения (каждый предприниматель, журналисты это наблюдали), а сегодня такого нет. Не принято говорить про кризис, затяжной кризис, волны экономические и т.д. Итог 2015 года, от которого многие ждали больших серьезных проблем, в том, что таких серьезных проблем на самом деле нет. И даже те предприниматели, которые говорят, что у них существуют проблемы, что со дня на день они будут вынуждены уйти с рынка и так далее, на самом деле этого не делают, а поступательно зарабатывают все больше, занимают новые позиции, открывают какие-то новые направления деятельности. А некоторые начали более плотно сотрудничать с государством. Поэтому у нас сегодня здесь представители министерства экономики, инфраструктуры, институтов поддержки предпринимательства.

Если можно, такой первый вопрос: итог 2015 года – что заработали, сколько потеряли? Я не хочу никому давать право, хочу, чтобы тот, кто хочет высказаться первым, высказался. Я не буду тратить ваше время, представляя всех участников круглого стола. Хотел бы, чтобы вы сами представились, высказали свою точку зрения, мы это опубликуем; у нас будет несколько публикаций: одна – репортаж, и стенограмма полной беседы. Пожалуйста, кто хочет высказаться первым?

Артем Кузнецов: А может, поскольку мало знакомы, прямо по кругу пойдем? Представиться, и по два-три слова каждый скажет: организация, кто чем занимается. Так лучше будет.

Сергей Юшко: Сергей Юшко, директор технопарка «Идея». Сам технопарк в 2015 году, по крайней мере за 9 месяцев, на 43% вырос по выручке. Деньги, которые инвестировались в проекты, сейчас возвращаются, уже сейчас получены предложения. Поэтому с точки зрения технопарка «Идея» мы растем, потому что наша компетенция востребована. С точки зрения наших резидентов, мы видим, что народ натренировался с кризисами, и кто имеет возможность, вкладывается в новые проекты, но уже проекты, которые позволяют в этот кризис «залезть» на рынок и получить максимум. Поэтому стараются вкладываться во что-то более технологическое, чтобы и выручка, и прибыль, и последствия были долгоиграющими.

Те, кто работал с зарубежными партнерами, особенно европейскими, видят, что европейцы «цепляются» за этот бизнес и делают совместные инвестиции, даже иногда в обход рекомендаций различных государственных структур. Они делятся технологиями. Те технологии, которые были недоступны ранее, готовы теперь предоставлять в совместное использование. У наших резидентов выросла на 20% зарплата у сотрудников (такого никогда не было: беспокоятся о людях, вкладываются в своих сотрудников).

Кощеев: Я еще хотел сказать, что у нас работают коллеги с компании ТНВ, там тоже будет сюжет, посвященный нашему круглому столу. Понятно, все в порядке в общем-то у нас. Настоящие предприниматели всегда что-то предпринимают, вне зависимости от условий. Пожалуйста.

Артур Николаев: Николаев Артур Сергеевич, первый заместитель председателя Торгово-промышленной палаты РТ. У нас самое большое объединение предпринимателей – 2 246 членов. Сергей сказал отличные цифры, которые вдохновляют и действительно должны вести вперед. У Айрата [Булатова] тоже, думаю, цифры должны быть положительными, хотя он пока молчит.

На самом деле, какое-то двоякое чувство по этому году, потому что много компаний закрылось, есть такая тенденция. Это, видимо, были те, кто немножко не готов к долгой, длительной работе. С другой стороны, любой — не скажу кризис, скажу: сложная ситуация в экономике, – это возможность передела рынка, и многие этим тоже начинают пользоваться. Сергей абсолютно правильно подтверждает мои мысли, что в этом плане — наиболее сильные, наиболее предприимчивые, потому что любой предприниматель должен быть предприимчивым. И как раз работа с государством – это одно из тех направлений, где деньги сейчас и у частника, и у государства. Соответственно, для тех, кто готов сейчас работать с государством, предложить хорошие услуги, хороший продукт, в принципе, открываются определенные возможности.

Что касается международного сотрудничества, к нам раньше еженедельно приезжали иностранные делегации. Перед Новым годом, кстати, активность опять возросла (недавно Тюрингия была, завтра с финнами встречаемся). Межрегиональные отношения тоже очень хорошие. Сводим бизнес: вот сейчас Новосибирск у нас присутствует, Карачаево-Черкесия приезжала, есть еще наработки до конца года. То есть есть поступательное движение. Промышленные площадки в этом году довольно таки хорошо «стартанули». И те программы, которые были заложены министерством экономики, в том числе «50 на 50», которую закладывали еще в свое время, когда разрабатывали программу развития предпринимательства, начинают как раз давать положительные моменты, из-за которых, наверно, у нас бизнес и продолжает развиваться. Спасибо.

«Реально сейчас лучшее время для запуска нового бизнеса»

Айдар Булатов: Айдар Булатов, группа компаний «Булатов групп», рынок общественного питания, одни из лидеров в Казани. Работаем и в Москве. Нужно сказать, что, действительно, основной пик кризиса пришелся на 2014 год, поэтому основное падение ощущалось в 2014 году, и уже многие мероприятия были сделаны в 2014 году. Если говорить о 2015 годе, то ситуация у нас непростая. Помимо влияния спада потребительской активности, у нас еще дополнительные проблемы с санкциями, которые ограничили ввоз продукции. Было кратковременное резкое повышение цен на продукцию, то есть воспользовались случившейся спекулятивной ситуацией.

Мы не растем, задача – сохранить те позиции, которые есть. Благо то, что все наши объекты в настоящий момент работают. В целом падение выручки с начала кризиса сейчас составило порядка 20%. По прибыли — 50-70% падения.

Более 30% представителей услуг общественного питания закрылись. При этом, в отличие от 2008 года, наблюдается все-таки развитие федеральных сетей. Они выходят сейчас в регионы, потому что Москва уже перенасыщена. Поэтому данный кризис характеризуется как закрытием, так и открытием новых предприятий, и многие себя ищут в новых нишах. Примерно вот такая ситуация. То есть, если говорить в целом по результатам, то, наверное, 2015-й и 2014-й годы — действительно, ситуация стабилизировалась.

Кощеев: У вас ведь не только общественное питание, у вас ведь еще «Фабрика предпринимательства» — вы основали ее. Что вы обсуждаете там с ребятами? Как в этом году действовать? Как в следующем году? Может, вы говорите, что время сверхприбыльное? Какой у вас основной тезис?

Айдар Булатов: «Сейчас лучшее время для запуска нового бизнеса. То есть если мы сейчас уже как крупные игроки боремся за сохранение своего бизнеса, то сейчас высвобождается очень много ресурсов, которые в целом для тех, кто заходит, дешевые или бесплатные»

Булатов: Основной тезис, если говорить о периоде волатильности, то это всплеск создания новых предприятий, нового бизнеса. Вообще, реально сейчас лучшее время для запуска нового бизнеса. То есть если мы сейчас уже как крупные игроки боремся за сохранение своего бизнеса, то сейчас высвобождается очень много ресурсов, которые в целом для тех, кто заходит, дешевые или бесплатные. То есть сейчас даже, например, на рынке общественного питания есть очень много объектов с оборудованием, с мебелью, которая просто стоит, и собственники забрали ее за долги по аренде, и поэтому можно запустить сейчас ресторан почти бесплатно. Такого варианта событий, когда мы начинали развиваться, в 2005-м, 2000-х годах, вообще никогда не было.

Второй момент: сейчас очень хорошо стартуют бизнесы, которые рассчитаны на экономию. Сейчас все мечтают экономить. В эту сторону смещается акцент в поведении потребителей, и те бизнесы, которые на это нацелены, они сейчас достаточно хорошо «выстреливают».

Третье — это все меняется очень в связи с геополитической ситуацией. В связи с изменениями предпочтений потребителей постоянно появляются новые ниши, которые можно сейчас заполнять. Поэтому если сейчас говорить о начинающем бизнесе, то у нас за этот год было запущено нашими фабрикантами более 30 направлений бизнеса. И вот, как показывает, многие из них стартуют более успешно, чем в период до кризиса, например.

Кощеев: Интересно, спасибо.

«14 февраля не принесло таких доходов, как было раньше»

Дарья Доленговская: Меня зовут Дарья. Я являюсь представителем цветочного бизнеса, цветочная мастерская «Дари». У нас молодая фирма, и мы открывались в 2014 году, как раз в самые сложные периоды. И в 2015 году мы, конечно, почувствовали на себе рост курса валют, потому что мы напрямую зависим от этого. У нас мастерская отличается тем, что мы работаем только с привозным товаром.

Кощеев: Насколько они подорожали?

Доленговская: На 100%.

Кощеев: В два раза больше. А цены ваши розничные?

Доленговская: Розничные цены увеличились также в два раза. Но мы, к сожалению, не можем делать наценку ниже, иначе у нас не будет никакой окупаемости. Думали, что у нас снизится торговля и мы потеряем многих клиентов, но на самом деле мы потеряли тех, кто в основном ходит и покупает цветы где-то в ларьках, но у нас появились более высокого уровня клиенты, которым нравятся наши работы и наш подход к делу.

Кощеев: То есть вы не потеряли по сути дела?

Доленговская: Не потеряли и приобрели новых.

Кощеев: А больше это физлица покупают или организации?

Доленговская: По-всякому: мы работаем и с теми, и с другими, но, конечно, больше физлица. Организации сейчас не тратят очень много на цветы, в основном они дарят какие-то сертификаты, что более универсально. Мы на самом деле очень рады, что в этом месяце был такой замечательный праздник, как День мамы, который у нас в стране очень сильно пропагандируют, потому что он выступает в качестве объединения всех семей, такой душевный праздник. И мы на самом деле не выходили из мастерской, в ней ночевали, мы столько работали — двое суток!

Кощеев: Вот на заметку министерству экономики: государственная поддержка малому предпринимательству в чем? Новый праздник для того, чтобы увеличивался товарооборот.

Доленговская: На самом деле по телевидению была активная реклама этого праздника. Но зарубежные праздники, такие как 14 февраля, не принесли таких доходов, как было раньше. День влюбленных, европейские праздники в этом году не принесли такой прибыли.

Кощеев: Всплеск патриотизма.

Доленговская: Все люди стали говорить: «Зачем любить в один день, когда можно делать это постоянно?». Видимо, все-таки кризис ударил по карманам.

«Было 14% — стало 19,5%»

Александр Зайцев: Меня зовут Александр, швейная компания «Таежник», производство экипировки для рыбалки, охоты, туризма. Кризис сказался однозначно на нас: сырье в два раза подорожало, произошло снижение числа сотрудников порядка двух раз, и даже на ту половину, которая осталась, заказы тоже уменьшились. Но тут благополучно мы сумели сориентироваться: заказы сейчас у нас есть, но уже мы немножечко в других сферах начали двигаться.

Ильдар Халиуллин: Для армии шьете?

Зайцев: Бывает, для Министерства обороны. Кстати, очень хороший заказ пришел летом.

Халиуллин: Частному лицу — оборонный заказ?

Зайцев: Да, но через посредников. То есть большие, крупные заказы от Минобороны поступают.

Кощеев: А где вы сырье покупаете: у российских поставщиков или зарубежных?

Зайцев: В основном китайская ткань. Но сейчас стропу в Казани стали делать. Но тоже удивительно: цены, казалось бы, должны быть ниже, но иногда даже через посредника дешевле купить китайское сырье. Основные болевые темы – это то, что подняли кредит очень сильно нам, очень сильно. Грубо говоря, было 400 тысяч рублей, стало – 520, это просто с учетом уменьшения…

Кощеев: Это ваш платеж в месяц?

Зайцев: Да, у нас есть здание…

Дилюс Шавалиев: А вам не снизили ставку?

Зайцев: Нет, нам не снизили ставку. Большое спасибо за поддержку, за письмо. Вы сделали все, что могли, пришел ответ от банка, что так и так, мы не можем…

Андрей Татьянчиков: А у вас кредит – это операционка или за здание?

Зайцев: За здание, за здание. То есть было 14% — стало 19,5%, на 120 тысяч в месяц. Мало того, что там такой хитрый договор с банком, там еще и срок сократился: был 10 лет, стал 7.

Татьянчиков: Это кто у нас, что за банк? Страна должна знать своих героев.

Зайцев: На самом деле я не хочу ссориться с этим банком: я от него очень сильно завишу сейчас. На крючке у банка. Ситуация такая, что мы очень сильно зависим от настроения банка. К тому же под начало года мы всегда брали кредит (у нас сезон летом). В начале года кредиты не давались. Пошла волна, мы без кредита вошли в сезон: старый отдавать надо, новый – не дают. В общем, этот год у нас был посвящен закрытию старых кредитов, не беря новые. С одной стороны, это позитивный момент, мы «вылазим», но посмотрим. Тенденция такая — потихонечку, своими силами выходим из этого.

Кощеев: Какие у вас обороты? Можете сказать, сколько вы производите? Какой у вас вал? По месяцу, по году?

Зайцев: Он очень варьируется, но несколько миллионов рублей, не десятков. И при этом — падение примерно в два раза.

Кощеев: А самая большая статья расходов у вас — это, естественно, сырье?

Александр Зайцев: «Мы заточены именно на туризм, у нас экипировка»

Зайцев: Сырье, зарплаты.

Кощеев: Сколько человек у вас работает?

Зайцев: Сейчас где-то 25-30.

Кощеев: То есть было 50?

Зайцев: Даже до 70 доходило в хороший год.

Кощеев: На что вам сейчас остается надеяться в плане привлечения заказов? Действительно, может, Министерство обороны? У нас вроде как перевооружение, переоснащение.

Зайцев: Это хорошо, но я лично не знаю, как найти прямые контакты, прямую связь с Министерством обороны. Мы заточены именно на туризм, у нас экипировка.

Булатов: Последний раз на встрече с президентом задавали же вопросы на тему текстильной промышленности. И там непосредственно ручное управление было, когда указали покупать у местных производителей.

Ирина Купряхина: У кого закупаться? У нас нет производителей.

Булатов: Есть. Школьную форму…

Купряхина: Я как раз там была.

Булатов: Вы же как раз задавали вопрос. Точно.

«Расход на содержание намного выше, чем ты зарабатываешь»

Гульнара Хамзина: Хамзина Гульнара, центр физического совершенства «Парамарта». Я представитель что ни на есть самого малого бизнеса, потому что кормушки нет никакой: что сам руками сделал, то и получил. Мы предоставляем услуги оздоравливающего характера – это массажи; услуги образовательного характера – это танцы, йога; услуги типа салона красоты – маникюр, педикюр; и маленькое кафе «Парамарта».

Первый момент, который очень сложный на сегодняшний день, — это обслуживание того, что ты делаешь, выросло настолько, что невозможно покрыть расходы на содержание: на зарплаты, энергоресурсы, воду, на составляющие, на которых ты работаешь. Все это — импортосодержащие вещи, потому что своих производителей качественных, к сожалению, нет. Соответственно, все выросло в цене, и при всем при этом расход на содержание, на обслуживание намного выше, чем ты зарабатываешь. И этот момент — он единственный ключевой, который на сегодня объясняет все. И мы сейчас выживаем. Жалко людей будет терять, которые уже работают. И содержание площадей, а поскольку даже, например, танцы на одного человека — положено два квадратных метра, то есть содержание на 1-2 человека я уже должна дать, потому что танцевать невозможно иначе. Соответственно, людей немного, а площади содержишь большие.

Кощеев: Все это в аренде?

Хамзина:Нет, я выживаю пока еще потому, что это в собственности. Но и в собственности тоже нужно содержать. И, повторюсь, любые ремонтные работы: сделать паркет, поправить зеркало, даже обслуживание интернет-ресурсов и реклама стали такими высокими темпами расти, трудозатраты и энергозатраты на сегодня настолько высоки, что думаешь: зачем уже, в конце концов, тебе это надо?

Кощеев: А сколько вы работаете?

Хамзина: В общем-то я в Казани работаю уже 14 лет, то есть я одна из первых открыла школу-студию танцев в 2001 году на улице Космонавтов. Сейчас это стало «Парамартой», и там представлены различного рода услуги, чтобы люди развивались, совершенствовались, для того чтобы поддерживать их здоровье. И еще один момент очень важный (я думаю, что сталкиваются все) – это нет кадров. Этот бич настолько страшный, что сам предприниматель теряет моральные силы для того, чтобы что-то возрождать, что-то терпеть, что-то делать, потому что повара… Вот у меня кафе небольшое, и постольку ручная работа, мы работаем только на свежеприготовленной пище, у нас нет заготовок. Это удорожает мою работу в маленьком кафе, где 25 посадочных мест и работает 6 человек. Я так воспитана: я не могу предоставить пищу из полуфабрикатов. Соответственно, ты платишь зарплату, учитывая, что не все столы заняты в течение дня. И в итоге я получаю результат, когда я выживаю.

У нас индийская кухня, вегетарианская, итальянская кухня, национальная, — мы предоставляем все, и все ручной работы. Например, мы единственное кафе — абсолютно не совру, — если вы сделаете анализ ресторанов Казани, мы единственные, кто производит 15 наименований десертов ручной работы. Поэтому на сегодняшний день достаточно сложно судить. Пока растет обслуживание и пока уменьшается количество клиентов, способных потреблять это все, а оно уменьшается с каждым разом. Не знаю, как в других видах бизнеса, но я могу сказать, что перед Новым годом, учитывая, что люди знают, что будут дополнительные расходы, они на всем экономят. И в кафе стали меньше в декабре приходить, чем, например, даже это было в ноябре. И услуги берут только тогда, когда даешь очень большие скидки, просто чтобы выжить опять-таки, чтоб дать работу своим людям.

Пока ситуация такова, и не радует еще то, что не говорят, что надо бы культуру как-то вообще освободить в принципе от налогов. Потому что все говорят об образовании, о культуре, о том, что нужно поднимать качество здоровья. И тут еще надо бы разобраться, раз уж культура априори должна быть на высоте, то, наверно, о ней как-то дополнительно государству…

Кощеев: От каких налогов вас можно было бы освободить?

Хамзина: Это не обо мне лично. Обо мне лично я уже сказала: я вынуждена содержать по условиям даже санэпидемстанции квадратуру.

Кощеев: То есть изменить нормативы надо?

Хамзина: Да, изменить нормативы, отношение к тому, что люди каким бизнесом занимаются. Хотелось бы, чтобы эти моменты учитывали. И дай бог нам всем терпения просто.

«Нам перекрыли полностью кислород: все ткани шли из Турции»

Кощеев: Спасибо вам большое. Пожалуйста.

Ирина Купряхина: «Нас кризис застал еще в прошлом году, когда в нашем городе закрылось 315 точек общепита. Это официальная статистика, соответственно, мы пошли за ними, потому что мы их одеваем»

Купряхина: Всем добрый день, я – Ирина, швейная фабрика «Ирэн». Мы занимаемся школьной формой, униформой для ресторанов, гостиниц и магазинов. Нас кризис застал еще в прошлом году, когда в нашем городе закрылось 315 точек общепита. Это официальная статистика, соответственно, мы пошли за ними, потому что мы их одеваем. В этом году нас, конечно, очень хорошо поддержали и мэр города, и президент республики. Нам дали такой карт-бланш: нас провезли по всем районам республики, мы взяли небольшие объемы по школьной форме. Нам дали хорошие кредиты по 8,5%. Это Банк Казани. Я взяла его первой, хотя потом уже документы доделывали, через 2 месяца.

Кощеев: Это «мэровская» программа?

Купряхина: Да, я несколько раз ею пользовалась. Но что хочу сказать: взяли кредит, оборудование новое закупили (очень дорогостоящее), взяли эти заказы – и на самом деле сработали в ноль. Мы взяли это только ради того, чтобы не развалиться и не закрыться, потому что людей много, в основном женщины работают.

Кощеев: Сколько у вас человек работает?

Купряхина: Тоже где-то около 25 человек. В хорошее время (летом) мы дополнительно набираем людей, так как у нас объемы большие.

Кощеев: Вашего рынка школьной формы же, по сути, не существовало? Был период, когда просто не было формы…

Купряхина: Нет, я этим занимаюсь уже лет 15. Просто пробивали очень долго, еще когда Минтимер Шаймиев у нас был.

Кощеев: А вы в лизинг не покупали оборудование?

Купряхина: Лизинг мы пробовали, это 40% плюс – легче взять кредит и оплачивать. Это любой вам предприниматель скажет.

Кощеев: А на какой срок у вас кредит?

Купряхина: Уже намного проще стало в этом году, дают больше и, соответственно, на дольше. Допустим, сейчас мы на три года взяли кредит – это максимальный кредит в 5 млн рублей. Потому что раньше давали меньше, давали 3 млн рублей и на два года. В предыдущий раз мы тоже этим пользовались.

Кощеев: А вот оптимальная сумма и срок, по-вашему, какой, например, для «мэровской» программы?

Купряхина: Вот по поводу программы мы как раз недавно с мэром собирались. Как раз я сказала, чтобы, во-первых, они отслеживали его: могу купить только нитки, фурнитуру и ткань — все. Это неправильно: у меня есть налоги, зарплата, аренда помещений. Почему я могу только вот сюда?

Шавалиев: А сколько вам нужно для оборота? Миллиона хватит вам?

Купряхина: Оборотные — да.

Шавалиев: Вот есть Фонд поддержки предпринимательства при министерстве экономики Республики Татарстан. Там — микрозаймы до миллиона рублей по ставке до 10% годовых на пополнение оборотных средств. Можно на налоги пустить, можно на что угодно. Приходите.

Ирина Купряхина: «У нас портьерные ткани, скатерочные ткани все из Турции идут, школьная форма вся из Турции идет, понимаете? Где сейчас это брать, никто не знает»

Купряхина: Спасибо, придем обязательно. Сейчас еще вот такая следующая проблема возникла, это буквально только что. Мы раза 4-5 ездили в этом году. Наладили производство ткани для школьной формы – толку-то? Нам перекрыли полностью кислород. У нас портьерные ткани, скатерочные ткани все из Турции идут, школьная форма вся из Турции идет, понимаете? Где сейчас это брать, никто не знает.

Татьянчиков: В Китае.

Купряхина: В Китае не делают такого качества. Они пишут одно, а на деле – другое. Сколько раз на экспертизу отдавали.

Кощеев: В Турции вы уже не можете закупать?

Купряхина: Теоретически мы не попали под санкции. На самом деле мы попали под них и очень хорошо.

Татьянчиков: Так быстро на отечественное, конечно, нельзя перестроится.

Купряхина: У нас нет производств.

Татьянчиков: Нет такого в Турции, чтобы это нельзя было найти в Китае.

Купряхина: Качество не такое.

Татьянчиков: Есть и такое качество в Китае, что ни Турции, ни Италии не снилось. Ищите и обрящете. Я 2 недели назад — из Турции и из Китая. Я был на выставке. В Китае есть абсолютно все.

Расул Садриев: Вы еще попробуйте в Китае заказать.

Купряхина: Мы тоже привозили оттуда, мы ни одну сертификацию, ни одну комиссию не прошли. Хотя документы есть, сертификаты есть, но экспертизу не проходит.

Татьянчиков: Это говорит о чем? У нас турецкое, особенно в нашей республике, скажем так, гипертрофированно развивалось и развивается, а китайское всегда было как-то в тени. И сложился уже такой стереотип, что все самое худшее там, но это не так.

Купряхина: Ни в коем случае: у них тоже есть очень хороший товар. Но товар, который нам нужен, они не делают или делают из 100-процентной синтетики, что нам не подходит вообще.

Кощеев: Спасибо. Слово следующему участнику.

«Мы переквалифицировались больше на консалтинговые услуги»

Илья Антонов: Меня зовут Илья Антонов, я директор международного центра делового образования «ЛИНК». Работаем с 1994 года, где-то более 5 тыс. выпускников по различным программам. Это бизнес-образование. Если говорить про 2015 год, то спад идет именно по сфере обучения людей как физлиц. У людей падает покупательная способность, и, соответственно, дорогие образовательные продукты они покупать, естественно, не могут. При этом мы переквалифицировались даже не обучение, а больше на консалтинговые услуги для компаний, то есть там у нас рост примерно раза в два, в три.

Илья Антонов: «Если говорить про 2015 год, то спад идет именно по сфере обучения людей как физлиц. У людей падает покупательная способность, и, соответственно, дорогие образовательные продукты они покупать, естественно, не могут»

Кощеев: То есть в этом году — рост в три раза?

Антонов: Именно по этому направлению, потому что раньше мы занимались «физиками».

Кощеев: Это новая программа?

Антонов: Это не программа, то есть это когда компании… уже вот то, что сегодня обсуждалось, есть разные вопросы: есть вопросы стратегии, оптимизации расходов, процессов, маркетинга, людей. Эти все вопросы, которые у всех есть, просто когда не было кризиса, все хорошо жили, и об этом никто не задумывался. Сейчас, когда прибыль падает, когда нужно все-таки зарабатывать на том же уровне, нужно вкладывать в оптимизацию себя, понимать, на каком рынке и где работаешь. Вот как раз эти вещи и растут.

Кощеев: Ваши клиенты — это малый бизнес?

Антонов: Я бы сказал, малый и средний. Но там есть крупный бизнес, но это, наверно, больше исключения, это больше какие-то люди из крупного бизнеса. Но малый и средний бизнес, даже больше средний.

Кощеев: То есть в этом году вы приобрели корпоративных заказчиков?

Антонов: Да, можно так сказать. В этом плане ожидаем, что и дальше будет такая же ситуация.

Кощеев: Спасибо вам большое. Пожалуйста, Алексей Коннов.

«В Татарстане люди не готовы работать так, как работают в других регионах»

Алексей Коннов: Алексей Коннов, «Центр аналитических исследований и разработок», маркетинговая компания. Не скажу, что мы что-то потеряли в этом году.

В моем бизнесе есть две тенденции. Первая тенденция – понятно, что режутся маркетинговые бюджеты, и, соответственно, деньгами, которые раньше тратились на банковские исследования, затыкается любая дырка в бюджете, кроме того, что необходимо проводить маркетинговые исследования, с одной стороны. С другой стороны, люди в кризис тоже понимают, что, может быть, лучше потратить деньги на исследования и понять, как развить свой бизнес в этом направлении, чем продолжать работать по старинке. Соответственно, какие-то старые клиенты ушли, какие-то новые – появились. С точки зрения клиентов малого бизнеса у нас никогда не было, потому что у него просто нет денег на какие-либо исследования. Всегда был средний и крупный бизнес. Он, собственно, остался, хотя какие-то бюджеты режутся. Кто-то пытается делать что-то своими силами, потом приходят к нам и спрашивают, что с этим делать. Это первая тенденция.

Я готов поддержать с точки зрения кадров: с кадрами очень большая проблема. Я не знаю, что происходит в Казани и в Татарстане, но я вот недавно тоже со всероссийского съезда подобных компаний, и я плачу на самом деле на 30% больше, чем в таких аналогичных компаниях. Мы не берем Москву, конечно.

Кощеев: Чтобы удержать людей?

Алексей Коннов: «Понятно, что режутся маркетинговые бюджеты. С другой стороны, люди в кризис тоже понимают, что, может быть, лучше потратить деньги на исследования и понять, как развить свой бизнес»

Коннов: Да, чтобы удержать людей. Но при этом они, во-первых, не стоят в очереди, во-вторых, не готовы работать, например, так, как работают в других регионах. То есть мы вот буквально позавчера обсуждали это с директором центра развития туризма. То же самое она говорит: есть проекты, есть зарплаты – приходите работайте, но кадров нет. Непонятно, что происходит. То есть либо люди уже настолько считают себя переоцененными или… Здесь, особенно во время кризиса, это очень серьезный вопрос и очень серьезная проблема. Потому что, с одной стороны, мы говорим, что кризис – нужно больше работать, нужно больше вкладываться, нужно больше развиваться, образовываться. С другой стороны, кадры не хотят этого. Хотят сразу получать здесь и сейчас.

Хамзина: Мне кажется, это политика восприятия, что я могу, ничего не делая, что-то иметь.

Коннов: Возможно, возможно. Да, возможно, поколение такое. А с точки зрения исследовательской отрасли мы ничего особо не приобрели. Да, мы сохранили свои позиции, свои обороты. Кто-то пришел, кто-то ушел, и, соответственно, продолжаем работать, помогать тем компаниям, которые готовы воспользоваться нашими услугами.

Кощеев: Понятно, спасибо вам большое. Пожалуйста.

«Разошлись свободные земельные участки, которые мы не могли продать в течение «жирных» годов»

Алексей Грушин: Добрый день. Меня зовут Грушин Алексей, я гендиректор УК «Идея-капитал», управляющий тремя достаточно известными структурными площадками: технополис «Химград», технопарк «Идея» и индустриальный парк «Чистополь».

Если говорить об итогах нашей работы за 2015 год, то в целом по нашей деятельности спада нет, есть определенный рост, но предпосылкой этого роста, наверное, явилось то, что мы в начале года и в конце прошлого принимали ряд мер, которые позволили нам с учетом такого негативного развития экономики в определенных местах «поджаться», определенные – развивать. Это, наверно, как раз стало причиной того, что в этом году большого спада не было. Надеемся, что в следующем году мы будем продолжать заниматься тем, чем занимались в этом году, и наращивать те компетенции, которые для нас являются наиболее конкурентоспособными. Потому что наш основной сегмент – это малый и средний бизнес практически по всем площадкам, которыми мы занимаемся.

Есть интересные тенденции. С одной стороны, вроде бы, ряд компаний, на которых негативно сыграли определенные факторы, те, которые, зависели от импортного сырья, поставок импортного оборудования, либо их инвестиционные проекты находились в строительной фазе. Когда серьезно поднялись банковские проценты, они попали, так скажем, в нехорошую зону. Но с другой стороны, ряд компаний активно стали реализовывать свои бизнес-проекты. Что тоже удивительно: у нас почти разошлись свободные земельные участки, которые мы не могли продать в течение таких «жирных» годов. В эти годы нам удалось вовлечь те объекты. Поэтому, надеемся, те компании, которые зашли на площадки, будут так же хорошо развиваться. Потому что мы в большей степени зависим от них. Успех их бизнеса является залогом того, что и наши площадки будут привлекательны, и наш бизнес тоже будет процветать.

Алексей Грушин: «С одной стороны, ряд компаний, на которых негативно сыграли определенные факторы, попали, так скажем, в нехорошую зону. Но с другой стороны, ряд компаний активно стали реализовывать свои бизнес-проекты»

Кощеев: Сколько резидентов сейчас на этих трех площадках в совокупности?

Грушин: На технополисе «Химград» у нас сейчас (если брать производственные) порядка 260 компаний.

Кощеев: Площадка «Химграда» заполнена сейчас?

Грушин: Нет, у нас есть, так скажем, определенный потенциал роста. Это уже те земельные участки либо те объекты, в которых есть определенные планы развития. Тоже их пришлось приостановить в связи с тем, что ключевую роль сыграл рост банковских ставок по кредитам, потому что они были как раз связаны с инвестиционными вложениями. Здесь мы пока просто остановились, потому что есть риск того, что те финансовые модели, которые мы согласовывали первоначально и с банками, просто не будут работать.

Кощеев: То есть 250 компаний, вы сказали?

Грушин: 260, это около 7 тысяч рабочих мест. У нас целевой указатель – это около 10 тыс. рабочих мест, это как в лучшие времена «Тасмы», когда она процветала.

Кощеев: А «Чистополь»?

Грушин: С «Чистополем» сейчас ситуация сложная.

Кощеев: Там вокруг часового завода?

Грушин: Нет, это отдельный индустриальный парк greenfield. Индустриальные парки greenfield и brownfield. Это что-то типа «Тасмы», то есть там, где были производственные предприятия, и фактически управляющая компания занимается развитием в пределах территории. А greenfield – это когда в чистом поле проводятся инженерные коммуникации, дороги и земельные участки предлагаются инвесторам, которые строят свои предприятия. В «Чистополе» сложнее, потому что там все-таки wkreenfield, и сейчас с инвесторами достаточно сложно. Западные компании и другие иностранные компании, которые приходят в Татарстан, больше ориентируются на ОЭЗ «Алабуга», а в Чистопольском районе малый и средний бизнес недостаточно развит для того, чтобы самим реализовать проекты. Есть, конечно, отдельные инвестиционные проекты, но о массовом интересе пока говорить не приходится.

И есть ряд серьезных проектов, которые сейчас прорабатываются, это строительство завода по сжижению газа – совместный республиканский проект и «Газпром. Газомоторное топливо». Сейчас основные документы подписаны, мы ждем сейчас соглашения между республикой и ГМТ. Если они будут подписаны, то в 2016 году начнется реализация этого проекта и ряда других, которые рассматриваются частными инвесторами.

Кощеев: Понятно, спасибо вам большое. Пожалуйста.

«Мы все время говорим о том, чтобы бизнес вышел из тени, но мы опять уходим в эту область»

Фарида Галеева: Галеева Фарида. Я бы хотела в данном случае, как представитель бизнес-сообществ некоторых (Ассоциация малого и среднего бизнеса РТ, Торгово-промышленная палата, «Деловая Россия», рабочая группа Общественной палаты — везде я подвизаюсь), сказать несколько слов в целом.

Фарида Галеева: «Положительные тенденции ушедшего года я вижу в том, что продолжают активно налаживаться диалоги бизнеса и власти»

Положительные тенденции ушедшего года я вижу в том, что продолжают активно налаживаться диалоги бизнеса и власти. В этом направлении очень много делает Минэкономики, Центр поддержки предпринимательства, господин Нагуманов тоже постоянно проводит диалоговые мероприятия на всех площадках, каких можно. Диалог есть. Но дело в том, что является результатом этого диалога. Конечно, бизнес-сообщество и ассоциации хотят донести много чего, но, по мнению аналитиков, для того чтобы была реальная обратная связь, нужно 25 лет. 10 лет прошло, поэтому мы видим эту перспективу, и еще 15 лет мы будем налаживать диалог активно и надеемся, что в итоге нас услышат.

Что касается проблемных точек. Конечно, у бизнес-сообществ много претензий к городской администрации. Маленький, короткий пример: наш экономический блок во главе с руководством никак не реагирует на проблемы, возникшие с вывесками и рекламой. Мы уже встречались с ними много раз.

Кощеев: Это колоссальная проблема.

Галеева: Проблема большая. И вы, как представители информационных систем, тоже, наверно, с этим сталкивались. Это первое. Второе – конечно, укрепились бизнес-сообщества и ассоциации, они выступают единым фронтом. Например, по структурным площадкам бизнеса у нас было много встреч. Однако воз и ныне там: никаких подвижек мы не видим. Буквально вчера в общественной палате мы рассматривали законопроект о введении на территории республики патентной системы налогообложения, и опять ставки максимальные по всем видам деятельности, притом что Госсовет нам обещал, что будут учтены все рекомендации ассоциации бизнес-сообществ. Тем не менее ставка максимальная. Мы говорим им: «Ну как же так?». Они (комитет по бюджету) говорят нам: «Ладно-ладно, не расстраивайтесь, предприниматели и другие уважаемые члены рабочей группы. Давайте так: до 1 марта есть время, внесите предложения». Но я уже, имея опыт, понимаю, что мы снова от всех наших ассоциаций напишем, и опять… Нет у меня сейчас оптимизма…

Кощеев: А сколько патент в год стоит? Порядок цен какой, чтоб понятно было?

Галеева: Десятки тысяч в год.

Кощеев: 30-40 тысяч в год.

Галеева: Да. И если, например, репетиторы, то для них ощутимо. Государству удобно, чтобы представители таких направлений (которые государству трудно контролировать по упрощенным или неупрощенным системам налогообложения) покупали патент. Но если уж у нас ИП тысячами закрываются из-за 22 600 пенсионного взноса, то неужели этот же ИП купит за 60 тысяч патент, чтоб государство спокойно спало? Мы, в принципе, понимаем, что так не будет. И какой результат? Мы все время говорим о социальной ответственности бизнеса, о том, чтобы вышли из тени, о борьбе с «серыми» выплатами, но мы опять уходим в эту область. Если Починок ввел упрощенную систему и самый низкий налог, тогда массово возникли индивидуальные предприниматели. Почему мы не используем этот опыт? Почему надо принять волюнтаристское решение без учета реального рынка и опять все максимально поднять?

В целом, конечно, республика делает много. И здесь у нас опять сложности с федеральным законодательством и федеральными тенденциями. Вот вы сегодня заявили, например, импортозамещение. Каким образом это сделать? Нужно, наверно, оборудование. Взять, например, в сфере электроники: нужна вакуумная техника, чтобы производить хотя бы кинескоп. Я, как специалист в этой области, могу сказать, что для развития вакуумной области нужно сто лет, чтобы самим создать вакуум на 10 в минус шестой или в минус третьей хотя бы. Это как у нас получится? Значит, мы должны опять оборудование купить?

Фарила Галеева: «Вот вы сегодня заявили, например, импортозамещение. Каким образом это сделать? Нужно оборудование. Например, в сфере электроники нужна вакуумная техника. Я как специалист в этой области могу сказать, что для развития вакуумной области нужно сто лет, чтобы самим создать вакуум на 10 в минус шестой или в минус третьей хотя бы»

Возьмем самое простое – сельское хозяйство. Тут уж вроде совсем несложно: племенной скот, семена и так далее. И опять масса проблем. И в этом направлении, конечно, сегодня малый и средний бизнес, видя заверения с высоких трибун, ожидает, что будет государственная поддержка, а что в реальности? Опять присоединение новых территорий – это очень затратные бюджетные механизмы. Развитие Дальнего Востока, территории опережающего развития, потом – борьба с терроризмом. Но реальный экономический вклад мы сегодня не видим. И мы, конечно, все бизнес-сообщество ожидает реальную экономическую политику.

Теперь я вам скажу статистику по тому, каким образом эмигрируют лучшие квалифицированные кадры. Очереди стоят в посольства. США и Европу уже закрыли, и куда сейчас наши граждане будут «утекать»? Канада, Австралия и Израиль. Туда уже их массовый вал. И это пора останавливать, потому что без квалифицированных кадров мы не сможем достичь тех планок, которые заявлены и правительством России, и нашим президентом.

Кощеев: Хорошо, спасибо вам.

Галеева: И самое главное, чем мы занимаемся, — это вопросы господдержки, потому что это наша область, наша сфера. И должна вам сказать, что мы сегодня начинаем понимать, что точечная поддержка не способствует улучшению делового климата, более того, она разрушает конкурентную среду. Поэтому мы предлагаем сегодня либо снизить налоги минимально для всех, либо убрать, как говорит Хакамада и Ясин. И убрать вообще эти гранты, субсидии, из-за которых нарушается конкурентная среда и разоряются остальные.

Купряхина: Совершенно верно.

Продолжение следует

Диляра Ахметзянова, фото Романа Хасаева, видео Арчи Стасевича
комментарии 7

комментарии

  • Анонимно 15 дек
    на создание вакуума сто лет? да ладно?!
    Ответить
  • Анонимно 15 дек
    Какие яркие участники, интересный бранч
    Ответить
  • Анонимно 15 дек
    Подождите, в следующем году увидите весь размах кризиса, сейчас просто временный рост, но за ним последует еще более сильное падение, если не случится никакого чуда
    Ответить
    Анонимно 15 дек
    не надо верить в чудо. работайте, пользуйтесь поддержкой государства, изучайте новые программы
    Ответить
  • Анонимно 15 дек
    в Китае действительно есть очень качественные товары, прямо на удивление, но знаете, и ценник на них высокий
    Ответить
  • Анонимно 15 дек
    у современных работодателей такие вакансии - страшно на них откликаться, требований много, многие соискатели просто не хотят позориться или боятся приходить на собеседование, потому что некоторыми навыками, необходимыми работодателю и указанными в вакансии, не обладают
    Ответить
  • Анонимно 15 дек
    Шаймиев многим помог и продолжает помогать
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии