Новости раздела

Айрат Фаррахов: «Если лекарство неэффективно, платить производителю не стоит»

Депутат Госдумы от Татарстана — о разработанных с коллегами поправках в федеральный закон о госзакупках

Айрат Фаррахов: «Если лекарство неэффективно, платить производителю не стоит»
Фото: Максим Платонов

Закупать препараты без аналогов вне конкурса и пересматривать условия контрактов в случае, если лекарство оказалось неэффективным — с такой инициативой выступила группа депутатов Госдумы России, разработав поправки в 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд». Как пояснил один из авторов законопроекта, парламентарий от Татарстана Айрат Фаррахов, это позволит сэкономить бюджетные средства и улучшить обеспечение россиян медикаментами. Подробнее об инициативе член думского комитета по бюджету и налогам рассказывает в авторской колонке для «Реального времени».

Закрывать госаптеки неправильно и нецелесообразно

Мы подготовили поправки в закон о контрактной системе. Это два очень важных и серьезных законопроекта. Первый касается непосредственно Республики Татарстан. Дело в том, что в Татарстане, как и в 12 других субъектах Российской Федерации, существует централизованная система лекарственного обеспечения, которая снабжает все больницы лекарствами, вакцинами, иными препаратами, и эта система показала себя очень хорошо.

В советское время существовали централизованные склады, которые в 90-е годы во многих субъектах были приватизированы. Но в Татарстане, в Нижнем Новгороде, в Калуге, в больших сильных регионах все-таки руководство поступило очень правильно и не допустило этой приватизации. Такая централизованная система хранения, отпуска лекарственных препаратов, централизованное обеспечение государственных аптек, а они расположены, как правило, в деревнях, где бизнес не открывает аптеки, сохранилась. Правовым основанием сохранения этой системы был закон субъекта — закон Республики Татарстан, закон Нижнего Новгорода, который определял единственного поставщика.

Фото: Маргарита Головатенко

Внесенными изменениями в 44-ФЗ у субъекта забрали право определять единственного поставщика. Этот закон вступает в силу 1 июля 2023 года. Это говорит о том, что придется проводить огромную реформу, закрывать государственные аптеки, и мы считаем, что это неправильно и нецелесообразно. Поэтому первая часть нашей законодательной инициативы — создание возможности сохранения этой модели для тех регионов, где такая система выстроена, наша инициатива уже сегодня поддержана правительством страны. Поэтому мы внесли это в закон вместе с сенатором Артамоновым (бывший губернатор Калужской области), с сенатором Рябухиным (представитель Ульяновской области), а также с депутатами Топилиным и Метшиным, чтобы сохранить вот эту систему централизованного лекарственного обеспечения в республике.

«Мы не будем платить, если препарат не помог»

Вторая часть поправок пока вызывает споры, и мы активно над ней работаем. Идея в том, чтобы повысить доступность инновационных лекарственных препаратов. Инновационный — это препарат, у которого нет аналога и замены. Когда мы принимаем обычный аспирин, его под различными названиями выпускают более 20 компаний. Но иногда, когда разрабатывается совершенно новый препарат, он существует в единственном экземпляре, то есть у него нет воспроизведенного аналога, он единственный.

В таких ситуациях, на наш взгляд, 44-й федеральный закон о контрактной системе не работает. Потому что когда мы планируем купить этот инновационный препарат, согласно 44-ФЗ, все должно быть построено на конкурсной основе, то есть должны конкурировать два лекарственных препарата. А когда препарат единственный, следовательно, конкуренции нет, и мы вынуждены его покупать по той стоимости, которую назначил его производитель или правообладатель. Мы считаем, что это несправедливо, это неправильно, и в этой ситуации должна включаться норма, когда необходимо договариваться о снижении стоимости, и платить только тогда, когда препарат был эффективен. Если препарат не привел к улучшению течения болезни, если препарат оказался неэффективен, в такой ситуации платить производителю за это лекарство не стоит.

Фото: Максим Платонов

На наш взгляд, с одной стороны, это позволит более экономно подходить к бюджетным ресурсам, то есть мы не будем платить тогда, когда лекарство не помогло, а с другой — будем способствовать тому, чтобы доступность инновационных препаратов стала выше.

Простой пример — все знают, что сегодня есть самый дорогой препарат для лечения спинально-мышечной атрофии, тяжелейшего заболевания детей, которое до сих пор было неизлечимым, препарат называется «Золгенсма». Стоимость одной ампулы на сегодня — 2 млн долларов. Учитывая, что такие диагнозы регулярно ставятся, а такие дети есть и в Татарстане и мы им максимально помогаем, сегодня производитель данного препарата, конечно же, зарабатывает огромные деньги. Мы полагаем, что до появления конкурента снизить стоимость на этот препарат невозможно. Поэтому предлагаем, чтобы цена была договорная, что позволит ее уменьшить. Но и при этом платить только тогда, когда этот лекарственный препарат реально помог пациенту.

Но на сегодня федеральный закон о госзакупках не позволяет этого делать. Конкурс, оплата, получение препарата и вне зависимости от того, помогло или не помогло лекарство, государство должно заплатить деньги. Мы считаем, это неправильно, в этой части 44-ФЗ необходимо совершенствовать. В международной практике в развитых странах такая система называется «риск-шеринг», это система разделения рисков между производителем и государством, то есть покупателем. Мне кажется, она более справедлива, она позволит экономить деньги и в дальнейшем закупать иные лекарственные препараты, в которых действительно очень нуждаются пациенты.

Фото: © oasisamuel/Shutterstock/FOTODOM

«Нужно будет указывать конкретные индикаторы, которые будут характеризовать ситуацию»

Два вот этих законопроекта, над которыми я активно работаю, касаются 44-ФЗ. Хороший вопрос: как будет оцениваться эффективность того или иного препарата. В любом случае, когда формируется контракт между производителем и государством, нужно будет указывать конкретные индикаторы, которые будут характеризовать ситуацию как улучшение, ухудшение или без изменений. Понятно, что состояние без изменений или ухудшение не потребуют оплаты за данный лекарственный препарат.

Поэтому в каждом заболевании есть конкретные индикаторы, которые будут характеризовать улучшения или отсутствие улучшений. Это и динамика движений, любой родитель по ребенку понимает, что лечение приводит или не приводит к улучшению.

Я всегда говорил о том, что 44-ФЗ — это закон, который вызывает, наверное, самую большую критику сегодня. Потому что принципы, которые в нем заложены, а это конкуренция, это снижение цены, они не всегда работают и не всегда работают в сфере лекарственного обеспечения.

Фото: Маргарита Головатенко

В закон о госзакупках из года в год вносят поправки, причем десятками и сотнями, и сегодня 44-ФЗ стал уже очень и очень сложным. Сегодня этот закон, к сожалению, не всегда гарантирует максимальное снижение стоимости, максимальное качество препарата. Поэтому, конечно же, мы должны думать о том, чтобы не просто совершенствовать федеральный закон о контрактной системе. Мы, наверное, все-таки должны думать о создании нового законодательства, которое более объективно будет оценивать закупочные процедуры.

Айрат Фаррахов
Справка

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции «Реального времени».

ОбществоВласть Татарстан Фаррахов Айрат Закиевич

Новости партнеров

комментарии 4

комментарии

  • Анонимно 30 июн
    Аптеки государственные уже давно позакрывались. остались пара в городе и то наполовину уже частными стали
    Ответить
    Анонимно 30 июн
    Даже в Дербышках их несколько, а не пара. Так что зря вы так
    Ответить
  • Анонимно 30 июн
    Айрат Закиевич один из немногих от кого исходят здравые инициативы
    Ответить
  • Анонимно 30 июн
    Мы не будем платить, если препарат не помог
    Источник : https://realnoevremya.ru/articles/254611-a-farrahov-platit-proizvoditelyu-za-neeffektivnoe-lekarstvo-ne-stoit по-моему это из области фантастики
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии