Новости раздела

Письма издалека: эмигрировавшие за рубеж российские экономисты дали альтернативные прогнозы развития кризиса

Письма издалека: эмигрировавшие за рубеж российские экономисты дали альтернативные прогнозы развития кризиса

Жанр эмигрантского визионерства из-за границы на тему «Как нам обустроить Россию» оказался востребован и в наше время. Покинувшие страну по разным причинам ведущие экономисты в преддверии Петербургского экономического форума выдвинули свое видение текущего состояния и будущего российской экономики. Это как будто бы заочное выступление на Петербургском форуме экономистов-эмигрантов оказалось окрашено в драматические тона и наполнено переживаниями о будущем страны. Обозреватель интернет-издания «Реальное время» Альберт Бикбов постарался сконцентрированно выразить основные тезисы их выступлений.

Исход экономистов

Эмиграция наших ведущих экономистов достигла апогея после кризиса 2009-2010 годов. В силу разных причин, больше политического характера, эти люди предпочли работать за рубежом, но при этом никто из них не отказался от российского гражданства, и все они (словно Герцен и Ленин) мечтают вернуться обратно.

В 2010 году в Париж эмигрировала Екатерина Журавская, в 2013 году в Барселону перебрались Мария Петрова и Рубен Ениколопов из РШЭ (Российской школы экономики). Сергей Попов из ВШЭ (Высшей школы экономики) эмигрировал в Белфаст. Все это очень сильные экономисты с большими индексами цитирования как в зарубежной, так и в российской научной литературе.

Тогда же в 2013 году в Париж эмигрировал и Сергей Гуриев — без оговорок один из лучших российских экономистов и уж точно самый авторитетный.

Точно такой же авторитетный экономист — Константин Сонин в мае 2015 года объявил о переходе на должность профессора Чикагского университета с сентября 2015 года и о переезде в Чикаго, США.

Еще один ведущий экономист (правда, больше практик, чем теоретик), бывший первый заместитель председателя правления Центрального банка России, Сергей Алексашенко в конце октября 2013 года также внезапно улетел из России в США.

Последние трое экономистов выступили на прошлой неделе с программными статьями и интервью на тему обустройства России. И сейчас, когда потребительский спрос выдохся, а падение производства начинает набирать обороты (в мае 2015-го уже -5,5% и стало максимальным с октября 2009 года), необходимо внимательно прислушаться к советам (пусть даже издалека) наших ведущих экономистов, которые раньше были активными участниками Петербургского форума.

Сергей Алексашенко: «Сначала нужно построить фундамент экономического роста»

По мнению Сергея Алексашенко, изоляция губительна для России:

«Необходимо задуматься о том, что сегодня Россия не производит, практически, ничего нужного всему остальному миру, за исключением сырья и продуктов его первичной переработки — доля углеводородов, металлов, первичной химии, удобрений, леса и древесины превышает 85% российского экспорта. Я абсолютно не верю в долгосрочный рост с опорой на собственные силы, на внутренний рынок — это время давно прошло, а относительного ускорения добиваются только те страны, которые стремятся к международной экспансии своих товаров и услуг, к включению страны в международные цепочки производства добавленной стоимости».

При этом модель экономики России, основанная на сырьевом экспорте, начала пробуксовывать аж с конца 2011 года:

«Конечно, можно бесконечно говорить о том, что у России есть огромный запас природных ресурсов, которые в другой ситуации могли бы стать действенным источником финансовых ресурсов для экономического обновления страны, как, например, это случилось в Норвегии, или Канаде, или Австралии, или Новой Зеландии. Да, но при этом в мире есть гораздо большее количество стран, которые добились успеха, будучи активными импортерами первичных ресурсов Япония, Китай, Южная Корея, Швейцария, Польша. Одним словом, у России, как и у многих стран, есть свои конкурентные преимущества и недостатки. И давайте признаем, что не их комбинация является причиной поистине бедственного положения российской экономики, которая на ровном месте, при весьма комфортных нефтяных ценах, постепенно потеряла всю динамику развития темпы движения нашей экономической машины начали устойчиво замедляться с конца 2011 года, когда и снижение нефтяных цен, и западные финансовые санкции были даже не на горизонте, а за его линией».

Диагноз Алексашенко суров:

«Разрушен фундамент любой экономической системы институт защиты прав частной собственности, именно этим должен заниматься независимый суд и Право-Охранительные (то есть охраняющие право, закон) органы, вместо которых в стране, как паразиты, расплодились многочисленные силовики, контролирующие и надзирающие структуры, весь интерес которых состоит в том, чтобы бесконечно «доить» бизнес, для чего нужно иметь возможность его бесконечно, бесконтрольно и безнаказанно кошмарить. Разрушен механизм федеративного государства, где интересы регионов должны сдерживать аппетиты федерального центра. Разрушен механизм политической конкуренции и сменяемости власти выборы не только на федеральном и региональном уровне превратились в фарс, где вся борьба идет за то, кому и в какой пропорции достанется абсолютное меньшинство, или кто займет «почетное» второе место. Разрушен механизм «четвертой власти» независимых СМИ, которая должна рассказывать о всех грехах и прегрешениях власти».

Что же делать?

«Требуется построить прочный и надежный фундамент, без которого, а это известно не только строителям, нельзя построить надежный дом. В нашем случае, дом экономического роста. И, надеюсь, всем хорошо понятно, что фундамент этот отнюдь не экономический, а 100-процентно политический.

Нравится это российскому президенту или не нравится, но именно в тяжелейшие 90-е годы был построен политико-экономический фундамент новой России. Местами кривоватый. Местами неприукрашенный. Местами и гвозди торчали. Но тем не менее, именно этот фундамент обусловил то «российское экономическое чудо», которое мы увидели после кризиса 98-го. Когда уже в ноябре того же года промышленность начала расти, а к маю 99-го темпы ее роста стали измеряться двузначными числами. Когда за шесть лет с 1999-го по 2004-й добыча нефти в России выросла на 50%, а металлов на треть (в скобках отмечу, добыча газа выросла тогда всего лишь на 10%)».

Этот фундамент, по мнению Алексашенко, выглядит так:

«1) независимый суд, 2) политическая конкуренция, 3) независимые СМИ. Только после того как построен фундамент ну, или скажу мягче, сделаны решительные шаги по его созданию, которые не оставляют сомнений в отношении самого проекта, можно вести дискуссию по вопросам непосредственно экономической политики».

Сергей Гуриев: «Ни власти, ни среднему классу не выгодны потрясения»

Экономист Сергей Гуриев дает свой неутешительный прогноз:

«Власти приняли пересмотренный бюджет, в котором расходы в рублях номинально сократились на 2%, значит, реально на 8%. С таким бюджетом деньги из резервного фонда закончатся где-то во второй половине 2016 года. До этого никаких катастроф не будет, но будут расти цены, реальные доходы будут снижаться. Но по крайней мере в ближайшие два года не нужно еще больше сокращать бюджетные расходы. Потом закончится Резервный фонд.

Весь Фонд национального благосостояния уже обещан на так называемые «инфраструктурные проекты», на «импортозамещение» и поддержку компаний, пострадавших от санкций, в этом фонде лишних денег уже тоже не осталось. Ближайшие год-полтора больших проблем не будет. Естественно, многое будет зависеть от того, какая у России будет внешняя политика. Пока это предсказать невозможно. При этом в экономике в 2015 году, видимо, будет спад на 3-4%, реальные доходы упадут процентов на 8-10%. Что будет в 2016 году не знает никто. Прогнозы на 2016 год меняются буквально каждый месяц».

Сергей Гуриев называет, помимо власти, еще одну социальную группу, которой не выгодны потрясения:

«Российский средний класс относительно богат и образован, ему есть, что терять. Не в его интересах устраивать потрясения».

Перечень необходимых первоочередных шагов, по мнению Гуриева:

«Все необходимые для роста экономики России реформы много раз описаны. Более того, они содержатся в программных статьях Владимира Путина 2012 года и его «майских указах». Проблема в том, что власти движутся в прямо противоположном направлении. Поэтому, если говорить честно, то необходимы в первую очередь политические изменения.

1) Изменение внешней политики, переход от изоляции к сотрудничеству с иностранными партнерами и привлечению инвестиций

2) Отмена эмбарго на импорт продовольствия 2014 года.

3) Исполнение «майских указов» Владимира Путина, в том числе в части приватизации всех государственных активов (за исключением естественных монополий, оборонного сектора, природных ресурсов) до 2016 года.

4) Борьба с коррупцией, включая наиболее одиозные случаи в верхних эшелонах власти.

5) Масштабная амнистия предпринимателей и уголовное преследование сотрудников правоохранительных органов и судебной системы за злоупотребление служебными полномочиями с целью отъема активов».

Константин Сонин: «Те, кто говорят про импортозамещение, бредят»

Константин Сонин не отстает от коллег по мрачности прогноза:

«На обозримую перспективу нужно ожидать стагнацию, то есть что-то вроде средних темпов роста между нулем и единицей. Ну вот как в 2012-м ноль процентов роста, так же будет примерно ближайшие 10 лет 0-1. Это не значит, что не будет таких лет, когда будет 3%. Но, это будет компенсироваться следующими спадами. Инфляция будет замедляться, в этом нет сомнения. Но это не значит, что цены не будут расти, это значит, что они будут расти медленнее. Это связано со спадом в экономике и не растущей денежной массой».

Сонин допускает возможность начала роста уже в 2016 году:

«Я думаю, что рост экономики начнется в 2016-ом, может, даже в конце 2015-го. Но надо понимать, что если у вас в этом году экономика упала на 2,5%, а в следующем выросла на 1,5, то в среднем за это время она упала».

Константин Сонин также предостерег от иллюзии равноправности отношений с Китаем:

«Надо понимать, что такое Россия и что такое Китай. Россия с Китаем не может иметь никакого равного партнерства. Россия может присоединиться в качестве трех провинций, но это маленькая экономика рядом с большой. И человек, который думает по-другому, живет не в этом мире, не на планете Земля».

Про импортозамещение очень жестко:

«Люди, которые говорят про импортозамещение, не понимают, о чем говорят. Ну, я бы сказал, что они бредят. В результате импортозамещения этого товара будет производится меньше с учетом импорта раньше, и он будет стоить дороже. Никаких успешных примеров импортозамещения в масштабах экономики не было и не будет. Если бы речь шла про отдельный рынок, тогда можно было бы говорить, но так как у нас говорится про импортозамещение под этим нет никакого основания. Мы обсуждаем несуществующую субстанцию».

Что же делать? По мнению Сонина, перечень первоочередных шагов следующий:

«1) Смена правительства/увольнение коррумпированных руководителей.

2) Демилитаризация расходов и риторики.

Надо понимать, что военные расходы, даже если они не разворовываются, это расходы непроизводительные, отвлекающие ресурсы и материальные, и человеческие от производительной деятельности. Сокращение как минимум вдвое по сравнению с запланированным на 2015–2020 годы военных расходов позволило бы избежать сокращений в бюджетном секторе и повышения налоговой нагрузки на малый и средний бизнес.

3) Снижение регуляторной нагрузки.

Важно отдавать себе отчет в том, что добавленная стоимость то, что дает нам возможность жить лучше и дольше, создается в бизнесе. Сейчас он опутан огромным количеством регуляторных ограничений, зачастую противоречивых. Еще большую проблему создает вмешательство государственных органов прежде всего силовых структур в производительную деятельность. Нужно снижать эту нагрузку и одновременно сильнее подчеркивать ключевую роль бизнеса в развитии страны.

4) Снижение торговых барьеров/отмена контрсанкций.

Контрсанкции уже нанесли серьезный ущерб десяткам миллионов россиян прежде всего бедной половине общества. Именно у этой категории граждан большая часть расходов идет на еду. Но контрсанкции лишь небольшой пример торговых барьеров, каждый из которых налог, собираемый со всех россиян в пользу небольшой группы владельцев нескольких бизнесов.

5) Приватизация «Роснефти».

Можно, конечно, спорить, можно не соглашаться с мнениями опальных российских экономистов, но в любом случае в их прогнозах и мерах по стабилизации ситуации есть и рациональные зерна.

Фото: svop.ru, imrussia.org, slon.ru, rb.ru

Альберт Бикбов
Справка

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.

Новости партнеров

комментарии 7

комментарии

  • Анонимно 20 июн
    Хорошо устроились, сидят там у себя и с умным видом Россию обсуждают
    Ответить
    Анонимно 20 июн
    А вам бы прислушаться к их речам. Может и просветление наступит в голове. G
    Ответить
    Анонимно 20 июн
    Импортозамещение возможно частично, но полностью- это нереально? Или вы думаете все пересядут на наши лады или перестанут есть персики? Фанатизм никого до добра еще не доводил
    Ответить
    Анонимно 20 июн
    Надо было из привлекать к разработке стратегии 2030
    Ответить
  • Анонимно 20 июн
    Из предложений сон на уже первый пункт невыполним, так что как была у нас ж*** так и останется
    Ответить
    Анонимно 20 июн
    Извините, с какого такого перепугу надо вдруг выполнять рекомендации г-на Сонина? Сонин теоретик, этих людей награждают не за то, что они что-нибудь толковое сочинили, а за то, что они сочинили нечто до них невиданное и неслыханное. Вам должно быть известно, чем Чикагская отличается от остальных 25 "ведущих" экономических школ. Чикагские откровенно считают войны одним из лучших способов разрешения экономических кризисов. Сонину как раз там место. Чтобы понять соотношение интересов в паре Китай-Россия, достаточно год-другой поработать в Китае, посмотреть уровень жизни народа, ознакомиться с уровнем образования и науки, ещё очень важно - с технологией производства китайских статистических данных. А чтобы разобраться с импортозамещением, достаточно проанализировать таможенную статистику экспорта-импорта годиков так за пятнадцать, а не плеваться вариациями на тему "не смешите мои тапки". Кстати, насчёт воплей о лживости таможенной статистики РФ - когда доходило до драки, выписывала китайскую и японскую ТС. Совпадает.
    Ответить
  • Анонимно 22 июн
    А Аузан ещё не убежал, у него тоже интересные взгляды.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии