Новости

12:50 МСК
Все новости

Россия в Ливии: на кого делает ставку Кремль?

Африканист Кирилл Бабаев — о военном присутствии России на границе с бывшей джамахирией Каддафи, раскладе сил в стране и особенностях арабской дипломатии

Россия в Ливии: на кого делает ставку Кремль? Фото: defence.ru

В последние дни в прессе появляется все больше сообщений о присутствии российских военных на границе с Ливией, раздираемой гражданской войной. Причем одной из ключевых фигур, на которую делает ставку Москва, по некоторым сведениям, является маршал Халифа Хафтар. Кто скрывается за этой противоречивой персоной? Что происходит в стране после свержения Муаммара Каддафи? Какова вероятность присутствия российских специалистов в регионе? Об этом корреспонденту «Реального времени» рассказал эксперт по странам Африки, доктор филологических наук Кирилл Бабаев.

Три части Ливии

— Кирилл Владимирович, расскажите для начала, что сейчас происходит в Ливии?

— В Ливии продолжается гражданская война. Наиболее активно она ведется с 2014 года. Пока закончить ее не удается, несмотря на то, что в декабре 2015 года было подписано так называемое Схиратское соглашение. Казалось бы, найден путь для формирования легитимного правительства для всех ливийцев, но этого не случилось. Как видим, целый ряд группировок борется за власть. Сейчас возвышаются две группы сил, которые делят между собой страну: Правительство национального единства, которое находится в Триполи, поддерживается западными странами и выглядит легитимным в глазах Организации объединенных наций; и Парламент, заседающий в городе Табрук на востоке страны, который поддерживает вооруженные силы, возглавляемые маршалом Халифой Хафтаром и также контролирует достаточно большую территорию страны, на сегодняшний день — больше половины. Между этими двумя силами действуют большое количество малых и средних группировок, многие из них племенные, многие созданы по национальному признаку, различными исламистскими организациями, существующими в стране, в том числе «Исламским государством» (ИГИЛ, организация запрещена в РФ, – прим. ред.). Так как территория страны довольно большая и 90% занимают пустыни, говорить о том, что какое-то из формирований может контролировать большую или, по крайней мере, устойчивую территорию, не приходится.

— Я правильно понимаю, что борьба идет за месторождения нефти и оазисы?

— Борьба идет за власть в стране. С 2011 года страна находится в подвешенном состоянии, фактически в руинах. Легитимного правительства, которое бы контролировало всю территорию страны, уже не существует. И так как в стране огромное количество оружия, ввезенного в том числе и западными странами в период войны между Каддафи и повстанцами в 2011—2012 годах, то это, естественно, служит благодатной почвой для создания и активности огромного количества вооруженных формирований. Естественно, борются они не только за власть, но и за экономические преференции. Ливия — все-таки одна из крупнейших нефтяных стран региона, более того, обладающая чрезвычайно качественной нефтью. Поэтому эти миллиарды долларов не дают покоя никому из тех, кто ведет там на сегодняшний день борьбу. Безусловно, это отражается и на политике внутри страны, и на геополитических событиях вокруг Ливии.

«Ливия — все-таки одна из крупнейших нефтяных стран региона, более того, обладающая чрезвычайно качественной нефтью. Поэтому эти миллиарды долларов не дают покоя никому из тех, кто ведет там на сегодняшний день борьбу». Фото novostienergetiki.ru

— Почему все-таки ливийцы скинули Каддафи?

— Это часть процесса, происходившего на Ближнем Востоке под названием «Арабская весна», стремление к демократизации, стремление к отказу от диктаторского правления, которое было характерно для Ближнего Востока. Как вы знаете, процессы начались в Тунисе и волнообразно начали развиваться по всему Ближнему Востоку и по всей Северной Африке. То, что мы наблюдали сначала в Египте, затем в Ливии, Сирии, Йемене, — это все части одного большого процесса социальной и политической перестройки в странах Ближнего Востока.

— Можно поподробнее о ныне действующих силах в стране?

— Следует отметить, что Ливия исторически не представляет собой единого государства. Само государство Ливия существует недавно и представляет собой искусственное объединение трех регионов: Киренаика — то, что представляет восток страны со столицей в Бенгази; запад во главе с Триполи — Триполитания; юг, населенный различными народностями (туареги, тубу и другие), — Феццан. На сегодняшний день мы видим разделение именно по этому принципу. Историческая часть Киренаики контролируется маршалом Хафтаром. Триполитания контролируется Правительством национального единства. Феццан практически никем не контролируется и представляет собой некий конгломерат племен, причем это не сплошная территория, а в основном оазисы в пустыне, и за каждым оазисом закреплена контролирующая сила.

— Среди всех сторон какое место занимают группировки ИГИЛ?

— ИГИЛ начало проникать туда не так давно — наверное, в 2014 году. Некоторое время оно контролировало Сирт — крупный морской порт Средиземноморья, находящийся примерно посередине береговой линии Ливии, как раз на условной границе Триполитании и Киренаики. Но несколько месяцев назад они оттуда были вытеснены, поэтому сейчас говорить, что «Исламское государство» обладает какими-то стабильными позициями, не приходится. С ними удалось справиться, хотя у них продолжаются контакты с различными исламистскими группировками, действующими на территории страны.

«После того, как Каддафи был свергнут, Халифа вернулся в Ливию и постепенно возглавил там некоторое количество вооруженных сил, которые теперь называются Национальной армией. Фактически, на сегодняшний день он контролирует бо́льшую часть как нефтяных промыслов, так и нефтяных портов в стране, и вообще может рассматриваться как перспективная фигура с точки зрения военного потенциала». Фото inosmi.ru

Халифа Хафтар: агент ЦРУ или посланник Кремля?

— Кто такой Халифа Хафтар и каково его место в политике?

— Полковник Хафтар — известная личность. В вооруженных силах Ливии он кадровый военный еще с 60-х годов. Учился в Советском Союзе, затем служил в армии Каддафи, сделал неплохую карьеру. Во время войны с Чадом попал в плен, и отношения между ним и Каддафи сильно испортились. Поэтому из плена не стал возвращаться и фактически уехал в эмиграцию еще в конце 80-х годов. После этого он перебрался в Соединенные Штаты, что дало основание полагать, что эмигрировать ему удалось с помощью ЦРУ. Его таким образом и рассматривали — как ставленника ЦРУ, но доподлинно об этом неизвестно. Известно лишь, что он жил в Соединенных Штатах, имеет американский паспорт, он гражданин США. Получается такая интересная фигура: человек свободно разговаривает по-русски, обучался в Советском Союзе, имеет хорошие связи в России; с другой стороны, он 20 лет прожил в США, имеет американское гражданство, поэтому, безусловно, обладает связями и по ту сторону океана. Это делает Хафтара таким игроком, который может балансировать между двумя геополитическими силами. После того, как Каддафи был свергнут, Халифа вернулся в Ливию и постепенно возглавил там некоторое количество вооруженных сил, которые теперь называются Национальной армией. Фактически, на сегодняшний день он контролирует бо́льшую часть как нефтяных промыслов, так и нефтяных портов в стране, и вообще может рассматриваться как перспективная фигура с точки зрения военного потенциала. Понятно, что солдат у него немного — в районе дивизии, и вооружений не так уж много. Но, безусловно, он постоянно приезжает в Россию.

— В СМИ пишут, что Москва делает ставку именно на него. Как вы думаете, выгорит ли у нашей страны с ним?

— Судя по всему, ставка делается именно на Хафтара. Во всяком случае, встречи с ним участились в Министерстве иностранных дел, Министерстве обороны России. В январе он посещал наш крейсер «Адмирал Кузнецов» в Средиземном море.

— Однако официальные лица опровергают факт его присутствия на крейсере.

— Такая информация никогда не попадает в официальное поле при помощи пресс-релизов. Это всегда некая информация от источников, публикации, слухи. Такая информация прошла, причем в нескольких источниках. Возможно, она имеет под собой реальную почву. Совершенно ясно, что Хафтар неспроста приезжает постоянно в Москву, и встречи с российским руководством у него происходят достаточно регулярно. Ясно, что прежде всего ему нужны вооружения, ему нужны инструкторы, ему нужна современная военная техника. С помощью российской поддержки он намерен закрепить свое положение и, возможно, объединить Ливию под своим контролем.

«Судя по всему, ставка делается именно на Хафтара. Во всяком случае встречи с ним участились в Министерстве иностранных дел, Министерстве обороны России. В январе он посещал наш крейсер «Адмирал Кузнецов» в Средиземном море». Фото lenta.ru

— Действительно ли это человек, ориентированный на светскость и антиисламизм?

— Так оно и есть. Он на сегодняшний день наиболее активный противник разного рода исламистов, даже умеренных.

— Вы имеете в виду «ихванов» («Аль-Ихван аль-Муслими», «Братья-мусульмане» — организация, запрещенная в РФ и Египте, – прим. ред.)?

— Да, в частности. Он наиболее светский из всех, кто сегодня борется за власть в Ливии. Он кадровый военный, воспитанный еще в традициях социалистического государства, поэтому он более понятен, по всей видимости, российскому руководству. И как мне кажется, на него сделана ставка неслучайно.

Русские следы в Северной Африке

— Какие сложности возникают при работе с ливийцами на разных уровнях (дипломатическом, деловом и др.)?

— Есть такое понятие, как ближневосточный менталитет, есть арабская национальная культура — все это, безусловно, должно быть учтено. Ливия — это страна, где традиционная арабская этническая культура продолжает оставаться сильной. Очень большую роль играют клановость в политике, племенная принадлежность, авторитет, репутация. Чересчур прагматичные отношения, которые приняты у нас и в целом в Европе, неприменимы. Речь идет о том, что для достижения какого-то компромисса между людьми необходимо не только выработать между ними какой-то политический консенсус, но и добиться взаимного уважения. Иначе ничего не получится, даже если стороны будут ощущать, что этот консенсус им необходим. Но без личного уважения он никогда достигнут не будет. Вот эту особенность менталитета надо будет учитывать.

— В прессе проходила информация, что в Ливии или рядом с ней находится российский спецназ и военные специалисты. Действительно ли российские специалисты там могут работать?

— Информация была не о том, что российские специалисты находятся в Ливии, а недалеко от Ливии на территории Египта. Надо сказать, что информация такая прошла, она была опровергнута. Но, с моей точки зрения, она выглядит вполне логичной, поскольку Египет является одной из стран, наиболее активно поддерживающих маршала Хафтара. Так как у Египта с Россией налаживаются чрезвычайно близкие отношения стратегического партнерства, то ничего удивительного в том, что на территории Египта могут находиться военные специалисты, в том числе и призванные мониторить ситуацию на территории Ливии, я не вижу. Вопрос о том, действительно ли договоренность об этом была достигнута между российским руководством, Египтом и Хафтаром или нет. Но я думаю, новости будут на эту тему поступать, и мы довольно скоро узнаем правду.

Тимур Рахматуллин
Справка

Кирилл Владимирович Бабаев — российский ученый, доктор филологических наук, эксперт по странам Африки и нумизматике.

  • Сотрудник Института востоковедения РАН.
  • Создатель Фонда фундаментальных лингвистических исследований.
  • Вице-президент Общества востоковедов России.
  • Исполнительный директор издательского дома «ЯСК».

комментарии 13

комментарии

  • Анонимно 17 марта
    Как только американцы вошли в Ливию, все настал управляемый хаос в стране, и не будет порядка там, пока не вышвырнут прочь, всех околозападных продажных политиков.
    Ответить
    Анонимно 17 марта
    И не только Ливия пострадала от действия американцев. примеров много.
    Ответить
    Анонимно 17 марта
    Кто пострадал, а кто наоборот приобрел, вторых не меньше. Сравним юг и север Кореи.
    Ответить
    Анонимно 17 марта
    Американцы не входили в Ливию))
    Ответить
  • Анонимно 17 марта
    Все равно правду никто не узнает, одни только домыслы.
    Ответить
    Анонимно 17 марта
    Домыслы, но с умным видом. Скорее всего ситуация вообще другая. Та о которой никто и не догадается.
    Ответить
  • Анонимно 17 марта
    Нечего было сдавать Каддафи
    Ответить
  • Анонимно 17 марта
    А сколько уже конфликт в Ливии идет?
    Ответить
    Анонимно 17 марта
    Долго идет, 10 лет уже точно, и все эти годы бардак в стране.
    Ответить
  • Анонимно 17 марта
    Не надо нам влезать еще в одну авантюру!
    Ответить
  • Анонимно 17 марта
    Хафтар полиагент. Работает в интересах всех, а значит никого, но думает, что в интересах себя и Ливии, наверное.
    Ответить
  • Анонимно 18 марта
    Зачем нам эта Ливия?
    Мы уже и в Сирии увязли.
    Зачем тратить миллиарды на эту авантюру?
    Ответить
  • Анонимно 19 марта
    В Ливии у России все сложется супер. Народ знает россию аж с семидесятых. Они нкушались свободы аж кровью рвота. Кричат нам нужен сильный чеовек. Оно и понятно. Самые большие проблемы создал клан мисурата. прибрежный город. Практиески эта революция их рук дело. Они с Турцией, Катаром, Европпой. Те их и вооружают. Но ошибочка. Создание банд, и всяких милиций их же и погубило. Хафтер очень серьезный мужик. С Россией у него давняя дружба. Россия не пожалеет если поможет ему. А заадно укрпит свои позиции в средиземном море. Давно пра. Россия должна быть сильной. Путин это сдеает.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии