Новости раздела

«Папамамалогия»: какой урок предстоит выучить зрителю

В Казанском ТЮЗе — премьера по произведению Григория Остера

«Папамамалогия»: какой урок предстоит выучить зрителю
Фото: пресс-служба Казанского ТЮЗа

19 июня Казанский ТЮЗ представил премьеру, завершающую театральный сезон, — музыкальный урок «Папамамалогия». Спектакль поставлен по произведениям известного писателя, знатока детей и любимца взрослых Григория Остера.

«Боевое крещение» для новичка

«Папамамалогия» — пятая постановка главного режиссера Казанского ТЮЗа Радиона Букаева по произведениям Григория Остера. Он уже переносил на сцену «Вредные советы» в спектакле «Дети и эти», оживил «Конфетоедение». На один из спектаклей в Казань приезжал даже сам автор веселых стихов и неоднозначных шутливых рекомендаций.

— Мы знакомы с Григорием Остером не первый год. Сейчас в Москве, где живет писатель, да и везде, собственно, сложная обстановка, поэтому пока он не приедет в Казань. Но о новом спектакле он знает, и как только появится возможность, думаю, сможет выбраться к нам, — заверил Радион Букаев.

Режиссер решил обратиться к популярной видеоигре Minecraft, в которую и поместил всех героев

На этот раз режиссер решил обратиться к популярной видеоигре Minecraft, в которую и поместил всех героев: это семья из пяти человек. Повествование ведется от лица, разумеется, мальчика, по всей видимости, детсадовского возраста. Хотя сам исполнитель главной роли Эрнест Маторкин затрудняется назвать возраст своего героя:

— Мне 18 лет, я и на сцене играю себя. Мне трудно сказать, почему режиссер остановил свой выбор на мне. Возможно, потому что я с детства танцевал, и врожденная пластика мне помогла при поступлении в училище. В спектакле много пластических номеров, хореографию ставил Марсель Нуреев. Мне было несложно справиться с ролью.

«Папамамалогия» — дебют артиста в театре. Эрнест Маторкин окончил третий курс Казанского театрального училища, и после успешной премьеры в ТЮЗе его объявили новым членом труппы. В новой постановке он практически принял крещением боем, ему даже на лонже довелось повисеть над сценой.

В семье празднуется день рождения мамы, приходят гости, такие же неадекватные, как принимающая сторона

Китель как яблоко раздора

«Урок» в Казанском ТЮЗе идет без антракта, ровно час двадцать минут — одну студенческую пару. Но что должны выучить зрители за это время? В первой половине спектакля зритель знакомится с каждым членом семьи, его характером и привычками. Мама — вечно в хлопотах, уборке-готовке, ей надо постоянно организовывать всех сородичей, которые норовят разбежаться или заняться своими делами. Папа старается «спрятаться от мамы на работе», это его тайное убежище, говоря языком Остера. Дедушка, опять же со слов авторов спектакля, «все время киряет, как только проснется», поэтому его лучше не будить. Бабушка любит телевизор и полежать с устатку на только что пропылесошенном ковре. Остается ребенок, который ищет внимания взрослых, не находит его — из этого и рождается конфликт.

В семье празднуется день рождения мамы, приходят гости, такие же неадекватные, как принимающая сторона. Все садятся за стол, и ребенок предъявляет сюрприз-поздравление. Для этого ему пришлось изрезать прадедушкин военный китель, который хранится в семье как реликвия. Но ребенку этого никто не объяснил…

«Урок» в Казанском ТЮЗе идет без антракта, ровно час двадцать минут — одну студенческую пару

Какое оно, истинное лицо?

Прежде чем вернуться к конфликту, стоит рассказать об оформлении спектакля. Все герои в начале предстают в костюмах, имитирующих человечков из компьютерной игры. Квадратные головы с нарисованными простоватыми лицами, угловатые тела…

Для создания образов из Башкирии приехал лауреат «Золотой маски», художник-постановщик Альберт Нестеров. Создавались костюмы из картона, поролона, ваты прямо в театре. Герои не всегда видны на сцене. Например, в момент застолья, когда мальчик исполняет песню-поздравление в изуродованном прадедовом кителе, на экране нам транслируется, собственно, стол с поедаемым угощением, слышны голоса. Но вот гости и хозяева видят, что стало с реликвией, и один за другим появляются на сцене — маски-головы их теперь совершенно другие. Вместо простодушных лиц предстают искаженные злобой, перекошенные от негодования физиономии. Возникает ощущение, что только сейчас герои надели свои истинные личины.

— Я раньше не очень понимал, что значит «почернеть лицом». Но заметьте, как меняются даже родные лица, когда они искажены гневом. Какими и мы становимся, когда кричим на ребенка? Полезно посмотреть на себя со стороны, — замечает Альберт Нестеров.

Урок, который предстояло усвоить героям, теперь становится домашним заданием для зрителей — научитесь общаться в своем маленьком семейном кругу

Устами младенца

Понятно, что после семейного диалога, когда герои, наконец, начинают слышать, а главное — понимать друг друга, конфликт улажен. Урок, который предстояло усвоить героям, теперь становится домашним заданием для зрителей — научитесь общаться в своем маленьком семейном кругу. Может, большинство конфликтных ситуаций будет тогда разрешено «малой кровью»? Если в первой части спектакля герои общаются по-домашнему, незамысловатыми словами и фразами: «Че — ниче», «Сгоняй в магаз», «Дедушка киряет», «Давайте махнем», то в конце они, наконец, начинают говорить более высоким штилем. Но вот что странно — многие зрители смеются в начале спектакля. Да, яркий юмор Остера слышен на протяжении всего действа, но эти слова-маркеры не вызывают смущения и отторжения, по сути это не стеб, а зеркало, в котором, пусть и в гипертрофированном виде, можно увидеть ужас того быта, о который разобьется любая любовная лодка. Хотя, может, не все так страшно?

Корреспондент «Реального времени» спросил после спектакля у юного зрителя — девятилетнего Валеры Романова, понравилось ли ему представление.

— Да, я ведь часто здесь бываю. Смотрел и «Недоросля», и «Конька-Горбунка». Но этот спектакль мне понравился больше остальных. Друзьям в летнем лагере расскажу о нем, обязательно еще раз сходим вместе. Что запомнилось? То, например, что все взрослые произошли из детей, а дети — из взрослых, — рассказал он.

Устами младенца, как говорится.

Собственная рок-группа ТЮЗа, которой на время действия отведена вторая половина сцены, стала самостоятельным героем постановки

Новые герои детского театра

Гениальная остеровская мысль замечательно отражена техническим приемом. На одном и том же экране показывались фотографии артистов, исполнителей главных ролей, и их детские фото, одно плавно переходило в другое, и у ребенка не остается сомнений — а ведь и правда папа и мама тоже были маленькими. Детям бывает интересно это понять. Опять же, взаимопониманию способствует.

Еще одно интересное решение — музыкальное сопровождение в исполнении живого оркестра из молодых артистов театра: урок-то музыкальный. Юрий Чаплин положил на музыку вредные советы Остера, а собственная рок-группа ТЮЗа, которой на время действия отведена вторая половина сцены, стала самостоятельным героем постановки. Артисты начали репетировать в марте, и теперь музыкальный коллектив вполне способен на самостоятельные выступления.

«Папамамалогия» поставлена в рамках федерального проекта «Культура малой родины». Она и завершает 88-й театральный сезон, и откроет новый. Пока артисты уходят в заслуженный отпуск, так что следите за афишей.

— Ну сколько можно, до какого возраста показывать ребенку только добрых, положительных героев в детском театре, где только Карабас-Барабас плохой? Сколько можно скрывать от него жизнь? Это спектакль для всей семьи. Он создан, чтобы ребенок мог задавать вам любые вопросы, а вы, взрослые, были готовы на них ответить! — говорит режиссер постановки.

Анна Тарлецкая, фото: пресс-служба Казанского ТЮЗа
ОбществоКультура Татарстан Казанский государственный театр юного зрителя

Новости партнеров

комментарии 1

комментарии

  • Анонимно 20 июн
    Очень интересная постановка! Спасибо
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии