Новости раздела

К 1100-летию ислама в Волжской Булгарии: через призму арабских источников

К 1100-летию ислама в Волжской Булгарии: через призму арабских источников
Фото: realnoevremya.ru/Роман Хасаев

В 2022 году ожидается празднование памятной даты для мусульман России — 1100-летия принятия ислама в Волжской Булгарии. Президент России Владимир Путин поручил правительству страны и Кабинету министров Татарстана заняться подготовкой мероприятий, посвященных празднованию, на государственном уровне. Все это, по мнению колумниста «Реального времени» Карима Гайнуллина, указывает на то, какую роль играют ислам и преемственность традиций Булгарского вилаята (а именно так называлась Волжская Булгария в источниках) для Татарстана и России в целом. Подробнее об этом он рассуждает в очередной авторской колонке для нашего издания.

Булгарский вилаят долгое время был самым северным исламским политическим образованием. Вот как это описывал путешественник Абу Хамид аль-Гарнати: «И слышал я в Булгаре, а это — город на краю стран ислама, на севере».

Принятие ислама

«Всенародное» принятие ислама в Волжской Булгарии связывают с прибытием в наши земли посольства во главе с Ахмадом ибн Фадланом. Случилось это весной 922 года, а уже летом, как предполагается, булгары приняли ислам. Однако арабские источники указывают, что на тот момент в Булгаре (Болгаре) уже были мусульмане. Среди татарских дореволюционных уляма существовало несколько точек зрения касательно того, как ислам проник в Булгарию. Такое предположение выдвинул Шигабутдин Марджани:

«Что касается до известий о принятии ислама булгарами и соседними с ними народами, то достоверное и определенное можно говорить только с того времени, как по приказанию халифов явились наместники их у Каспийских ворот, то есть после взятия Дербента и укрепления границы.

Во время Омаядов в 95 (714) году великий эмир Маслама, сын Абдул-Малика, завоевал границу. В 110 (728) году после хиджры у вышеупомянутого Масламы снова произошло жаркое сражение и великий бой с неверными хазарами и храбрые мусульманские войска победили неверных. Некоторые говорят, что булгары приняли мусульманство в 200-х годах, во время халифата Мамуна, знаменитейшего государя из династии Аббасидов. Другие же, что это случилось во время халифата Васики-билла. А по моему мнению, достоверно и твердо то, что ислам принял царь булгарский Алмас-хан, сын Силки-хана, вместе со своим семейством и двором в 310-х (922) годах хиджры. В это время халифом был аль-Муктадир биллахи Абу-л-Фадл Джафар ибн Абдаллах, сын Ахмеда аль-Аббаси. Этот халиф послал письмо и посланника из столицы халифата, то есть Багдада, чтобы обратить их. После этого великие посланники Сахсан Расиби, Бадр аль-Харами и Ахмед бин Фадлан, сын Аббаса, сын Рашида, отправились туда, чтобы научить народ шариату и познакомить с постановлениями закона. Впоследствии явились из Багдада разные ученые, ремесленники и учителя, и через них ислам все более распространялся у булгар и их соседей» («Очерки истории Булгарского и Казанского ханств» Ш. Марджани).

Это подтверждают и записки Ибн Фадлана, где хан Аламуш, говорит, что «отец мой был неверным и я также был неверным».

realnoevremya.ru/Михаил Козловский

Однако уже Абу Хамид аль-Гарнати, другой арабский путешественник, приводит иную легенду, согласно которой булгарский хан принял ислам под влиянием одного из бухарских купцов, вылечивших от тяжелой болезни хана с ханшей. Этого купца прозвали «булгар» или «биляр», «ученый человек», от чего свое название получило все булгарское политическое образование. Шейх аль-Гарнати пишет, что эта легенда восходит к не сохранившейся до наших дней книге «Тарих аль-Болгар» за авторством одного из булгарских кадиев.

Также Абу Хамид аль-Гарнати пишет о зависимости булгарского хана от хазар в X веке, что Александр Монгайт, советский историк, называет соответствующим действительности:

«И пришел к ним царь хазар во главе большого войска, и сражался с ними, и сказал им: «Зачем принял эту веру без моего приказа?» И сказал им мусульманин: «Не бойтесь, кричите: «Аллах велик!» И они стали кричать: «Аллах велик! Аллах велик! Аллаху хвала! О Боже, благослови Мухаммада и род Мухаммада!» — и сразились с этим царем, и обратили его войско в бегство, так что этот царь заключил с ними мир и принял их веру, и сказал: «Я видел больших мужей на серых конях, которые убивали моих воинов и обратили меня в бегство». И сказал им этот богослов: «Эти мужи — войско Аллаха, великого и славного».

Посещение Булгара среди восточных искателей приключений, видимо, стало делом почетным. Так, великий арабский путешественник Ибн Баттута утверждает, что также имел счастье побывать в этом городе, впрочем, не оставив подробных воспоминаний:

«Я наслышался о городе Булгаре и захотел отправиться туда, чтобы взглянуть на то, что говорится про чрезвычайную краткость ночи в нем, а также про кратковременность дня в противоположное время года. Между ним и ставкой султана был десяток [дней] пути. Я попросил у него [султана] проводника туда, и он отправил со мною такого, который довез меня туда и привез меня обратно к нему. Прибыл я туда в рамазане, и, помолившись на закате солнца, мы разговелись. Сделан был перерыв к вечерней молитве во время нашего разговения. Мы совершили ее [вечернюю молитву] да молитвы таравих и витр, а вслед за тем [уже] занялась и заря. Также короток день в нем [Булгаре] в период краткости его [зимой]. Пробыл я там три дня».

Почему выбор Булгарии пал на ислам? Конечно, самый желанный ответ для любого мусульманина — хан Аламуш уверовал в Аллаха и в ниспосланный им Мухаммаду Закон. Ибн Фадлан описывает хана как благочестивого мусульманина, знакомого с богословским языком. В «Записках» он цитирует его слова:

«Воистину, Аллах могучий и великий даровал мне ислам и верховную власть повелителя правоверных, и я раб Его, и это [перекочевка племен Волжской Булгарии] — дело, которое Он возложил на меня, и кто будет мне противиться, того я поражу мечом».

realnoevremya.ru/Михаил Козловский

Кроме того, исследователи указывают и на ряд других причин. Очевидно, что уже к тому времени в Булгаре была мусульманская община, и, вероятно, значительная. Видимо, поток проповедников шел из Хорезма — большинство верующих уже тогда совершали поклонения в соответствии с утвердившимся ханафитским мазхабом. Ибн Фадлан, судя по своим запискам, будучи приверженцем шафиитского толка, вступал в юридические споры с местными мусульманами, однако, судя по тому, что татары до сих пор привержены ханафитской школе в юриспруденции, это не увенчалось успехом.

Абу Хамид аль-Гарнати, сам будучи испанцем, приверженцем маликитской школы права — меньшинства в мусульманском мире, терпимо относился и не вовлекался в горячие правовые споры между сторонниками школ, распространенных в то время. Он сухо пишет о том, что большинство булгар являются ханафитами в области права. Однако интересно, что он упоминает некоторое количество магрибинцев-маликитов в землях Булгара, что еще раз подтверждает, насколько этот город был интересен мусульманским путешественникам.

Второй причиной можно назвать противоборство с уже упомянутым Хазарским каганатом, где правящая верхушка исповедовала иудаизм. Ряд исследователей и вовсе считают Волжскую Булгарию того периода как отколовшуюся от Хазарии мусульманскую провинцию. В этой ситуации стратегический союз с халифатом против общего врага выглядит естественно.

Кроме того, в «Записках» описано, как Аламуш надеялся на финансовую поддержку Багдадского двора в деле строительства крепости. Что, впрочем, не увенчалось особым успехом.

Принятие ислама Булгарским государством было удивительно для современников. Этому удивлялся и английский философ и монах-францисканец Роджер Бэкон:

«А эти булгары из Великой Булгарии — злейшие сарацины [мусульмане]. И это удивительно, ибо земля эта отстоит от Железных ворот, или от Каспийских ворот, более чем на 30 дней пути через пустыню; и она лежит в северных пределах — вот почему в высшей степени странно, что до них, столь удаленных от сарацин, дошло учение Мухаммада».

realnoevremya.ru/Михаил Козловский

Тюрки до ислама

Понимание того, что принятие ислама стало большим прорывом, эволюцией всего тюркского народа, дают исторические источники, которые описывают окружающие булгар и хазар тюркские народы.

В своих «Записках» Ибн Фадлан подробно описал поверья и традиции, существовавшие на тот момент в тюркской среде. Если эти описания правдивы (а других почти нет), то перед нами предстает картина быта, кардинально отличная от принятого у мусульманских, иудейских и христианских народов:

«Они бреют свои бороды и едят вшей. [Вот] один из них тщательно исследует швы своей куртки и разгрызает вшей своими зубами. Право же, был с нами один человек из их числа, уже принявший ислам и служивший у нас. Однажды я видел, как он поймал вошь в своей одежде, он раздавил ее своими ногтями, потом слизнул ее и сказал, когда увидел меня, что прекрасно.

А вот как он описывал племя гуззов:

«Они не очищаются от экскрементов и от урины и не омываются от половой нечистоты, и (не делают) другого чего-либо подобного. Они не имеют никакого дела с водой, особенно зимой. Женщины их не закрываются от их мужчин и ни от кого из них, и также женщина не закрывает ничего из своего тела от кого-либо из людей».

Далее же идет описание, которое я не могу привести в данной статье, но настоятельно рекомендую вам ознакомиться с двумя этими источниками самостоятельно.

На этом фоне Булгар у арабских географов представляется культурным городом. Вот как описывает его Абу Исхак аль-Фариси аль-Истахри:

«Булгар — имя города, и они [булгары] — мусульмане, в [городе] соборная мечеть; сообщил мне тот, кто совершал хутбу [пятничную проповедь] в них, что количество мужей в обоих городах приблизительно 10 тысяч. У них — деревянные строения, укрываются в них зимой, а летом располагаются в шатрах».

realnoevremya.ru/Михаил Козловский

Призрак Булгарского вилаята после монгольского нашествия

Знаковый историк, специалист по истории Казанского ханства Михаил Георгиевич Худяков считал, что именно призрак Булгарского вилаята стал основой для отторжения Улу-Мухаммадом, первым ханом Казани, Казанского улуса:

«Имея опыт отторжения от Сарайского ханства независимого Крымского государства, самостоятельность которого была обусловлена договором с Кичи Мухаммадом, и не желая больше оставаться в негостеприимных пределах России в качестве эмигранта, Улу-Мухаммад решил отторгнуть от Сарайского ханства другую часть его владений и обосноваться там в качестве независимого государя. С этой целью он составил план восстановления самостоятельного мусульманского государства в Среднем Поволжье, каким было Болгарское царство» («Очерки по истории Казанского ханства»).

В татарских источниках Казанское ханство также именуется Булгарским вилаятом. Вот как он описывается в «Зафер наме-и Вилаят-и Казан» — источнике 1550 года, за два года до завоевания Казани:

«И также столица Булгарского вилайета, прекрасный и благостный город, один из великих городов исламского мира — Казань — есть явление времени и, находясь вдалеке от исламских вилайетов, границами соприкасается с государствами неверующих».

В дальнейшем татарские мусульманские ученые продолжали брать себе нисбу — имя, указывающее на территориальную принадлежность — аль-Булгари. В книгах по ханафитскому праву Булгар продолжает упоминаться как место, где отсутствует один из намазов — ясту или иша, из-за трудности видения зари на Севере. Впрочем, в современном ханафитском мазхабе часто берут мнение нашего соотечественника — Шигабутдина Марджани, который доказал, что этот намаз читается, а время его берется по ближайшей местности.

Сам Шигабутдин аль-Марджани так писал о Булгаре:

«Словно больше не поднимется на этот минарет муэдзин,
Провозглашая истину.
И не восхвалит Аллаха поминающий.
Как будто не проживал в Булгаре
верующий в единого Бога,
Благополучный человек.
И не проводил вечер в беседах на земле его
Собеседник.
Да, конечно. Они ушли вместе со своим временем.
И оно уничтожило их.
Миновали вечера, и [у них оказались] злосчастные судьбы.
Да будет мир над Булгаром.
Его прекрасный воздух
поднимает печаль в сердце».

realnoevremya.ru/Тимур Рахматуллин

Наши предки были бы рады видеть, как в современной России почтительно относятся к наследию ислама, отмечая такой знаковый для этой местности день, а также то, как в современном Болгаре строятся мечети и мусульманские академии.

Карим Гайнуллин
Справка

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

ОбществоИстория Татарстан

Новости партнеров