Новости раздела

Пошли ва-банк: вкладчики ТФБ и «Интеха» винят Набиуллину в сделках с предпочтением

Союз Александры Юмановой судится с Центробанком из-за досрочно возвращенных кредитов регулятора

Пошли ва-банк: вкладчики ТФБ и «Интеха» винят Набиуллину в сделках с предпочтением Фото: Максим Платонов

В сделках с предпочтением уличили не только обычных клиентов «Татфондбанка» и «ИнтехБанка», но и не самых рядовых кредиторов. Правда, принимая решения по этим операциям, АСВ повело двойную игру. Мы уже рассказывали, как госкорпорация решила «подарить» «Радиотехбанку» почти 800 млн рублей, выведенных из татарстанских лопнувших банков накануне дефолта. Аналогичная ситуация сложилась и со сделками Центробанка. Оказалось, что регулятор и сам спасал свои деньги из тонущих ТФБ и «Интеха». Не дождавшись, когда эти манипуляции обжалует конкурсный управляющий, Союз пострадавших вкладчиков во главе с Александрой Юмановой подал иски к ЦБ сначала по займам «Татфонда», а на этой неделе готовит заявление и по досрочно погашенным кредитам «ИнтехБанка». Эксперты оценили ответный ход вкладчиков, но все же не уверены в их победе. Подробнее — в материале «Реального времени».

Как Набиуллина увела из ТФБ 15 миллиардов

Вызов ЦБ в суд называют достойным ответом Союза пострадавших вкладчиков Александры Юмановой на шквал исков АСВ к вкладчикам ТФБ и «Интеха». Пока татарстанцев обвиняли в сделках с предпочтениями, в тех же сомнительных операциях уличили и регулятора.

Правда, в отличие от рядовых граждан, здесь действительно знали о плачевном положении дел в банках, убеждены в Союзе пострадавших вкладчиков. Поэтому ЦБ и спасал свои деньги из тонущих банков, затребовав досрочного погашения кредитов.

— Мы подали иск к ЦБ по займам «Татфондбанка», и на этой неделе постараемся подать по «ИнтехБанку», где практически аналогичная ситуация. По «Татфонду» возврат был в четвертом квартале 2016 года. Конкретной даты не знаем, потому что документов от АСВ не видим. Это они у нас знают все, но никому ничего не говорят, — рассказала Александра Юманова «Реальному времени».

Тем не менее по бухгалтерскому балансу видно, что на конец третьего квартала «Татфондбанк» должен был Центробанку 18 млрд рублей. На конец четвертого квартала, когда отчет составляла уже временная администрация, баланс по кредиту составил всего 3 млрд, то есть под конец года ТФБ выплатил регулятору 15 млрд рублей.

«ЦБ вливал деньги в ТФБ, зная, что сейчас их украдут! А теперь сами они забрали деньги и возвращать не собираются!» — уличает регулятора в двойной игре Александра Юманова. Фото Олега Тихонова

«ЦБ вливал деньги в ТФБ, зная, что сейчас их украдут!»

— Сейчас же АСВ пытается вернуть деньги с «физиков». Говорят, вы знали, что банк рухнет, зачем вклады снимали?! А сами они при этом забирали деньги. ЦБ знал о тяжелом положении ТФБ, как подтверждает их переписка. Тем не менее он ему не просто займы давал, но еще и банки на санацию, то есть ЦБ вливал деньги в ТФБ, зная, что сейчас их украдут! А теперь сами они забрали деньги и возвращать не собираются! — уличает регулятора в двойной игре Александра Юманова.

Конкурсный управляющий не стал обжаловать эти сделки ЦБ. Поэтому Союзу пострадавших вкладчиков пришлось самим идти в суд. Впрочем, одну из операций регулятора в АСВ все же оспорили в досудебном порядке, в конкурсную массу вернули 58 млн рублей, правда, и это произошло после вмешательства Союза. Но возвращать миллиарды конкурсник не собирается, называя возврат кредитов сделками РЕПО.

— Какая разница, какие это сделки, если все это деньги?! Тем более если нам говорят, что мы знали о проблемах, потому что за две недели появилась картотека неисполненных платежей, а ведь ЦБ знал, что все плохо, еще в мае и это они публично говорили. А так они наверняка знали еще за год до того, как банк рухнул, — говорит Юманова.

Регулятор отказался высказывать позицию по спору с Союзом пострадавших клиентов ТФБ и «Интеха». Фото abnews.ru

ЦБ: «Судебные иски не комментируем»

Первое судебное заседание по делу ТФБ отложили до 19 февраля. Сегодня-завтра Союз вкладчиков подаст еще одно заявление в арбитраж уже по займу «ИнтехБанка».

В 2016 году ЦБ выдал кредит «Интеху» на 3,3 млрд рублей, но 14 декабря того же года, то есть на следующий день после дефолта, бывший глава Нацбанка РТ Мидхат Шагиахметов потребовал досрочного погашения и начал снимать деньги со счетов, забрав несколькими траншами 389 млн рублей. При этом картотеку неисполненных платежей в банке завели только 14 декабря, хотя должны были сделать это еще 12-го, пояснил недавно в суде представитель АСВ. Теперь и эту сделку считают сомнительной и пробуют оспорить юристы от лица вкладчиков. «Реальное время» направило запрос в Центробанк, но регулятор отказался высказывать позицию по спору с Союзом пострадавших клиентов ТФБ и «Интеха»:

— Только что руководство отписало, что мы не комментируем судебные иски, — сообщила пресс-служба ЦБ.

«Иски АСВ — для многих это просто катастрофа!»

Ответный шаг вкладчиков ТФБ и «Интеха» по отношению к искам АСВ эксперты называют креативной идеей и отчасти прецедентом в судебной практике по проблемным банкам. Правда, не все одинаково высоко оценивают шансы истцов на успех.

  • Марат Камалов

    Марат Камалов руководитель фирмы «Татюринформ»

    Молодцы! Ход очень красивый и неординарный, почему бы и нет? Мне нравится, это очень нестандартно и креативно! По логике АСВ можно дойти и до абсурдных ситуаций. Банк сам за себя в тот момент платил налоги, тогда почему бы у налоговой не забрать эти деньги? Банк, условно говоря, выдавал зарплату сотрудникам. Тоже вроде можно сказать: ну-ка верните зарплату, у банка же денег не было, встаньте в очередь — в первую или во вторую. То есть можно дойти до абсурда.

    То, что делает АСВ, безусловно, это злоупотребление правом. У них есть формальное право. Но если смотреть с точки зрения законодателя, который писал эту статью и норму, нужно же всегда понимать причину — что же он хотел урегулировать? И понятно, что у топ-менеджмента банка, его акционеров и лиц, обладающих инсайдерской информацией, всегда есть возможность узнать, что прошла какая-то проверка, результаты неудовлетворительные, активы не соответствуют и т. д. И они начинают массово выводить активы, спасая свои личные имущественные интересы. Именно с точки зрения противодействия этим действиям, когда банк еще раненый, а его добивают, то — да, ребята, будьте любезны, несите материальную ответственность! И, конечно, напрямую в законе это нельзя прописать. Законы пишутся в максимально обобщенном виде, чтобы исключить детализацию и можно было вне всяких нюансов привлечь к ответственности.

    Но здесь перевернули все с ног на голову, и обычных людей, обычных вкладчиков, призывают к ответу и делают преступниками. Они, конечно, уже не могут вернуть эти деньги, они их уже потратили, вложили, что-то еще. И сейчас они будут миллионы должны, а их нет! А значит, будут исполнительные листы, будут 7% сбора, значит, они будут должниками. Для многих это просто катастрофа!

  • Антон Фурман

    Антон Фурман гендиректор компании «Фурман и партнеры»

    Я считаю, что возврат кредитов Центробанку — это в первую очередь политический вопрос, потому что деньги-то должны были государству вернуть. А когда государство будет спрашивать у государства, ведь и АСВ судится с ЦБ, мне кажется, это несколько сложный момент. Скорее всего, вопрос будет решен как-то иначе. Я искренне не верю, что эти сделки будут оспорены. Наверняка найдутся основания, по которым Центробанк докажет, что возвраты кредитов ему от «Татфондбанка» и «ИнтехБанка» были законными сделками. В любом случае Центробанк никогда не стал бы забирать деньги, не имея полной картины и доказательной базы, что эти сделки не будут оспорены в дальнейшем.

    А вот по ситуации с исками АСВ к вкладчикам возможны разные варианты. Нужно смотреть сроки и составлять доказательную базу, пояснять, на что забирались деньги, велась ли реально хозяйственная деятельность, куда эти деньги в дальнейшем пошли, в какие сроки они были получены, какими частями: сразу или целиком. То есть это очень большой пул обстоятельстве, которые нужно доказывать и объяснять, что это фактически совпадение, что в тот или иной период деньги были сняты, а не с умыслом получить деньги быстрее, пока банк еще жив.

    Все, кто к нам обращается как клиенты ТФБ или «ИнтехБанка», объективно не могли знать, что у банка плохое финансовое положение. Их никто не уведомлял. И правдивой информации о том, как банк функционирует, не было на официальном сайте регулятора. То есть Центробанк не уведомил о том, что должны быть ограничения у этих банков. Поэтому тут двоякая политическая ситуация. Поэтому предсказывать исход процесса трудно, но, я считаю, нужно идти вплоть до Верховного суда, если Арбитражный суд РТ не встанет на сторону добросовестных получателей денег.

  • ГК «Агентство по страхованию вкладов»

    ГК «Агентство по страхованию вкладов»

    Сделка по снятию вкладчиком средств со своего вклада, с позиции Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», является случаем предпочтительного удовлетворения требований отдельного кредитора несостоятельного должника. Такая сделка при наличии предусмотренных законом оснований может быть признана недействительной в соответствии со ст. 61.3 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)». При этом закон в указанном аспекте не делает каких-либо различий между любыми кредиторами кредитных организаций.

    Обращаем внимание, что закон не предусматривает признания недействительными абсолютно всех совершенных в пределах месяца до даты отзыва у кредитной организации лицензии сделок, направленных на удовлетворение требований их кредиторов. Основания недействительности имеются только у сделок, выходящих за пределы обычной хозяйственной деятельности. Как наиболее частый признак выхода сделки за такие пределы выступает ее совершение в условиях явной фактической неплатежеспособности банка, при которой банк не исполнял требования других кредиторов.

    Предположение, что Агентство каким-либо образом активизировало оспаривание сделок с предпочтением именно в отношении кредиторов — физических лиц, является ошибочным. Вероятно, оно вызвано исключительно увеличением общего количества судебных споров в рамках проводимых Агентством процедур банкротства.

    Последствия признания сделки недействительной установлены Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» и Гражданским кодексом Российской Федерации. Стороны должны вернуться в положение, существовавшее до совершения признанной недействительной сделки. Таким образом, в рассматриваемом случае кредитор (гражданин) должен вернуть банку полученные денежные средства, при этом обязательства банка перед кредитором восстанавливаются, то есть он на возвращенную сумму становится вновь кредитором по договору банковского вклада.

    Восстановленное обязательство банка перед гражданином по договору банковского вклада будет относиться к первой очереди удовлетворения требований. При этом кредитор вправе обратиться с заявлением о включении его требования в реестр требований кредиторов только после возврата банку полученного по признанной недействительной сделке. Заявление будет считаться поданным в срок, если оно поступит конкурному управляющего в течении установленного срока закрытия реестра требований кредиторов (не менее 60 дней), исчисляемого для данного кредитора с даты вступления в силу судебного акта о признании сделки недействительной.

Василя Ширшова
ЭкономикаБанкиФинансы
комментарии 11

комментарии

  • Анонимно 05 февр
    Набиуллина, верни лицензию ТФБ, Мусина выпустили уже, пусть вернуть деньги людям и дальше работают...
    Ответить
    Анонимно 05 февр
    Как вы это себе представляете? такого не будет
    Ответить
  • Анонимно 05 февр
    В подаче исков Юманова права. Но категорически неправа, утверждая, что Татфондбанк деньги крал (украл те деньги). Надо во всем стремиться к правде, к истине. К сожалению, Юманова во многом кривит душой, возможно, по своему невежеству, из-за уровня своего понимания.
    А вот банки типа "Открытия" крали так крали...
    Ответить
    Анонимно 05 февр
    Вы бы за своей душой последили! Наговариваете на человека, небось Мусин тебе проплатил! А в Татфондбанк осень 2016 года, и ЦБ и правление ТФБ разворовывали как могли
    Ответить
    Анонимно 05 февр
    Свои голословные утверждения чем можете подкрепить?
    Ответить
  • Анонимно 05 февр
    Сделкой считается не только снятие денег, но и их размещение во вклад (на счёт). То есть обе операции в совокупности. Почему тогда называют сделкой только снятие? Надо вернуться к началу, отдать деньги вкладчику и разбираться уже с самим банком и работниками банка. Почему виноваты только кредиторы????? Это возмутительно и не правильно, господа!!!
    Ответить
    Анонимно 05 февр
    согласен на 100 %
    Ответить
    Анонимно 05 февр
    Никто кредиторов не обвиняет. Читайте внимательно то, что пишет АСВ, Если у вас были операции снятия и размещения, ваш иск отзовет АСВ. Главное, чтобы из-за информационного шума не вышли сухими из воды крупняки, которые большие деньги выводили тогда, когда уже скрытая картотека была.
    Мы все знаем, как надо. Вам же и Аксаков, и Павел Медведев сказали: не более 1,4 в одном банке держать можно. А может и того меньше.
    Ответить
    Анонимно 05 февр
    Потому что не выгодно делать банки виноватыми
    Ответить
  • Анонимно 05 февр
    Правильно, пусть отвечают. Ещё за Энергокапитал пусть ответят.
    Ответить
  • Анонимно 23 марта
    а я вот вообще не понимаю почему вкладчик, хранящий свои деньги в банке, должен их вернуть обратно если банк банкрот (извините за тавтологию). Это же мои деньги и я имею полное право снять их в любое угодное мне время. И не перед кем не отчитываться за данную процедуру - это мои деньги что хочу то и делаю(в рамках закона разумеется). Правительство из года в год ужесточает контроль над перемещением денежных средств (антитеррор и так далее) однако за сохранность этих денег добропорядочных граждан так никто не удосужился подумать.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии