Новости

22:21 МСК
Все новости

Этери Бериашвили: «По окончании «Голоса» я не «проснулась знаменитой», но это повлияло на карьеру»

Джазовая певица о своих мечтах, о славе и о роли федерального телевидения в развитии карьеры

Этери Бериашвили: «По окончании «Голоса» я не «проснулась знаменитой», но это повлияло на карьеру» Фото: Максим Платонов

Этери Бериашвили могла стать отличным врачом, родившись в семье медиков и получив образование в медакадемии. Но отучившись на врача, Этери лишь отдала дань родителям. О настоящем призвании она знала с детства — играть и петь. Уже как певицу Этери Бериашвили знают и на родине в Грузии, и в России, особенно после шоу «Голос», где певица с успехом поработала под началом наставника Леонида Агутина. В августе Этери Бериашвили выступила в Казани на фестивале «JAZZ в Кремле». Это уже седьмой визит артистки в Татарстан, в октябре состоится еще один, когда Этери Бериашвили приедет с сольным концертом.

— Медицинское образование не из тех, которое можно получить, не напрягаясь. И тем не менее вы решили, что нужно уважить родителей, а после уйти работать по призванию. Своей дочери бы пожелали артистического пути?

— Насильственно вмешиваться в судьбу своего ребенка я не имею права, но могу подсказать, рассказать о перспективах, которые ожидают, если она решит выбрать путь артиста. Потому что наша карьера абсолютно неподконтрольна. Она непостоянна. Голос, тембр это объективные данные. Но шансы на успех артиста 50/50: повезет, не повезет. Определенные сложности есть, ты можешь вообще не высыпаться, нет нормированного графика, но когда занимаешься любимым делом, когда ты получаешь за это финансовые дивиденды, — это вдвойне удача. Не представляете, как много среди моих друзей великих голосов, которые просто ушли из профессии. Один — в преподавание (я счастлива за его студентов, но огорчена, что он не реализовался как артист). Другие решили, что артистическая карьера требует слишком большого напряжения, и из-за лени или нежелания учиться отказались от работы музыкантом. Как говорит мой преподаватель Анна Давыдовна Ривкинд, вокал — это в первую очередь дисциплина и гигиена голоса.

— Вы состоявшийся артист, тем не менее, продолжаете учиться?

— Это позволяет поддерживать хорошую форму. Для мировых знаменитостей заниматься с педагогом по вокалу — это правило хорошего тона. Великая Селин Дион, несмотря на свой огромный опыт, на каждом диске пишет слова благодарности фониатру (врач, который следит за здоровьем голоса, — прим. ред.) и преподавателю по вокалу. Академические вокалисты и в России все занимаются с педагогом на протяжении карьеры. Что касается эстрады — однажды я спросила у своего фониатра: неужели нет эстрадных артистов, у которых нет проблем с голосом и чей голос хорошо звучит? Она мне сказала: «Есть, и это Филипп Киркоров, Лариса Долина, Валерия». Она назвала три-четыре имени. Спустя много лет я дошла до педагога, который сделал звонкий голос Киркорова, который, имея отличные природные данные, получил прекрасное вокальное образование! В Казани мне тоже помогло то, что я много занимаюсь голосом, — пение на открытом воздухе — это сложный температурный режим для связок.

Голос сам по себе интересен только для академической музыки. Современную музыку характеризует качество аранжировки. Есть люди, которые тратят много денег, чтобы эта музыка жила и продвигалась. Другой вопрос форматности и неформатности

— Вашего наставника по «Голосу» Леонида Агутина ругали, когда он высказался о скромном качестве российского песенного материала. Вы же выступили на его стороне. По-вашему, ситуация на эстраде становится лучше или только ухудшается?

— То, что сейчас в топе популярности, наверное, к музыке не имеет отношения. В основе этих композиций бит и грув. Это, в принципе, очень интересно, я не говорю, что это плохо. Но грустно, потому что не песня «Непобедимый» Александра Панайотова, не «Тут и там» и «Счастье» Алексея Чумакова, не «Простила» Елены Максимовой в топе российских чартов. Я рада за Наргиз Закирову, которая попала в надежные руки продюсера Максима Фадеева и выпускает хит за хитом. Она удивительная и очень хороший человек. Несмотря на быстрый взлет, она не потеряла способности нормально, без пафоса общаться с людьми.

Поэтому вектор современной музыки в целом для меня немного нисходящий. То, что я называю музыкой, в топ почти не попадает. Музыку Леонида Агутина я называю музыкой, музыку Байгали Серкебаева я называю музыкой, музыку Александра Панайотова, Алексея Чумакова. Кстати, мне очень нравятся Егор Крид и Иван Дорн — и не из-за голоса, потому что их музыка очень качественно сделана. Голос сам по себе интересен только для академической музыки. Современную музыку характеризует качество аранжировки. Есть люди, которые тратят много денег, чтобы эта музыка жила и продвигалась. Другой вопрос форматности и неформатности. Время от времени и я записываю песни, но перестала отправлять их на радио. Я понимаю, что мне скажут, и не готова услышать: «Нет, это не формат». Я слышала, как многократно это говорили моим друзьям.

— Но есть, к примеру, «Серебряный дождь», где открывают широкой публике относительно неизвестных артистов…

— Да, на том же «Серебряном дожде» и «Радио Культура» у меня были живые концерты. Это очень здорово, появляется много поклонников, которые ищут информацию о тебе в соцсетях, ждут и других концертов. На радиостанции с массовым слушателем («Русское радио», «Дорожное», «Шансон») сложно попасть. Мне очень нравится «Восток FM», и там я могу услышать песни своих друзей. Наверное, я рано или поздно все-таки донесу туда недавно записанную мной песню Сергея Колесниченко «Дом детства моего». Почему нет?! Не надо терять надежду и думать, что все куплено. Тот же «Голос», несмотря на то что говорят. Не верю, что были бы те же эмоции «разворота», если бы все было бы предопределено. Возможно, я просто наивная, но я так верю. Если кто-то попытается меня переубедить, потребую доказательств. А их нет. Никто не видел, как кто-то передавал деньги. Поэтому я считаю, что «Голос» — это очень хороший и правильный проект.

Мне хотелось бы выступить с сольными концертами по всей России — это еще одна большая творческая задача. Для меня очень важно, что я знаю, как работать с российским зрителем. Я знаю, что он любит слушать — это грузинские песни

«У нас же продюсеры тянут деньги, а потом разводят руками»

— А российский «рынок» как много дает для вас возможности как для артиста для реализации?

— Если говорить о числе любителей джаза, то их довольно немного. Это, может быть, процентов 10. Хотя, возможно, я смело размахнулась. Но это нормально. В России есть концертные залы, где может звучать джаз. А если к музыкальной составляющей добавить шоу, можно было бы собирать залы больше. Но до шоу я лично пока не дошла, да и это больше менеджерская работа. А у меня продюсера нет и, скорее всего, не будет.

— Почему?

— Потому что у меня нет чемодана денег. И еще я не хочу, чтобы мной руководил какой-то дядька, который сам не знает, чего хочет. В России настоящих продюсеров по пальцам пересчитать. В идеале продюсер должен находить песни, финансирование, определять концепцию проекта, образ и так далее. Это большой человек. У нас же продюсеры тянут деньги, а потом разводят руками: «Извините, ребят, что вы хотели, проект некоммерческий!».

— Но вас такая ситуация расстраивает? Довольны ли вы своей карьерой?

— Если я буду до конца довольна, то перестану развиваться. Я пообещала Ольге (Скепнер, прим. ред.), что приеду в Казань и буду петь два отделения авторских песен (моих или тех, что были написаны для меня). Думаю, через год. Мне хотелось бы выступить с сольными концертами по всей России это еще одна большая творческая задача. Для меня очень важно, что я знаю, как работать с российским зрителем. Я знаю, что он любит слушать это грузинские песни. Поэтому я всегда включаю их в свою программу. Они очень красивые, кроме того, зрители слушают и чувствуют, откуда растут корни исполнителя. Я обожаю Тину Кузнецову, уроженку Казани, потому что она великолепно работает с русским фольклором. Это квинтэссенция того, как красиво, талантливо и современно можно сделать русскую народную песню. С западным зрителем я встречалась, когда полмира объездила в составе коллектива «Акапелла Экспресс». Западный зритель более наивный что ли, более доброжелательный, более благодарный. Так в регионах России, не в Москве и Петербурге. Но никогда не знаешь, какое открытие можешь сделать в других странах. Я бы с удовольствием вернулась с концертом в Японию, например. Но этим надо заниматься.

Это мои друзья, костяк, коллектив «Коварный Гарри». Это Антон Ревнюк, Егор Дергачев, Александр Ольцман, Дмитрий Власенко и Владимир Крижановский. Но поскольку эти музыканты очень востребованы, и у каждого есть сольный проект, очень сложно удержать их в рамках одного коллектива

— У вас нет сольного альбома, планируете ли вы его?

— Альбом нужен обязательно. Когда ты выпускаешь диск — значит, ты существуешь. Другое дело, что его запись связана с такими финансовыми вложениями, что без поддержки создать его тяжело. Это сведение, обработка, баланс — это кропотливая работа, это как снять кино. Но я доверяю своим музыкантам. Они очень талантливые, и они понимают, как должен звучать наш проект и, наверное, я не буду ждать спонсирования и запишу-таки альбом. Хотя вложений в него гораздо больше, чем отдачи.

— Кто ваши музыканты сегодня?

— Это мои друзья, костяк — коллектив «Коварный Гарри». Это Антон Ревнюк, Егор Дергачев, Александр Ольцман, Дмитрий Власенко и Владимир Крижановский. Но поскольку эти музыканты очень востребованы, и у каждого есть сольный проект, очень сложно удержать их в рамках одного коллектива. Бывают замены, например, в Казани вместо Владимира Крижановского был Владимир Галактионов. Но, как правило, костяк он один и тот же. Я настолько привыкла к их высочайшему уровню исполнения, что все реже соглашаюсь выступить с какими-то другими музыкантами, чувствую разницу.

— У вас ведь есть еще один проект Beriashvili-Losev Group. Как часто с ним играете?

— Это наш общий проект с Александром Лосевым, талантливым пианистом и композитором. Он пишет песни и хочет, чтобы они звучали на грузинском языке. Поэтому текст к его музыке пишет моя сестра Кети. В этом проекте мы играем совершенно другие песни. С ним мы уже были в Казани в 2013 году на фестивале «Джаз в усадьбе Сандецкого».

— О своем опыте участия в мюзикле Mamma Mia вы рассказывали как об авантюре. Успешной она оказалась для вас?

— Мне понравилось, я же старая авантюристка. Мне неинтересно сидеть на одном месте и ждать, когда ко мне прилетит работа. Да нет, я сама буду двигаться к ней! И мьюзикл это великолепный актерский, певческий, хореографический опыт. Я похудела на семь килограммов, потому что была серьезная физическая нагрузка. У меня была маленькая дочка, и было тяжело, хотя фактически мы играли полгода, всего полгода: 27 октября открылись и 28 апреля закрылись.

Не секрет, что для артиста участие в частных корпоративных мероприятиях — это неотъемлемая финансовая составляющая. Как мы должны зарабатывать деньги на продакшн, на создание своих же песен? Вот, на корпоративных мероприятиях. Известность дает преимущества

— Мюзикл не самый популярный в России жанр, согласны?

— Да, но он набирает популярность. Последние несколько раз я была на мюзикле «Бал вампиров». Вы себе не представляете, как много фанатов приходило на него буквально через день. Надо культивировать этот жанр. Нужно приучить людей к тому, что мюзикл — это не концерт, не спектакль, не хореографическое шоу. Это все по чуть-чуть. Надо не бояться ставить. Скоро стартует мьюзикл «Привидение», я ходила на кастинг, но не подошла, там нужна темнокожая артистка, которая будет играть героиню Вупи Голдберг (в фильме «Привидение» Вупи Голдберг играла мошенницу-гадалку, — прим. ред.).

— Выдать себя за темнокожую джазовую певицу такой опыт был у упомянутой вами Ларисы Долиной…

— Да, грим великая вещь, но и темперамент должен быть другой, не мой. Буду ждать своих ролей. Каждый раз, когда я прихожу в Московский дворец молодежи, меня охватывает трепет, потому что там каждая пылинка побывала в моей ноздре.

Первый канал — единственный шанс для «неформатных»

— В «Голос» заявку от вашего имени отправила подруга. Насколько эта ее инициатива сыграла роль в вашей карьере?

— Друзья мне сказали: что сидим, кого ждем? А я думала: куда я с ребенком. Но моя подруга взяла и отправила за меня заявку, у нее были мои фотографии и аудиозаписи. Я не буду лукавить, я не была для создателей проекта новым человеком. В составе «Акапелла Экспресс» я снялась в массе передач, работая с Лаймой Вайкуле и не только. Вся музыкальная редакция Первого канала меня знала. Но я также знаю много людей, которые будучи известны ей, не были приняты. Я анализирую свой опыт и думаю, ведь я не обладатель какого-то уникального голоса, диапазона. Я обычная певица, да харизматичная, да, я знаю, как вести себя на сцене, как произвести впечатление. Я думаю, они считали, что со своим Tico-Tico я если и не пройду, то хотя бы устрою яркое шоу.

Конечно, по окончании «Голоса» я не «проснулась знаменитой». Но, конечно, это повлияло на карьеру, на количество и качество концертов. Не секрет, что для артиста участие в частных корпоративных мероприятиях — это неотъемлемая финансовая составляющая. Как мы должны зарабатывать деньги на продакшн, на создание своих же песен? Вот, на корпоративных мероприятиях. Известность дает преимущества. Это уже другая гримерка, свой коллектив, который в обязательном порядке накормят, напоят, оплатят все расходы. Статус немного выше. Но, конечно, ты понимаешь, что есть организаторы концертов со своим бюджетом, было бы странно сказать Ольге Скепнер: «Я звезда, мне нужен бизнес-класс». Мне неважно, в какой части самолета лететь. Но все должно быть разумно, без лишнего пафоса. Я не звезда, я музыкант и этим горжусь.

— Шоу на федеральных каналах — это единственная возможность для таких как вы «неформатных» артистов получить известность?

— Боюсь, что да. И то не на «федеральных», на Первом. Выхлоп совсем другой. Сегодня в гостинице меня узнали две группы людей. Это приятно, честно.

* вокальный тренер (с англ.)

Айгуль Чуприна, фото Максима Платонова, видео Камиля Исмаилова
Справка

Этери Бериашвили родилась в 1972 году в городе Кварели (Грузия). Окончила Московскую медицинскую академию им. Сеченова. Окончила Государственное музыкальное училище эстрадно-джазового искусства на Ордынке. Пела в проектах COOL&JAZZY, «Акапелла Экспресс», сейчас выступает с группой «Коварный Гарри» и Beriashvili-Losev Group. Играла роль Рози в мюзикле Mamma Mia, участвовала в проекте «Голос» на Первом канале в команде Леонида Агутина. Играет на фортепиано, скрипке, гитаре.

Мероприятия Общество Культура
комментарии 15

комментарии

  • Анонимно 12 авг
    Действительно, многое зависит даже не от голоса, а от того как ты ведешь себя на сцене, от артистичности
    Ответить
  • Анонимно 12 авг
    Я просто влюблен в ее голос:)
    Ответить
  • Анонимно 12 авг
    А какие звезды считаются форматными?
    Ответить
    Анонимно 12 авг
    Попсовики на вроде Баскова или Пугачевой
    Ответить
    Анонимно 12 авг
    Я ее ни разу до этой статьи не видел...
    Ответить
  • Анонимно 12 авг
    Она выглядит максимум на 30! Отлично сохранилась
    Ответить
    Анонимно 12 авг
    Деятели культуры вообще поздно стареют)
    Ответить
    Анонимно 12 авг
    Да видно же что на тонне косметики держится...
    Ответить
  • Анонимно 12 авг
    Поет песни, не предназначенные для широкой эстрады. Так сказать ускоспециализирована
    Ответить
    Анонимно 12 авг
    Любая песня предназначена для эстрады. Нет таких песен как - для элиты или для быдла
    Ответить
    Анонимно 12 авг
    Существуют. Так же как популярные виды спорта и непопулярные. Не будете же вы говорить что рэп тоже для первого канала?
    Ответить
  • Анонимно 12 авг
    Хорошая у нее подруга, можно сказать что благодаря ей Этери получила знаменитость)
    Ответить
    Анонимно 12 авг
    Не благодаря, она выбыла с проекта. Зрители вообще дали ей всего лишь 3 процента голосов
    Ответить
  • Анонимно 12 авг
    Из Грузинского мне нравится только дудук и вино)
    Ответить
  • Анонимно 12 авг
    Из Грузии выходят очень яркие самобытные артисты.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Рекомендуем