Новости раздела

«Интернет-зависимость может вызвать информационный инфаркт...»

Дмитрий Никитин из «Все выключено» о пагубных пристрастиях к гаджетам, цифровом здоровье и феномене Digital Detox

Казанский бизнесмен Дмитрий Никитин создал социальный проект, который призван побороть интернет-зависимость. В продолжение он открыл первый в Татарстане лагерь, где люди борются с пристрастием к гаджетам, полностью отказавшись от них. О том, чем чревата для человечества любовь к интернету и социальным сетям, почему о проблеме интернет-зависимости в России практически не говорят и когда бежать к психиатру, Никитин рассказал в интервью «Реальному времени».

Интернет-зависимости больше подвержены мужчины

— Дмитрий, вы называете себя борцом с интернет-зависимостью и даже создали лагерь, в котором можно ее победить. Откуда у вас взялась такая идея?

— В 2008—2010 годах меня сильно заинтересовала социально-политическая жизнь страны, и я стал вести на эту тему блоги. Это было увлечением, но не основным видом деятельности. Хобби требовало полного погружения в информационный поток. Мой день начинался с чтения новостных лент и этим же заканчивался. В какой-то момент я осознал, что никогда не нахожусь в состоянии «здесь и сейчас». Мысли были все время где-то в гуще событий, которые меня напрямую не касались. К тому же новости меня интересовали в основном негативные, потому что о хорошем писать неинтересно. Тогда я осознал, что все это в конечном итоге плохо сказывалось на моей нервной системе.

Все больше углубляясь в проблематику влияния информации и технологий на человека, я понял, что тема довольно широкая. На тот момент я работал в области строительства. Это был постуниверсиадский период, когда множество подрядных организаций закрылось, деньги из сектора ушли, и я принял решение целиком уйти в вопрос избавления людей от интернет-зависимости и в изучение видов влияния технологий на личность и общество. Тем более тогда специализированных центров, которые занимаются вопросами интернет-зависимости, в России не было. Были единичные центры, которые работали с интернет-зависимыми наряду с другими видами зависимости. Существовали специалисты, которые точечно работали с интернет-зависимыми. Но это нельзя было назвать конкуренцией.

— По-вашему, интернет-зависимость все-таки существует? И если да, то какие формы она принимает? Можно ли ее как-то классифицировать?

— Скажем так, интернет-зависимость — общее понятие. В целом речь идет про все виды технологических зависимостей, которые так или иначе связаны с интернетом. По-другому интернет-зависимость можно назвать компьютерной зависимостью. И есть четыре самых распространенных типа. Первый — зависимость от компьютерных игр. Она бывает как у детей, подростков, так и у взрослых людей. Второй вид — зависимость от порнографии. Сегодня это серьезная проблема для многих семей. Еще одна форма — зависимость от поиска и употребления информации так называемый компульсивный серфинг (веб-сервинг). Это когда человек заходит в сеть и не может оттуда выйти. Он постоянно и много там читает, переходит по разным ссылкам, ему все интересно. Такие люди думают, что смогут стать более эрудированными, постоянно поглощая информацию. Но это не так. В результате нарушаются логические, последовательные связи в мозге. Может даже наступить так называемый информационный инфаркт, когда человек просто не способен соображать от передоза информации.

И четвертый вид — зависимость от социальных сетей. Это самый молодой тип, при котором у человека бьет ключом виртуальная жизнь, но происходит десоциализация в реальной жизни.

«Интернет-зависимость — общее понятие. В целом речь идет про все виды технологических зависимостей, которые так или иначе связаны с интернетом. По-другому интернет-зависимость можно назвать компьютерной зависимостью». Фото becti.net

— Интернет-зависимость — это диагноз или просто вредная привычка? Что по этому поводу говорит официальная медицина?

— Российское здравоохранение подчиняется законам ВОЗ, которая утверждает международную классификацию болезней. В последний сборник, МКБ-10, интернет-зависимость не вошла. Сейчас готовится выпуск одиннадцатого сборника, и я знаю, что есть заявка на включение интернет-зависимости в перечень психических расстройств. Этот вопрос сейчас серьезно рассматривается. Но ВОЗ — бюрократизированная организация, все непросто. Чтобы признать это зависимостью наряду с химическими видами, нужно выявить перечень последствий, например, абстинентный синдром, наличие рецидивов и так далее. А проблема в том, что рецидивы очень сложно отследить. Я знаю, что в Китае, Южной Корее интернет-зависимость признана болезнью на уровне государства. И там она лечится различными методами.

— Кто входит в группу риска интернет-зависимых?

— Во-первых, дети. У них наиболее подвижная психика. Ребенку очень легко, особенно если его оставить без контроля наедине с компьютером или телефоном, привыкнуть к этому. Во-вторых, это люди с неустоявшейся нервной системой и незрелой психикой, те, которые не нашли себя. Также в группе риска люди с теми или иными психическими расстройствами или заболеваниями. Еще одной категорией являются те, у кого есть проблемы с социализацией и у кого есть душевные травмы с детства.

— По вашим наблюдениям, каково соотношение мужчин и женщин среди интернет-зависимых?

— Специально не анализировал, но чаще мне попадаются мужчины, причем всех возрастов. У женщин, видимо, есть какой-то защитный механизм. Хотя открытым остается вопрос по селфи. Этим, конечно, больше женщины увлекаются. Но привычка ли это или действительно зависимость, пока трудно сказать. Явление до конца не изучено.

Активность в интернете вызывает агрессию

— По каким критериям можно определить, что человек впал в интернет-зависимость?

— Есть единственный главный критерий: если ваша привычка начинает вредить какой-либо из сфер вашей жизни, значит, это зависимость. Зависимость тоже бывает разного уровня. Его можно определить с помощью множества бесплатных online-тестов. Необязательно быть профессионалом, чтобы ответить на 15 вопросов и получить ответ.

— А могут ли виды интернет-зависимости сменять друг друга?

— Сразу оговорюсь, я не врач. Но предполагаю, что такое возможно. Грубо говоря, если человек увлекался легкими наркотиками, он может перейти на более тяжелые. И в этой сфере какие-то переходы, наверное, существуют. Нет гарантии, что, если, например, Роскомнадзор отключит новостные сайты, которые интересуют человека, он не начнет играть в онлайн-игры. Такая вероятность есть.

— На ваш взгляд, сколько времени здоровому человеку можно проводить в интернете, чтобы не впасть в зависимость?

— На то он и называется здоровым, что в состоянии себя контролировать. Здоровый человек не бежит от общества, от своей жизни. Здоровый человек обычно в интернете преследует какую-то цель: либо найти что-то нужное, либо решить какую-то рабочую задачу, либо просто ненадолго расслабиться. Поэтому общей рекомендации здесь нет. Пока это не начнет вредить вам и вашим близким, пользуйтесь интернетом на здоровье.

— Сейчас многие активно используют интернет для работы. Успокойте нас — мы не зависимые?

— Конечно, ничего общего с зависимостью здесь нет. Я сам по работе использую гаджеты. На деловых встречах со мной всегда ноутбук, айпад, телефон и смарт-часы. И по этому поводу многие надо мной подшучивают. Но это все очень помогает мне в работе, и абсолютно не означает, что я зависим.

«Я сам по работе использую гаджеты. На деловых встречах со мной всегда ноутбук, айпад, телефон и смарт-часы. И по этому поводу многие надо мной подшучивают. Но это все очень помогает мне в работе, и абсолютно не означает, что я зависим». Фото geektimes.ru

— О каком вреде для психики можно говорить в случае интернет-зависимости? Как ее у себя определить?

— Знаю, что активность в интернете, будь то игры или чтение новостей, вызывает напряженную работу мозга. По большому счету, для мозга это стресс, нагрузка на нервную систему, и отсюда вытекают агрессивные реакции человека. Глубже об этом просто не могу говорить, потому что я не квалифицированный специалист.

— Если вдруг человек обнаружил у себя такого рода зависимость, что с этим делать? Бежать к психотерапевту или пытаться излечиться самому?

— Есть две группы людей. Первая — псевдозависимые. Сюда входят те, кто, посидев пару лишних часов в интернете, начинают подозревать у себя зависимость. На самом деле это не так. И вторая группа — действительно зависимые люди. Как правило, они свою зависимость не признают.

Признание — уже первый шаг к исцелению. Для начала человек может посчитать, сколько времени он проводит в играх или социальных сетях, и попробовать уменьшить его. Если усилиями собственной воли решить вопрос не получается, лучше обратиться к специалисту, который подскажет, почему человек находит свою самореализацию в виртуальной жизни, а не в реальной.

Что делать, если родной человек впал в зависимость от интернета?

— Действовать с позиции «не навреди». Можно с любовью, без агрессии попросить близкого уделять тебе больше времени. Если со стороны зависимого не будет агрессивной реакции, то продолжать в этом направлении. Попробовать тщательно продумывать досуг, разнообразить совместные выходные. Если речь о ребенке или подростке, попытаться понять, чем еще он интересуется. Можно отправить его в детский лагерь, привлечь к спорту. Да, это финансово обременительно, но еще большим обременением впоследствии может стать лечение от интернет-зависимости. Если же близкие не уверены, что правильно смогут выстроить беседу или уже наталкивались на агрессивную реакцию, то лучше сразу же обратиться к специалисту и совместно с ним выработать алгоритм действий.

Об интернет-зависимости почти не говорят

— В 2015 году вы открыли центр по борьбе с интернет-зависимостью «Чистый разум». Это первый подобный центр в Казани?

— Более того, как специализированный центр помощи интернет-зависимым людям, он был первым в Татарстане. Мы единственные не распылялись на другие виды зависимости. По России сказать сложнее. Я не мог отследить всех психиатров, которые работают в этой области.

— На что ориентировались?

— На Запад, потому что в России с этим не очень. Собирал опыт. Получал обратную связь от знакомых врачей-психиатров, которые сталкивались с интернет-зависимыми людьми.

— Вы только консультируете людей или оказываете психологическую помощь?

— В «Чистом разуме» первичную консультацию и тестирование проводил я. Консультация была бесплатной. Дальше по результатам тестирования и после определения состояния человека я передавал его в руки специалистам. Это мог быть социальный психолог, семейный психолог. В некоторых случаях требовался психотерапевт. На данный момент мы приостановили все консультации на коммерческой основе. Сейчас существует социально-просветительский проект «ИнтернетНезависимость». В рамках него люди могут получить консультацию бесплатно.

Такое решение было принято в связи с ситуацией, с которой мы столкнулись в Татарстане и в целом в России. Люди оказались мало информированы о том, какой вред здоровью человека может нанести зависимость от технологий. Об этом практически не говорят. Первый сюжет на эту тему я увидел на одном из федеральных каналов буквально пару месяцев назад. До этого была полная тишина.

Поэтому сейчас мы пытаемся выйти на школы, детские сады, средне-специальные учреждения, чтобы в рамках школьных часов или родительских собраний говорить об этой проблеме. «Чистый разум» существует и сейчас. Просто мы перестали вкладывать деньги в рекламу. Люди туда могут обратиться, но мы не продвигаемся.

«Пациентов за два года не набралось и десятка. Но у нас и не было возможности принимать больше людей, ресурсов не хватало. После запуска проекта «ИнтернетНезависимость» мы будем дальше думать как развивать это направление в республике и в России». Фото vk.com/dimitriy.nikitin

— Дмитрий, в разговоре вы не раз отметили, что не являетесь врачом. Почему берете на себя такую ответственность?

— Я сотрудничаю с рядом профессиональных психологов, психотерапевтов, психиатров, которые осуществляют консультации. И, если требуется, мы можем человека перенаправить к кому-то из профильных специалистов.

— Каких результатов удалось достичь за 2 года работы? Сколько обращений поступило?

— Лечение зависимости занимает много времени. Тут ведется работа не только с самим зависимым, но и с его близкими, которые становятся созависимыми. От рецидива опять же никто не застрахован. Поэтому люди, которые к нам обращались, находятся постоянно на связи со специалистами, и работа с ними продолжается по сей день. Самый главный результат для меня — возможность заявить о том, что такая проблема существует. Мы отработали алгоритм и приобрели бесценный опыт работы с этим, для многих экзотичным, видом зависимости.

Сразу скажу, что пациентов за два года не набралось и десятка. Но у нас и не было возможности принимать больше людей, ресурсов не хватало. После запуска проекта «ИнтернетНезависимость» мы будем дальше думать как развивать это направление в республике и в России.

Digital Detox как профилактика информационного инфаркта

— Летом этого года вы открыли офлайн-лагерь для взрослых «Все выключено». Правильно ли я понимаю, что проект — продолжение «Интернет Независимости»? Как родилась идея его создания?

— Можно назвать это веткой «ИнтернетНезависимости». Лагерь также преследует профилактическую цель. В его рамках я читаю лекции для участников о том, как технологии влияют на нас. Отдыхающие могут почувствовать, насколько они зависимы от технологий.

— Вы называете офлайн-лагерь Digital Detox. Какой смысл вы вкладываете в этот термин?

— Термин Digital Detox пришел с Запада. Фактически это означает цифровой детокс — отдых от компьютера, интернета, телефона. В Калифорнии есть лагерь, который проводит Digital Detox для взрослых. Я взял эту идею и адаптировал под наши условия.

— Сколько стоит одна смена и сколько она длится?

— Смена длится с вечера пятницы до вечера воскресенья. Участники могут выбрать один из двух вариантов проживания: либо в палатке за 3600 рублей, либо в бревенчатом доме за 5400 рублей. Сейчас мы готовим зимнюю смену, она будет дороже, ее стоимость составит 7600 рублей. Поскольку смена пройдет в февральские праздники, планируем ее чуть удлинить.

— Какую альтернативу гаджетам и социальным сетям вы предлагаете людям?

— У нас есть одно очень важное правило — в лагере запрещены любые разговоры о работе. Это не место для нетворкинга. Мы пытаемся воссоздать атмосферу детского лагеря, напомнить людям о самом беззаботном периоде их жизни. Участников мы знакомим еще в автобусе, пока едем до места назначения. Дальше у нас проходит ритуал — участники упаковывают свои гаджеты в крафтовые конверты и запечатывают их. Можно оставить конверт у себя до окончания смены или отдать нам. Некоторые отдают, потому что не уверены, что смогут удержаться от соблазна его вскрыть.

В лагере мы проводим спортивные, настольные, интеллектуальные игры, творческие мастер-классы, медитируем. Отдыхающие посещают лекции, участвуют в шоу талантов. Программа очень насыщенная. Люди раскрываются творчески: поют, танцуют, читают стихи, стендапят. Поначалу многие ведут себя скованно, но потом их не остановить.

Поскольку «Все выключено» — лагерь как в детстве, то бывает, что люди селятся как в лагере: мужчины и женщины отдельно. Даже если это супружеская пара. Также мы придерживаемся принципов здорового питания. У нас составлено отдельное меню. Люди за время лагеря узнают множество новых вещей. Завтракают амарантовыми кашами, едят бургеры с нутовыми котлетами, пробуют урбечи. Вместо кофе и чая — травяные настои. Мы стараемся рассказать, что здоровая еда тоже может быть вкусной. Алкоголь в лагере запрещен.

Уезжая от нас, люди не хотят снова включать свои мобильные устройства, потому что, оказывается, без этого так хорошо жить. Когда человек к нам приезжает, он думает: если не понравится, то хотя бы посплю. А в итоге потом уезжать не хочет. В основном все жалуются, что смены мало длятся.

Для человека важна цифровая гигиена

— А зачем вообще ехать к вам, если можно на выходные махнуть на дачу и отключить телефон. В чем ваше преимущество?

Разница в том, что мы профессионально организуем досуг, кухню. Мы заботимся о своих клиентах так, как клиент сам о себе не позаботится. Он будет в любом случае занят заботой о себе, а не отдыхом. За 2 месяца люди порой не получают столько эмоций, сколько за эти два дня.

— Планируете расширить проект?

— Планы расширяться есть. Лагерь приобретает популярность за пределами Татарстана, к нам едут люди из Москвы и Санкт-Петербурга. Летом будем делать лагерь еще и в Подмосковье, где расширим смену до 50 человек, чтобы понять, сможем ли мы достичь такого же результата в объединении людей за более долгий период. Если получится, то в сентябре поедем в Турцию. Хотим сделать такую программу, чтобы она была конкурентна другим видам отдыха. Но это в любом случае будет не all inclusive. Такой отдых обойдется дороже, но это будет та Турция, которую люди никогда не видели.

— Какова выручка проекта?

Сложно назвать цифру. Все, что мы зарабатываем, мы вкладываем в развитие. О прибыли на данный момент говорить не приходится.

— Дайте несколько профилактических советов — как современному человеку не утонуть в этом информационном потоке, тем более если ему приходится использовать кучу мессенджеров по работе.

— Я бы посоветовал в рабочее время минимизировать сообщения, не касающиеся работы. Отключите push-уведомления из соцсетей, уберите уведомления в мессенджерах, поставьте их на беззвучный режим, чтобы они не отвлекали. Можно сократить количество посещений своего почтового ящика. Проверять почту только два раза в день: утром и после обеда. Это сократит информационную нагрузку. В нерабочее время, наоборот, ограждайте себя от информации, которая касается работы.

Очень важна цифровая гигиена. Это значит, что рабочий стол на всех гаджетах нужно содержать в порядке. Минимизируйте количество иконок на рабочем столе компьютера и телефона. Это источник стресса. Наведите порядок в папках. Во-первых, будете меньше тратить на поиск информации, во-вторых, лишние файлы будут меньше отвлекать. Беспорядок приносит стресс. Сортируйте письма в почте каждый день, чтобы там не висели входящие сообщения. Они раздражают. Удалите или заблокируйте токсичных людей, которые отвлекают вас тем, что присылают картинки, анекдоты. Поговорите с ними или отпишитесь.

Алина Губайдуллина
ОбществоМедицина

Новости партнеров

комментарии 8

комментарии

  • Анонимно 11 дек
    Мне нужен такой лагерь, но только на месяц !
    Ответить
  • Анонимно 11 дек
    Интересное интервью. Спасибо!
    Ответить
  • Анонимно 11 дек
    Я делаю дни без соц. сетей. А при этом звонить и писать смс можно. Вот у меня вчера такой день был. В руки не взяла ни телефон, ни за комп не села
    Ответить
    Анонимно 11 дек
    Я тоже так делаю, после таких дней хорошо становится, легко что ли
    Ответить
  • Анонимно 11 дек
    Тоже хочу в такой лагерь
    Ответить
  • Анонимно 11 дек
    - А скажите, Вас мучает интернет зависимость?
    - Что Вы доктор, я ей наслаждаюсь ... :)
    Ответить
  • Анонимно 11 дек
    Я бы братиш сдала, со своим смарт фоном
    Ответить
  • Анонимно 11 дек
    Кто чай с сахаром пьёт у того зависимость от сахара, практически, цукермания.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии