Новости раздела

«Татарстанский парадокс»: республика в плюсе за счет нефтехимии и нефтедобычи

По итогам января – февраля 2016 года экономика Татарстана смотрится неплохо

«Татарстанский парадокс»: республика в плюсе за счет нефтехимии и нефтедобычи Фото: Роман Хасаев

Экономика регионального развития как растущий живой организм, и поэтому для того, чтобы увидеть в ней какие-то стабильные тенденции, необходимо некоторое время. Двух прошедших месяцев наблюдений в текущем году крайне мало — много разовых статистических труднообъяснимых всплесков, но позитив налицо. Конечно, радужная картинка нашего обзора должна быть обязана своим оптимизмом двум факторам: низкой базе января 2015 года, когда все резко и стремительно упало, и високосному февралю 2016 года (на один календарный и рабочий день больше). Отсюда и положительные цифры при сравнениях с прошлым годом, которые проанализировал экономический обозреватель интернет-издания «Реальное время» Альберт Бикбов.

Очень низкие цены на нефть

1 марта пресс-служба Минфина России сообщила: средняя цена нефти марки Urals, основной товар российского экспорта, в январе феврале 2016 года снизилась на 42,7% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и составила $29,69 за баррель. В январе феврале 2015 года средняя цена нефти Urals составляла $51,81 за баррель.

Таких экстремально низких цен не было очень давно, и хотя сейчас ситуация стала чуть-чуть лучше (Urals сейчас торгуется около $38 за баррель), пока вся ситуация довольно шаткая, и нет никакой уверенности в стабилизации или тем более в дальнейшем росте.

Двукратное падение цен на нефть весьма здорово ударило и по налоговым поступлениям, зависящим от нефтяных котировок. Так, например, поступление налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) (нефть) по Татарстану в январе феврале 2016 года составило 16,9 млрд рублей и сократилось относительно января февраля прошлого года на 23,6% (минус 5,2 млрд рублей). И это несмотря на увеличение ставки налогообложения (с 766 рублей за тонну в 2015 году до 857 рублей в 2016-м)! И хотя поступления по этому налогу полностью уходят в федеральный бюджет, все равно это такой неявный индикатор неблагополучия.

Девальвация, увы, не смогла хоть отчасти компенсировать двукратное падение «нефтяных» цен: доллар вырос в январе феврале 2016-го к январю февралю 2015-го на 21,5%, и его средняя рублевая оценка составила 76,73 рубля за доллар. По евро рост оказался еще меньше — всего 15,6%.

Объяснение татарстанского парадокса кроется в мощном увеличении нефтедобычи и, соответственно, объемов экспорта. Фото novostimira.net

«Татарстанский парадокс» продолжается

В Татарстане в январе феврале 2016 года продолжалось действие «татарстанского парадокса». По итогам января февраля 2016-го в целом по России зафиксировано падение индекса промышленного производства на 0,7%, но в Татарстане зафиксирован рост – индекс промышленного производства республики вырос в 2015 году на 2,2%!

Мы уже писали о том, что объяснение такого парадокса кроется в мощном увеличении нефтедобычи и, соответственно, объемов экспорта. Если падают долларовые цены на нефть, а девальвация не компенсирует должным образом падения, то как реагируют экспортеры, чтобы закрыть падение выручки? Ответ прост: они стараются по возможности по максимуму нарастить физические объемы производства (добычи). Парадоксальный рост промышленности Татарстана получился именно за счет нереально резкого за последнее десятилетие в истории Татарстана наращивания темпов добычи нефти.

Именно благодаря приросту индекса добычи природных ископаемых за январь февраль 2016-го на 5,4% (в России +2,8%), а также связанным с нефтедобычей отраслям. В нефтепереработке Татарстана прирост составил 4,2% (в России — сокращение на 2,6%), в химическом производстве — +0,2%, мы не сваливаемся в отрицательную зону, как вся Россия, где индекс промышленного производства хуже, чем в Татарстане (-0,7%).

Добыча нефти у нас ведется просто стахановскими темпами. Так, по группе компаний «Татнефть» за январь 2016-го добыто 2 327 285 т нефти (+4,2% к январю 2015-го).

Годовые темпы прироста добычи полезных ископаемых в Татарстане

Источник: Татарстанстат

Существенно выросла и проходка по новому бурению — за январь 2016 года она составила 64,0 тыс. м. Действительно, стахановские темпы: темпы бурения выросли по отношению к 2014 году в 2,5 раза!

Помесячная проходка по новому бурению в тыс. м

Источник: tatneft.ru; расчеты автора

Чем плоха такая интенсификация добычи? Ее мотивы в общем-то понятны: кто сокращает или просто не наращивает добычу нефти, тот теряет не только доходы, но и рынок. Рациональное поведение состоит в том, чтобы тоже добычу наращивать, если издержки пока позволяют. Предельные издержки (маржинальные, то есть дополнительные издержки на извлечение каждого дополнительного барреля нефти) в «Татнефти» по добыче нефти на освоенных месторождениях очень низки: в третьем квартале 2015 года расходы на добычу нефти составили в среднем 279,0 руб./барр., или около $4,5 за баррель (у «Роснефти», кстати, около $3,0 за баррель).

Плохо другое: такая интенсификация добычи чревата преждевременным истощением месторождений со всеми вытекающими последствиями. Другими словами, детям и внукам нашим нефть может и не достаться.

Есть такое понятие: оптимальная разработка месторождения. Бурят не просто скважины там, где идет нефть, а сетку скважин на месторождении. Некоторые дают очень большой дебет: нефть идет быстро, хорошо, под высоким давлением. А в других частях – еле-еле. Но зато такие скважины дают возможность опустошать месторождение равномерно, то есть извлекать из него максимум нефти. И вот в свое время советскими нефтяниками на уникальных гигантских месторождениях вроде Ромашкинского использовался как раз этот варварский метод: быстренько отбирать нефть, которая легко дается, а в других частях месторождения накачивать под землю воду, чтобы немного поддерживать давление. В результате такого неравномерного извлечения большая часть нефти остается под землей, извлечь ее уже невозможно. На том же Ромашкинском месторождении после варварской эксплуатации в советский период сейчас скважинная жидкость состоит на 86% из воды и только 14% – из нефти. Так что «Татнефть» — уже больше водопроводная компания. Поэтому такой вынужденный поворот в сторону варварской эксплуатации наших месторождений – это очень горькое явление. Но деваться некуда: без наращивания добычи и ее экспорта экономика отрасли окажется в глубоком проигрыше.

Остальная экономика пока еще не проснулась

Если оценивать состояние дел в других отраслях экономики республики, которым так и не повезло быть причастными к нефтеэкономике, то там картинка невеселая, но и не ужасная. Растут (да еще как!) отрасли, ориентированные на импортозамещение: пищевая, текстиль, деревообработка, ну и, конечно же, сельское хозяйство.

Индексы производства (январь февраль 2016 г. к январю февралю 2015 г.)


ТАТАРСТАН

РОССИЯ

Обрабатывающие производства в целом

-2,1%

-1,0%

Производство пищевых продуктов,

включая напитки, и табака

9,6%

3,5%

Текстильное и швейное производство

21,7%

-0,5%

Производство кожи, изделий из кожи, производство обуви

-7,3%

6,0%

Обработка древесины и производство изделий из дерева

10,8%

-2,2%

Производство резиновых и пластмассовых изделий

3,3%

1,3%

Производство машин и оборудования

-24,4%

1,6%

Производство транспортных средств и оборудования

-1,9%

-5,5%

Источник: Татарстанстат и Госкомстат РФ

Обрабатывающая промышленность республики упала сильнее (-2,1%), чем «обработка» в целом по России (-1,0%). Но по итогам двух нетипичных месяцев, наполненных праздниками, трудно пока проецировать картинку на весь год. В марте основные тенденции будут оформлены четче.


ТАТАРСТАН

РОССИЯ

Производство и распределение

электроэнергии, газа и воды

14,2%

1,3%

Строительство жилья

9,9%

-1,7%

Сельское хозяйство

11,1%

2,8%

Грузооборот автотранспорта

14,0%

-2,8%

Розничный товарооборот

-3,0%

-6,6%

Источник: Татарстанстат и Госкомстат РФ

Подтверждение тезиса о продолжающемся кризисе потребительского спроса отчетливо видно по падению розничного товарооборота в Татарстане (-3,0%). Население ужимает свои потребительские расходы, ведь его реальные располагаемые денежные доходы в январе 2016 года в Татарстане по отношению к такому же периоду прошлого года упали на 9,9%, а реальная заработная плата снизилась на 0,6%.

Будем ждать итогов марта для более объективной картины.

Альберт Бикбов
Аналитика
комментарии 7

комментарии

  • Анонимно 28 мар
    Сейчас тоже используют варварские методы добычи нефти или от этого отошли?
    Ответить
    Анонимно 28 мар
    Насчет варварства, это, с моей стороны, оценочное суждение - тут можно много говорить о том, исчерпаема ли татарстанская нефть или неисчерпаема, но посудите сами: в 1975 году Татнефть добывала 104 млн. тн. нефти. Сегодня эти показатели гораздо ниже - в Татарстане за 2015 год добыли около 33 млн. тн. нефти. Что наглядно показывает, что нефть - истощаемый источник. Поэтому интенсификация ее добычи - это плохая новость для наших детей и внуков. Альберт Бикбов
    Ответить
  • Анонимно 28 мар
    достаточно и того, что республика в плюсе) значит, все не так уж плохо на сегодняшний день
    Ответить
  • Анонимно 28 мар
    разве один день високосного года так уж много решает?
    Ответить
    Анонимно 28 мар
    Да, конечно, при условно равной производительности (в день) в обоих периодах лишний день дает +1,6% прироста. Альберт Бикбов
    Ответить
  • Анонимно 28 мар
    вроде неплохая картина, в основном, производство потихоньку растет, это главное.
    Ответить
  • Анонимно 28 мар
    Хочешь жить - умей бурить
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров