Новости раздела

Эдвард Роудс: «Что касается отношений США и России, мнение Трампа не будет иметь никакого значения»

Трамп и американцы: закончится ли война президента со СМИ, что делать мигрантам-мусульманам и на какого из своих предшественников похож новый президент

Эдвард Роудс, профессор Университета Джорджа Мейсона, выпускник Гарварда и Принстона, рассказал о том, как будет развиваться политика в США после избрания Трампа, кто войдет в его команду, стоит ли ему бояться импичмента, действительно ли Путин приложил руку к его победе, как сегодня живут иммигранты в США и о многом другом в интервью «Реальному времени».

— Верите ли в то, что Трамп не усидит и ему могут объявить импичмент?

— Все возможно, если только Трамп не сделает — или уже не сделал — что-то явно незаконное, но в целом импичмент очень маловероятен.

Согласно американской Конституции, снятие президента через импичмент — это сложный процесс. Ни один американский президент никогда не был насильственно отстранен от должности, хотя один президент, Ричард Никсон, ушел в отставку. Он сделал это в то время, когда вот-вот должен был начаться судебный процесс о его отстранении.

Процесс отстранения президента от должности включает в себя два шага. Во-первых, большинством голосов Палата представителей (нижняя палата Конгресса США) должна принять обвинительное заключение (так называемый Законопроект об импичменте), которое выдвигало бы обвинения против президента. Во-вторых, после слушаний Сенат США (верхняя палата) должен признать президента виновным в совершении этих преступлений.

Как и во многих моментах в Конституции США, есть некоторая намеренная двусмысленность в некоторых аспектах президентского импичмента. В частности, конкретный характер действий, за которые президент может быть отрешен, был в Конституции намеренно указан расплывчато. В Конституции США говорится, что президент может быть отстранен за «измену, взяточничество или другие серьезные преступления и проступки». С «изменой» и «взяточничеством» все довольно ясно, и фраза «особо тяжкие преступления» обычно означает серьезные уголовные преступления. Но что представляет собой «проступок», за который президент может быть отстранен, всегда было спорным. Является ли действие президента «правонарушением», которое бы являлось бы основой для импичмента, это открытый вопрос.

«Ни один американский президент никогда не был насильственно отстранен от должности, хотя один президент, Ричард Никсон, ушел в отставку. Он сделал это в то время, когда вот-вот должен был начаться судебный процесс об его отстранении». Фото usnews.com

Учитывая, что члены президентской партии, республиканцы, в настоящее время контролируют обе палаты и Сенат, вполне вероятно, что «проступки» будут толковаться в узком смысле. Здесь необходимо сильное, отчетливое, официальное свидетельство того, что президент совершил государственную измену, брал взятки или занимался деятельностью, за которую обычные американцы были бы отправлены в тюрьму, чтобы нынешний состав Конгресса США серьезно рассматривал бы вариант импичмента.

Суть состоит в том, что принудительное выдворение любого президента маловероятно. Все возможно, конечно. Но импичмент и принудительное выдворение с поста президента не может состояться и не состоится только потому, что большинство американцев недовольны президентом.

— Схлынет ли волна негатива по отношению к нему со стороны гражданских активистов, голливудского сообщества, журналистов?

— Нет.

Учитывая публичное обязательство Трампа к ряду весьма заметных стратегий, которым решительно противостоят, по большей части, американская политическая и культурная элита — например, его иммиграционная политика, внутренняя политика безопасности, его бюджетные приоритеты и во многом его социальная политика — маловероятно, что протесты против него будут снижаться. По той же причине, потому что президент любит откровенно выражаться и высказывать свое мнение в резкой, зачастую конфронтационной манере, маловероятно, что личные качества многих взаимодействий между президентом и общественными деятелями пропадут или что общественное обсуждение будет более умеренными.

— Чем закончится война Трампа со СМИ? Сможет ли Трамп пошатнуть статус медиа как четвертой ветви власти?

— Воинственные отношения президента Трампа с большинством СМИ вряд ли когда-нибудь закончатся, даже после того, как он покинет Белый дом. На каком-то уровне президенту нравится эта непрекращающаяся борьба. И, честно говоря, основные СМИ, которые находятся по ту сторону оскорблений, также получают выгоду от этого враждебного отношения — аудитория растет. Разумеется, у них нет желания сбавлять накал.

Возможно, более важно то, что мы наблюдаем очень серьезные изменения в структуре СМИ, через которые американцы узнают новости. Эти структурные изменения вообще не имеют ничего общего с тем, кто является президентом — они поощряют все более поляризующийся политический дискурс.

«На каком-то уровне президенту нравится эта непрекращающаяся борьба. И, честно говоря, основные СМИ, которые находятся по ту сторону оскорблений, также получают выгоду от этого враждебного отношения — аудитория растет. Разумеется, у них нет желания сбавлять накал». Фото businessinsider.com

Большую часть XX века американцы получали национальные и международные новости из достаточно небольшого и, как правило, сокращающегося числа независимых, конкурирующих между собой источников — крупных городских газет, двух или трех независимых «телеграфных агентств», которые предоставляли журналистский контент другим независимым СМИ, и в уже в эпоху телевидения — из трех крупнейших телевизионных сетей. Чтобы выжить в конкурентной борьбе, эти СМИ все чаще стремились перешагнуть все идеологические и политические линии и соревновались, чтобы предоставить читателям или зрителям наиболее точные, наиболее тщательно проверенные, наиболее обширные национальные и международные новости. Учитывая издержки производства, «нишевые» новостные провайдеры с четким, идеологическим уклоном или набором политических предпочтений были вытеснены этими крупными «супермаркетами» информации.

Развитие электронных СМИ, однако, сделало финансово возможным для нишевых СМИ с весьма отчетливой — кто-то может сказать «предвзятой» — точкой зрения, процветать, предоставляя информацию для весьма специфической аудитории, кто хочет услышать новости с определенной, узкой идеологической или политической стороны, и которые не хотят слышать информацию, которая бы не совпадала с их идеологическими взглядами.

В результате, что мы все чаще наблюдаем в Америке, общество, в котором люди, даже живущие бок о бок, в одной и той же реальности, тем не менее, слышат совершенно разные версии того, что происходит вокруг них. Они полностью изолированы от предоставления информации, которая могли бы заставить начинать их сомневаться в своих предположениях. Это, конечно, создает растущую поляризацию общественного дискурса. Смысл не просто в том, что американцы не согласны друг с другом. Благодаря тому, что они слышат разные новости, все большему числу американцев трудно поверить, что другие добросовестные американцы могут иметь другое мнение.

Какие бы трудности это ни создавало для гражданского политического дискурса, это совершенно не представляет никакой угрозы для СМИ и ее роли как «четвертой власти». Действительно, сегодня в СМИ мы наблюдаем обозленный, сильно пристрастный обмен мнениями, так же, как однажды было в Америке во времена ее независимости, в конце 1700-х и начале 1800-х годов.

— С кем бы из президентов США вы сравнили бы Трампа? К кому он ближе всего? Кто еще из американских президентов воспринимался так негативно?

— Сложно сравнивать его с каким-либо президентом. Как признают и его сторонники, и его оппоненты, Трамп — уникален. Конечно, ни один из прошлых президентов не входил в Белый дом с такой маленькой подготовкой для работы в правительстве. Хорошо это или плохо, но Трамп более «тонкокожий», чем любой президент в современной истории, а возможно, даже в истории вообще. Он крайне плохо может руководить своими эмоциями, он довольно импульсивный — это можно увидеть по его склонности сначала написать твит, а только потом проверять информацию, если он вообще это делает. Возможно, из-за его темперамента, эта разница между его обещаниями и существующими анализами проблем необычайно большая.

«Трампу, похоже, нравится, когда его сравнивают с президентом Эндрю Джексоном, — противоречивой и популярной фигурой. Он выступал против господствующей элиты восточного побережья, которая до сегодняшнего дня доминировала в американской политике». Фото wikipedia.org

При этом Трампу, похоже, нравится, когда его сравнивают с президентом Эндрю Джексоном (1829—1837) — противоречивой и популярной фигурой. Он выступал против господствующей элиты восточного побережья, которая до сегодняшнего дня доминировала в американской политике. Джексон пользовался широкой поддержкой среди сельского населения, он же заложил основы Демократической партии. Его политика в основном была направлена на ослабление федеральной власти, он выступал за более мелкое правительство или более локализованную государственную власть.

Учитывая трения между президентом и республиканцами в Конгрессе, однако, более пессимистично настроенные обеспокоены тем, что Трамп может стать современным президентом Джоном Тайлером (1841—1845). Он во многом блокировал свою же Партию вигов. Он настолько сильно спорил и противостоял своим же коллегам из собственной партии в Конгрессе, что они выкинули его из Партии вигов. Партия оппозиции, демократы, также не стали принимать его в свои ряды. Обычно период президентства Тайлера оценивается как катастрофичный.

— Любимая тема обсуждений, судя по американским ток-шоу и по шуткам ведущих развлекательных программ, — это шутки о роли Путина в избрании Трампа. Эта волна еще не схлыхнула? Сами верите в роль Путина?

— К сожалению, большое количество доказательств было предоставлено в Конгресс США, в исполнительный орган, а также обществу США, совершенно явно доказывающие, что российское правительство или отдельные лица и организации, сотрудничающие с российским правительством, участвовали в различных хакерских атаках и другой деятельности, чтобы повлиять на результаты выборов. Насколько нам известно, российское правительство постоянно этим занималась и в прошлом. Вполне вероятно, другие правительства делали то же самое. Но что известно наверняка — это то, что российское правительство действительно предпринимало попытки повлиять на результаты выборов.

Хотел бы отметить, что существует мало доказательств того, что российское правительство действительно повлияло на исход событий. Однако нет сомнений, что такие попытки предпринимались.

Проблема состоит в том, что отрицание Трампом очевидных фактов о российских действиях породило подозрение даже внутри его собственной партии и среди его сторонников, что он может быть в этом замешан. Это беспокойство усиливается не только очевидной «мягкостью» Трампа в санкциях против России, но также и его заявлениями во время кампании, призывающими российское правительство продолжать свои хакерские атаки; заявлениями, что российские спецслужбы могут иметь материал, который бы опозорил Трампа в случае раскрытия; а также тем фактом, что несколько советников Трампа работали в различных организациях в России. Все это вызывает серьезные опасения, даже среди главных фигур в Республиканской партии, что есть основания для спекуляции, что президент что-то скрывает.

Учитывая провал администрации Трампа в том, чтобы быстро и убедительно устранить все эти вопросы, когда они еще были впервые подняты, «тема Путина» не будет закрыта. Необходимо расследование Конгресса, и, если президент продолжит делать заявления, которые Конгрессу кажутся неправдоподобными, возможно, даже появится необходимость независимого исследования.

«Учитывая провал администрации Трампа в том, чтобы быстро и убедительно устранить все эти вопросы, когда они еще были впервые подняты, «тема Путина» не будет закрыта». Фото kremlin.ru

— Кто составит основу команды Трампа? Назовите ключевых членов его команды.

— Никто, возможно, даже сам президент, не знает этого.

Проблема состоит в том, что риторика кампании Трампа и предвыборные обещания привели его к острому конфликту с республиканской элитой, как и с демократической элитой, конечно же.

Ученые, специалисты, руководители предприятий, финансовые лидеры и те, кто в прошлых служил в республиканских администрациях, или кто казался логичным выбором для следующей Республиканской администрации, или те, кто выглядел логичным претендентом для следующей администрации республиканцев — почти все открыто агитировали против Трампа. Даже если они готовы были проглотить это и быть в администрации Трампа (а некоторые из них действительно хотели этого), президент явно дал понять им, что он не хочет и не собирается прощать им это. В результате он и его советники не могут найти квалифицированные кадры — тех, кто, по их мнению, не был бы в прошлом запятнан оппозицией к президенту.

Этим частично можно объяснить огромное количество военных офицеров, назначенных на посты в органах иностранных дел или национальной безопасности. Военные, как правило, не выражают свои позиции во время выборов. В результате маловероятно, что эти люди будут выражать несогласие с внешней политикой президента, хотя они и не согласны с ней.

— Как будут выстраиваться отношения с Россией? Расскажите о возможных сценариях развития.

— К сожалению, пока российское правительство не изменит свои позиции по поводу Крыма, не прекратит оказывать военную помощь сепаратистам на Украине, не прекратит угрожать прибалтийским странам (сейчас включая нейтральную Швецию, которая возобновила воинскую повинность в связи с угрозой, исходящей от России) и не отойдет от авторитарности во внутренней политике, что маловероятно, по мнению американцев, возможен только один сценарий развития.

Обе партии в обеих палатах Конгресса США разделяют одну точку зрения: пока Россия не изменит свою политику по отношению к Украине и пока она не прекратит поднимать тревогу среди стран северной Европы, нет никакой надежды на улучшение отношений. В американском обществе превалируют сильное настроение, что пока Россия не пойдет по пути либерализации, настоящая дружба между двумя государствами невозможна.

Что касается отношений между США и России, мнение президента, какое бы оно ни было, не будет иметь никакого значения. Ни Конгресс, который может сорвать любые инициативы президента, ни американское общество не доверяют сегодняшнему российскому правительству или воспринимают его как ответственное за все, что происходит на международной арене.

«На самом деле, многие экономисты сегодня переживают, что экономика, возможно, растет даже слишком быстро, и инфляция слишком набирает обороты. Независимый банк США, Федеральный резервный банк, будут действовать, чтобы повысить процентные ставки, немного охладить экономику и уменьшить риск инфляции». Фото chicagofed.org

— Расскажите о структуре общества США на сегодняшний день. Какие темы сегодня наиболее больные для среднестатистического американца? Какие проблемы он видит и к чему стремится?

— Несмотря на некоторые страшные заявления президента, американская экономика, в общем-то, находится в очень хорошем состоянии, она оправилась после обвала на рынке недвижимости в 2008. Безработица находится на исторически низких уровнях. Объем производства находится на подъеме и продолжает расти быстрыми темпами. На самом деле, многие экономисты сегодня переживают, что экономика, возможно, растет даже слишком быстро и инфляция слишком набирает обороты. Независимый банк США, Федеральный резервный банк будут действовать, чтобы повысить процентные ставки, немного охладить экономику и уменьшить риск инфляции.

Экономисты и политики понимают сегодня, что экономические проблемы США носят структурный характер. Непрерывное совершенствование в компьютеризации, робототехнике, технологии производства привели к тому, что спрос на «синие воротнички» вне сферы услуг значительно снизился и продолжит снижаться. Американцам, кто был занят в производстве или на относительно низкоквалифицированных работах в горнодобывающей промышленности или сельском хозяйстве, стало все сложнее и сложнее найти работу, и их зарплата падает. Многие их них обвиняют во всем иностранную конкуренцию — или «глобализацию», к чему администрация Трампа как раз стремится. На самом деле, проблема состоит в том, что технологии дешевеют, работодатели находят пути как заменить рабочую силу технологиями.

Результатом стало постепенное появление в последние десятилетия возрастающей «двугорбой» экономики в США. Для работников с бакалаврской степенью уровень жизни изменился незначительно, а для людей с высшим образованием, выше, чем бакалавр, — значительно в лучшую сторону. Для людей, кто не имеет высшего образования, дальнейшие перспективы не так радужны.

Социальные проблемы, вызванные снижением спроса на низкоквалифицированную рабочую силу, усугубились из-за того, что американцы привыкли думать, что каждое следующее поколение будет жить лучше, чем предыдущее, и что дети могут надеяться на более легкую и комфортную жизнь, чем их родители. Хорошая работа в «новой» экономике обычно находится в больших городах, вдоль атлантического и тихоокеанского побережья. Маленькие города начинают чувствовать себя брошенными и чувствуют, что их жизнь рушится.

Да, опасно все упрощать или указывать на сходство между двумя ситуациями, которые в действительности сильно отличаются друг от друга, но в каких-то моментах некоторые менее образованные американцы испытывают те же сложности, что и многие русские работники, особенно на менее современных производствах или в менее конкурентоспособном на международной арене агросекторе, чувствовали себя, когда Советский Союз развалился и Россия открылась рынку.

«На сегодняшний день, экономика США продолжает испытывать недостаток рабочей силы всех уровней образования. Экономике нужны высокообразованные люди в технических областях, инженерии, но, в целом, иммигранты с хорошим образованием, с хорошим знанием английского хорошо устроятся в любой области». Фото dalvisa.com

В долгосрочной перспективе очевидно, что американская экономика даст много рабочих мест, и есть основания надеяться, что разница в доходах не будет столь сильной. Но в краткосрочной перспективе переход к тому, что американцы называют «пост-модернистской» экономикой, будет довольно болезненным.

Трамп пользуется поддержкой в основном среди американцев, для которых экономический рост и процветание проходит мимо и они не чувствуют их. Поэтому его поддерживают в основном те, кто смотрит в будущее больше с отчаянием, чем с оптимизмом. К сожалению, политика, продвигаемая президентом, которая и дает символическую поддержку этому электорату, скорее, усиливает экономические и социальные страдания в этих кругах, потому что именно они ощущают на себе этот переход.

— У нас в России многие граждане считают США раем для жизни, многие мечтают туда уехать на ПМЖ. Расскажите о политике по отношению к иммигрантам на сегодняшний день.

— Американская политическая и экономическая система всегда предоставляла огромные возможности для предприимчивых людей и для тех, кто обладает особыми навыками или хорошим образованием. Это по-прежнему так и вряд ли изменится в обозримом будущем.

На сегодняшний день экономика США продолжает испытывать недостаток рабочей силы всех уровней образования. Экономике нужны высокообразованные люди в технических областях, инженерии, но, в целом, иммигранты с хорошим образованием, с хорошим знанием английского хорошо устроятся в любой области. В областях, где необходима лицензия — например, в медицине — для таких иммигрантов предложений меньше, чем они бы получили у себя на родине, работая медсестрами, помощниками врачей, в лаборатории, чем, например, докторами. Тем не менее, для таких специалистов также относительно много возможностей в США.

Единственное, с чем борются американцы, — это то, сколько низкоквалифицированных людей пускать в страну. В действительности американская экономика может благополучно принять большое количество иммигрантов. Но страхи американцев, оказавшихся в ловушке из-за снижения спроса на рабочих промышленного труда, что из-за иммигрантов зарплата будет снижаться, создают политическое давление, чтобы отказаться от иммиграции.

Иммигранты, которые приехали в США законно, особенно если они обладают хотя бы базовыми знаниями английского, довольно легко вливаются в американское общество. Для тех, у кого есть «зеленая карта», нет никаких ограничений на работу, они могут свободно перемещаться по стране, жить в любом городе и строить любую карьеру, какую они хотят. В больших городских районах США растет число сообществ новых иммигрантов, которые обычно основаны на успешных сообществах более ранних иммигрантов и которые пользуются уже построенными церквями, мечетями, синагогами, храмами и другими социально-культурными учреждениями.

«К сожалению, вполне вероятно, что иммигранты-мусульмане в ближайшие несколько лет будут воспринимать США как менее дружелюбно к ним настроенную, чем раньше». Фото thegreatmiddleeast.com

Более тяжелая жизнь, конечно же, для миллионов людей, которые приехали в США незаконно или остались дольше, чем позволяла виза. Согласно американскому законодательству, эти люди могли бы быть депортированы, и это те люди, против кого нынешний президент обещал применить более жесткую политику. Хотя эти «нелегалы» являются продуктивными членами американской экономики и социальных институтов. Несмотря на то, что иногда это политически удобно притворяться, что это не так, на самом деле все признают, что это было бы невозможно, нечестно и в некоторых случаях даже аморально, а также экономически тяжело — заставить всех этих «нелегалов» покинуть страну. С другой стороны, амнистия всем этим нелегалам и предоставление им гражданства будет способствовать новой волне иммигрантов. Несмотря на очевидную и общепринятую необходимость своего рода «капитального ремонта» иммиграционной политики США, вопросы, касающиеся иммигрантов, являются довольно спорными на сегодняшний день.

В результате террористических атак 11 сентября на Всемирный торговый центр и Пентагон, в американском обществе также появились предрассудки по отношению к мусульманам. В некоторых случаях даже, о чем американская пресса много писала, это выливалось в насилие против таких лиц. Согласно американскому законодательству нападения на людей по национальному или религиозному признаку воспринимаются как преступления «ненависти» и подлежат тяжелому наказанию. Тем не менее, такое насилие имело место быть и это вызывает огромное беспокойство среди большинства американцев. Критики президента считают, что его риторика поощряет узаконивание таких действий.

Чтобы справиться с этим, существует множество сообществ, в частности, вдоль побережий и в городах, которые активно работают, чтобы защитить иммигрантов от насилия или депортации и обеспечить условия, чтобы новые иммигранты были хорошо приняты в обществе. Некоторые американские церкви, например, протягивают руки помощи иммигрантам-мусульманам, у кого потенциально могут быть проблемы.

К сожалению, вполне вероятно, что иммигранты-мусульмане в ближайшие несколько лет будут воспринимать США как менее дружелюбно к ним настроенную, чем раньше. Точно так же низкоквалифицированные рабочие, кто живет в Америке без официального разрешения, будут находиться под угрозой депортации. Однако нет оснований полагать, что это будет продолжаться долго. Продолжающийся спрос на рабочую силу, а также традиции как страны иммигрантов в долгосрочной перспективе должны обеспечить поток иммигрантов.

Екатерина Данилова
Справка

Эдвард Роудс — профессор в Университете Джорджа Мейсона, США. Специализируется на американской внешней политике и национальной безопасности. До прихода в Университет Мейсона в 2010-м, Роудс работал на факультете Ратгерского университета в качестве учредителя и директора Центра Ратгерса по глобальной безопасности и демократии, декана факультета социальных и поведенческих наук. С 2007 по 2009 годы он был приглашенным профессором в Принстонском университете, проводил научные встречи в Гарвардском, Стэнфордском и Корнельском университетах. Как член Совета по международным отношениям Доктор Родос служил в канцелярии начальника военно-морских операций в штабе стратегии и концепции военно-морских сил США. С 2000 по 2001 год он опубликовался за границей в качестве стипендиата программы Фулбрайта в университете Латвии. С 2003 по 2009 год доктор Роудс работал в Консультативном комитете Государственного департамента по исторической дипломатической документации — уполномоченном органе, осуществляющем надзор за подготовкой и выпуском официального отчета американской внешней политики. Доктор Роудс получил степень бакалавра в Гарвардском университете и степень магистра и докторскую степень в Принстонском университете в Школе общественных и международных отношений имени Вудро Вильсона.

Новости партнеров

комментарии 11

комментарии

  • Анонимно 23 мар
    Скоро Трамп наберет силу и власть, и тогда все тут же попрячутся по углам, а то разверещались.
    Ответить
  • Анонимно 23 мар
    Любой президент уникален, но Трамп вам еще задаст, ждите. Он вам всю вашу идеологию перевернет. Пора уже тряхнуть ваш гадюшник.
    Ответить
  • Анонимно 23 мар
    Я думаю президент уже точно знает, какая у него будет команда, все заранее обговорено.
    Ответить
  • Анонимно 23 мар
    Трамп еще тот троянский конь)
    Ответить
  • Анонимно 23 мар
    Он не так просто как мы все думаем, просто так в президенты не идут.
    Ответить
  • Анонимно 23 мар
    Отношения между США и Россией скорее всего будут теплеть.
    Ответить
  • Анонимно 23 мар
    Заученный текст про Россию говорит, самим не надоело. Противно уже слушать про Крым и Украину.
    Ответить
  • Анонимно 23 мар
    Трамп еще нам всем покажет куськину мать.
    Ответить
  • Анонимно 23 мар
    Вечно Россия у них во всем виновата. Даже то что Трамп президентом стал, наша вина.
    Ответить
    Анонимно 23 мар
    А что еще можно ждать от страны белых каторжников, от страны, куда устремлялись различные проходимцы и авантюристы со всего света.
    Ответить
  • Анонимно 23 мар
    Мигрантам мусульманам ничего не делать, как жили, пусть так и живут.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии