Новости раздела

Султан-Галиев: как мусульманский коммунист спорил с большевиками о колониализме

Политик с планетарным мышлением Мирсаид Султан-Галиев. Часть 1: как молодой татарин не согласился с большевиками по колониальному вопросу

Одним из видных революционных деятелей был татарин Мирсаид Султан-Галиев. К идеям молодого татарина прислушивался Ленин, а Сталину он стал личным врагом. Директор Института истории им. Ш. Марджани и колумнист «Реального времени» Рафаэль Хакимов в авторской колонке рассказывает, по каким вопросам мусульманин-коммунист разошелся с однопартийцами.

Расхождение с большевиками

Колониальный вопрос и национальная политика — по этим двум вопросам он выступил против ЦК ВКП(б). За это Султан-Галиев получил ярлык националиста.

В 20-е годы мало кто сумел с такой глубиной понять суть национальных проблем, увязать их с колониальным вопросом, сформулировать принципы национально-государственного устройства СССР, как это сделал Мирсаид Султан-Галиев. Он первым открыто выступил против сталинской политики «автономизации», это и стало его роковой «ошибкой».

Султан-Галиев был коммунистом, и в коммунизм он, видимо, верил искренне. Но его никак нельзя назвать ортодоксальным большевиком — для него классовая борьба и диктатура пролетариата не имели самодовлеющего значения. «Нужно относиться к этим народам иначе, — воскликнул он на XII съезде партии. — Они не белы и не красны, — они просто карачаевцы и черкесы».

Трудно однозначно сказать, что для Султан-Галиева было важнее — коммунизм или процветание нации. Он, конечно, хотел соединить эти две идеи, но не в ущерб возрождению нации. Под его началом создавались мусульманские части, сыгравшие решающую роль на Восточном фронте в годы гражданской войны. Казалось бы, он поступал так, как требовал Ленин.

«Идти на величайшие национальные жертвы ради свержения международного капитала колоний», — считал Султан-Галиев.

М.Х. Султан-Галиев (2-й ряд сверху, в центре) среди делегатов II Всероссийского съезда коммунистических организаций народов Востока, Москва
15 декабря 1919 г. Фото archive.gov.tatarstan.ru

Султан-Галиев был не согласен с двумя позициями ЦК ВКП(б) — по колониальному вопросу и национальной политике. Эти позиции, неузнаваемо искаженные историей, хотелось бы прояснить в этих публикациях.

«ЦК переоценивает роль и значение западноевропейского пролетариата в мировом революционном процессе и недооценивает значение национально-революционного, или, вернее, освободительного движения колоний», — считал Султан-Галиев. Западноевропейский пролетариат еще «не дозрел» для «международной социальной революции», ибо в системе экономики капиталистических метрополий он занимал положение «сотрудника» буржуазии в деле эксплуатации колоний: он «невольно участвовал в известной доле «барышей» своей буржуазии. И материальное положение английского или американского рабочего было во много раз лучше положения «рабочих» колоний. И не только это: он имел возможность пользоваться «культурой», которую метрополии создавали за счет эксплуатации колоний. Поражения революций в Германии, Венгрии, Италии Султан-Галиев объяснял отрывом европейского пролетариата от революционного движения колоний.

Султан-Галиев был категорически не согласен с оценкой антиколониальной борьбы как исключительно мелкобуржуазного движения, ограниченного задачами нарождающейся туземной буржуазии, и требовал энергичной поддержки революций на Востоке и отношения к их революционерам как союзникам.

Идеи по колониальному вопросу и политике коммунистов на Востоке, высказанные Султан-Галиевым и Фирдевсом в декабре 1919 года, Ленин повторил, развив и углубив, в июле 1920 года на II конгрессе Коммунистического интернационала. Однако Ленин при этом не избежал заклинаний в духе «строго классового подхода», призвав к борьбе с «духовенством и прочими реакционными и средневековыми элементами, имеющими влияние в отсталых странах», борьбе с «панисламизмом и подобными течениями», борьбе с «мелкобуржуазным национализмом», объявляющим «интернационализмом признание равноправия наций и только».

Опыт создания мусульманских (татаро-башкирских) частей, составивших ударную силу в борьбе с Колчаком, казалось бы, ясно указывал, что ислам может выступать союзником социалистической революции. Фото photoarchive.spb.ru

Ленин не понял или не хотел понять главного в тактике с революционерами колоний и полуколоний — на определенной ступени общественного развития нация выступает за свое освобождение как целостная социальная сила, не дифференцируясь на классы, и от представителей этих наций нельзя требовать проведения чисто пролетарской линии. Опыт создания мусульманских (татаро-башкирских) частей, составивших ударную силу в борьбе с Колчаком, казалось бы, ясно указывал, что ислам может выступать союзником социалистической революции. Но у большевиков недоверие ко всему непролетарскому, национальному, религиозному было слишком сильно, и поэтому Ленин призывает к решительной борьбе с «перекрашиванием буржуазно-демократических освободительных течений в отсталых странах в цвет коммунизма».

Противопоставив мелкобуржуазный интернационализм, требующий равенства наций, пролетарскому интернационализму, требующему от нации свержения мирового капитала, Ленин тем самым придал оттенок недоверия всему непролетарскому движению в колониальных странах. Получилось так, что любой революционер-непролетарий угнетенной нации автоматически оказывался мелкобуржуазным националистом.

Мечта — Восток

Султан-Галиев безуспешно пытался убедить своих коллег по партии, что нельзя признавать национально-освободительное движение колоний и полуколоний и одновременно вести борьбу с панисламизмом, пантюркизмом, панмонголизмом, паназиатизмом и т. д. Второй частью заявления, считал он, убивается значение первой части. Тем самым, по его мнению, в работу на Востоке вносится «полная неразбериха». Провалы тактики большевиков в Персии, Турции, Афганистане, Китае Султан-Галиев прямо связывал с узкоклассовым, догматическим подходом к революционерам восточных стран, оттолкнувшим от коммунистов реальных и потенциальных союзников.

«Ангорское движение в Турции, движение Кучук-Хана в Персии, противоанглийский переворот в Афганистане, национально-освободительное движение народов Северной Африки, — писал с сожалением Султан-Галиев, — могли быть той самой базой, опираясь на которую, мы могли бы вести организованную борьбу с мировой буржуазией. Но мы моменты эти не сумели использовать».

Недоверие к Султан-Галиеву в «восточном вопросе» со стороны Сталина отрицательно сказалось на революционных процессах на Ближнем и Среднем Востоке. По крайней мере, разгром группы турецких коммунистов во главе с Субхи (другом Султан-Галиева) можно однозначно связать с его отстранением от международных дел. Султан-Галиев остро переживал недоверие к нему ЦК.

Разгром группы турецких коммунистов во главе с Субхи (другом Султан-Галиева) можно однозначно связать с его отстранением от международных дел. Фото wikipedia.org. (Члены коммунистической партии Турции, Мустафа Субхи справа)

«Работа на Востоке была всегда моей заветной мечтой во все время революции», — писал он. Тем не менее его деятельность оставила достаточно яркий след: в арабских странах его почитают за классика, изучают труды и пишут о нем романы.

Султан-Галиев колониальный вопрос рассматривал и с точки зрения влияния мировой революции на внутренние процессы страны. При этом его взгляды отличались редкостной глубиной. Ленин и Троцкий рассматривали мировую революцию как условие победы социалистической революции в России, подъем производительных сил за счет технической помощи Европы.

«Неудача нашей «вылазки» на Западе и наших «рекогносцировок» на Востоке, — писал он, — заставили русскую революцию «замкнуться в самой себе» и сузить ее задачи рамками восстановления России (как государства, конечно, советского), а это вызвало, особенно в первое время, суровый и судорожный централизм со всеми его отрицательными последствиями для окраин, тем более при условиях НЭПа».

Возможность победы социализма в одной отдельно взятой стране обошлась советским народам слишком дорого. Живя в капиталистическом окружении, Советская Россия превратилась в военный лагерь, в котором интересы вооружения оказались выше национальных и человеческих интересов, и в конечном счете привели к деформации социалистического строя. Революция, призванная разрешить социальные и национальные проблемы Российской империи, воспроизвела их в новом, порой худшем, облике.

Султан-Галиев жил «ожиданием» поражения социалистической революции в России как из-за перерождения коммунистической партии и соввласти, так и из-за внешней интервенции. Именно этим объясняются его усилия по «поднятию революционного пожара на всем Ближнем и Среднем Востоке» и подпольная деятельность в стране уже после исключения его из партии. Он предлагал создать федерацию тюркских советских республик вместо автономной Туркестанской республики как «крепкого буферного государства» перед лицом внешней угрозы.

Фото archive.gov.tatarstan.ru

В 1928 году, пытаясь создать сеть политических кружков, он мотивировал их необходимость возможностью «поражения революции на почве «крена вправо» и «подготовки на этот случай организованного сопротивления наступающей реакции». Характерно, что при этом Султан-Галиев оперировал не столько категориями классовой борьбы, сколько понятиями межнациональных отношений. Для него международный империализм и черносотенная монархическая реакция были прежде всего угрозой национальной свободе.

Историческая неизбежность

Вместе с тем М. Султан-Галиев верил, что после поражения революции наступит новый этап революционного подъема. «Через известный промежуток времени после поражения революции, — писал он, — возможно, ее повторение, но в более грандиозном масштабе, включая ряд капиталистических государств и колониальных стран; причем с чем большим шумом провалится первая социалистическая революция, тем скорее придет вторая, и тем мощнее будет созидательная сила этой последней».

Султан-Галиев видел и другую связь внутренних процессов с революционным движением на Востоке. Он рассматривал тюркское единство не только как неизбежный, но и позитивный процесс, требующий ускорения, укрепления и использования в целях революционных изменений на всем Востоке. Султан-Галиев рассматривал Туркестан как плацдарм для наступления на Восток. А для этого требовал предоставления Туркестану «элементарнейших основ государственности» в виде туркестанской коммунистической партии, местной «туземной Красной Армии», самостоятельного государственного бюджета и т. д.

«Мне будут, конечно, возражать и указывать, — писал он, — что это привело бы к «пантюркизму», к образованию Турана с тяготением и присоединением к нему остальных прилегающих тюркских территорий: Киргизии, Кашгари, Хивы, Бухары, тюркских частей Афганистана и Персии. Но что же тут страшного с точки зрения интересов международной социальной революции. Это страшно для русского национализма, это страшно для западноевропейского капитализма. А для революции это не страшно».

Этим же мотивировал Султан-Галиев и попытку создания самостоятельной Восточной рабоче-крестьянской социалистической партии, которая, по его замыслу, должна была включать как коммунистов Советской России, так и коммунистов зарубежного Востока.

Султан-Галиев рассматривал тюркское единство не только как неизбежный, но и позитивный процесс, требующий ускорения, укрепления и использования в целях революционных изменений на всем Востоке. Фото archive.gov.tatarstan.ru

Мы привыкли все рассматривать в пределах СССР, а еще чаще в границах собственной республики, области, края, не умея или же не желая встать над национальными и областными интересами, не видя мировых процессов и связей. Отрыжка имперского мышления, позиция пограничника крепко сидит в каждом из нас. Султан-Галиева можно понять только с планетарных позиций, рассматривая страны и культуры во взаимодействии, без «железного» занавеса, «берлинской стены» и «реки Ик». Его можно понять, если отрешиться от советских стереотипов. При всем уважении к русской культуре Султан-Галиев понимал, что она всего лишь одна из многих культур в океане мировой цивилизации.

Консолидация тюркских народов СССР и сопредельных с нею восточных стран (китайский Туркестан, тюркские районы Афганистана и Персии) в единый государственный организм была для Султан-Галиева «исторической неизбежностью».

«Социалистическая работа в России лишь усилила, углубила и расширила этот процесс и дала новые формы всему движению в этом направлении. Мне думается, что никакая сила в мире не в состоянии будет остановить дальше этот процесс, т. к. по своему внутреннему содержанию он является глубоко прогрессивным и революционным движением. Его можно лишь оттянуть, «тормозить», но остановить или разбить невозможно».

Все это представляло бы чисто исторический интерес, если бы не события на границе Азербайджана и Ирана, заставившие вспомнить предсказания Султан-Галиева. Этнические процессы обладают громадной движущей силой, и весь смысл политики заключается в том, чтобы их направлять не в разрушительном, а в созидательном русле.

Продолжение следует

Рафаэль Хакимов
ОбществоИстория
комментарии 30

комментарии

  • Анонимно 21 дек
    На второй фотографии ошибка - не "2-й ряд сверху, в центре" а первый ряд.
    Ответить
    Анонимно 21 дек
    Зато как по-научному звучит - ""2-й ряд сверху...".
    Ответить
  • Анонимно 21 дек
    Резолюция Четвертого совещания ЦК РКП(б) с ответственными работниками национальных республик и областей "Дело Султан-Галиева"
    (Москва. 9 - 12 июня 1923 г.)

    Заслушав доклад ЦКК (докладчиком был В.В. Куйбышев - О.С.) о деле Султан-Галиева, совещание находит:

    1. Султан-Галиев, поставленный партией на ответственный пост (членом коллегии НКНаца), использовал свое положение и имевшиеся у него, благодаря этому, связи с местными работниками с тем, чтобы путем конспиративной работы и рассылки тайной информации с явно извращенным освещением мероприятий партии в области национальной политики создать среди некоторых неокрепших и невыдержанных работников в республиках и областях (как партийных, так и беспартийных) нелегальную организацию для противодействия мероприятиям центральных партийных органов.

    2. Работу создаваемой антипартийной нелегальной организации Султан-Галиев старался направить в сторону подрыва доверия ранее угнетенных национальностей к революционному пролетариату, в сторону подрыва союза между этими силами, представляющего одно из основных условий существования Советской власти и освобождения зависимых стран Востока от империализма.

    3. Султан-Галиев пытался расширить свою организацию за пределы Союза Советских Республик, стремясь связаться со своими сторонниками в некоторых восточных государствах (Персия, Турция) и сплотить их на платформе, противопоставленной политике Советской власти в области национального вопроса.

    4. Антипартийные и объективно контрреволюционные задачи, поставленные Султан-Галиевым, и сама логика антипартийной работы привели Султан-Галиева к предательским поискам союза с контрреволюционными силами, направленными к свержению советского строя, что выразилось в попытке связаться с поддерживаемым международным империализмом бухарско-туркестанским басмачеством через одного из его вождей - Заки-Валидова.

    5. Учитывая вышеизложенное, совещание полагает, что преступные действия Султан-Галиева по отношению к партии и ее единству, а также по отношению к Советской республике, подтвержденные его собственным полным признанием, ставят его вне рядов коммунистической партии.

    6. Совещание отдает себе отчет в том, что уклон к национализму среди части местных работников республик и областей является реакцией против великорусского шовинизма, который нашел свое выражение в целом ряде ошибок русских товарищей на местах и борьба с которым составляет одну из важнейших очередных задач партии, и что уродливым выражением этого уклона к национализму можно было бы считать, по крайней мере в начальной ее стадии, деятельность Султан-Галиева. Но совещание не может вместе с тем не отметить, что антипартийная и антисоветская работа Султан-Галиева могла бы быть предупреждена или, во всяком случае, своевременно обезврежена партийным порядком, если бы в восточных республиках, особенно в Татарии и Башкирии, где султан-галиевщина получила некоторое распространение, велась самими же местными работниками систематическая и решительная борьба с уклоном к национализму.

    7. Совещание поэтому считает, что выращивание подлинно интернационалистских коммунистических кадров из местных людей в республиках и областях, особенно из пролетарских и полу-пролетарских элементов, достаточно гибких для того, чтобы привлекать к советской работе все сколько-нибудь лойяльные (орфография оригинала сохранена - О.С.) элементы местной интеллигенции и достаточно стойких для того, чтобы устоять против меньшевистско-буржуазных националистических веяний и повести решительно как борьбу с уклоном к национализму, так и за уничтожение пережитков национального неравенства, усиливающих этот уклон, - является также очередной задачей нашей партии.

    8. Коммунистические организации в республиках и областях должны строжайше следить за тем, чтобы не только организационные, но и идейные границы партии строго ограждались. Если партийная организация должна считаться не только с национальными, но даже и с националистическими настроениями, поскольку они захватывают широкие народные круги, то, с другой стороны, она не должна допускать, чтобы какая-либо часть ее растворялась в этих настроениях. Бороться за те или иные изменения национальной политики коммунист может не иначе, как через посредство партийной организации и строго партийным путем.
    Ответить
    Анонимно 21 дек
    Совершенно очевидно, что Султан-Галиев предал марксизм и его диктаторов в России, за что Ленин и Троцкий и расправились с сектантом-отщепенцем.
    Ответить
    Анонимно 21 дек
    Троцкий, скорее всего, тут не причём.
    Максимум, в чём его можно обвинить, так это в том, что он не приложил усилий для оправдания Султан-Галиева. Это работа Сталина и Дзержинского, очевидно.
    Ответить
    Анонимно 21 дек
    Первый арест националиста Султан-Галиева на совести марксиста Ленина и его верного кровожадного соратника Троцкого.
    Ответить
  • Анонимно 21 дек
    Не был Султангалиев никаким коммунистом. Посмотрите вторую фотографию. В первом ряду в центре сидит барин.Был женат на дочери богача. В РСДРП вступил в ноябре 1917 - после победы революции -талантливый приспособленец с большими амбициями. Пытался создатьгосударство "Туран". Был уверен, что революция провалится -
    его слова "причем с чем большим шумом провалится первая социалистическая революция". Надо полагать, работал на это. Однозначно вел подпольную работу. Из-за него многие руководители ТАССР были репрессированы. Личность своего времени.
    Ответить
    Анонимно 21 дек
    Когда он женился, никаких богачей не было и в помине, богачи стали бедняками. А так-то они все были женаты на дочерях богачей - Ленин, Троцкий, Свердлов, и сами были все как на подбор из богачей.

    В РСДРП(б) он вступил не в ноябре, а летом 1917 года.

    По провалу "первой социалистической революции" он был совершенно прав - она и провалилась с треском, сначала фактически, потом и формально. Или Вы до сих пор в Стране Советов проживаете? Нет? Ну так что тогда бухтите?
    Ответить
    Анонимно 21 дек
    "...что тогда бухтите?"
    Вы о себе?!
    Ответить
  • Анонимно 21 дек
    Глубокий анализ
    Ответить
  • Анонимно 21 дек
    "Ленин не понял или не хотел понять главного...".
    Источник : https://realnoevremya.ru/society/history/84685-politik-s-planetarnym-myshleniem-m-sultan-galiev

    Марксист и диктатор Ленин всё понимал - для захвата и удержания личной власти все средства хороши.

    Но как только "союзник" ослабнет или станет не нужным надо тут же его уничтожить.
    Классика жанра...
    Ответить
  • Анонимно 21 дек
    Рафаэль Сибгатович всегда мыслит широко. И в отношении Султан-Галиева тоже
    Ответить
    Анонимно 21 дек
    Ага.
    Ответить
    Анонимно 21 дек
    В планетарном масштабе Султан-Галиев обычный националист-неудачник, погубивший множество безвинных людей.
    Ответить
  • Анонимно 21 дек
    Реальная политическая платформа для теперешних коммунистов.
    Ответить
    Анонимно 21 дек
    А что, среди "теперешних коммунистов" остались лишь одни татары?
    Ответить
  • Анонимно 21 дек
    "Отрыжка имперского мышления, позиция пограничника крепко сидит в каждом из нас. Султан-Галиева можно понять только с планетарных позиций, рассматривая страны и культуры во взаимодействии, без «железного» занавеса, «берлинской стены» и «реки Ик».
    Источник : https://realnoevremya.ru/society/history/84685-politik-s-planetarnym-myshleniem-m-sultan-galiev

    Так Султан-Галиев и был "империалистом".
    Правда не полноценным империалистом - тюркским империалистом.

    За что и был уничтожен другими неполноценными империалистами - марксистскими империалистами.

    Настоящие "империалисты" не делят людей по этносам, религиям и культурам.

    Настоящим империалистом был монгол Чингизхан - в его Монгольской империи было всем комфортно - и арабам, и славянам, и тюркам, и финно-угорам и др.

    Но татары взбунтовались против Чингизхана и его наследников (одно только разрушение татариным Тамерланом Золотой Орды чего стоит) - за что и расплачиваются до сих пор.

    С "планетарных позиций" это как-то так выглядит...

    Ну а герой статьи выглядит мелким интриганом по сравнению с великим монголом Чингизханом.
    Ответить
    Анонимно 21 дек
    "...монгол Чингизхан - в его Монгольской империи было всем комфортно - и арабам, и славянам, и тюркам, и финно-угорам и др."
    Шизофрения во всей красе.
    Ответить
    Анонимно 21 дек
    О ещё один специалист по "шизофрении" прорезался.
    Вы сами-то врач-психиатр или пациент?

    Хотя первое очень маловероятно - врачи заочно "диагнозы" не ставят.
    Или может быть Вы "коллега" незабвенного персонажа романа "Мастер и Маргарита" Ивана Бездомного - безграмотного поэта и будущего "красного профессора"?

    "- Подсолнечное масло здесь вот при чем, - вдруг заговорил Бездомный, очевидно, решив объявить незванному собеседнику войну, - вам не приходилось, гражданин, бывать когда-нибудь в лечебнице для душевнобольных?
    - Иван!.. - тихо воскликнул Михаил Александрович.
    Но иностранец ничуть не обиделся и превесело рассмеялся.
    - Бывал, бывал и не раз! - вскричал он, смеясь, но не сводя несмеющегося глаза с поэта, - где я только не бывал! Жаль только, что я не удосужился спросить у профессора, что такое шизофрения. Так что вы уж сами узнайте это у него, Иван Николаевич! "...
    Ответить
    Анонимно 21 дек
    "татариным Тамерлан"
    Это ты попробуй узбекам сказать. Они убедительно разъяснят, кем он был.
    Ответить
    Анонимно 21 дек
    Узбеки разрушили государство потомков Тамерлана, это же азы исторической науки.
    Ответить
  • Анонимно 21 дек
    Старая песня о главном...
    Ответить
  • Анонимно 21 дек
    По крайней мере, разгром группы турецких коммунистов во главе с Субхи (другом Султан-Галиева) можно однозначно связать с его отстранением от международных дел.
    Это лукавство. Попытка убийство турецких коммунистов "пришить" большевикам, тогда как они были убиты турками в Турции.
    Ответить
    Анонимно 21 дек
    У марксистов была раскинута широкая террористическая сеть по всему Земному шару.
    Одни "интернационалы" чего стоят...
    Ответить
    Анонимно 21 дек
    Да уж, прочитать - не значит понять.
    Ответить
    Анонимно 21 дек
    Правильно, большевики выдали их на расправу кемалистам, посчитав, что лучше дружить с Кемалем, чем делать ставку на Субхи
    Ответить
  • Анонимно 21 дек
    Дышать не дают антитатаристы. Совсем обезумели.
    Ответить
    Анонимно 21 дек
    Антитатаристы???...
    Как это???
    "Совсем обезумели"???
    К чему бы это?
    Ну осталось лишь в антисемитизме и русофобие всех обвинить.
    Ответить
    Анонимно 21 дек
    — Милиция? — закричал Иван в трубку, — милиция? Товарищ дежурный, распорядитесь сейчас же, чтобы выслали пять мотоциклетов с пулеметами для поимки иностранного консультанта. Что? Заезжайте за мною, я сам с вами поеду... Говорит поэт Бездомный из сумасшедшего дома...
    Ответить
  • Анонимно 21 дек
    Коварный был мужик.Но не понял что большевики такую школу прошли в подполье что на раз кололи засланных казачков.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Рекомендуем