Новости

20:35 МСК
Все новости

Как багдадские халифы перебрались в Татарстан на аверсе и реверсе

Первое экономическое эмбарго Поволжья: в IX в. арабы приостановили приток серебряной монеты в Восточную Европу

Казанский историк, проректор института культуры Рафаэль Валеев продолжает знакомить читателей «Реального времени» с денежной системой, которая существовала в наших краях тысячу лет назад. Нумизматы и историки зафиксировали по косвенным признакам первый монетарный кризис.

Как арабские «доллары» добрались до Казани

Комплексные данные письменных источников, археологических и нумизматических материалов позволяют показать товары восточного импорта, поступавшие на территорию Поволжья и Приуралья в обмен на булгарские и посреднические товары. Говоря о восточном импорте, необходимо заметить, что часть восточных товаров обменивалась и приобреталась на рынках в самой Булгарии, а часть товаров при посредничестве булгар шла дальше на Русь, в Северную и Западную Европу, к соседям булгар — предкам марийцев, удмуртов, мордвы и другим финно-угорским народам. Имеющийся материал дает основания выделить целый ряд товаров, поступавших в Среднее Поволжье и Приуралье среди них.

Важную группу, несомненно, составляют монеты мусульманской чеканки. Это специально подчеркивает Ибн Русте: «Белые, круглые дирхемы привозят к ним из стран мусульманских путем мены за их товары». Необходимость обмена товаров на деньги сохранялась и значительно позже. Кул Гали в своей поэме «Кысса-и Йусуф» в начале ХII в. подробно описывает денежный характер торговли. Так, когда братья решили продать Йусуфа, то купец Малик у них спросил, какую цену они просят из того, что у него есть: скот, шелк, атлас, да несколько монет недорогих. На что братья ему ответили, что они не согласны на обмен и что им нужны только те немногие монеты, которые есть у него.

Изучение монет показывает тот круг стран и династий, с которыми булгары имели тесные торговые связи, а также хронологически определяет время укрепления этих связей. Куфические монеты, найденные на территории Булгарии, представлены несколькими группами. Для VIII — IX вв. это монеты, отчеканенные Омейядами (661— 750 гг.) и Аббасидами (750— 1258 гг.). Омейядские дирхемы представлены единичными экземплярами.

Куфические монеты VIII — IX вв., найденные на территории Булгарии, — это монеты, отчеканенные Омейядами и Аббасидами. Фото smolbattle.ru

Ищут клады не только водолазы

Интересно, что первые монеты, отчеканенные сразу после прихода к власти Аббасидов, найдены на территории Волжской Булгарии. Так, в Булгаре в 1905 г. и в Кайбельском могильнике были обнаружены дирхемы 133 г. х. (750—751 гг.), отчеканенные в ал-Басре. Близ Билярска в 1857 г. был найден аббасидский дирхем 163 г. х. (779—780 гг.). В денежном обращении аббасидские монеты были не только в IX в., но и в X в. ходили вместе с саманидскими дирхемами и булгарскими подражаниями и монетами, о чем свидетельствуют их совместные находки в кладах.

К X в. относится основная группа монет Саманидов (875— 999 гг.), отчеканенных в различных городах Мавераннахра: аш-Шаше (Ташкент), Нисабуре, Самарканде, Мерве, Андерабе, Бухаре. Анализ кладов и отдельных находок саманидских монет, найденных на территории Волжской Булгарии, показывает не только города, с которыми велась активная торговля, но и время усиления торговых связей. В составе кладов X в. в значительном количестве встречаются дирхемы времени правления Ахмеда ибн Исмаила (907—914 гг.) и Насра ибн Ахмеда (914—933 гг.). Эта же тенденция была характерна в целом для Восточной Европы.

В середине X в. появляются монеты Бувейхидов, а к концу X в. их количество значительно увеличивается. Наиболее примечательным среди кладов является Чистопольский 1885 г. (поздняя монета 995 г.), в котором монеты бувейхидской чеканки составляют половину. Из находок последних лет необходимо назвать клад из 25 дирхемов Х в., найденный в 1999 г. в Арбузинском поселении, в зоне затопления Куйбышевского водохранилища близ дер. Красная Поляна Старо-Майнского района Ульяновской области. В кладе, где самая старая монета относится к 347 г.х. (958 г.), а самая молодая — к 379 г.х. (1001 г.), монет бувейхидской чеканки 56%. На территории Руси прослеживается приблизительно та же тенденция: они появляются с середины X в., но до конца X в. наибольший процент их в кладе не превышает 16,7%.

В кладах X в. встречаются и монеты Аббасидов, но их значительно меньше, чем в IX в., когда они преобладали в составе монет. Небольшую часть в кладах второй половины X в., найденных в Булгарии, составляют монеты таких династий, как Зияриды, Саллариды, эмиры Андерабы, Самеиды и др. Интересным в этом отношении является клад весом 12,1кг, найденный в д. Татарский Толкиш. В нем находилось 934 дирхема (древнейший — 875 г., поздний — 984 г.) — монеты самых различных стран и династий, а также монеты волжских булгар. В XI в. в незначительном количестве появляются монеты Караханидов. С берегов Персидского залива сюда поступали и раковины «каури», которые могли использоваться в «безмонетный» период в роли денег.

С берегов Персидского залива поступали и раковины «каури», которые могли использоваться в «безмонетный» период в роли денег

Неразумные хазары и покоренные вятичи

Клады куфических дирхемов VIII — начала XI вв. на территории Восточной и Северной Европы, их концентрация на речных путях показывают переориентацию восточной торговли в этот период. Окский участок торгового пути, где сидели подвластные хазарам вятичи, аккумулирует в IX—X вв. значительную часть монетного серебра, поступавшего через Хазарию в Верхнее Поволжье, Новгородскую землю и Скандинавию. Нумизматы отмечают, что другая группа кладов IX в. концентрируется в левобережье Днепра — по Десне и Сейму (кроме киевского поднепровья), на границе Хазарского каганата, в местах бытования северян и радимичей — данников хазар. Дань выплачивалась хазарам мехами, хлебом и денежными единицами, именуемыми «щеляг». Исследователи усматривают в этом слове заимствование из древнескандинавского Skillingr или еврейского «шэлэг» — «белый», «сребреник». 10261 дирхем обнаружен в Швеции на о. Готланд. Они попали туда во второй половине IX в. По сравнению с периодом 770—790 гг. число дирхемов возросло почти в 8 раз. А в целом в Норвегии, Дании и Швеции обнаружено 55900 куфических дирхемов.

Ниже Ярославля по Волге кладов не обнаружено совсем. Исключение составляет клад из 150 дирхемов конца VIII—IX вв. Он найден у с. Ст. Алметьево близ Билярска и известен в нумизматической литературе как Элмедский клад. Цепочка кладов в Волго-Окском междуречье и концентрация их в Верхнем Подонье показывают основное направление движения восточного серебра по Дону.

В топографии кладов IX в. выделяется еще одно скопление, состоящее из четырех кладов. Три из них найдены в Вятской губернии и один в Удмуртии на границе с Кировской областью. По младшей монете все клады датируются первой половиной — серединой IX в.: младшая монета из Лелекинского клада отчеканена в 802—803 гг., из Вятского — в 835 г., из Ягошурского клада (1500 дирхемов) — в 842—843 гг., из Лесогуртского клада в Удмуртии — в 841—842 гг. Эта цепочка кладов пересекает течение Вятки и достигает ее верховьев и Камы. Три клада в этом регионе отмечены и для X в.

Доступ серебра в Восточную Европу был искусственно приостановлен

В 60-е гг. IX в. наблюдается определенная активизация восточной торговли — увеличивается поток восточного серебра в Восточную и Северную Европу. В.М. Потин связывает это с установлением прочных отношений между варягами и славянами — «призванием варягов». Американский нумизмат Т. Нунан показал, что в последней четверти IX в. приток монет в Восточную Европу резко сократился. Наступил первый кризис в поступлении восточного серебра. При этом кризис не связан с сокращением эмиссии в Халифате. Доступ серебра в Восточную Европу был искусственно приостановлен.

Приток монет возобновляется в X в., когда серебро начинает поступать через Булгарию из державы Саманидов в обход Хазарского каганата. Тогда же, но не ранее первой четверти X в., первые клады дирхемов появляются в самом Киеве. Теперь не только Северо-Западная Русь, но и Среднее Приднепровье включаются в процесс распространения восточного серебра. Свыше 10 тысяч куфических монет этого времени обнаружено в кладах на обоих берегах Днепра. Путь из Булгара в Киев в средние века становится трансконтинентальным. Объем восточного монетного серебра, по подсчетам Т. Нунана, в начале X в. вырос в три раза, в 940-х гг. — не менее чем в 10 раз. Как подчеркивает В.Я. Петрухин, Булгар становится главной факторией международной торговли с Русью.

Клад арабских дирхемов VIII — сер. IX веков из Кохтла (Эстония), в котором была обнаружена одна из первых хазарских монет. Фото annales.info

Выделяются своего рода всплески торгово-экономической активности восточной торговли, которые можно проиллюстрировать по кладам и находкам монет в Среднем Поволжье. Первые свидетельства фиксируются с середины IX в. (Элмедский клад 1906 г., Билярский 1857 г., Булгарский 1905 г., Больше-Тарханский и Больше-Тиганский). Вторая волна (900—914 гг.) дает целый ряд крупных кладов: Кокрятьский (1890г.), Казанско-Поволжский (1840 г.), Трехозерский (1895 г.), Балымерский (1890 г.), Билярский (1853 г.) и др. Третья волна (914—944 гг.) дает заметно меньшее количество кладов и монет в них. Четвертая волна (944—990 гг.) демонстрирует рост торговой активности и постепенное сокращение серебряного потока из стран Востока. В кладах этого периода много брактеатов и обрезанных монет. В Скандинавии же клады восточных монет с 960-х гг. практически отсутствуют.

Как видно из вышесказанного, монетные потоки иссякают. Гораздо большее значение приобретает торговля сельскохозяйственной и ремесленной продукцией, в том числе восточного импорта. Таким образом, на основе кладов восточных монет конца VII — нач. XI вв. можно показать динамику восточной торговли Поволжья, Прикамья, Приуралья и в целом Восточной и Северной Европы.

​Рафаэль Валеев
Справка

Рафаэль Миргасимович Валеев — проректор по научной работе Казанского государственного института культуры, доктор исторических наук, профессор. Колумнист «Реального времени».

  • Образование: 1977 год — Казанский государственный университет (историк, преподаватель). 1990 год — аспирантура ИЯЛИ им. Г. Ибрагимова КФАН (кандидат исторических наук).
  • 1976—1981 — архитектор производственной группы по охране памятников министерства культуры РТ.
  • 1980—1982 — старший архитектор производственной группы по охране памятников министерства культуры РТ.
  • 1982—1990 — начальник производственной группы по охране памятников министерства культуры РТ.
  • 1990—1996 — директор Научно-производственного управления по охране и использованию памятников министерства культуры РТ.
  • 1996—1997 — начальник Главного управления государственного контроля по охране и использованию памятников министерства культуры РТ.
  • 1997—2001 — заместитель министра культуры РТ.
  • 2001—2006 — первый заместитель министра культуры РТ.
  • 2002—2004 — главный государственный советник I класса (Казань).
  • 2004—2007 — действительный государственный советник Республики Татарстан.
  • С 2007 года — проректор по научной работе, профессор Казанского государственного университета культуры и искусств (КГИКИ).
  • Награды и звания: заслуженный работник культуры Республики Татарстан (1996), знак Министерства культуры РФ «За достижения в культуре» (1998), медаль МВД России «200 лет МВД России» (2002), медаль «В память 300-летия Санкт-Петербурга» (2003), нагрудный знак Госкомстата России «За активное участие во Всероссийской переписи населения 2002 года» (2003), знак Министерства культуры РТ «За достижения в культуре» (2003), медаль «В память 1000-летия Казани» (2005).

комментарии 9

комментарии

  • Анонимно 11 дек
    Красивые монеты, но не понятно, что на них изображено. Хочется надписи прочитать.
    Ответить
  • Анонимно 11 дек
    Вот бы клад найти
    Ответить
    Анонимно 11 дек
    Так ищите, говорят что еще даже половину кладов не нашли. У вас есть все шансы.
    Ответить
  • Анонимно 11 дек
    Спасибо. Интересная статья. Ждем еще
    Ответить
  • Анонимно 11 дек
    Про монеты всегда интересно. Живая тема)
    Ответить
  • Анонимно 11 дек
    Я так долго ждал продолжения про монеты! Спасибо
    Ответить
  • Анонимно 11 дек
    Высочайший уровень материалов и оценок! Эти материалы очень современны. В этих материалах Р. Валеева и академический и прикладной уровень нумизматики и его личностные жизненные пути исследований и вклада в историю и культуру татар и народов Татарстана. А хакимовские опусы в газете очередная социологизация, политологизация и вообще пусты по своей источниковедческой и теоретической базе. Пора газете опираться не пустым физикам, политологам и никчемным историкам - Хакимовым...! Должны быть материалы подобные Валееву Рафаэлю. И во многом многим гражданам Татарстана и России будет понятна величие и трагедия современной Росиии!
    Ответить
    Анонимно 12 дек
    жжоте
    Ответить
  • Анонимно 12 дек
    Так получается, Волжская булгария и смогла отделиться от Хазарии из-за этой монетной подпитки?
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии