Новости раздела

Максим Жарков: «Дистанция от злоумышленника до жертвы сократилась до «нескольких кликов»

Председатель комитета по безопасности партии «Новые Люди» — о мошенничестве в современном мире, его феномене, борьбе с ним и влиянии на государство

Максим Жарков: «Дистанция от злоумышленника до жертвы сократилась до «нескольких кликов»
Фото: предоставлено realnoevremya.ru Максимом Жарковым

Цифровизация упростила повседневную жизнь человека, но не обошлось и «без побочного эффекта» — расцвета дистанционного мошенничества, жертвами которого россияне становятся ежедневно. Но бороться с этой стороной научно-технического прогресса можно и даже нужно, для этого требуется лишь максимально задействовать все каналы связи с гражданами, уделив особое внимание тем, кто воспитан в культуре доверия. О мошенничестве в современном мире, его феномене, борьбе с ним и влиянии на государство в авторской колонке для «Реального времени» рассказывает председатель комитета по безопасности партии «Новые Люди» Максим Жарков.

Мошенничество

Феномен дистанционного мошенничества появился в России не сегодня. Но именно в наши дни пышным цветом расцвели такие виды выманивания денег у граждан, как интернет-мошенничество, телефонные схемы обмана, всевозможные махинации с банковскими картами и разного вида финансовые пирамиды.

Мир вокруг нас усложняется. В том числе усложняется и технологически. За прошедшие пару десятилетий количество пользователей интернета выросло лавинообразно. Смартфоны стали предметом повседневным и необходимым. Цифровой прогресс дал нам огромное количество удобных сетевых инструментов, упрощающих повседневную жизнь.

Фото: realnoevremya.ru/Максим Платонов

Побочные эффекты технологического развития

Но у любого масштабного явления есть и «побочные эффекты». Поголовной цифровизацией поспешили воспользоваться мошенники всех мастей. Им стала доступна многомиллионная аудитория пользователей интернета, держателей банковских карт, владельцев смартфонов. Раньше до такой широкой аудитории жулики дотянуться и не мечтали. А теперь дистанция от злоумышленника до жертвы сократилась, что называется, до «нескольких кликов».

Кроме того, технологическое усложнение нашей повседневной среды привело к тому, что появилась целая общественная страта, представителям которой сложно успеть за всеми цифровыми новшествами и нюансами. Это люди старшего поколения. Огромная их часть просто не имеет возможностей, да и желания вписываться в новый цифровой мир. Но, живя во все более и более усложняющейся общественной системе, они вынуждены реагировать на вызовы времени и точно так же, как и большинство из нас, открывать себе счета в банках, заводить личные кабинеты на цифровых платформах, пользоваться мессенджерами. Но при этом людям преклонного возраста гораздо сложнее оценить ловушки, расставляемые современными дистанционными мошенниками.

Фото: realnoevremya.ru/Максим Платонов

Влияние возрастного ценза

Более того, люди, перешагнувшие в России определенный возрастной порог, относятся к поколениям, воспитанным в культуре доверия. В культуре, которая подразумевала, что общество по большей части безопасно и доброжелательно. И когда злоумышленники получили неограниченный дистанционный доступ к этой аудитории, то они цинично поспешили воспользоваться именно этой особенностью людей старшего возраста — доверчивостью.

Телефонные мошенники бесцеремонно вторгаются в личное информационное пространство пенсионеров, представляясь кем угодно — от сотрудников банков до генералов ФСБ. Уверенный голос, ссылки на авторитетные структуры, финансовые институты, известные фамилии — в ход идет абсолютно все, чтобы заставить доверчивого человека раскрыть данные о своих банковских картах или перевести деньги на счета мошенников.

Фото: realnoevremya.ru/Максим Платонов

Проблема безнаказанности

Дистанционность, виртуальность, неосязаемость мошенников дают им огромное преимущество. Можно ограбить сотни, тысячи жертв, даже ни разу не встретившись с ними лично. Эта же цифровая, виртуальная маскировка затрудняет и их поиск.

Когда грабитель вырывает из рук сумочку с деньгами на улице, то он имеет приметы, маршруты бегства, его видят свидетели. Зацепок для поиска и поимки такого грабителя довольно много. А когда грабитель — это лишь голос в телефонной трубке или мошеннический сайт на экране монитора, то зацепок становится крайне мало. Да и те, что есть, зачастую очень тщательно спрятаны с помощью специальных программ и оборудования.

Фото: realnoevremya.ru/Максим Платонов

Мошенничество как вид заработка

Ни для кого не секрет и еще одна печальная сторона телефонного мошенничества, а именно то, что огромное количество «работников», специализирующихся на этом виде обмана, находятся не в России, а на территории Украины и Прибалтики. На Украине процветают целые телефонные цеха, с сотнями «работников», которые специализируются исключительно на обзвоне граждан России и массовом выманивании денег с помощью различных переговорных схем. Мошенники часто представляются следователями, сотрудниками правоохранительных органов, налоговиками, банковскими служащими, а затем стараются заставить жертву перевести свои деньги на якобы «защищенный счет».

По оценкам экспертов, результативность телефонных мошеннических схем составляет порядка 7—15%. То есть из 1 000 человек, которым смог дозвониться мошенник, примерно 70—150 человек переведут ему на счет те или иные суммы кровных денег.

Фото: realnoevremya.ru/Елизавета Пуншева

В украинских городах без стеснения набирают на такую «работу» людей буквально с улицы. Автор этих строк сам переписывался в сети с такими «работодателями» из Киева и Днепропетровска. Сначала речь заходит об обзвоне людей на территории России с рекламными целями, но в процессе беседы вещи начинают называться своими именами и рекрутеры открыто заявляют, что суть работы заключается в телефонном выманивании денег. Десятичасовой рабочий день, фиксированная зарплата плюс процент от украденных у россиян денег — вот такие нехитрые условия «работы». Целая индустрия телефонного мошенничества под прикрытием украинских властей. Похожие «фирмы», но гораздо более скромных масштабов существуют и в прибалтийских странах, и в Молдавии.

Методы борьбы

Можно ли бороться с телефонным мошенничеством? Конечно, можно и нужно. И лишь техническими средствами борьбы ограничиваться нельзя. Конечно, и государственные ведомства, и сотовые операторы должны как можно оперативнее отслеживать, выявлять и блокировать номера, используемые мошенниками. Но современные цифровые средства позволяют криминалу жонглировать подменными номерами очень быстро и ловко. Поэтому главный упор в борьбе с дистанционными мошенниками вообще и с телефонными мошенниками в частности должен быть сделан на максимально возможное информирование людей о схемах и приемах, которыми пользуются мошенники.

Фото: realnoevremya.ru/Максим Платонов

Должны быть задействованы буквально все каналы связи с людьми — от районных газет и объявлений до крупных федеральных телеканалов. Вместо очередной порции бесполезной рекламы на центральных телеканалах должны появиться социальные ролики, рассказывающие людям о сетевых и телефонных ловушках, о методах борьбы с ними. Информированность, знание, навык — вот основные виды оружия против мошенников и жуликов.

Особую роль в этом вопросе играют социальные структуры, работающие с людьми преклонного возраста. Советы ветеранов, объединения пенсионеров, центры долголетия, даже поликлиники и больницы должны массово распространять информацию, которая поможет уберечься от обмана. Прекрасно работают как лекции и семинары для пожилых людей, так и газеты, листовки, памятки.

Сетевое мошенничество, кибермошенничество, финансовый обман имеют огромное количество форм и разновидностей. Возвращаясь к изначальной мысли, можно констатировать, что усложнившийся, цифровой мир дал простор не только легальному бизнесу, но и всевозможным нелегальным системам. Но суть практически всех подобных систем не изменилась еще со времен исторических. Как и в прошлые века, мошенники используют человеческую психологию, методы социальной инженерии, банальные человеческие страсти в качестве фундамента для построения дистанционных схем обмана. Человеческая жадность, вера в легкие деньги, погоня за наживой приводят людей в лапы финансовых мошенников, которые с незапамятных времен готовы сулить доверчивым гражданам золотые горы в будущем взамен на скромные денежные вложения в настоящем. Подобные схемы работали и столетия назад и, как ни странно, работают сейчас. Вот только цифровое пространство расширило аудиторию для «строителей» финансовых пирамид до колоссальных размеров.

Фото: realnoevremya.ru/Ринат Назметдинов

Подавляющее большинство мошенников этого рода сулят по сути одно и то же, лишь упаковывая свои обещания в разные блестящие фантики. «Стабильную работу», «выигрыш в лотерею», «независимый источник дохода», «решение личных и финансовых проблем», «овладение эксклюзивной методикой заработка», «бешеные дивиденды» и так далее. Но все это «потом». А «сейчас» нужно лишь перевести скромную сумму на скромный счет. И ждать у моря погоды.

Методология работы мошеннических схем

Почему срабатывают такие схемы, несмотря на их очевидную «заезженность»? Да потому что на стороне мошенников играет адаптивность, приспосабливаемость. Когда они работают с тысячными и даже миллионными аудиториями, то они очень быстро учатся понимать, какие схемы срабатывают, а какие нет. Это хищники, которые моментально приспосабливаются к окружающей среде. Где нужно, крадутся тихо и осторожно, а в другом месте действуют быстро и напористо. Сами жертвы подсказывают им, как нужно меняться, чтобы стать эффективнее. Именно контакт с огромной аудиторией позволяет шарлатанам очень быстро менять и адаптировать приемы обмана.

Но в этом и их уязвимость. Информация в наше время распространяется стремительно. При должном контроле со стороны государства, правоохранительной системы, фискального надзора можно отточить оружие, которое будет моментально отсекать любые попытки создания новых мошеннических схем.

Фото: realnoevremya.ru/Максим Платонов

Как только те или иные прохвосты затеют новую финансовую пирамиду, лотерею или иную аферу, надзорные структуры должны моментально отследить эти попытки и немедленно их пресечь. Ключевую роль должен тут сыграть единый центр сбора, анализа и распространения информации обо всех видах дистанционного мошенничества. По-видимому, должна быть создана государственная или общественная структура, которая будет в постоянном режиме заниматься только этой проблематикой. Она должна стать «точкой сборки» для всех данных о новых мошеннических «проектах» и каналом распространения информации о методах противодействия. До тех пор, пока такой единый центр противодействия отсутствует, борьба с дистанционными, сетевыми, телефонными, финансовыми мошенниками и прочими «продавцами воздуха» будет носить хаотичный и малоэффективный характер.

Влияние на государство

Институт общественного доверия не менее ценен, чем институт социальной справедливости.

Фото: realnoevremya.ru/Ринат Назметдинов

Основные потери для государства, которые оно несет в результате действий сетевых мошенников, не финансовые. Этот вид криминальных деятелей подтачивает гораздо более ценный гражданский ресурс — доверие. Если давать мошенникам всех мастей распоясаться, то уровень доверия между людьми (и без того низкий) опустится буквально на дно. А общество, в котором нет доверия между гражданами, нет доверия к социальным институтам и правоохранительной системе, постепенно теряет доверие и к государству, что гораздо более опасно. Поэтому для государства так важна жесткая бескомпромиссная борьба с мошенниками. Это борьба не за кошельки людей, а за самое ценное — за их доверие.

Максим Жарков
ОбществоВласть Татарстан

Новости партнеров